Урфин, глава 15


Свобода! Этим емким словом можно описать чувства уволившегося человека. Он идет, но чувствует себя птицей, что вольна лететь куда хочет. Никто не удерживает. Можно остановиться и глазеть, как пожилой дворник сметает мусор, или, устроившись на берегу пруда, созерцать бесконечные волны…
Пребывая в эйфории увольнения, Демид радовался свободе, он мог отправиться куда угодно, и хотя идти ему некуда, на душе легко. Окружающих людей гонят срочные дела, их усталые ноги торопливо переступают, навстречу несутся прохожие. Сочувственная улыбка растянула губы Демида, он снисходительно провожал взглядом несчастных, что вынуждены бежать, а потом терпеливо выслушивать нотации глупых начальников.
«И все-таки, что делать? Куда идти?», - спустя некоторое время пришла Демиду тоскливая мысль.
Увы, такова жизнь, мы гонимся за миражами, хотим того чего не имеем, а когда получаем, то часто ищем противоположное.
Слоняться без цели быстро надоедает, и необходимость платить по счетам заставляет снова искать работу.
Хотя счета не волновали Демида, он бесстрашно смотрел в будущее.
У него есть великая миссия, перед ней меркнут бытовые заботы. Жаль только, что словно отпечаток на фотобумаге, слишком медленно проступает истинная цель.
Он пока не мог точно сказать, в чем его предназначение, но знание близко!
Всей душой Демид ощущал близость величайшего открытия жизни, вставал единственный вопрос: «Что делать сейчас, пока цель неизвестна?».
Послонявшись по городу, он решил отправиться к Лене и приятной новостью порадовать подругу.
Как ни странно блондинка новости не обрадовалась, первый же вопрос: «На что теперь будешь жить?», доказывал - она не понимает.
Демида не волновали подобные мелочи, магический ритуал, словно мокрая тряпка со школьной доски, стер колебания, страхи, неуверенность и теперь, Демид блистал дерзкой силой.
У Лены клиентура росла, человек способный видеть невидимое всегда в цене, дела шли хорошо. Она, глядя на беспечную радость Демида, подумала, что первое время сможет помочь, лишь бы это не стало привычкой.
Тревожные мысли, словно тучи от сильного ветра, рассеялись, Лена развеселилась и с удовольствием пошла гулять…
Обсуждая недавний фильм, влюбленные шли по улице.
Он проходили мимо какого-то подъезда, где сидело трое парней, когда Демид услышал, как один из сидящих, громко, чтобы слышала Лена, произнес:
- Какая Белоснежка! Вот бы такую… - его правая ладонь ударила по левому кулаку и звонко чпокнула.
Троица рассмеялась.
Лена потупилась, ее щечки налились краской, быстрее застучали каблучки. Прежде, сделав вид, что пьяные замечания к ним не относятся, Демид бы промолчал, они спокойно покинули бы опасное место и продолжили прогулку. Теперь случилось иначе.
Демид резко развернулся и двинулся в сторону подвыпивших хулиганов.
- О, смотри, гном тебе сейчас покажет, - прокомментировал хулиган.
Крепкие парни, каждый на голову выше Демида, смотрели весело.
Демид бесстрашно рвался вперед, его ослепило бешенство, черная вязкая злоба вскипела, мысли заслонило желание убивать.
Троица не считала Демида опасным, но вместе с ним приближалось нечто темное, сильное, страшное, будто клубящаяся грозовая туча угрожающе наползала и закрывала свет, пьяные улыбки исчезли. Даже мелкие звери опасны, когда загнаны в угол, от противника веяло беспощадным злом, парни нахмурились.
- Ты что-то сказал? – самому здоровому нетерпеливо бросил Демид.
- И что ты сделаешь?! – парень посмотрел сверху вниз и, словно проверяя, стоят ли они сзади, оглянулся на приятелей.
Демид приблизился вплотную, бешенство достигло предела, он приподнялся на цыпочки, взгляды врагов встретились.
- Я тебе нос откушу, - слова прозвучали так убедительно, что здоровяк дернулся и отшатнулся.
За спиной здоровяка приятели тревожно переглянулись.
- Да ну его Кирюха, пошли, не видишь, он же псих, - один из парней, торопливо подхватил сигаретную пачку.
Хулиганы боком, словно опасаясь, что странный парень и правда укусит, двинулись прочь от подъезда.
Демид смотрел, как противники быстро уходят, выпившие парни оборачивались, бросали тревожные взгляды.
Он застыл объятый пламенем ярости, драка отменяется. Бешенство требовало выхода, клокотало, будто лава в жерле вулкана, ярость обернулась разочарованием, как у ребенка, оставленного без красивой игрушки, появилась обида.
Да, теперь все иначе!..
Следующим утром Демид проснулся и понял - прежнее вернулось. Открыл глаза, почувствовал себя слабым, его испугали жестокие мысли: «Что я наделал, зачем уволился? Как теперь жить?», побежали по телу холодные мурашки.
Словно очнувшись после пьянки, Демид со стыдом и ужасом вспоминал вчерашний день, тело ломило, голова болела, страх сжимал горло.
- Ох… - простонал Демид, его ноги свесились с кровати, руки обхватили голову, пальцы зарылись в волосы.
Мысли вертелись, одна хуже другой, противный внутренний голосок шептал, что выхода нет, темное горе заслонило солнце и депрессия, словно змея, наполняла кровь ядом отчаянья.
«Как же это?!!».
Демид не мог понять, как так получилось, прошедшие события воскресали в памяти, до ритуала все шло хорошо, а вот после…
«Ритуал! Ну конечно! Не надо было связываться. Говорил же, от магии только вред», - истерично подумал Демид, ему панически захотелось все вернуть, но прошлое неизменно, на его ресницах блеснули слезы.
«Как же… как же это…» - схватив волосы, он раскачивался на постели.
Подробно припомнилось вчерашнее состояние, вчера Демид чувствовал себя хорошо, даже очень, вспомнил, как прогнал хулиганов и восхищенные взгляды Лены.
Почему же сегодня?!
«А что если?.. Может все-таки от магии есть польза?» - Демид слез с постели.
Блокнот Лены рядом, его рука сама потянулась к нему, пальцы пролистнули страницы, сделалось будто лучше… определенно лучше!
«Нужно повторить!» - озарила Демида спасительная мысль.
Комната больше не казалась унылой, дневной свет смелее проникал через окна, даже стеклянный взгляд чучела обещал чудо. Приняв решение вечером повторить ритуал, Демид успокоился, на душе посветлело.
Надежда, пусть крохотная, украшает бытие, и жизнь становится веселее…
Вечером обряд прошел легко, как и первый раз, только черный человек, проступил более явно, а возле ног не появилось змеи. Решительность вытеснила страхи, вновь появилось ощущение могущества.
Следующим утром Демид чувствовал себя большим и сильным, пугливые мысли разбежались, словно тараканы от вспышки света, осмелевший Демид искренне удивлялся, как можно переживать из-за таких пустяков?!
Он понял, нужно проводить ритуал каждый вечер, возможно в этом весь секрет!
***
За окном моросит дождь, во время такой погоды особенно ценишь домашний уют, снаружи бушует ненастье, а ты наслаждаешься теплом, слушаешь, как частые капли стучат в окно. На улице холодно, мрачно, сыро, дома тепло и сухо, напоминающий солнце, желтоватый свет лампочек радует взгляд.
Лена явилась без приглашения, мокрая, холодная, с мертвенно-бледными щеками, Демид даже испугался, подумал, что случилось нечто страшное.
Но подруга оставалась спокойной, очень спокойной.
Сидя возле Лены, Демид наблюдал и старался прочесть ее мысли, но странное дело, несмотря на новые способности, мысли блондинки ускользали, вместо мыслей черная бесконечная пропасть. Настроение подруги непонятно. Благодаря ритуалу он научился понимать людей, или хотя бы определять их внутреннее состояние. А сейчас, с Леной, такой близкой и знакомой, Демид бессилен.
Ему даже показалось, что девушка, сидящая рядом, не его подруга, что-то есть в ней чужое отталкивающее.
- Это очень важно, поэтому я сразу к тебе, - Лена говорила эмоционально, но внутри эмоций нет, слова расходились с тем, что видел и ощущал Демид, жуткое чувство. - Дух открыл мне, - невидимого наставника, Лена всегда называла «дух», - что для завершения, трансформации, если хочешь стать магом, ты должен оживить голема.
- Кого?! – не понял Демид.
- Голем, существо из грубого материала, - Лена отвечала обстоятельно четко, но было в этой четкости нечто нереальное.
Лицо, словно безжизненная маска, не отражало мимики, тело сидело прямо, как на экзамене, монотонно выдавались заученные ответы.
- Оживленное существо, сможет помогать, оно будет окном потустороннего мира. Магический помощник, нужен каждому магу, - влюбленные встретились глазами.
Демид увидел через глаза блондинки темную бездну, бесконечное небытие, куда можно падать вечно, однако ее слова звучали убедительно.
«Как это я упустил??!» - озарила Демида мысль.
Еще минуту назад он даже не знал о магических помощниках, а теперь уверен – помощники необходимы! Хорошо, когда есть подруга, которая может вовремя подсказать.
- Вот, - Лена протянула тетрадку, - изучи подробно.
Демид принял тоненькую стопку листков, его взгляд скользнул по бледным пальцам, ее руки тоже чужие.
Она холодна к нему, вот что Демида тревожит!
Слова, движения, взгляды блондинки, говорили о том, что она посторонняя, но этого не могло быть. Если только…
Демид всмотрелся в лицо невесты, мокрая прядь свесилась со лба, однако девушка не отбросила волосы привычным движением, ее руки спокойно лежали на коленях, и эти странные глаза, куда страшно падать…
Нет, сидящая девушка не его Лена, кто угодно, но не она! По спине пробежал холодный озноб, взгляд Демида беспокойно забегал, он нервно сглотнул.
- Может чаю? – откладывая тетрадь на журнальный столик, хрипло спросил Демид.
Лена молчала, вокруг девушки сыро и холодно, будто осенняя непогода пришла вместе с ней, в темные окна похоронно стучат дождливые капли.
Демид поднялся, внутри кипит лихорадочная умственная работа, мысли словно брокеры, кричат, толкаются, подпрыгивают, каждая предлагает свой способ разоблачить незнакомку. То, что она чужая нет сомнений.
Блондинка равнодушно наблюдала, как Демид, шатаясь, прошел на кухню.
Пока он возился с чайником, его мозг лихорадочно продолжал соображать.
В коридоре зашуршало, лязгнул замок, резко хлопнула дверь.
Демид кинулся обратно, гостьи нет, коридор пуст, ушла! Даже не попрощалась…
«Украла?!!» - осенила Демида запоздалая мысль.
Он кинулся к серванту, где лежали деньги, ничего не тронуто, заначка цела.
«Зачем же приходила?!».
На журнальном столике ровным прямоугольником зеленела тетрадь.
«Неужели за этим?! Да что я мучаюсь? Звякнуть Ленке…» - тяжелый прохладный мобильник оказался в руке, но палец замер над экраном, звонить не хотелось.
Хотелось забыть и жить дальше, мало ли что бывает?
Чайник засвистел, Демид вздрогнул, тревожные мысли рассыпались.
Убрав телефон, он пошел готовить чай на одного.
Оставленная тетрадь оказалась интересной, почерк точно не Лены, более мелкий и нескладный, но вполне разборчивый.
Первую страницу занимал рисунок глиняного человека, под ним подпись: «Таржен».
Далее шло перечисление необходимого, в числе прочего – жертва.
На этом моменте Демид остановился подробнее:
«Жертва должна быть принесена в конце ритуала, жертвой может быть любое существо способное мыслить (интересная формулировка), смерть жертвы должна совпадать с последними словами заклинания…».
О големе написано: «Оживить можно любой предмет, но полезнее, чтобы имелись конечности».
Демид посмотрел на Топтыгу, пыльное медвежье чучело молчало.
- А давай оживим тебя! - глаза Демида сверкнули. - Будешь мне служить?
Медведь глух и неподвижен, взгляд пустой, но Демиду показалось, что в глубине темных стеклянных зрачков мелькнула тень. Впрочем, там могло отразиться его собственное движение, Демид усмехнулся.
Тетрадные записи объясняли суть оживления. Процесс казался простым, забираешь душу жертвы, перемещаешь, и между вами возникает связь. Вроде логично, почти реально.
Демид смотрел на чучело, от желания испробовать чесались руки, искушение велико. Странное дело, теперь, когда практиковался ритуал, исчезли сомнения. Магия выглядела такой же естественной, как восход солнца, даже двойник Лены, хотя и напугал, но не выходил за рамки возможного.
«Жертва, где взять жертву?..» - озадачился вопросом Демид, чтобы прояснились мысли он вышел покурить.
Дождь давно перестал, но на балконе все равно прохладно, сумерки стремительно сгущались. Холодный воздух влажный и липкий, словно кровь мертвеца, сигаретный дым расширялся туманным облаком и неохотно рассеивался.
На балконе противоположного дома сидело несколько голубей, мокрые перья топорщились, маленькие сизые головы втянулись, под взъерошенными телами спрятались лапки. Стайка пряталась под навесом.
«Чем не жертва?» - разглядывая голубей, подумал Демид.
Для чего нужны птицы и звери, если не для человека? Мы их едим, эксплуатируем, шьем одежды, значит и для жертвы сгодится глупая птица. Кажется, даже в библии об этом говорится, припомнил Демид. К тому же, гораздо легче, чем любую другую птицу, поймать голубя.
«Вот и нет проблемы! Когда что-то делаешь правильно, все складывается как надо!»…
Связанный голубь тревожно крутил головой, в черных бусинах глаз, металось пламя свечей. Звонкий срывающийся голос человека оглушал, резкие непонятные движения пугали.
Но постепенно голубь реагировал медленнее и неохотнее.
От усталости или от осознания обреченности, птица сделалась равнодушной и, когда Демид поднял ее, пернатое смотрело устало, как бы говоря: «Мне надоело, давай быстрее!».
На миг Демид замер, жалость проступила из глубины сознания, голубь показался таким жалким, несчастным, беззащитным, крохотные глазки смотрят тоскливо. Миг замешательства сменился жаждой крови, азарт заклинания увлек и растоптал появившуюся слабость.
Нож взлетел вверх, лезвие сверкнуло, металл со свистом рассек птичью шею, крохотная головка отлетела.
Хлынула кровь, лапки дернулись, голубь затих. Заклинатель стоял с опущенными руками, кровь капала, и по полу, словно бурое озеро, растекалась лужа.
Демид тяжело дышал, пот ручьями стекал по лицу, мысли путались, мир казался не реальным.
Постепенно рассудок возвращался: комната забрызгана кровью, на полу темнеет лужа, рассыпаны бисером кровавые брызги вдоль стен, даже морда чучела покрыта бурыми каплями. В спертом воздухе висит тяжелый запах пота, благовоний и металлический аромат свежей крови.
Демид судорожно сжимал труп голубя, отбросив птичье тело, он шагнул к медведю и заглянул в мертвые глаза.
- Эй, Топтыга, ты жив?.. Я так и думал, - после некоторой паузы, разочарованно вздохнул Демид.
Медведь не ожил, голубь погиб, соседи того и гляди начнут стучать по батарее, вокруг бардак.
Оглянувшись, Демид поморщился, квартиру необходимо убрать.
Некоторые мужчины способны жить среди удивительного «свинарника», но только не Демид. Строгий порядок мыслей, идеальный порядок дома – его жизненный принцип.
Уборка затянулась.
Когда квартира приобрела нормальный вид, горячий душ смыл остатки переживаний.
Выйдя из ванной, Демид снова глянул на медведя, разочарованно вздохнул и пожал плечами, выключатель щелкнул, свет погас.
В темноте, Демид не заметил, как медвежья голова повернулась.






Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 9
© 15.11.2017 Владимир Машошин

Метки: ритуал, оживление голема,
Рубрика произведения: Проза -> Мистика
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1