Хотите шашлычка?


Когда-то все мы были молодыми, и казалась нам жизнь прекрасной. А что может быть лучше, чем ещё и отправиться на море просто так, с палаткой побродить всей семьёй. Ничего, что мои дети тогда были маленькими, значит, это мне придется на себе больше груза тащить.

До приморского поселка мы добирались на автобусах с пересадками с электричек, а придя на пляж, отправлялись искать себе место подальше на диком пляжу, подальше от людей. Проходя мимо загорающих на пляжу людей, моя процессия с грузом, вызывала неподдельное любопытство у зевак. А что же эти несут такое в рюкзаках и баулах? Наверняка же, это торговцы. А чем?

Ещё большее удивление у наблюдателей вызывала разбивка мною лагеря для палатки. Сначала дети начинали есть, потом купаться, потом опять есть и им уже никакого дела ни до чего и не было.

А потом мне приходилось косить траву огромной кучей, после чего на эту кучу травы устанавливалась палатка. Тут наблюдателям становилось всё ясным, это точно какой-то сумасшедший решил испытать судьбу, расположившись с семьёй в диком месте пляжа. Так тут его ночью и убьют и ограбят, этого чудика!

Разбив стоянку и установив по ветру очаг для сковороды и кастрюли, можно было уходить на охоту. Да, пока мне позволял мой вестибулярный аппарат, я занимался подводной охотой, сейчас это называют фридайвинг, а тогда не заморачивались, просто себе ныряли. После травмы головы у меня в темноте голова кружится, теряю равновесие, а это уже наипервейшее противопоказание для занятий нырянием. А тогда, пару прокачек легких воздухом и в глубину за балластом. На балласт обычно собирались рапаны в мешок на поясе.

По возвращении через пару часов что-то жарилось, варилось, а в основном эти рапаны вызывали у всех стойкое отвращение. Давно когда-то, я подстрелил полуметровую камбалу под вечер, пришлось жарить, чтобы не пропала, а вокруг палатки никого, чтобы можно было угостить. Пришлось нам тогда все это добро есть самим, да ещё и без хлеба, а то пока сходишь в посёлок за хлебом, то и магазины уже закроются. Ну, и вкусна же была эта жареная рыба! А утром у всех настало белковое отравление, по одному выползали из палатки на свежий воздух, и как же нас всех рвало! Поэтому мои дети из всего мешка с добычей интересовались только мидиями и, в особенности, устрицами с крабами.

А рапанов я редко готовил, только лишь от безделья. Традиция у меня такая, по окончании удачного разбития лагеря нажарить себе рапанов и обмыть пристанище. Тут на первый раз можно и рапанами закусывать. После закусывания я огляделся, что это место оказалось отнюдь и не так уж безлюдным, как казалось днём. Откуда-то сверху подошли отдыхающие, явно приезжие, с детьми. Оказался наверху горы кемпинг для автомобилистов. К морю из кемпинга, они спускались два раза в день, утром и вечером. А в остальное время были заняты приготовлением пищи и кормёжкой детей в кемпинге. Потом они мне рассказали, что здесь уже три недели, а дети у них почти и не загорели.

Это дело было быстро поправлено. Стоило моим детям взять по леске с крючком, и вся эта ребятня забыла обо всем на свете в азарте ловли бычков из-под камней. С раннего утра до позднего вечера вся эта ватага просиживала на камнях. Как чайки сидели неподвижно, часами не сходя с места. А пищу родители стали им на пляж приносить и в жару одевать их в футболки, чтобы не сгорели. Через семь дней вся детвора превратилась в негритят.

А тогда присутствие более близких соседей обнаружилось только по собачке, прибившейся к моим детям. Маленькая такая, ухоженная, явно комнатная. А эта что здесь делает? Дети её кормят, ласкают. Только на меня собачонка рычит, да и на что ты мне нужна, кабысдошка?

Тут и её хозяева подошли и стали извиняться за свою злючку! Оказалось, что за десять метров у них тоже стойбище, правда, они уже тут два месяца на этом самом месте прожили. А сами они из Москвы, и тоже бомжи. Привет, это они меня за бомжа приняли! Свои люди! Ребята оказались застенчивыми, закусывать рапанами им как-то не хотелось сразу мол, де моих детей объедают. Пришлось им объяснять, что больше жарить рапанов вообще не буду, так как их никто не ест вообще, пускай они себе всех рапанов забирают и сами себе их готовят. От радости такой они и мешок с рапанами
уволокли, но к утру мешок был прикреплен на том самом месте, как и полагается.

Оказалось, что эту собачонку они уже много лет с собой возят. Несколько раз эта собачонка уже ездила на побережье Черного моря вместе с двумя хозяевами, одному-то 48, а другому 23. Только вот здесь у них возникла проблема с собачонкой, она у них есть перестала совсем, ничего не ест, даже мясо ей дают, а собачка ничего не ест, исхудала совсем. Тут я им и показал, что у их собачки отменный аппетит, даже сухой хлеб наворачивает, не говоря уже про рапаны с уксусом. Немало удивившись такому чуду, мои новые знакомцы тактично удалились, испросив у меня высочайшего соизволения собрать рано поутру вокруг моей палатке использованную мною стеклотару на сдачу бутылок, пообещав при этом никого не побеспокоить. Вот значит, чем парни промышляли, бутылки они собирали. Ну что же, вполне честный бизнес, только мясо у них откуда? В дальнейшем парни появлялись в поле моего зрения, только предугадав моё желание выйти на берег, надо же мне тапочки принести. Мои тапочки отбирались у моих детей, и эти парни преподносили мне их по всему берегу, куда мне выйти заблагорассудится, пока они не освободят меня ещё и от груза при моём выходе на берег. Ну да, а то по камням босыми ногами мне же тяжко было ходить?

Как-то рано поутру, ещё солнце не встало, слышу, что кто-то шуршит рядом с моей палаткой. Если это шуршание разбудит мою женскую половину, то мне и самому несдобровать. Высунувшись по пояс из палатки, вижу вполне прилично одетого представительного мужчину средних лет и с дипломатом, шарящего с палкой по кустам. При моём явлении из палатки, мужчина застыл по стойке смирно, бросив палку, и на его мотне стало расплываться мокрое пятно. Да и я тоже удивился, с чего бы это, вроде бы как для купания ещё слишком прохладно поутру? Может, что в кустах увидел? А тут он мне радостно сообщает:

- «А вы мидий видели?

-«А где?»

-«Там.» -Повернув голову в направлении указующего перста пришельца, я немало был удивлен тем, что этот вполне приличный мужчина оказался ещё и стайером. За мгновение, пока я отвлекся взглядом на море, этот унесся так далеко.

Пришло время мне идти в магазин. Хотя с собой мною всегда бралась тушёнка в банках, но хлеба надо и ещё чего-нибудь. А мне без водки, так и уснуть не дадут в кровь разбитые давлением воды уши и нос. Пришлось подниматься по тропе в кемпинг, тем путем, который отдыхающие проделывают по несколько раз в день. Ничего себе, какая высота! А наверху мне кафешка, где продаётся всё: и хлеб, и водка, и шашлыки, и чебуреки, на любой вкус. Только всё там намного дороже будет, чем в обычном магазине. Пообщавшись с торговцами, я отправился в путь в поселок, где и накупил всё необходимое. На обратном пути я прошёл мимо этой же самой кафешки, провожаемый на сей раз неприязненно-озлобленными взглядами трудящихся общего питания. Надо же, и они меня все же сглазили. На половине спуска у меня пакет с продуктами прорвался, и полутора литровая бутылка с газировкой свалилась прямо к палатке, растеряв по дороге половину содержимого из пробитых в ней в полете дырочек. Ладно, тут же её и выпили.

А соседи мне старались услужить по всячески, утром преподносили бутылочку пивца. Так это же на собранные бутылки, правда, за мной и собирали. Апофеозом этой услужливости стало предложение угостить меня с семьёй шашлыками! Немало удивившись такому аттракциону невиданной щедрости, я вежливо отказался, обосновав имеющимися у меня в запасе банками с тушенкой. Но, при этом, ещё и налил своим друзьям для развязывания языков. Вот они мне и поведали, откуда наверху, в шашлычной, для них берётся мясо. А часов после десяти вечера завозится это мясо в наисвежайшем лающем виде. Моим друзьям остаётся только стащить одного и пристукнуть, и можно лакомиться свежатинкой, свеже поджаренной на костре. Теперь понятно, почему собачонка даже хлеб перестала брать из рук моих друзей, это запах собачьего мяса отбил ей аппетит. Да ладно с тобой, собачка, кормись у нашей палатки, не обеднеем.

Пришло время и нам отправляться восвояси. Собрали вещички, бросили остатки провианта на берегу для всех желающих, и к двенадцати часам пошли в поселок по дороге наверх, сопровождаемые всеми отдыхающими.

Весёлый гомон детворы сопровождал наш подъем и был слышен издалека. И наверху, в кафешке, этот гомон тоже услышали. Когда я поднялся наверх, то никаких неприязненных взглядов на себя вообще не встретил. Всю обслугу этой кафешки как ветром сдуло. А посреди кафешки был накрыт стол для семи-восьми милицейских офицерских чинов с шашлыками на столе. Приятного вам аппетита, господа офицеры!






Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 17
© 14.11.2017 Август Хеппийцик

Рубрика произведения: Проза -> Антиутопия
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1