История Грэя (отрывок из романа "Грэй")


Лев Вишня
14.
- Слушай меня внимательно Аня. Я расскажу тебе свою историю. Все как есть, ничего не утаивая и ни разу не соврав. Там где я родился, была нищета, страх, разруха и голод. Отец мой был репрессирован, но женился на моей маме через два года, как вышел на свободу. Они оба никогда мне ничего не рассказывал об этом. Потом только однажды отец рассказал, когда меня самого в мои юные годы полные глупых романтических надежд и максимализма взяли и подвергли «репрессиям». Вот тогда он мне рассказал все о себе. Это был 75-ый год.
Поначалу когда ты ничего не знаешь о своих способностях, они постепенно раскрываются сами собой. Я не знал, что родился волшебником… Я просто заметил за собой некоторые странности. Я мог угадать, если хорошо задумывался, масть карты, повернутой ко мне рубашкой. Мог «загипнотизировать» преподавателя физики или математики, чтобы они не вызвали меня к доске. Еще однажды в седьмом классе, ко мне пристала на улице группа хулиганов из соседней школы. Они хотели меня избить и отобрать все деньги. Их было четыре человека и настроены вроде были серьезно, но… я был настолько напуган, что буквально вошел, как мне самому показалось в душу главному разбойнику, его кстати звали Кешой со шрамом, и сумел как-то мысленно его образумить. Я боялся их невероятно, просто безумно. И я вошел в душу Кеше и убедил его там в его душе оставить меня в покое.
Потом однажды на улице на меня напала большая собака, кавказская овчарка, и я также сумел и ее убедить не нападать на меня. Подчинить ее волю себе. Она скулила, лаяла, рычала, но не нападала. Ее воля словно была раздавлена. Я раздавил ее волю, также от страха, войдя в ее подсознание. Подчинил ее себе, как до этого хулигана Кешу. И также как Кеша не тронул меня, не тронул а и эта собака.
Я тогда еще не знал тогда, что я медиум и экстрасенс, но я запомнил эти два события, просто запомнил и все.
Что случилось потом?

Света была прекрасной женщиной, лучшей на земле. Ее единственный недостаток заключался в ее бесплодии. А я закончил ВУЗ с отличием и начал работу на кафедре. Я хотел построить ей самый прекрасный замок на земле, а в итоге… отправился в самый настоящий ад. И там уже в аду, когда меня избивали или шмонали… там я снова попробовал то, что сделал когда-то с Кешей и с той кавказской овчаркой. И у меня снова получилось, а потом стало получаться постоянно. Я вдруг открыл в себе эту способность управлять людьми на расстоянии, подчиняя их волю своей, входя им в подсознание. А потом я даже научился читать мысли. Это все было случайно и мотивировано одной единственной вещью, моим страхом, слабого и не способного по-другому защитить себя человека.
Так я узнал, что я маг. Волшебник. Колдун. Демон… недочеловек, а может и сверхчеловек… смотря как отнестись к этому.
Меня перестали бить, начали давать сигареты. Охранники не шмонали меня… или делали это формально. Овчарки уже не рычали на меня. Я доходяга, сопливая тварь, вдруг стал сильным. Там на зоне. И я выжил. Хотя это было почти невозможно. А потом я научился видеть карты насквозь, как рентген. И тут мой дар пригодился даже авторитетам зоны. Придя туда в 28 лет интеллигентным и никому не нужным задохликом, я вышел спустя три года человеком, которого боялись многие.
Ты не знаешь, откуда придет к тебе спасение. Ко мне спасение пришло, когда я увидел, что могу делать, то что делаю, регулярно и более того, могу развивать и совершенствовать свой талант. И вот тогда, вскоре после тюрьмы я допустил саму страшную ошибку в своей жизни. Я вдруг решил, что могу спасти мир…
Грэй на минуту остановил свой рассказ и посмотрел на Аню.
- Тебе интересно?
- Очень!! Невероятно! Говори, говори, - глаза Ани светились в наслаждении и жажде.
- Я возгордился, Аня, и за это был проклят. Я решил, что я не человек, а нечто большее. А потом я стал развивать свой талант, добиваясь точнее пытаясь понять предел его возможностей. Я научился вводить людей в транс или гипнотическое состояние с помощью двух-трех движений. Потом я научился двигать усилием и внутренней энергией небольшие предметы, размером со спичечный коробок. Начал чувствовать места смерти, места боли. Начал чувствовать чужую болезнь и вообще понимать человека изнутри. Карты я уже стал видеть прямо в колоде, как они там лежали. Наконец, я стал чувствовать или почти читать текст, не открывая книги. Читать текст рукой, а не глазами. Это был предел моих способностей. Когда я достиг этого предела, я стал врать людям, что могу и больше. Я стал лечить, не имея на то никаких прав. Я «лечил» все, с чем мне обращались, начиная от алкоголизма и заканчивая раком. Многие из моих больных умирали, с улыбкой, веря в совершенство моей магии. Многих я избавлял от боли и страданий, но… Аня, я никого не избавил от болезни. Я столько нагрешил и наврал… Это было моим проклятием. Но раз, взявшись врать, ты уже не имеешь возможности остановиться. Я врал и врал. Люди приходили ко мне с последней надеждой, уже отказавшись от врачей и других целителей. И я снимал боль, это правда! Я всегда снимал боль, и это было в моей власти. Но только это… Это был предел моего волшебства. Я снимал боль, и люди умирали без страданий, уверовав в то, что я их вылечил.
Но их родственники, которые отдавали часто мне свои последние деньги… они начали сомневаться. Так я получил прозвище «псковский ведьмак» и это прозвище было верным.
А потом, ко всем своим прежним грехам, я связался с бандой головорезов. Отморозков. Натуральных чертей. Начался праздник 80-ых, затем 90-ых и мой талант решили поставить на поток. Так я встал на дорогу, с которого уже не было обратного пути.
Я вступил в банду, которую потом называли «Новый рассвет». Я так и остался слабым и не очень организованным человеком, поэтому там руководили другие.
Меня просто использовали, как и еще одного мага. Его звали Сергей. Он был на восемь лет младше меня, но такая ерунда как совесть его не волновала вообще. В этом мы различались. Он просто работал и работал, «рубил капусту с лохов». И за это был наказан «силами». Он потерял свой дар и превратился обычного жулика. В этой катастрофе он обвинил меня, а глава нашего братства, бывший авторитет на зоне, Константин Ромов, еще его звали «Темный», странная кличка, поддержал Сергея. Я ушел из банды и отказался от «целительства», но помогал в другом: искал потерянные вещи и пропавших людей. Это у меня получалось.

Вроде бы можно было все забыть. Но на свою беду в самом начале 90-ых мои бывшие компаньоны ввязались в массу афер и потеряли все деньги. Все без остатка. Когда очнулись, то снова потребовали от меня работы. А я уже не хотел. Светлана… моя верная и преданная, пережившая вместе со мной все эти ужасы женщина, вдруг начала болеть. Я отказался. Я сказал им: «вы видите? Светлана болеет, и я не могу ей помочь, а это самый святой и самый значимый для меня человек в моей жизни, после матери. Как я могу после этого «лечить» тех, кого ни разу раньше не видел в своей жизни? Как? Я врал, и вы это знали! Мы все врали…». Они пообещали скоро вернуться.
Я полностью ушел от дел, связанных с сектой и думал, что они оставят меня в покое. Но они вернулись снова, когда Светлана умерла, как и обещали и подожгли мой дом. Потом приходили еще несколько раз. А в 93-ем они предложили мне другую работу: вести их финансы. Я согласился. Я мог в отличие от них разобраться и с бухгалтерией, и с налогами, и с законами. Все-таки не зря получил свой красный диплом.
Кстати секта даже выросла! Прибыл какой-то черт из США и привез инвестиции. В 94-ом у нас был просто золотой век. Деньги полились рекой! Мы притворились «христианами», но на деле были настоящими сатанистами. Мои способности, в отличие от способностей Сергея не ослабевали никогда, и я снова, против своего желания, начал работать. Этот черт из США, Генри Хоум, вдруг заметил, что я приношу основные деньги нашей конторе, и почти все прихожане в нашей секте слушают меня, а не Сергея или Константина. Хоум поразмыслил и поинтересовался, насколько я хорошо знаю английский. Именно этот вопрос и решил мою судьбу.
Аня задумалась, ожидая продолжения истории, а потом резко спросила или даже вскрикнула:
- Они убили тебя из-за Хоума! Они поняли, что могут оказаться не у дел?!
- Именно, Аня. И это решило мою судьбу.
Сначала они просто подставили меня. Хоум выслал большую сумму денег на открытие нового филиала, а потом внезапно наехали менты и все деньги пропали вместе со мной. Я приехал с ними в участок, а уехал уже без них. Хоум был в ярости, для него это был просто шок!
Мне предложили на выбор: либо петля, либо пуля в затылок. Я сказал: «петля», но… вспомнил, что когда-то, сидя однажды в архивах в Киеве, прочел записку одного из бояр. Этот боярин входил в ближайшее окружение Василия Василича и писал о сделанных после прихода к власти Дмитрия Шемяки «закладухах», на случай высылки или побега свергнутого великого князя из страны. Таких «закладух» было всего шестнадцать, и они были по всей тогдашней Руси, но более на границах. Пять из них было в Псковской земле и еще столько же в Муромской, остальные в самых разных местах. Все зависело от того, куда захотел бы бежать свергнутый князь, в какие края: литовские или ордынские. Местоположение одной из них было как раз рядом с Порховым, то есть недалеко от того места, где мы все жили. Я вспомнил, что умею находить предметы и пообещал Хоуму и Константину, что смогу вернуть долг, но нужно время. Хотя бы пара месяцев. Темный мне почему-то поверил.
И я пошел искать эту «закладуху» и…
Анна, почувствовав паузу, внимательно посмотрела, а потом даже ахнула!
- Господи! Боже мой! Я поняла! Я знаю, где находится эта закладуха!
- Ты права, - кивнул Грэй. – Да, именно там. В чугунном ларце на глубине примерно четыре метра в кирпичной печи, в самом ее основании. Этот дом потом рухнул, на его месте построили другой, но никому не пришло в голову ломать фундамент печи. Там под этим фундаментом и был тот самый забытый и невырытый клад.
- Бедные Жора и Матвей! – улыбнулась Аня. – Они столько плескались и все бестолку.
- Частично они были правы. Дом стоял рядом с пристанью на берегу реки, которая спустя шестьсот лет изменила свое русло и ушла на три километра в сторону.
Он посмотрел на Аню очень внимательно и улыбнулся.
- Да. Аня, она именно там и именно в том месте, где меня и убили. Только очень глубоко. Примерно четыре метра земли, потом сруб в несколько окаменелых венцов упавшего дома и остатки кирпичной кладки разрушенной печи. Ларец примерно один метр на тридцать сантиметров. Там так много… так много, что твоему дорогому знакомому, Рашиду даже и не снилось. Примерно два миллиона долларов на современные деньги, по самому грубому счету. Нужно три взрослых человека и два-три дня работы, чтобы ее достать.
- Я тоже почувствовала ее, когда там стояла, но ничего не сказала Доде. Не обратила внимание. Но она там есть. Почему они убили тебя, ведь ты уже нашел клад?
- Я им не сказал, что нашел. Я просто нашел и стал торговаться за свою жизнь. Константин был не против, но Сергей… Это он ударил меня кайлом по голове. А потом уже Ромов перерезал мне горло. Темный ругался, матерился, а Сергей вопил. Сергей не хотел оставлять меня в живых принципиально. Он был твердо убежден, что это я лишил его дара, а не его собственная жадность. Так я умер, и так ты познакомилась со мной.
- Я выкопаю эту «закалдуху», и еще…
- Я не прошу тебя об этом… - сказал он, глядя ей в глаза.
- Я убью их, если они еще живы. Клянусь! Я отомщу за тебя, Грэй!
Грэй внимательно посмотрел на Аню, и ей показалось, что она увидела в уголках его серых глаза маленькие мужские слезы.
- Я не прошу тебя об этом, - повторил он еще раз.





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 21
© 14.11.2017 Лев Вишня

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 1, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор












1