Таежный Дон Кихот


В тайге в наше время народу много. После развала СССР крахом пошла и сельское хозяйство. Жители деревень поселков и сел. Бывшие пастухи трактористы ... Одним словом совхозники и подросшие их дети подались в ягодники, охотники, для настоящих промысловиков, лесозаготовителей, эта масса, дилетанты мудаки, но жизнь заставляет. Вот таким пожалуй большим мудаком тайги и был я. В сенсеи мне случай послал Ванью из Курагино что в Красноярском крае. В такой большой массе людей шатающихся по тайге вывелись профессионалы. Ваня же был одним из редких для местной флоры человеком которого можно назвать лесорубом, да именно лесорубом, а не "черным лесорубом" которых ныне развелось и оставляют после себя невесть какую ядерную войну. Мудаки! Правда Ванька пропойца еще тот. И как каждый пьяница являет собой личностью ну очень интересной, живописной.
Как Ваня постиг ремесла вальщика? А дело было так, лет этак десять назад, ночью не спалось кончились сигареты. Иди в круглосуточный, далеко, ну а как быть? надо иди. Идя по ночному поселку раздражаясь на лай собак, спотыкаясь по темным закоулкам, матерясь и ругаясь неизвестно чему, неизвестно даже самому себе, услышал звуки возни, парень неизвестный, бил девушку, явным желанием, ну да с желанием, ай да короче или не короче хотел с насильничать. Ну Иван, как воспитанный человек сказал, что уличная помойка является общественным местом, и хотел было почитать мораль, неизвестному молодому человеку, но молодой человек оказался не только похотливым извращенцем, с кем не бывает, но и хамом, последнее Ваньку задело за живое. Долго дрались мужики, у Ивана сломалось челюсть, три ребра, гематомы на лице и голове, разбита губа, перелом левой руки. Но и хамло пострадал, когда пинал Ивана не рассчитал и попал ногой в пень и сломал себе ногу. Честь девушки спасена, благородный рыцарь поковылял в сторону круглосуточного ларька, а искатель грубой любви в травмпункт.
На следующий день к дому Ивана подъехал уазик и забрал моего будущего сенсея в кутузку.У следователя Ваня потребовал, своего адвоката, ну так показывают по телевизору, своего не оказалось, дали общественного, и в адвокаты дали женщину которой не было и тридцати, еще и смазливая, у такой по любому мозгов нету. Злые аналитики, пессимисты, люди которые во многом разочаровались каркали, что мой друг получит условно, и что нет правды и справедливости в этой стране. Ваня первым делом в зале суда отказался от адвоката, решил сам блеснуть, своими как тогда ему да и сейчас кстати тоже, широкими судебно проссецуальными познаниями. В итоге Иван и поехал в знаменитый в КрасЛаг, что находится севернее Северо-Енисейска. Вот там то и Ивана за четыре года научили, как правильно валить лес.
Проработав четыре года подневольным трудом, в возрасте двадцати двух лет вернулся домой. Покурашившись, до чертиков, понял, мама сильна не довольна его поведением. Денег уже не то что на водку, а просто на поесть не стало. Дело было зимой, не на что купить дрова на растопку, все пропито и потеряно. Мамка его определило младшему брату своей однокласснице к некому Сергею к мужику 45 лет, который постоянно курил, матерился, носил усы,говорил как Дональд Дак, (утка такая мультяшная) и пахнул вечно солярой, как и полагается трактористу. Из слов Сергея:
"Пришел этот паренек к шести, как и договаривались поехали на Урале лесовозе в тайгу, уезжали на недели три. Тогда, как и теперь я был бригадиром, вальщик у нас был, а вот чекеровщиком беда никак не найти не хотят идти а если приходят то уходят, тяжело тягать троса в сугробах, До Ваньки не известно откуда привезли черного парня который и по русски не белмес, узбек вроде. Бедолага вечером после работы заявил:
- ...бал трали-вали железные веревки, - И потопал в неизвестном направлении из тайги.
В первый же день работы Иван сильно суетился старался угодить, приехали на волок (дорога по которой трелевочник волочет лес на плотбище). Первая же сосенка пошла в обратку (не по направлению волока) стяжка не выдержала градус и массу дерево. Накрыла тогда она пацаненка этого ну тогда мне стало очень плохо, и я как кричать..... Прибегаем не дышим, знаем дело гиблое. Из под сугроба вылезла рука и мы все кричать, копать снег ,выкопали живой, а главное не вредим. Меня трясет, пацан (Иван) пристает одним вопросом ноющим голосом:
-Вы меня не прогоните дядя Сергей?
Мне осталось тогда ответить: -Пока еще нет, а там посмотрим."
Из слов Николая, вальщика:
"В тот день когда, все слава богу обошлось я отказался на день валить деревья. Возвращаюсь тропинкой. Увидел из дали бригадира. Одного, он меня не заметил. Вижу, он тихо плачет, такого за Сергеем раньше не наблюдалось, решил уйти не заметно, вернее сделать вид, что ничего такого не видал."
Эта часть посвящена, как Ваня познавал мир, оральной стадией, нет, не до что я подумал, будто вы подумали, Христос с нами, ну все по порядку. Дело было так, как то я прочел в интернете байку про лампочку, и в рабочем коллективе решил поделится, со своими свежими знаниями, все дружно покивали головами с возгласами "надо же!" и засобирались на работу. Но Иван после трехминутной перезагрузки как крикнет:
- Да не может такого быть, если засунул, значит и высунешь! Спорим, давай спорим на ящик пиво!
Ну, я тоже, ну не тоже, а дурак:
- На ящик?
- На ящик! а что слабо?
- Это значит двадцать бутылок или десять литров, а мне не слабо, а давай,
После моей провокации Ванька схватил лампочку, обычную, запасную и сразу сходу засунул ее себе в рот. Мне стало страшно, а вдруг он ее вытащит, это же Ваня от таких все можно ожидать. Фу! не вытащил, обрадовался я. А что дальше то? Все ждут. Иван мычит, понимаем, сегодня работы не будет, и все будут пить мое пиво.
Серега бугор распоряжается:
- Вы два ... клоуна едите на Уазике в поселок в больницу. Заодно купите...(список).
Едим, от нашего плотбище до поселка километров семьдесят четыре. То что называется дорогой наглая ложь. Этим три часа трясемся бьюсь, как обычно пару другую раз об руль головой. Странно у Ванька лампочка во рту не разбилось. Подъехали к больнице у него лицо, как помидор красное. Ванька, отдав мне денег на пиво, что то недовольно промычав, пошел к врачам. Купив ящик пиво и все, что было в списке, заехал за Иваном.
Всю дорогу Иван молчал, у него, видите ли устал рот. Обратно приехали к семи вечера. Пьем пиво ,хохочем о всем. Замечаю, а Ивана то вагончике нет.
Вышел наружу, пьяный шатаясь подхожу к очагу. У костра Иван, суп варит с лампочкой во рту.
Когда приехали во второй раз с Ваней с больницы. лампочек больше в вагончике не было. Спрятали. Мне разрешили в интернете смотреть только это, нет, потом и это запретили. Сразу.
"Ты можешь волков на земле плодить
учить их вилять хвостом.
а то что придется потом платить.
так это пойми потом."
(А.А Галич).
Маленькая история, Иван решил выйти из тайги, помочь человеку, и что от с этого получилось. После вахты бригада уезжала, в тайге оставляли в качестве сторожа человека, оставляли ему провиант и платили пятьсот рублей в сутки. Этим человеком оказался все тот же Иван, когда все разъезжались, он с тоскою понимал, что вот на полмесяца, если не больше, будет в полной изоляции от людей. Поныв. К вечеру в одиночестве от людей, (Ваня человек ну очень разговорчивый). Начинал общаться собаками, говорил о судах, о тюрьмах. Обсуждал он и про девочек, и при этом смеялся и радовался. Говорил про работу. Про политику не вспоминал, не знал про нее ни чего, а часто говорил собакам (их было три), что будет время, он построит матери баню, спорил какую лучше поставить, как топить и где найти лучшие веники. Собаки Ваню любили, поэтому слушали его внимательно, со стороны можно было показаться, они соглашались с выводами бесед своего хозяина, который хорошо и постоянно их кормил.
В километрах пяти от плотбище поселился старичок лет шестидесяти коренного этноса по имени Алдын-оол в переводе "золотой мальчик". В дальнейшем Ваня узнал из биографии Золотого Мальчика что чуть больше сорока лет Золотой Мальчик просидел в зонах. После смерти жены (выпивала), пасынок ("Золотой Мальчик" бил пасынка, еще, когда тот был ребёнком и мать его тоже, ну и не забывал и морально унизить) выгнал старика. Вот старику осталось сделать позу а ля "пожалейте старого человека, который стал жертвой черной неблагодарности". Да, что там ни говори, настоящее это оплата За прошлое. Золотой Мальчик после смерти, не трезвеющей жены, оказался не нужен ни кому. Даже недруги пасынка ни чем не осудили за столь крутое обхождения со стариком. Осталось старому душегубу (сидел за убийства и не раз) идти в лес в тайгу, помирать как зверю в одиночестве, сделав себе шалаш он лежал в нем злой на весь мир. Золотой Мальчик бегал по тайге со старым дробовиком (когда то он его украл у соседа) шестнадцатого калибра, но не везло, ружье толком не стреляла (старик не чистил его, как оно его не убило?). Вот он лежал и злился на пасынка, жену «чтоб она сдохла нашла время умирать», на соседа «…нормальное ружье приобрести не мог что ли, убью его пусть только встретится», на местную фауну, которая не встречалось ему на глаза и не попадала на силки и капканы. Лежал слабый и злился, желал всем ....охли, Вот такой вот он Золотой Мальчик, хотя на первый взгляд кажется, что человек с добрым и умным лицом, и такие вот мысли. Стало тяжело, еды Золотой Мальчик не ел очень долго. Пошел он на звук бензопилы, еле-еле дотащившийся Золотой Мальчик удумал дать последний танец смерти в глухой местности, то есть поубивать всех обитателей вагончика. Но собаки лишили старого убийцу элемента внезапности. Золотой Мальчик не боялся смерти, но сильно не хотел, чтобы потенциальная жертва дала отбор, и не дай неизвестно какой Золотого Мальчика Японский Бог Городовой стать самому жертвой своей жертвы. Положив ружье под пень, он вспомнил про старый обычай, что гостья полагается накормить чаю налить. Улыбаясь, как добрый дедушка приговаривая на сбесившихся собак (странно, это же лайки, а эта порода к человеку не питает особой злобы)"ай собачка не злись," зашел в балок, увидел русского сонного сопляка, Золотой Мальчик со своим милым дедовским голосом сказал: "Здравствуй сынок". После церемонии знакомства, поев борща Золотой Мальчик узнал, что пацан один и почему то этому сильно обрадовался, затем разговор Золотой Мальчик перевел на свою биографию, говорил он очень интересно по его рассказу Иван сделал вывод "вот они какие благородные рыцари," но так как у рыцаря были раскосые глаза, про себя Ваня нарек Золотого Мальчика "Самураем". Повествования старика подходила к концу и смысл примерно выглядел так, со слов старика, ну приблизительно:
- Мне осталось одна затея, взять в руки свой дробовик который достался от брата порядочного арестанта, и убить поганого...(т.е представителя МВД) которые не дают жить людям, простым мужикам. А живым то я не дамся заберу собой еще парочку. Ты ведь сынок знаешь, что все тувинцы могут стрелять белки глаз.
Увидев по глазам Ивана сочувствия и понимания, старик между делом поинтересовался, "а что такой красивый и сильный парень делает здесь, а не лежит с красивой девушкой под луной?" Для Вани слова, "красивый и сильный," произвели хорошее впечатление.
Иван не любил государственную систему, которая не дала ему никакого шанса, когда он попал в места лишения свободы в восемнадцать лет за то что какой то молодчик избил его и поломал случайно ногу об пень. Его сильно и несправедливо лишили четыре года молодости, ни за что! Ваня подозревал, правда не мог пока согласиться, что за глупость, ну даже за глупость?! Больно! Иногда Иван лежа на нарах, во время отбоя воображал себя старым бывалым рецидивистом, у которого нету не страха не упрека, в сущности еще детская психика восемнадцатилетнего Вани не могла вынести реальности того, что он сидит за безразличия людей в погонах, судей тех, кто по мнению Вани олицетворяют государство. Вот Ваня и воображал не умело по детски, себя тем кем он не был, преступником, и все потому что не хотел осознавать себя "невинной овечкой" в "волчьей стае". Встретив Золотого Мальчика который с лицом доброго дедушки говорил что пора ему "В большой дом" или на кладбище, у Вани встал тот образ бесшабашного бандита характер в котором угадывался в Золотом Мальчике. В свою очередь Алдын-оол (З.М.) смотрел на Ваню влюбленными глазами и подумал. Подумал по-русски, удивительно: "без лоха жизнь плоха", а по тувински: "Эту падаль использую до конца!" Ваня только на словах проклинал полицию и все что с нею связанно. На деле Иван так и не стал не злым не жестоким и даже жестким, он был просто Ваней, и здесь впечатлительный паренек решил, что не позволит умереть пожилому человеку в тюрьме. Руководила Ваней, как он не старался в те минуты собой не согласиться, спасти жизни полицейских, которых старик убьет, в таких людях Ваня научился разбираться за четыре года. Иван, уложив старика, дав ему пачку сигарет (сигареты для курящего таежника очень ценны). Потопал в гору туда где можно поймать сотовую связь. Дозвонившись до начальство, сказал:
- Я нашел сторожа, человек надежный и порядочный.
Прошло, полгода. Алдын-оол отъелся на харчах работников, терялись вещи. Сергей, бригадир требовал у начальство: "еще одного сторожа, который будет охранять имущество от первого сторожа", начальство решила эти требования необоснованными и лишенными какой-либо здравой логики получив зарплату дед нашел себе в поселке бабу, снова пьющую, дальше Алдын-оол (З.М) понравился начальникам, говорил им что в "Туве должны работать люди из Тувы, работящие, простые, нежадные." Самое странное, таежных работников, хоть и приезжих из соседнего региона, заменили на безработных из местного поселка, и без всякой подготовки закинули на лесосеку. Результат, я и Ваня потеряли работу. Серега и еще двое уехали в Курагино, нашли работу и не вернулись, не смотря на жалкое «Простите», я умчался в другой в город. На днях мне знакомый сообщил: "Ваня сел в СИЗО, побил парня, который избивал свою жену".





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 9
© 14.11.2017 Артем Донгур-оол

Рубрика произведения: Проза -> Повесть
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1