Подари мне свет. Часть 3. Глава 4. 1


Наши дни
Еще не было десяти часов, когда дверь распахнулась и Юля увидела на пороге своего кабинета босса в сопровождении высокого симпатичного брюнета. Сегодня ждали оценщика из американской финансовой корпорации, и Юля сразу поняла, что это именно он. Босс представил гостя:
– Колин Кэмпбелл, финансовый эксперт. Он прекрасно говорит по-русски, так что переводчик тебе не нужен.
Юля деловито пожала эксперту руку.
– Приятно познакомиться, – бархатным баритоном отозвался Колин с сильным акцентом. Он протянул ей визитку. – Наслышан о вас.
– Жаль, что не могу ответить тем же.
Эксперт изогнул левую бровь, он явно не знал, как реагировать на такое приветствие, но так как Юля вела себя не агрессивно, натянуто улыбнулся.
На визитке она прочитала название компании. Это был довольно крупный игрок на международном финансовом рынке, один из тридцати компаний в составе индекса Доу Джонса, которая была создана путем слияния конкурирующих фирм еще в восемнадцатом веке. Непонятно как Дорофеев вообще смог заинтересовать такого покупателя. В Россию они инвестировали с большой осторожностью.
Юля намеренно не стала задерживать на эксперте взгляд, дабы не показаться слишком заинтересованной, но короткого общения хватило, чтобы отметить спортивную фигуру, идеально сидящий темно-серый костюм-тройку, кипенно-белоснежную рубашку и улыбку, которой позавидуют даже голливудские актеры. Движения отточенные, выверенные, он знал, как произвести впечатление.
– Юлия Викторовна покажет вам свои владения. Расскажет о структуре банка и ознакомит с ключевыми клиентами, – безапелляционно констатировал старший Дорофеев.
У Юли было плотное расписание, а так как никто ее не предупредил о предстоящей экскурсии, то она хотела возразить, но предугадывая ее реакцию, босс так на нее зыркнул, что она тут же ретировалась. Юля озадачено взглянула на своих помощников, застывших в дверях. Рудик тут же дал ей знак, что обо всем позаботится, и она еле заметно кивнула.
С первых минут общения с мистером Кэмпбеллом у Юли возникло острое ощущение опасности. Она не понимала природу своих эмоций, но складывалось впечатление, что она впустила в свои владения шпиона-диверсанта и последствия этого будут катастрофическими. Эксперт держался отстраненно, не выказывал излишней вежливости, скорее наблюдал, оценивал и в первую очередь ее саму. Они будто два соперника, которым предстоит на днях провести решающий бой, влияющий на карьеру обеих сторон.
Экскурсия длилась без малого три часа. За это время она изучила эксперта так пристально, что могла бы по памяти до малейшей детали восстановить его внешность. Холодный напряженный взгляд медово-карих глаз. Плотно сжатые губы. Прямой, немного заостренный книзу нос. Волосы волнистые, но уложены волосок к волоску. От него исходила энергия перфекционизма, власти и безграничных денег.
По реакции на активы банка Юля поняла, что обычно он имел дело с более крупными компаниями и это ее еще больше насторожило. Что подтолкнуло финансового монстра к новому приобретению? Попросту говоря, Юле стало интересно, кто инициировал сделку.
От шквала вопросов, которыми засыпал ее американец, у Юли шла кругом голова. Время, проведенное наедине с Колином, дало ей полную картину происходящего: после поглощения финансовому холдингу предстояла реструктуризация и ребрендинг. Инициатором сделки был сам Дорофеев, еще пять лет назад. Все это время он неуклонно выполнял требования будущего покупателя, и теперь Юле стали понятны некоторые решения босса. Они попусту были не его.
– Надеюсь, вам понравится работать в нашей компании, – изрек Колин, когда они вышли из банка и направились в ресторан на обед, где их уже ждал старший Дорофеев.
– Мне жаль вас разочаровывать...
Колин открыл дверь, пропустил ее вперед и Юля вошла в просторный зал ресторана.
– ...но скорее всего я буду уволена еще до объявления о продаже банка.
Это тема опять была поднята за обедом. От чего Дорофеев сконфузился и нервно заерзал на стуле. Юля поняла, что в этом вопросе Дорофеев нарушил какие-то ранние договоренности и напряглась. Что, черт возьми, здесь происходит? Еще Савва вчера предупредил, чтобы она держалась от эксперта подальше, так может Юля сболтнула то, что нельзя было афишировать?
– Чтобы понять мое решение, нужно хорошо разбираться в российском бизнесе, – осторожно начал объяснять Дорофеев, – и его теневой составляющей. Я не могу оставить свою ученицу без опеки. Поэтому намерен передать ее, так сказать, из рук в руки.
– О! Если дело только в этом, то позвольте вас заверить, что вашей протеже ничего не грозит, – тон Колина был по-деловому холодным и лишен эмоциональной окраски. – Ни сокращение, ни нападки СМИ, ни ваши конкуренты. Мы о ней позаботимся. Разве вы это не обсуждали с моим боссом?
– Помимо всего того что вы перечислили есть еще одна сторона – недремлющее око из трех букв, которые обычно не произносят в общественных местах. Как говорят у нас в России: «Против лома нет приема».
Юля думала, что Колин не поймет намека, но нет, американец не только знал русский язык, но и отлично разбирался в иносказаниях и пословицах.
– Об этих трех буквах тоже не беспокойтесь. Да и чего вам так нервничать, вы же покидаете Россию.
– Но она-то нет, – Дорофеев кивнул в сторону Юли.
– На такой случай у нас есть отработанная схема, – начал быстро излагать Колин. – Ключевые специалисты выезжают в головной офис на пару лет. Проходят обучение, повышают свой профессионализм, работая в разных точках мира по краткосрочным контрактам, изучают корпоративную структуру и возвращаются к моменту окончания реструктуризации с новым планом развития. Именно такой путь ждет мисс Дубровину, если она останется на своей должности.
Вспомнив о вчерашнем совете Саввы сослаться на будущую семейную жизнь, Юля решила высказаться и тем самым прекратить прения по этому вопросу.
– Неплохо было бы для разнообразия спросить у самой мисс Дубровиной, чего же она сама хочет? М-м?
Эксперт откинулся на спинку кресла и поочередно изучал своих собеседников. Дорофеев прожег ее предостерегающим взглядом, но Юля продолжила:
– А самой мисс Дубровиной больше по душе сделать перерыв в карьере. Потому что как только вернется в Москву ее жених, она выйдет замуж и в ближайшие пять лет будет занята рождением парочки сорванцов.
– Вы собираетесь замуж? – голос эксперта дрогнул, губы сложились в одну сплошную линию. Он метнул холодный взгляд на Дорофеева. Как только он не пытался завуалировать свою реакцию, Юля поняла, что шокировала его.
Сомнений не осталось, на счет нее у босса были какие-то договоренности, и своим заявлением Юля вставила этим планам палки в колеса.
После обеда заняться своими непосредственными обязанностями опять не удалось – Колин устроил в кабинете Дорофеева совещание, куда пригласил все руководство и главы отделов.
Еще две недели назад Юля бы радовалась открывшейся возможности поработать в международной компании такого уровня, но сейчас, глядя на происходящее, Юля чувствовала бессмысленность своего занятия. От чего испытала невероятную тоску. Какую пользу она приносит себе и людям? Как ее работа влияет на общество? Просто с помощью ее навыков богатые люди становятся еще богаче.
Юля вспомнила слова Романа: «Ты произвела подмену жизни на процесс добычи денег. Ты не живешь, а находишься в плену Золотого Руна».
Сейчас она уже не представляла, как продержится в таком режиме еще год. Ей хотелось заниматься чем-то, что поможет им в будущем: подыскивать и обустраивать для них дом, планировать свадьбу. На этот раз ей хотелось пышного торжества в кругу друзей и родственников на берегу моря или океана. Теперь им с Рошей не нужно прятаться и скрывать свои чувства. Они могут заявить о своей любви всему миру. Именно этого сейчас и хотелось Юле – кричать о своей любви. Она больше не одинока. У нее есть мужчина и он Любовь Всей Ее Жизни.
Отстраненный вид Юли был подмечен не только боссом, который все совещание с нее глаз не сводил, но и Рудиком.
– В чем дело? Ты так расстроена моими новостями? – с озабоченным видом спросил помощник, как только Юля вошла в свой кабинет.
– Нет, меня выбивает из колеи этот эксперт. Весь день пошел кувырком. У меня же есть и свои обязанности, почему я должна ходить за ним как собачка на привязи. Эта ледяная глыба Кэмпбелл пугает меня до жути.
– Ты так и не поняла кто это? – Рудик схватил ее за локоть и поволок в комнату отдыха. Закрыл дверь и быстро заговорил: – Помнишь, босс говорил об открытии филиала в Нью-Йорке?
Юля кивнула и нахмурилась.
– И упоминал некоего американца русского происхождения, который должен был курировать этот проект.
Догадка промелькнула раньше, чем Рудик озвучил то, что хотел сказать и Юля отпрянула.
– Это тот за кого он хотел тебя выдать. Ярик погиб, босс вернулся к первоначальному варианту, – Рудик понизил голос на октаву. – Босс тебя не отпускает Юля. Босс делает на тебя ставку.
По телу пробежала морозная дрожь. Это самая плохая новость с момента гибели Ярика.
– Как ты понял, что это тот самый американец? – Юля все еще пыталась найти в этой теории слабые места.
– Прошерстил социальные сети. Нашел его на отдыхе. На груди православный крестик. Его мать – Ольга, потомок первой волны эмиграции. Она называет сына Николай. Отец коренной американец из очень влиятельной семьи, интересы которой крутятся вокруг финансовых услуг. Дед владел банком. Так что Дорофеев складывает деньги к деньгам.
– С ума сойти, – только и смогла произнести Юля.
– Он будет тебя обхаживать, а когда не получиться охмурить самому, подключит Дорофеева.
Юля фыркнула. В голове промелькнула фраза босса, которую он неустанно повторял, стоило ему выпить или испытать стресс: «Лялечка, как же жаль, что ты не моя дочь!». Так вот в чем причина этого стенания. Была бы она его дочь, и он уже давно бы породнился с Кэмпбеллами.
– Их ждет большо-о-о-е разочарование, – протянула Юля и сжала кулаки. – Я им устрою фейерверк.
– Ничего ты им не устроишь, – грозно предостерег Рудик и погрозил пальцем.
– Хватит, Рудик, – Юля оттолкнула помощника и прошла вглубь комнаты. – Больше я не буду играть по их правилам. Надоело...
Рудик не дал ей договорить.
– И что? Снова каракатица будет стрелять своим скудным запасом чернила против межконтинентального корабля? Это смешно, Юля.
– А что ты предлагаешь? – возмутилась она и уперла руки в бока. – Всю оставшуюся жизнь послушно выполнять все, что босс прикажет?
– Я предлагаю доиграть спектакль до той сцены, где тебе изложат все правила игры. И не сомневайся, что будут угрозы и твой любимый пункт «А то что...».
Юля вздрогнула. Как же хорошо ее знал Рудик, иногда даже ужасало от мысли насколько она для него открытая книга. Она плюхнулась на кушетку и тяжело выдохнула. После отъезда Романа она ожидала чего угодно, но не войну с собственным боссом, в которой она заранее проигрывала.
– Любовь к Роману не должна тебе застилать глаза пеленой. Ты еще не вышла замуж и не родила детей. Пока ты еще в гуще событий одного из крупнейшего российского финансового холдинга. Ты винтик в огромном механизме. От тебя многое зависит и в том числе безопасность клана Дорофеевых. Соберись! Идет серьезная игра! – Рудик подошел к ней и облокотился на спинку кушетки. – Ты задавалась вопросом, почему они с тобой больше не шушукаются? Вот тебе и ответ. Ты – цель. Они на тебя теперь охотятся. Больше нет места, где ты будешь в безопасности. Все будет прослушиваться: квартира, офис, средства связи.
Услышав эти слова, Юля побледнела и бросила опасливый взгляд на камеры видеонаблюдения. Сейчас она чувствовала себя лисицей убегающей от стаи волков.
– Вот что имел в виду Артем, – резюмировал Рудик. – Он узнал о планах Дорофеевых и написал, что тебя и без него разделают под орех.
Рудик прав. Теперь все сходилось. Юля уже в этом не сомневалась.
– Что конкретно ты предлагаешь?
– Оцени Колина как игрока. В чем его интерес? Чего он добивается? Если тебя, то почему? Чем ты ему приглянулась? Пусть сделает тебе предложение. Нарисует идеальную картинку. Вот по ней и будем бить. И не забывай о боссе. Побрыкайся для приличия, а то не поверит в твою искренность, а потом веди свою игру. Я не предлагаю тебе ложиться с Колином в койку, боже упаси. Я предлагаю разработать план, исходя из достоверной информации. А сейчас все карты у них, мы вообще вне игры. Нам даже не раздавали.
Разговор прервал телефонный звонок. Юля посмотрела на дисплей и сказала:
– Колин.
Ответив на звонок, она услышала вкрадчивый голос эксперта:
– От вашего секретаря я узнал, что вечером вы свободны, не хотите поужинать?
Юля сжала челюсть и метнула взгляд на Рудика. Тот стоял перед ней, широко расставив ноги и сложив руки на груди.
– Мой секретарь отвечает только за рабочий день. Поужинать с вами не могу, у меня неотложное семейное дело.
Рудик одобрительно кивнул.
– Как жаль, – в голосе эксперта слышалось искреннее разочарование, – тогда завтра?
– А вы настойчивы. Хотите что-то обсудить? Почему не в рабочее время?
– Есть вопросы, которые лучше решать за бокалом вина.
– Что ж... на счет завтра я скажу вам позже, когда разберусь с семейными проблемами.
– Буду ждать вашего звонка, – тут же отозвался Колин и разъединил связь.
Юля посмотрела на телефон и задумчиво произнесла:
– Вот как-то так...

¨¨¨
До компьютера Юля добралась только ближе к восьми часам вечера и сразу же проверила почту. Обнаружила письмо от Романа и чуть не взвизгнула от восторга. Пробегаясь глазами по строчкам послания, она чувствовала, как по всему телу разлилась горячая волна вожделения. Господи, прошли всего лишь сутки, а она уже по нему безумно скучала!

От кого: Воронцов Роман Сергеевич
Кому: Дубровина Юлия Викторовна
Тема: Пекин
Миа! Наконец-то добрался до Пекина. Думал, с ума сойду. Кресла в самолете жесткие, расстояние между креслами как для детей, ноги чуть окончательно не отнялись. Еда после твоей стряпни пресная и безвкусная. Вспомнил твои блины и чуть слюной не подавился. В аэропорту еще как-то ориентировался, встречались вывески на английском, а как только выехал за пределы – очумел. От китайского языка мне башку сносит. Пытаюсь представить, о чем они говорят и ничего приличного в голову не лезет, одни ругательства.
Лева передает тебе привет. Мучается, хочет мне «что-то» сказать. Я делаю вид, что ничего не знаю про его попытку перевезти ваш фиктивный брак в реальный. Пусть помучается! Не все мне одному страдать. Он еще тот шифровальщик. Повез меня не в отель, где я забронировал номер, а туда, где у него была назначена встреча. Спрашиваю, почему не сказал заранее, теперь сгорит бронь. Лева лишь дергает бровями вверх-вниз, ну ты помнишь, как он это делает.
Чувствую себя не очень. Решили, перед тем как двигаться дальше, обратиться в местную клинику, оказалось, что у меня опять высокое давление. Лева говорит, что мое лицо как у вареного рака.
Завтра стартуем в монастырь. Мне немного боязно. Сам не знаю, почему. Пока был в Москве, казалось, что это единственно правильное решение, а теперь накатил страх. А вдруг мне и так осталось недолго жить, а я отнимаю у нас с тобой последнее? Как думаешь, я – трус? Никто не знает меня как ты. Скажи как есть, я не обижусь.
Amoremio, пока летел в самолете прочитал статью в которой была такая фраза: «Отношения влюбленной пары что хоть однажды рассталась обречены на провал» и я задумался. А что если и нас ждет трагический конец? И что с нами будет после этого? Я ведь тогда точно богу душу отдам. Это же, как короткая ремиссия перед повторной волной рецидива.
Почему, как только я от тебя уехал, стал всего бояться?

От кого: Дубровина Юлия Викторовна
Кому: Воронцов Роман Сергеевич
Тема: Re: Пекин
Получив от тебя письмо, я подумала, это что-то новое, таких отношений между нами еще не было. Наверняка они внесут разнообразие и откроют новую грань в любви. Я уже с нетерпением и томлением жду твое следующее письмо.
Сказать, что мне тебя не хватает, это ничего не сказать. Ты мой воздух и без тебя я задыхаюсь. Тешу себя надеждой, что это временно, что скоро ты вернешься, и мы снова будем вместе. А пока тебя нет, я погружаюсь в работу. Да и Рудик доставляет мне немало хлопот. У него огромные перемены в жизни, но он запретил мне о них говорить даже тебе.
По поводу той статьи, мы – не расставались! Расстаются тогда, когда отношения заходят в тупик. Когда все перепробовал, а реанимировать любовь не получается. Нас разлучили насильно. Хирургически разделили на две части. Мы были двумя инвалидами, несущими в душе горечь и гнев. За десять лет разлуки никто из нас никого не сделал счастливым. А сейчас, когда мы вместе, я счастлива! Я воскресаю! Оттаиваю после многолетней заморозки! Это как замедленная макросъемка утреннего розария. Бутон цветка медленно, незаметно человеческому глазу распускается и начинает источать свой неповторимый аромат.
Ты не трус. Не выдумывай. Ты авантюрный. Это не отнять. И всех вокруг заражаешь своим авантюризмом.
Люблю тебя и очень скучаю...
Ты мое НЕБО!!!

Служебный «Бентли» въехал в Обнинск, и от воспоминаний у Юли защемило сердце. Она не была в этих местах десять лет. Проезжая мимо центра города, Юля вспоминала, как они гуляли здесь с Романом. Вот парк, куда он побежал, когда Юля приревновала его к Насте. А вот тот самый кинотеатр, где прошло их первое совместное с Настей и Кириллом свидание. Кафешки где они любили попивать коктейли, смотреть на прохожих и придумывать сценарий их жизни.
Когда машина припарковалась у дома родителей, и телохранитель открыл перед ней дверь, Юлю сковала нерешительность. Что она скажет матери? Я тебя простила, будет все, как было? Как ей себя вести? Нет, наверное, приехать сюда было не самое лучшее решение. Юля уже хотела сказать водителю, что передумала, как дверь в воротах распахнулась и на улицу выскочила ее мать. Она не видела, кто скрывается в полутьме салона и натужным голосом спросила:
– Рудик? Это ты? Что-то случилось с Юлей?
– Это я... мама... – Юля подала руку телохранителю и вышла из машины.
– Юльча?! – Алла была поражена. – Господи! Неужели это ты?
Юле не хотелось, чтобы секьюрити были в курсе их семейных проблем, и жестом указала матери на дом. Алла поняла намек и скрылась за воротами.
– Оставайтесь здесь, – кинула на ходу Юля людям из сопровождения.
– Не могу, Юлия Викторовна, – отчеканил телохранитель и прочистил горло. Юля метнула в него гневный взгляд, и он тут же пояснил: – Приказ начальства, Обнинск – повышенная зона опасности.
Юля вспомнила об Артеме и скривилась в недовольной гримасе. От кого ее охраняли? От Артема? Да Артем по сравнению с ее боссом был плюшевым мишкой.
– Я буду тих и нем. Вы меня даже не заметите.
Алексей, был ее личным телохранителем последний год. На его глазах развивались отношения с Яриком. Это он вел дозор под ее дверью, когда она после смерти младшего Дорофеева закрылась на три месяца от всего мира. Только его она позволяла впустить в квартиру, если того требовали усиленные меры безопасности. Он помогал Роману справиться с инвалидным креслом в дороге. Он был настоящий профессионал. Чтобы не происходило, он объективно оценивал риски. И именно поэтому Юля промолчала. Другому бы она такую дерзость не простила.
Тяжело вздохнув, Юля направилась к дому. Безмолвные отголоски прошлого не оставляли ее равнодушной. В памяти всплыли моменты, связаны с этим местом. Вон в то окно на втором этаже, где раньше была ее спальня, они с Рошей поглядывали, чтобы увидеть, не пришли ли их родители с прогулки, а когда убеждались что «все чисто» снова целовались как сумасшедшие. Террасу они вместе красили пропиткой по дереву. Ох, и как же выросла туя, которую они посадили перед выпускным вечером Роши. Стук каблуков по тротуарной плитке отдавался в ушах. Волнение нахлынуло с такой силой, что сердце колыхалось как парус на ветру.
В холодной прихожей Юля хотела разуться, но мать запротестовала.
– Просто вытри сапоги о тряпку. В доме холодно. Пальто тоже не снимай. У нас вышел из строя отопительный котел. Сергей спустился в подвал. Надеется починить сам.
Алла тараторила без остановки, рассказывая о домашних проблемах, Юля поняла, что мать нервничает. Еще бы, наверняка Роман уже сказал, что они не поверили Сергею и сделали свой тест на родство. Этим и объяснялось их двухнедельное затишье. Мать, наверное, думает, что Юля сейчас накинется на нее с порога и будет скандалить.
На лестнице появились одетые в куртки-дутыши ее младшие брат и сестра, сухо поздоровались и снова нырнули в свои комнаты. С первого взгляда было понятно, что они в соре.
«Опять что-то не поделили!», – подумала Юля.
– Времени у меня мало, – Юля прошла на кухню и села за стол.
Алла разместилась напротив и вопросительно посмотрела на дочь.
– Чем ты больна? – спросила она мать в лоб.
Услышав вопрос, Алла вздрогнула и выпучила глаза от удивления. В них читался немой вопрос: «Как ты узнала?». Юля не стала отвечать, скажи она, что это предположение Романа, мать из принципа могла отмахнуться и сказать что все в порядке.
– Так чем?
Алла сцепила пальцы в замок и закусила губу.
– Мама? – поторопила ее Юля.
– Ты меня так не называла с того самого дня, – с обидой бросила Алла.
– Пока мы эту тему трогать не будем, – угрожающе произнесла Юля, и Алла закивала, ей самой не хотелось сейчас начинать болезненный для всех разговор. – Поговорим о тебе и твоем диагнозе.
Выяснилось, что у Аллы при осмотре маммолог обнаружила опухоль в груди и пункция показала, что она злокачественная. На мать Юля смотреть не могла – к обиде размером во вселенную добавилось беспокойство за ее здоровье. Поэтому пока Алла рассказывала о диагнозе и рекомендованном лечении Юля осматривала дом. Ремонт не делался больше десяти лет. Обои в гостиной еще они с Романом клеили. В полах щели. Краска везде облупилась. Роман был прав. У родителей проблемы с деньгами.
Юля отправила Рудику сообщение, написала диагноз матери и попросила, чтобы он нашел лучшую клинику и уточнил набор документов и анализов, с которыми нужно приехать на первый осмотр.
В дом вошел Сергей. На нем был рабочий комбинезон. Руки и лицо перепачканы. Под тяжестью проблем, что на него навалились за последнее время, он ссутулился и посидел. Мать все еще щебетала, а в голове Юли за считанные секунды сложился план действий. Она уже «набивала» подопечному следующее сообщение.
Забронируй номер в отеле недалеко от моей квартиры на семью из четырех человек. Сними в аренду микроавтобус. Пусть подъедет в течении часа.
Рудик тут же ответил:
Все сделаю. Не паникуй. Мы ее вылечим.
– Котел нужно менять, – резюмировал Сергей.
Алла побледнела, видимо им это было не по силам.
– Так! Ладно! Зовите детей, – Юля встала и поправила пальто.
– Зачем? – встрепенулась Алла.
По решительному виду Юли Сергей понял, что она что-то задумала и молча пошел к лестнице.
– Юльча? Ты что решила устроить мне всенародную порку?
Сначала Юля не поняла, на что намекала мать, а когда до нее наконец-то дошло брат и сестра уже входили в кухню.
– Они знают о диагнозе? – вполголоса спросила Юля у матери, показывая на детей.
Алла кивнула.
– Конечно, со мной была истерика, такое не скроешь.
– Слушайте меня внимательно, – начала Юля безапелляционным тоном, которым научилась у босса и заскользила взглядом по членам семьи. – Сейчас вы соберете все необходимое для жизни на неделю и поедите в отель.
Домочадцы переглянулись. Алла облегченно выдохнула, она-то думала, что дочь устроит разборки прямо при детях.
– Завтра утром уволишься с работы, – обратилась Юля к Сергею. – Скажи, по семейным обстоятельствам. Наймешь строительную бригаду и займешься капитальным ремонтом дома. Сам чтобы к молотку не притрагивался. Я тебя знаю, начнешь всех поучать, показывать, а в итоге всех погонишь прочь. Приехал, проконтролировал, решил финансовые вопросы и снова к семье в гостиницу.
Юля снова повернулась к матери.
– Мама... в России лечиться ты не будешь. Поедешь в ту клинику, которую я для тебя выберу. Срочно свяжись с Рудиком и передай ему документы, которые он попросит. У тебя загранпаспорт не просрочен?
– Нет, – еле слышно отозвалась Алла. Слезы накатились на глаза, и она уже еле сдерживалась, чтобы не зарыдать во весь голос.
Дети прильнули к матери, и она обняла их как орлица своих птенцов.
– На данный момент приоритетом является твое здоровье, поэтому я пока беру младших под опеку. Скажи им, чтобы не мотали мне нервы и без их капризов мне сейчас тошно.
– За неделю невозможно сделать капитальный ремонт, – подал голос Сергей. – Тут работы непочатый край.
– Я знаю, – кивнула Юля и немного смягчилась. – Ремонт будет идти своим чередом. Как только закончишь с ремонтом, выставишь дом на продажу. За неделю Рудик подыщет вам приличное жилье. Детали обговорим за ужином. Собирайтесь. Микроавтобус придет через час. Я буду ждать вас в отеле.

http://idavydova.ru/
https://www.facebook.com/inessa.davydoff
https://twitter.com/Dinessa1
https://ok.ru/group53106623119470





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 14
© 14.11.2017 Инесса Давыдова

Метки: любовь, запретная любовь, роман, драма,
Рубрика произведения: Проза -> Роман
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор












1