Вакансия "буду умирать молодым"


Про некоторых людей говорят: «Пить не умеет». Про меня говорили: «Пить совсем не умеет». Где с моим нетрезвым состоянием совсем недалеко маячила моя смерть, либо тюрьма, либо психушка. В очередной раз напившись с случайным мужиком в горячем пьяном споре, кто кого «уважает больше», я как рыцарь, а вернее, синий рыцарь, взял в руки топор, явным желанием доказать свое более превосходное «уважение» над его «уважением» разрубив ему голову пополам. Вспоминая при этом, что видел такое в интересном кино, но к его счастью и к моему, кстати, тоже, его «уважение» оказалась быстрее, и прилетело в виде полено мне точно в лоб. Теряя сознание и падая на землю, я отчетливо помню свою мудрую мысль «все, я больше не пью». После этого незаметного происшествия в моей пьяной среде, я прожил у себя еще пару месяцев, и на самом деле, за все время не выпив при этом ни грамму спиртного, до кучи бросил я и курить ,и уже готовый к следующим поворотам жизни, на самом деле, без страха и упрека, я поехал в чуждую для меня среду, в большой город на Неве, где меня никто и ничто не ждало. В кармане у меня тогда было прожить, может, на неделю, я по приезду в город устроился в строительную фирму с пафосным названием примерно как «Империалстрой ля ля ля эмпл». Так вот фирма по объявлению набирала всех, предоставляло жилье бесплатно, кормила плюс платила по-настоящему, и давала достойные условия труда. Я и еще человек восемь из разных частей России и стран СНГ приняты на работу. Сразу я было поверил, что прошел своего рода большой отбор, из нас девятерых двое дружно оглянувшись назвав эту работу, мягко говоря, рабской, покинули, я тогда помню, такому еще и порадовался. Конкуренты ушли, подумал я самодовольно. Шансы для меня хорошего, который ничего не умеет, увеличиваются. Меня правда чуть-чуть смутил договор, где маленьким шрифтом было написано. «Что я такой то не имею претензий, и перечислялись случаи типа моей смерти, и штук десять случаев, моего увечья, не получения вовремя зарплаты, обязуюсь не обращаться в суд. Нести материальную ответственность и т.д». Поставив быстро свои росписи, штук пятьдесят, я принялся за работу. Зарплата, как выяснилось, должна мне привалить через сорок пять дней. Мне что-то втирали про коэффициент трудового участия, штрафы за опоздания, штрафы за работу, штрафы за все. И это называется загадочным словом «депремированием». И при этом еще должна оставаться «висячка». Зарплату, которую я заработал в сентябре, с вычетом далеко не скромной фантазии моих работодателей, которые назывались для меня не понятным словом «субподрядчиками», так вот эти деньги я должен был получить только в ноябре с условием, если я еще и работаю в этом ноябре. Прочитав торопливо, ознакомившись с условиями на работу, подписались пятеро. В первый день я работал с 8 утра до 10 вечера, когда я добрался до общаги, было начало первого ночи. На обед дали сухую лапшу, алюминиевую тарелку и четыре кусочка хлеба плюс кружка черного чая с сахаром и работа. Работали там без перекура, рабочую одежду не выдавали, куртки не было у меня вообще. Проработав две недели, деньги, что были, закончились. А до зарплаты еще месяц как выдержать?. «Побыстрей, бы
обед». Нужно оставить два кусочка хлеба, один на ужин, другой на завтрак. Кошмар, меня к этому времени уже оштрафовали раза пять. При этом мы работали обычно до начала двенадцатого ночи, и я бежал в метро. Не дай Бог оно закроется, добежав, я прыгал через турникет из-за всех сил мчался по эскалатору. Засыпаю на минут сорок. Просыпаюсь на предпоследней станции. В очередной раз замечаю, ноги мои мокрые насквозь, все болит, и одна тупая мысль «как дотянуть до зарплаты, а там я поем, нет, я наемся и куплю другие кроссовки, еще надо бы найти другую работу, где не так тяжело». Дохожу в общагу, это коммуналка. Сколько в ней людей? — Для меня загадка. Я стою в очереди в душ, я должен мыться, еще бабуля меня приучила: «Как бы не было трудно тяжело ты должен всегда мыться, всегда быть чистым». Помывшись, напиваюсь водой, и все это по-быстрому, меня ждут усталые мужики, чтобы тоже принять душ. У меня осталось двенадцать пакетиков чая, завариваю пакет по второму разу, иногда и по третьему, вытаскиваю маленький кусочек черного. У меня текут слюни. Трудно не съесть свою байку одним махом. С усилием воли тихонька, начинаю поедать свой кусочек, запивая чаем, снова борюсь с собой, чтобы не дать себе слабость съесть второй кусочек хлеба. Стараюсь отвлечь свое внимания от своего кусочка, то есть завтрака, начинаю разговор с Саней с одним из тех, с кем я сюда устроился сюда на работу. Начинаем, как обычно жаловаться: «что все трудно и нас осталось трое из пятерых, кто устроился в один день, вот бы немного денег. Бежали бы отсюда, как от огня, а тем двоим, что ушли, денег не дадут». Осознание такого факта, заставляет меня засыпать в третьем часу ночи и просыпаться в шесть и эта мысль «надо держаться…».
Прошло сорок дней моей вынужденной активной диеты, мужики на работе на меня покрикивают, называют: «Балластом». Есть и те что позволяют себе матерные слова в мой адрес. Я, конечно, огрызаюсь, один раз даже всебился с одним, но я слаб, и постоянно хочу спать. На штрафы уже не обращаю внимания, плюс я как клоун хожу в двух разных обуви. Один мой кроссовок порвался, и что-либо сделать с ним нету у меня ни средств, ни опыта. Нашел второй ботинок на два размера больше, так и бегаю. Саня сказал, что Игорь сегодня сдался и ушел.
— Нас теперь двое, — сказал почти угрожающим тоном — ты уходить не смей, эти суки нарочно нас изводят, чтобы не платить денег. На, угощаю — и достал половинку плитки шоколаду. Я посмотрел на него «блин, у него же даже нет шапки и куртки как у меня, ботинки порваны, замотаны целлофаном, на босу ногу».
— Спасибо, Саня. Думаю, я выдержу, а ты, смотрю, вообще не устаешь…
В день зарплаты мне заплатили с вычетом всех штрафов 18000 рублей, когда как обычно неквалифицированный рабочий получает 1000 рублей за восьми часовой день, а я получил итого 400 рублей в день за 14-16 часов работы. В этот день я купил себе обувь и поел в столовой на 500 рублей. Устроился на работу по демонтажу, по двенадцать часов с зарплатой 1500 в день, где работал на совесть и не уставал. Там мне платили, все как договаривались и ни разу не оштрафовали.





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 16
© 14.11.2017 Артем Донгур-оол

Рубрика произведения: Проза -> Быль
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1