Кораблик по имени Женька


Кораблик по имени Женька
Вчера дописала рассказ. Это редкое исключение, когда я задолго до окончания, в мелких подробностях, знала все, что будет потом. Но на каком-то этапе мне захотелось оставить открытый финал. Правда, подруга, с которой я всегда советуюсь, протестует. :) А вы что скажете? Раскрывать все карты, или пусть каждый додумывает по-своему?

Кораблик по имени Женька

Женька плыла по жизни одиноким корабликом, легким, но бумажным. Проглатывала написанные другими книги, вязала варежки и шапки подружкиным дочкам, ставила лайки пестрому счастью «друзей» на Фейсбуке, периодически с раненым сердцем выныривала из очередного виртуального романа, каждый раз напрасно надеясь, что он перерастет в реальный... А потом вдруг поняла, что на самом деле не только ее романы, но и вся жизнь какая-то виртуальная, что она не живёт, а КАК БУДТО живет. Ждет, когда начнет жить. И что больше так продолжаться не может. Вот не может – и все. Пора, наконец, расправить паруса и проложить новый маршрут.
В тот же день, чтобы не передумать, она договорилась об отпуске, заказала по интернету билет, бросила в чемодан несколько кофточек и платьев, из тех, которые «на все случаи жизни», и уже через сутки сама не заметила, как оказалась в городе, о котором даже никогда не мечтала.
Моросил дождь. Город был обшарпанным и недолюбленным, как детдомовский ребенок. Каждым домом, каждым фонарным столбом он кричал, что глупо было приезжать в эту дыру за новой жизнью. Женька, огибая лужи, с трудом катила по брусчатке чемодан, слушала, как его колеса переругиваются с камнями, и не могла понять, зачем она здесь. Редкие прохожие с любопытством поглядывали на ее багаж, на слишком светлое, по здешним меркам, пальто и совсем уж неподходящие для этой мостовой каблуки и, наверно, думали о том же. Уж очень странно смотрелась эта нарядная девушка со своим чемоданом на их улице. Может, заблудилась?
Если бы они знали, насколько были правы! Только вот заблудилась Женька, похоже, уже давно. Может быть, тогда, когда, по настоянию родителей, поступила в иняз вместо того, чтобы стать художником, как мечтала. Или тогда, когда, задушив чувство, не решилась на брак с обычным Игорем, надеясь когда-нибудь все-таки встретить принца. Или когда отказалась от предложения поработать в другой стране. Вот бы, делая очередной выбор, знать, чем обернется наша потеря!
Но все эти воспоминания… все это снова были пустые размышления, а ведь Женька хотела жизни. Хотя бы в виде чашечки кофе. Если повезет, еще и с каким-нибудь бутербродом. А что, бутерброд – это тоже жизнь, особенно если он со свежим хлебом и сыром.

*****

Поэтому уже минут через десять Женька сидела в кафе. Пахло свежей выпечкой. Капучино здесь оказался вполне приличным, а вместо бутерброда девушка заказала нежнейший пирожок с капустой, который так напомнил ей детство и рано ушедшую бабушку. Это немножко примирило ее с мрачным городом. Через окно кафешки он даже начал казаться не таким серым.
Буфетчица ловко наливала чай недавно вошедшей очень пожилой женщине. «Наверно, бывшая балерина», – пронеслось в голове у Женьки. Дама выглядела так, как будто всем телом, начиная с макушки, тянулась вверх. Девушка всегда мечтала о такой осанке. И вообще, в преклонном возрасте, если доживет, она хотела бы быть именно такой – ухоженной, интеллигентной и совсем чуточку экстравагантной. Какая умопомрачительная у нее шляпка!
– Здравствуйте, Анна Степановна! Как здоровье? Как Пастернак? – с участием спрашивала у клиентки буфетчица.
– Спасибо, Леночка! Пастернак, как обычно, радуется жизни, – с какой-то грустной улыбкой ответила та.
Интересно, Пастернак – это муж, сын… или любовник? У такой дамы вполне может быть любовник, даже в восемьдесят лет. А может, она увлекается поэзией Бориса Леонидовича, и речь идет о его книге? Или выращивает на подоконнике огородные травы, в том числе, пастернак?
Наверно, Женькин взгляд был настолько красноречив, что старушка, поймав его, сочла нужным пояснить:
– Пастернак – это собака. Мы вместе уже восемь лет.
– Какое необычное имя для пса!
– Это все сын, он любит все необычное.
Она села за соседний столик, поставила рядом со своим стулом промокший зонт и начала задумчиво топить в чае лимон. Тот упорно сопротивлялся и раз за разом всплывал на поверхность. Через прозрачные стенки чашки Женьке это было отлично видно.
«Похоже, лимон непотопляем. И совершенно прав. Всем надо брать пример с лимона. Будь, как лимон!», – придумала она новый лозунг, достала айфон и стала искать на местных сайтах гостиницу. Ей не терпелось поскорее оставить где-нибудь чемодан, чтобы обрести полную свободу и постараться найти тут хоть что-то интересное.
Отелей в городе оказалось не так уж много, всего пять. По фото и описаниям они не сильно отличались друг от друга, поэтому Женька решила выбрать ближайший. Какая разница, где ночевать? Все равно сидеть в номере она не собиралась.
– Не подскажете, какой отель отсюда ближе всего? – спросила она у официантки.
Но не успела та ответить, как «балерина» вместе со своим чаем оказалась за Женькиным столиком.
– Я объясню, – кивнула она официантке. – Вы же не против? – этот вопрос относился уже к Женьке.
– Да, конечно.
– Знаете, не нужно вам в отель! – убежденно сказала дама.
– Почему не нужно? А куда же я?..
– Живите у меня. Вы ведь к нам ненадолго, правильно я поняла?
– Спасибо, конечно, но, думаю, мне будет удобнее в гостинице. Я хотела побыть одна, – ответила девушка.
В ее планы совсем не входило снимать квартиры со старушками, пусть и загадочно-привлекательными. Не о такой новой жизни она мечтала.
– А вы и будете одна. С завтрашнего дня. Мне завтра как раз нужно лечь в больницу. Представляете, как удачно совпало?! Приедь вы на неделю раньше или позже, могло ничего не получиться.
– Да нет…
– Вы не поняли, я даже денег с вас не возьму!
– Спасибо большое! Это очень щедро и неожиданно, но бесплатно я точно у вас жить не смогу. Я в состоянии заплатить за отель, тем более, в этом городе.
– Как жаль, что вы не хотите меня выручить… – расстроилась женщина.
– Я – вас? Я думала, это вы хотели сделать мне одолжение?
– Получается, как раз наоборот. Вы же не нуждаетесь в моей помощи, а вот я в вашей – очень.
– У вас что-то случилось? – поддалась ее настроению Женька. – Если не секрет, зачем вам в больницу? Что-то серьезное?
– Не думаю. Надеюсь, через пару дней буду в порядке. А вот Пастернак… Все дело в Пастернаке. Внук обещал его забрать, а утром позвонил… В общем, даже не знаю, что теперь делать. Видно, операцию придется отложить. Вот иду от нее отказываться.
– Но у меня никогда не было собак… Ваш Пастернак большой? Какой он породы?
– Я знала, что вы не откажете! С ним у вас точно не будет проблем! Он очень послушный! И обожает людей. Тем более, я вас ему представлю. Нужно будет только немножко с ним поговорить (он все понимает!), сопровождать на прогулках и, конечно, кормить. Уверена, он вам понравится! Давайте просто на него посмотрим! Мы совсем близко живем!

*****

Женька шла за воспрянувшей духом Анной Степановной. Колеса ее чемодана снова пересчитывали булыжники, а сама девушка мысленно кляла собственную мягкотелость и придумывала причины, по которым можно будет отказаться от этой идиотской затеи. Должен же быть у пожилой дамы кто-то еще, кроме нее. А если бы она вообще не приехала? Хоть бы этот пес ее невзлюбил! Тогда все разрешится само собой.
Первый сюрприз ждал Женьку на подходе к дому. Оказалось, что ее старушка живет вовсе не в квартирке, как подразумевала девушка, а почти в особняке, только маленьком, с отдельным входом и ухоженным двориком. Прямо за калиткой их встретил склонившийся в низком поклоне лакей, чуть дальше приветственным жестом указывал дорогу второй, а на перилах крыльца вольготно расположились две феи. Все они были сделаны из белоснежного мрамора.
– Какая красота! – воскликнула Женька! – Ваш дом – первая достопримечательность, которую я увидела в этом городе! Наверно, это все подарки поклонников? Вы ведь артистка? Бывшая балерина, да?
– Почему балерина? – удивилась Анна Степановна. – Женечка, вы мне льстите. Я – обычный художник. И по совместительству скульптор.
– Ничего себе, обычный художник! Если все это вы сами… – девушка погладила туфельку феи. – Но у вас такая осанка!.. Я думала…
– А за комплимент спасибо! – доставая ключи, улыбнулась женщина.
Из-за двери несся радостный лай. Должно быть, собаке не терпелось встретить свою хозяйку.
– Пастернакушка! Тихо, тихо, мой хороший, – приговаривала та, возясь с ключом.
Но стоило ей только приоткрыть дверь, как пес торпедой вылетел из дома и начал приплясывать вокруг них обеих.
Увидев его девушка остолбенела.
– Лаванда?! – Женька могла предположить что угодно, но только не в то, что встретит тут копию собаки, которую помнила с детства. Точно такой же трехцветный бигль был когда-то у ее соседей из квартиры напротив.
– Вы знакомы с нашей мамой? Откуда? – оживилась Анна Степановна.
– Были соседями. Надо же, я думала, просто похож.
– Ну, тогда это точно судьба! Не зря мы с вами встретились!
– Видимо, не зря, – согласилась Женька, которая тут же забыла, как искала повод, чтобы удрать от этого приключения. Теперь ей и самой было интересно, что будет дальше. Похоже, подкидывая такие знаки, вселенная тщательно исполняла ее заказ на новую жизнь.

*****

В доме у Анны Степановны было просто и очень уютно. О том, что она художник, напоминали только картины. И то, их было не многим больше, чем на стенах у остальных людей. Зато чувствовалось, что каждая из них висит именно на своем месте, идеально вливаясь в интерьер. Женщина писала акварелью и пастелью в своей собственной, легкой манере, в ее рисунках преобладали самые светлые, почти прозрачные оттенки. Женька подумала, что легко узнала бы ее руку, если бы увидела картины художницы в любом другом месте.
Пастернак успокоился и теперь ходил по пятам за хозяйкой и Женькой, которой та показывала дом. Кстати, на одной из картин, самой маленькой, девушка увидела и его: расправив уши, как крылья, пес парил над крышами старинного города.
– Чудо, как хорошо! – воскликнула она. – Вы – превосходный художник! Жаль, я не попала к вам в детстве! Я так мечтала рисовать!
– Мечтали?
– Даже ходила в художественную школу. Думала, это станет моей профессией.
– Не стало?
– К сожалению. Родители очень этого боялись.
– Понимаю. Многие хотят уберечь своих детей от творческих профессий. Я слышала столько подобных историй! А вот в моей семье – все наоборот. Я была бы счастлива, но никто не захотел продолжить мой путь, – Анна Степановна взяла Женьку за руку. – Знаете что, Женечка, я оставлю вам бумагу и краски, и, пока буду в больнице, вы сможете писать.
– Например, Пастернака!
– Я же говорила, он вам понравится! А что, он – прекрасный натурщик! Будет позировать, если станете с ним говорить. Знаете, этот хитрец просто обожает истории из жизни, особенно про любовь! Вот вернусь – и вы подарите мне портрет Пастернака. Если, конечно, захотите.
– Если его не стыдно будет дарить, – улыбнулась Женька. – Я так давно не брала в руки кисть!
Она уже чувствовала, как соскучилась по той эйфории, тому кайфу, когда тебя захватывает творчество, когда забываешь о времени, о еде, усталости и делах, когда с удивлением замечаешь, что у тебя получается, с каждым мазком все лучше и лучше, и даже не веришь, что это ты, ты так смогла. Как можно было добровольно от этого отказаться?
Женька была готова начать рисовать прямо сейчас, но она понимала, что Анне Степановне нужно собраться в больницу и лучше делать это без посторонних. Да ей и самой есть чем заняться. Должна же она изменить свое представление об этом скучном городе, обнаружить, за что, кроме дома новой знакомой, можно его полюбить. Тем более, художница по дороге успела рассказать про него столько хорошего!

*****

Вечером, когда Анна Степановна угощала Женьку своей фирменной мусакой, а та ее – купленным во время прогулки тыквенным тортом, они снова разговорились. Оказалось, что, несмотря на огромную разницу в возрасте, у них столько общих тем, что эта разница почти не ощущалась. Они болтали, как подружки, о Женькином сегодняшнем дне, о путешествиях и искусстве, о моде и мужчинах, и даже о бизнесе и интернете. Девушке впервые было так легко с человеком, который годился ей в бабушки. Раньше ей казалось, что ближе к семидесяти все превращаются в зануд с отвратительным характером и кроме своего здоровья, обедов и дачи ничем не интересуются. Но эта дама была совсем не такой. «Какие восемьдесят три?! Ей все еще максимум тридцать!» – думала про свою новую знакомую Женька.
Их беседа закончилась уже под утро. И только в самом конце, прежде чем пожелать гостье «Спокойной ночи!», хозяйка вспомнила, зачем пригласила ее к себе:
– В общем, Женечка, дети уехали, очень заняты, приезжают редко. Остался у меня один пес. Пастернак – мой ангел-хранитель. Только надумаю разболеться – сразу вспоминаю: как же он без меня? И, не поверите, тут же поправляюсь. Вот и сейчас чуть-чуть подлечусь – и снова к своей собачке, – потрепала она за уши пса, который похрапывал, положив голову на ее тапочки.
– Вы не беспокойтесь, я его не обижу, – пообещала Женька.
– Как раз в этом я и не сомневаюсь. Вы мне сразу понравились. И Пастернаку тоже. Вы не жалеете, что поддались на мои уговоры?
– Я счастлива, что познакомилась с вами обоими. Спасибо за прекрасный день!
– И вам! Тогда можно спокойно идти спать.

*****

На следующее утро, погуляв на прощание с Пастернаком, Анна Степановна ушла в больницу, а Женька снова собралась осматривать достопримечательности. Сегодня город был намного приветливее и одарил ее солнышком и красивыми видами.
За эти два дня у девушки появились любимые места. Теперь она знала, что на мосту играет скрипач, а в рябиновой роще, где все деревья в красный горошек, есть уютное кафе, в котором угощают кофе с корицей и рассказывают, что именно она была первой пряностью, которую несколько веков назад начали добавлять в этот напиток. А если забраться на старую башню, станет заметно, какими причудливыми зигзагами петляет тропинка, огибающая старую площадь. Кстати, именно этот вид был на одной из картин Анны Степановны, на той, где над крышами, расправив уши, летел Пастернак. Женька сразу узнала это место.
Пока она бродила по городу, чувствовала себя легко и беззаботно, как будто все проблемы были решены. И только мысли о новой знакомой, которая так и не сказала, какую операцию собирается делать, волновали девушку. Поэтому она решила немедленно ей позвонить, чтобы узнать, как дела.
Анна Степановна разговаривала с ней бодрым, как всегда, приветливым голосом. Она сказала, что ей ничего не нужно, операцию назначили на завтра, и что все будет хорошо. И на душе у Женьки тоже стало хорошо. Она почувствовала себя абсолютно счастливой и именно в таком настроении вернулась под вечер к Пастернаку.
Пес встретил ее, как старого друга. Было видно, что он соскучился. И когда Женька вывела его во двор, без конца притаскивал к ее ногам продавленный мяч, чтобы она снова и снова бросала его в темноту.
Фонарь окутывал теплым светом скульптуры, кучи прелых листьев, шустрого длинноухого пса и раскрасневшуюся девушку. Но они были слишком увлечены и не замечали, какой волшебный это был вечер. Вечер накануне больших перемен.









Рейтинг работы: 17
Количество рецензий: 2
Количество сообщений: 4
Количество просмотров: 39
© 28.11.2017 Ольга Добросовестная

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 2, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 4 автора


Михаил Беликов       30.11.2017   23:37:15
Отзыв:   положительный
Привет, Олечка!
Пока читал рассказ, всё подмечал твои мастерские подмечания и умелое описание мелочей (про лимон, например - !) и пытался найти что-то, что даст понять - что же это за город всё-таки?! Так вот читаю-читаю (а читается очень легко и увлекательно!), гадаю-гадаю.. и вдруг - конец. Надо сказать, очень неожиданно. Теперь вот ты уже сказала, что продолжаешь, а если б не сказала, то первая мысль - да тут еще даже меньше пока сказано, чем можно дальше сказать! Вобщем, не стану гадать, что там дальше будет, буду ждать продолжения;) Тем более интересно, что тут собака, которая (могу предположить) окажется главным героем. А к собакам у меня сейчас особое отношение и интерес)

Так что, обнимаю и жду!;)
Ольга Добросовестная       01.12.2017   10:44:25

Привет, Мишаня! Да, с вами не забалуешь! Не думала, что на ФБ столько человек заинтересуются этим рассказом и будут требовать продолжения. Так что пишу. Тем более, и самой хочется сказать немножко больше. Останавливало только то, что рассказ выплеснулся за пределы рассказа. А значит - в журналах, как я планировала, его уже не опубликуешь. Ну да ладно. Может, когда-нибудь будет сборник. (Вот я практичный козерог!)))) )
Кстати, с первым днем зимы тебя! Пусть будет доброй и теплой!
Обнимаю и пишу. :)
Валентина Гай       28.11.2017   15:52:20
Отзыв:   положительный
Оля-Оленька! Какой же чудесный рассказ! Мы с дочкой вылезать из него не хотели, так там уютно и тепло. Спасибо!!!!!!! А насчёт конца... Пусть бы это было началом, хочется окунуться в перемены, бродить, печалиться, радоваться с милыми героями, ставшими родными. Верю, что так бывает. Нет, знаю.)
Ольга Добросовестная       29.11.2017   15:25:41

Привет, Валюша! Пишу дальше. Похоже, рассказ плавно перетекает в повесть, хоть я этого и не хотела.
Спасибо большое за добрые слова!

Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  












1