17. ВременнЫе заморочки


17. ВременнЫе заморочки
Продолжительность минуты зависит от того,
по какую сторону двери в туалет вы находитесь.
М. Жванецкий

Занимаясь перепросмотром, Дорожная Пыль получил задание составить список всех людей, с которыми он встречался в жизни. Его многодневные сидения в шкафу наконец завершились созданием первого варианта такого списка. По совету Кэкэ он разделил этот список на главы. Первая глава называлась «Любовь»; туда были включены все сексуальные партнеры. Список первой главы оказался маленьким. Дорожная Пыль не знал, хорошо это или плохо.
- Пожалуй, плохо, - внимательно разглядывая список, сказал Кэкэ, - потери энергии в сексе очень велики. Перепросмотрев эти эпизоды, ты мог бы вернуть себе значительную часть утраченной силы. А так тебе придётся собирать это по крохам всей своей жизни. К тому же, сексуальные эпизоды лучше запоминаются. По себе знаю. Эх, помню мы с Люцией … – Он некоторое время помолчал, загадочно улыбаясь, потом перевёл взгляд на Дорожную Пыль. - Нет-нет, ничего пошлого…, и не хмурься. Не хочешь покориться женщине - не покоряй её.
- Я не хмурюсь, а думаю. Я теперь всё время думаю, - тихо ответил Дорожная Пыль.
- Об чём мысли, если не секрет? - развалившись в кресле, с улыбкой поинтересовался Кэкэ.
- Скажи, как время оказывается в моделях мира? Я никогда не видел аксиоматических систем, включающих в себя время. Ведь время – это динамический фактор…, а теория, тем более модель?.. Не понимаю.
- Время... Да-а-а… Время... Я же тебе говорил, что это свойство восприятия. Нет никакого времени самого по себе. Помнишь, мы с тобой обсуждали два варианта представления теории: модель, где все факты теории представлены сразу, и вывод фактов теории из аксиом - временнОй процесс формирования теории. Нам доступен только второй вариант – временной. Восприятие само порождает время тем, что отличает воспринимаемое. Мы говорим, что наступил другой такт времени, если восприятие фиксирует различие в воспринимаемом состоянии. Это просто традиция - так говорить о фиксации изменений. Понимаешь?
- Но ведь различие – это факт, приходящий извне. Не будет мира, создающего различия - не будет и восприятия различий. Получается, что источником времени является сам мир.
- Да, конечно. Но, чтобы фиксировать различия, восприятию даже не нужен мир. Может не быть ничего, только восприятие, и всё-таки время появится. Восприятие само может создавать различия.
- Как это может быть? – удивился Дорожная Пыль.
- Вот представь, что мира нет, ничего нет, кроме воспринимающего сознания: пустое множество. Обозначим его как 0. Восприятие в такой ситуации покажет: ничего не воспринято, пусто. На основании этого сознание может зафиксировать множество, состоящее из одного элемента – пустого множества; обозначим его как 1. На основании множества 1 сознание может получить множество, состоящее из двух элементов: из множества 0 и множества 1. Обозначим его через 2. Не буду продолжать дальше: так строится ряд кардинальных чисел. Они собственно и формируют такты «чистого» времени. Для того чтобы появились кардинальные числа, необходимо только воспринимающее сознание и память о предыдущей конструкции. Кардинальные числа включают в себя целые числа и в итоге порождают арифметику. Стало быть, воспринимающее сознание порождает арифметику просто фактом своего существования. А арифметика неполна и так далее, и так далее.
- Ты хочешь сказать, что восприятие может развиваться в силу неполноты?
- Да. Но я сейчас не об этом. Всё, что я сейчас сказал, можно воспроизвести, если поместить человека в замкнутое пространство, в какой-нибудь контейнер, и лишить его возможности что-либо воспринимать. Он всё равно будет ощущать время, конечно, не то, которое будет вокруг его контейнера. Но вне контейнера источником изменений, фиксируемых восприятием, является мир, так что мы можем говорить о том, что мир тоже имеет время, но лишь постольку, поскольку существует восприятие этих изменений. Я уже говорил тебе о том, что не представляю себе мир, не удовлетворяющий аксиомам арифметики. Теперь ты и сам должен понять: любой мир при наличии воспринимающего сознания удовлетворяет аксиомам арифметики.
- Не спеши, я не успеваю за тобой. Если время не реальность, а только свойство восприятия, то почему же часы работают одинаково для всех, а временнЫе формулы для описания процессов так эффективны? Что же тогда реальность?
- Ладно, давай возьмём какой-нибудь пример. Так, полагаю, будет лучше, - Кэкэ задумался на несколько секунд. - Итак, известно, что у твердых тел есть высота и ширина для той проекции на сетчатку, которую мы наблюдаем. Назовём соотношение ширины к высоте словом «бремя». Есть тела, есть параметры тел, которые можно измерить, и есть бремя. Бремя – это не физический объект и даже не его параметр, а специальная характеристика объектов в нашем сознании. И, несмотря на это, бремя вполне может участвовать в формулах расчёта свойств реальных объектов. Скажем, площадь прямоугольника равна бремя умножить на высоту в квадрате, а площадь треугольника будет иметь такую же формулу, только надо разделить результат на два. Понимаешь?
Успешное участие в формулах ничего не говорит о реальном существовании. Я тебе даже выдам тайну: при приближении скорости объекта к скорости света бремя уменьшается. Это следует из преобразований Лоренца. О как!
- Знаешь, Кэкэ, за твоим бременем стоят реальные измерения ширины и высоты. А вот что реальное стоит за нереальным временем?
- Как что? Я же тебе говорил: воспринимаемые изменения и их фиксация памятью. Память порождает время тем, что запоминает изменения. Это настоящая реальность. А время порождается этим восприятием изменений памятью. Даже когда ничего нет, кроме восприятия, для формирования тактов времени, как ты видел, необходимо помнить структуру предыдущего множества – эталона кардинальных чисел. Короче говоря, память и есть реальность. Она создает время: для того, чтобы зафиксировать изменение, нужно помнить то, относительно чего происходит изменение. Надо отличать положение стрелки на часах, день и ночь; надо помнить «до того», чтобы зафиксировать факт «после того». БЕЗ ПАМЯТИ ВРЕМЕНИ НЕТ. Она – основа возникновения времени при восприятии и никак не наоборот. И не важно, какие изменения запоминаются: колебания цезия или положения Земли на своей орбите. Но важна не любая память, а линейная: мы должны запоминать и вспоминать от одной ячейки памяти к другой. Только так. Линейность времени - это на самом деле отражение линейности памяти.
У магов, которые любят путешествовать по мирам, сдвигая точку сборки, есть такая проблема: разрушение целостности. Новое положение точки сборки начинает формировать новую линию времени, потому что формируется новая линия памяти. В результате целостность жизни разрушается, в ней образуются дыры, поскольку ты всегда вспоминаешь, находясь лишь на одной линии памяти. Это как на жестком диске: файлы запоминаются линейно от одного сектора к другому, но между файлами такой линейности нет. Жуткое ощущение, скажу тебе. Большего удара по психике трудно придумать. Чтобы вернуть целостность, приходится непрерывными тренировками делать точку сборки настолько подвижной, чтобы можно было видеть и вспоминать все линии памяти сразу.
- Послушай, а может быть, мы помним все наши прошлые жизни, только не можем перейти к этим линиям памяти? Тогда легко объясняются все эти случаи во время операций на мозг или как Далай-ламу ищут.
- Ну, да. Почему бы нет? Честно говоря, я не думал об этом.
- Но все-таки, хочу снова про временнЫе формулы…
- Ах, да. Нам надо измерять изменения, которые фиксирует наша память, сопоставлять их между собой. Мы выбираем какой-нибудь понятный и доступный для всех циклический процесс и измеряем длительность промежутков времени как число повторений этот процесса за период изменений. Это точно так же, как мы брали соотношение ширины и высоты и формировали бремя. Так вот, это число циклов мы подставляем в формулы, где есть время. Каждый из нас может посмотреть на такой объявленный публично процесс и сам определить длительность изменений в виде числа умещающихся циклов стандартных изменений. Понимаешь теперь, что мы можем определить только понятие количества времени, как я это только что сделал? Мы можем назвать этот параметр временем, но от этого никакое время в природе не возникло. И никакого отношения к происхождению времени это не имеет. Так-то вот.
- Извини, Кэкэ, но ведь каждый сам порождает время своим восприятием, а формулы, в которые входит этот стандартный процесс у всех работают одинаково. Не странно ли?
- Нет, не странно. Я уже говорил тебе, что единообразие событий в мире для всех воспринимающих существ обеспечивают внешние по отношению к светящемуся яйцу нити-аксиомы. Было дело?
- Было, да, только я забыл про это. Но мы же делаем часы всё более и более точными. Получается, будто что-то объективное измеряется всё лучше и лучше. Это что же, восприятие измеряется всё лучше и лучше или память?
- Нет, не так. Допустим, в качестве стандартного циклического процесса мы выбрали вращение Земли вокруг своей оси. Цикл – сутки. Но скорость вращения Земли не постоянна, к тому же она постепенно замедляется. Изучая такие процессы, как, например, распад урана, мы обнаружим, что скорость распада не постоянна и увеличивается. Нам придется делать уточнения в формулы распада из-за непостоянства вращения Земли. Постепенно количество таких добавок будет расти и усложнять формулы для разных процессов.
Эта нарастающая сложность в конце концов заставит нас отказаться от выбора циклического процесса вращения Земли и подобрать другой, который не будет требовать этих уточняющих добавок. Правда, теперь такие добавки появятся у формул, описывающих вращение Земли и у формул, описывающих процессы, связанные с этим вращением, но таких формул будет немного; гораздо меньше тех, которые стали проще. Так мы перейдём к колебаниям маятника, потом к колебаниям кварца, потом к цезиевым стандартам времени, потом к чему-нибудь ещё. Главное, чтобы описание и, значит, предсказание других процессов было проще. Не вижу здесь чего-нибудь такого, что противоречило бы пониманию времени как свойства восприятия. Все эти формулы, часы настолько создали у вас ощущение реального существования времени, что это уже стало навязчивой идеей.
- Понимаешь, если я даже соглашусь с тобой полностью, это не объяснит, как время может существовать в формальных системах аксиом, а значит, и в их моделях.
- Хорошо, давай поговорим формально, если тебе угодно, - Кэкэ внимательно рассматривал свои ногти. Было видно, что он подыскивает подходящий пример. - Если время существует сразу всё (прошлое, настоящее и будущее), то и любой временной процесс также сразу существует в прошлом настоящем и будущем. Тогда правильнее было бы говорить не в терминах начала и конца, а в терминах изменения интенсивностей. Понимаешь? Не "начало и конец дня", а изменение интенсивности освещенности. Графики таких процессов, как я тебе говорил, можно разложить, например, в ряд Фурье. И вот здесь мы вдруг замечаем, что бесконечный во времени процесс можно представить в одно мгновение значениями частот, фаз и амплитуд гармоник. Время куда-то делось, оно фактически пропало без потери информации.
- Э-э-э, погоди, Кэкэ. Гармонические составляющие сами зависят от времени. Что скажешь?
- Зависят, конечно, но это стандартный процесс, он не несёт в себе никакой информации. Информация содержится только в его характеристиках: частоте, фазе и амплитуде. Получается, что процессы, существующие во всём времени сразу, могут быть представлены вообще без учёта времени. Я даже тебе больше скажу. Если объем информации о возможных частотах такого процесса ограничен, этот процесс можно вообще рассматривать в дырявом времени. Теорема Котельникова позволяет нам обращать внимание на такой процесс лишь через определенные промежутки времени. При этом она гарантирует, что мы ничего не потеряем в своих знаниях о нём. Понимаешь, время для таких процессов вообще дискретно! На этом построена вся современная цифровая связь. Так какое же время на самом деле, если в зависимости от нашего взгляда, мы можем превращать его во что угодно? Сам подумай.
- Кэкэ, давай как-нибудь попроще. Заумно всё это. У меня уже мозги набекрень от твоих объяснений.
- Ладно, попробую иначе. Как бы тебе это объяснить? Давай уставимся на скатерть и будем двигать глазами. Изменения есть? Да, есть. Меняется воспринимаемый рисунок скатерти. Эти изменения вызваны нашим восприятием, но не миром. Точнее, эти изменения уже есть в мире в виде рисунка скатерти. Это не они к нам приходят, это мы по ним идём. Усекаешь? Когда мы воспринимаем любые изменения, мы не можем определить: то ли они к нам приходят, то ли мы их создаём.
- Подожди, Кэкэ. Вокруг все говорят: "Время идёт, время течёт, поток времени". Разве это не так? Неужели все ошибаются?
- Я тебе аргументирую методом повторения. Время статично и никуда не идёт. Оно есть всё сразу. Это мы идём и идём по времени. Как проектор идёт по киноплёнке. Плёнка уже вся есть, и ты просматриваешь её и помнишь только то, что уже успел посмотреть. И тебе кажется, что всё движется, и жизнь идёт, и вот оно - здесь и сейчас, и вот оно – было и будет. Именно поэтому я говорю тебе: время - это свойство восприятия, свойство твоего восприятия идти ногами памяти по плёнке жизни. Просто нам кажется, что идёт время, хотя идём мы. Мы своей памятью и восприятием, как проектором, создаём поток времени. Время не препятствует аксиоматическому взгляду на мироздание, это – аспект восприятия.
Вы, люди, обращены в прошлое. Вам не хватает энергии развернуть своё восприятие на будущее. Хотя, конечно, среди вас появляются экземпляры более или менее развёрнутые на будущее. Я говорю о ясновидящих. Кстати, уже сам факт их существования является мощным аргументом в пользу концепции магов. Маги это знают из практики, они могут поворачиваться в будущее.
- Знаешь, не очень-то эти ясновидящие единодушны, - махнул рукой Дорожная Пыль, - К тому же, если будущее уже существует, то в настоящем не может быть случайности, - задумчиво сказал Дорожная Пыль. - Я сейчас говорю не о той условной случайности, когда мы называем событие случайным просто из-за того, что не можем его предсказать либо из-за ограниченности знаний, либо из-за большого числа факторов, формирующих его, как, например, с подбрасыванием монеты. Если учесть всё: факторы удара, сопротивление атмосферы, упругости поверхностей, их профиль и так далее, то, конечно, можно определить: орёл или решка будет. Я говорю сейчас о случайности принципиальной, не поддающейся познанию, как в квантовой физике, например.
- Эк, куда загнул! Только ты не Альберт Эйнштейн, а я не Нильс Бор. - Кэкэ задумался, покачал головой и продолжил. - Ты путаешь часы и трусы. Когда мы говорим о случайности, то подразумеваем, что невозможно предсказать какое-либо событие, потому что, когда оно совершается, мы убеждаемся в ошибке нашего ожидания. Допустим, ты кинул кубик, ждал "два", а выпало "четыре". Вот это случайность и есть. И эта случайность будет принципиальной, если, сколько бы ты не учитывал разных влияющих факторов, всё равно надёжно предсказать результат не сможешь. Взгляды магов на время как раз легко объясняют такую случайность. Если считать, что будущее уже есть, могут быть такие процессы в настоящем, которые зависят от будущего. Ну, например, какой-нибудь процесс, зависит от нескольких переменных, одной из которых является какая-то характеристика из будущего. Скажем, поведение какого-нибудь автомата в текущем состоянии зависит не только от этого состояния и поступающих входных сигналов, но и от состояния, в котором он может оказаться в следующем такте времени. Внешне поведение такого автомата будет абсолютно непредсказуемым. Мы все начнём говорить о фундаментальной, непознаваемой случайности. Но природа её основана на проникновении будущего в настоящее, то есть на совместном существовании прошлого, настоящего и будущего. На самом-то деле, никакой случайности здесь нет. Есть субъективно наблюдаемая случайность, которая обусловлена свойством восприятия порождать время так, что настоящее мы можем предсказывать только в зависимости от прошлого.
- Ну, так я об этом и говорил, когда привел пример с принципом неопределённости Гейзенберга в квантовой физике.
- Нет, дорогой! Неопределённость - это совсем не случайность. Неопределённость - это... это неопределённость. Странно, ты как будто бы не услышал меня тогда там на скале. Жаль. Придётся повторить то, что ты не услышал. Неопределённость от случайности отличается тем, что и после события, например, измерения чего-либо, она остаётся. Поэтому, предсказав на кубике "два", после подбрасывания мы не можем определить: то ли там "два", то ли "три", а может быть "четыре". То есть мы не можем определить, совпадают наши ожидания с результатом или нет. Это не случайность, хотя и очень похоже. Ты понимаешь меня?
- Интересное дело, - перебил его Дорожная Пыль, - Что же тогда эта твоя неопределённость?
- Принцип неопределённости - это отражение неполноты аксиоматики мира.
Дорожная Пыль аж присвистнул, - Чёрт! Я же действительно забыл. Точно! Ты мне об этом говорил.
- А то! - насмешливо продолжил Кэкэ. - Что бы ты сказал о мире, в основаниях которого лежит неполная теория? Возьмём недоказуемые утверждения. Им соответствуют какие-то свойства мира. Так? Но раз утверждения недоказуемы, то эти свойства не могут иметь определённые значения. Значения этих свойств должны быть неопределёнными. Как бы ты не пыжился, ты не сможешь определить настоящее значение. Причём здесь случайность? Скажи на милость? Принцип неопределённости в квантовой механике именно так и устроен. Как только мы начинаем фиксировать значения недоказуемых утверждений по одному параметру, так сразу же появляются новые недоказуемые утверждения о другом параметре. Усёк?
- Хорошо. Если пока оставить в стороне неопределённость, то и тогда мы получаем смертельный фатализм! Где человек, где его намерение, свобода воли?! Где твои решения, наконец, и их итог – душа?! Какие, к чёрту, решения, если будущее уже есть?!
- До чего же ты, Дорожная Пыль, вредный субъект. Всё тебе не нравится. Везде хочешь изъян найти. А ведь я не закончил про время. Время не одномерно. Время - как ветвящаяся дорога. Существуют так называемые борозды времени. В каждой борозде или дороге время воспринимается однонаправленно: от прошлого к будущему. Для мира каждая борозда присутствует полностью: прошлое, настоящее, будущее. Этих борозд так много, что иногда удобнее даже говорить о двухмерности времени. Каждая борозда фатальна. Обычный человек находится в одной борозде и обращён в прошлое: он видит прошлое, он предсказывает настоящее и будущее на основании прошлого. Наша жизнь фатальна. Но иногда обычный человек может переходить от одной борозды к другой. Сам этот переход является проявлением его намерения, его свободы воли. Но и в новой борозде он – фатальная жертва всемирного намерения. Можешь назвать это теорией кусочного фатализма.
- Ну, ты даёшь! – хлопнул себя по бедрам Дорожная Пыль. - Ни с того ни с сего взял и объявил наличие борозд времени, чтобы выкрутиться. Вот скажи, с какого перепугу должны быть эти борозды? А?
- Да, уж. Непростой вопрос, - потирая подбородок, сказал Кэкэ. Дорожная Пыль самодовольно заулыбался, - Зря улыбаешься, лучше сосредоточься. Я не выдумывал борозды времени. Борозды времени - тоже следствие неполноты аксиом мира. Давай, вернемся к арифметике. Итак, аксиомы Пеано. Они задают арифметику? Чёрта с два! Потому что, если принимать в качестве аксиом недоказуемые истины, то это множество арифметик, а если не принимать, то это одна арифметика с загадочными утверждениями, создающими неопределённости. Врубился? Когда мы принимаем решение о включении недоказуемого отверждения в состав аксиом и устраняем неопределённость, мы как бы выбираем тот приток реки по которому пойдём дальше вверх по течению.
- По какой реке? Ты о чём говоришь?
- Наш мир - это, знаешь, как огромная бесконечная река типа Амазонки: начальный участок от устья до первого притока соответствует исходным аксиомам. Первый приток, разветвление - первое недоказуемое утверждение. И пошло, и поехало.
Так же и миры строятся. Есть общие аксиомы для всех миров, а потом разветвления, разветвления, разветвления… И образуются они для нас постепенно, как будто бы мы движемся от устья к истокам и всё принимаем и принимаем решения, по какому притоку дальше идти. Но восприятие в каждом притоке порождает своё время. Получается, что оно тоже разветвляется, образуя борозды.
- Так это не борозды, а что-то типа дерева.
- Мы не стоим у устья, мы давно уже не там, мы далеко. Для нас бесчисленное множество этих притоков выглядит уже как борозды. Ты понимаешь теперь, почему Богу нужно столько путешественников? Обрати внимание, у каждого формируются свои правила, как выбирать притоки, свои правила навигации, своя душа. Эти правила - сведения о реке, но не сама река: они над рекой, но они - самое главное в реке.
Кэкэ замолчал и о чём-то задумался. - Вот ты говоришь, что ясновидящие зачастую видят разное будущее. Конечно это так. Они видят лишь какой-то путь вверх по реке, потому что они не могут влезть в души: ведь души находятся вне этого мира. Они не могут знать, какие притоки выберут эти души. Поэтому они видят только один путь, который соответствует их душе. - Кэкэ перевёл взгляд на своего собеседника.
- Что ты на меня так смотришь? - насторожился Дорожная Пыль.
- Пытаюсь понять, услышал ли ты меня? Помнишь, когда мы сидели на скале, ты спрашивал меня, почему надо много миров, а не какой-нибудь один? Помнишь? - Дорожная Пыль утвердительно качнул головой. - Я тогда отбился от тебя тезисом Лейбница. Он конечно красив, но ведь его ещё и обосновать надо. Сейчас мы могли бы обойтись и без него. Ты понимаешь, что воспринимающее сознание порождает фактом своего существования время и, как следствие, арифметику? Ты понимаешь, что уже хотя бы одна арифметика в силу своей неполноты раскалывает миры и раскалывает время, образуя борозды времени?
- Да, я это всё понимаю, - ответил Дорожная Пыль.
- Тогда ты должен понять, что воспринимающее сознание просто фактом своего существования вызывает к жизни бесконечно увеличивающееся множество миров. Это - факт на уровне законов сохранения; и именно он является основой тезиса Лейбница, а не наоборот, как я схитрил тогда.
- Да, я это тоже понимаю. Бог, создавая разум, вынужден создавать и поддерживать миры. Это не его блажь, это его ноша. Но давай вернёмся на Землю. Мне, например, интересно, от чего зависит возможность перехода между бороздами?
- Как от чего? От личной силы, конечно. От силы намерения человека. Иногда борозды находятся так близко, что даже слабое намерение может обеспечить переход в другую борозду. Объясню на примере. Представь, что перед нами на полу макет горной местности. Берём стальной шарик, ставим его на вершину горы и отпускаем. Шарик покатился, он набирает скорость, несётся по каким-то горным долинам, взлетает на перевалы. Поменять его направление трудно: у него и скорость большая, и силы на него действуют немалые. Но вдруг шарик взлетает на какую-то вершину и останавливается в зыбком равновесии. Достаточно лишь легкого дуновения, чтобы он пошёл в том направлении, в котором мы захотим. И опять начинается разгон и опять его траекторию трудно изменить. Также и у людей: их решения, например, завести семью, получить какую-то профессию создают такой разгон обстоятельств, что мы являемся фактически их фатальными жертвами. Но иногда появляется момент, когда всё можно изменить. Господь даёт нам шанс получить шанс, избрав другое направление потока жизни.
- Однажды фея Справедливости мне говорила, что люди равны в том смысле, что Господь каждому даёт шанс получить шанс. Но я не думал тогда, что за этим стоят столь конкретные вещи.
- Ты говоришь о Ма? Умная тётка. Ты бы её побольше слушал. Она права: каждый может поменять борозду времени, даже самый никчёмный.
- А чем определяется частота таких возможностей?
- Я же тебе говорил, личной силой, которая является результатом безупречности человека. Помню, я со своим учителем, Дэхэ, шел по горной лощине. У меня развязался шнурок на ботинке, и мы остановились, чтобы его завязать. В это время с вершины горы сорвалась небольшая каменная лавина, которая засыпала то место, где мы должны были бы оказаться, если бы не шнурок. «Смотри, Дэхэ, - сказал я ему, - если бы не мой ботинок, мы бы погибли». Знаешь, что он мне ответил?
«В другое время и в другом месте у тебя развяжется шнурок, ты остановишься, чтобы завязать его, и тебя накроет камнепад. Ты умрёшь из-за шнурка. Но вот, что удивительно: если ты будешь безупречно завязывать шнурки, это со временем непостижимым образом будет влиять на падение камней». Лучше не скажешь, правда?
Чем выше личная сила, тем проще нам управлять шариком, даже если он движется. Если твоя сила станет огромной, ты даже можешь поднять шарик над горами и разместить его, куда угодно. Я говорю о том, что некоторые маги могут подниматься над бороздами времени, они хозяева времени, потому что они – хозяева своего восприятия. Так что сила человека напрямую определяет его возможности по принятию решений, а, стало быть, его свободу и возможности по формированию души. У слабого человека и душа никакая и свободы никакой.
- Хо-ро-шо, хо-ро-шо, - задумчиво растягивая слова, сказал Дорожная Пыль, - Значит, если я стану сильным, я смогу менять свое положение на бороздах времени. Так? Я смогу стать путешественником по времени. Например, я смогу отправиться в прошлое. Так?
- Да, так.
- Как же быть тогда с утверждением математика Лоренца о том, что "полёт бабочки в Перу может вызвать торнадо в штате Айова"? Еще у Бредбери есть рассказ, в котором путешественники в прошлое случайно убили бабочку, и, когда вернулись обратно, обнаружили совсем другой мир. Как быть с этим?
- Не могу понять, что тебя озадачило, - удивился Кэкэ. - Ты принял мощное решение и сменил борозду времени или положение на одной и той же борозде. Потом ты убил бабочку. Чего ты хочешь!? Вполне возможно, что ты оказался в другой борозде, в которой, если ты вернёшься обратно в своё время, ты увидишь совсем другие события.
Дорожная Пыль хитро прищурился.
- А вот, допустим, я перейду в недавнее прошлое, когда меня ещё не было, и убью свою мать. Что будет?
- Ну, ты зануда! Экспериментатор хренов. Мать он убьёт, видишь ли... Я тебе уже однажды говорил, что точка сборки отбирает непротиворечивые системы аксиом. Но человек своей свободой воли может насильно сделать систему аксиом противоречивой. Тогда он умрёт. Как пить дать, умрёт. Если ты, находясь в прошлом, убьёшь свою мать, то создашь противоречие: ты не можешь оказаться в прошлом и убить свою мать, поскольку в будущем ты не рождался. Это противоречие будет разрешено твоей смертью. Но этот пример слишком простой. Существует много куда более тонких ситуаций, поэтому путешествие во времени вещь довольно опасная, хотя для того, чтобы создать противоречие, не обязательно путешествовать во времени. Допустим, если ты во время сна перенесёшь своё сознание в энергетическое тело, то сможешь увидеть себя спящим как бы со стороны. Бывали у нас дураки, которые пытались разбудить себя. Так вот, их уже нет в живых. Понял?
- А в чём противоречие? Ну, в смысле, если я разбужу самого себя?
- Ты сам думать умеешь? Или ты специалист только вопросы задавать? Вот сам и подумай, а потом как-нибудь мне расскажешь. Ладно? Главное - кроме силы ещё и мозги иметь и всё время думать, думать...
- Давно хотел тебя спросить, Кэкэ. Почему в нашем мире мы не ищем силы, только деньги? Говорят, что деньги – это сила.
- Глупости. Деньги не сила, а её признак. Если слабому достанется богатое наследство, он растеряет его - этот признак будет утрачен. Вы всегда подменяете истинную силу на всякую ерунду. Знаешь почему? Вы боитесь своей силы. Стоит вам набрать хоть чуточку силы, тут же возникает потребность избавиться от неё, чтобы вернуться в прежнее состояние выжатой тряпки. В зависимости от предпочтений одна устраивает скандал, другой нажрётся, третий безумствует в сексе, чтобы к понедельнику опять все стало серым и унылым.
- Но, Кэкэ, не все люди рождаются с сильной энергетикой.
- Большая энергия, которую некоторые получают при рождении, не является преимуществом перед низкоэнергетическими людьми. Я, например, был зачат в скучном сексе после выпивки при включенном телевизоре, который мои родители посматривали краем глаза. Они занимались этим, потому что была суббота, а в субботу они всегда занимались этим. Вот так. С рождения я был слаб. Мой учитель научил меня дисциплине и безупречности - и вот: я стал магом. Энергия, которая накапливается в результате дисциплины и безупречного поведения, полностью подвластна воле мага. В противоположность ей, энергия, данная от рождения, плохо поддается власти человека. Именно она мешает ему стать безупречным и дисциплинированным, поэтому в результате она зачастую бессмысленно растрачивается.
- А как определить, что у человека большая личная сила, как сам ты её чувствуешь?
- Ощущение силы – это ощущение счастья, ощущение внутренней пружины, готовой разжаться в любой момент. Человека, обладающего большой личной силой, легко опознать по тому везению, которое сопровождает его жизнь. Сильный человек – это прушник. Он заставляет мир прогибаться под себя. Ну, что, у тебя закончились вопросы? Всё понял? Вот и молодец! Что-то я проголодался. Давай салат из помидор с перцем сварганим?
- Давай. Только лучше сметаной заправить. Так нажористей будет.





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 15
© 15.11.2017 Дорожная Пыль

Рубрика произведения: Проза -> Роман
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1