От Одессы до Херсона



(из записей Марка Неснова)

Ехать из Николаева в Херсон через Одессу может только ненормальный, потому что сам Николаев находится между ними.
Я готов считаться ненормальным, но быть на юге Украины по делам, и не увидеться с тётей Ирой, я себе позволить не могу, потому что такого она не простила бы мне никогда.

А кроме того я бы лишил себя радости, которую с детства дарит мне общение с моей любимой тётей.

Я вышел пораньше из гостиницы, сел в, заказанное дежурным, такси и около восьми часов утра вошёл в закрытое пространство одесского дворика с внутренними балконами по всему периметру, на улице Ленина 65.


Двор был знаком мне с детства, и я поднялся по крутой деревянной лестнице в квартиру, где жила моя чудесная тётя со своим мужем Мишей.
-Вы посмотрите на него, он уже тут! А ты что не мог позвонить из гостиницы, чтоб я приготовилась?
Хоть ты и рано приехал, я тебе скажу, что ты всё равно опоздал, ты всё пропустил, ты не видел самое главное, как Милка Пинчучка била свою проститутку - дочку чищеной селёдкой по морде.
И правильно! Хорошие девочки не приходят домой в семь утра.
Так ты слышишь? Она на неё ещё и выплеснула тазик из под карпа.
Нет! Иди сюда, посмотри вниз с балкона, ты видишь этого огромного карпа?
Так она всю воду с кишками вылила ей на платье.
Вы где - нибудь такое видели? А? Шоб я так жила, что у вас в Ленинграде не выбрасывают на родных детей по полкило хорошей икры.
Вы видели такое? Теперь она с земли будет брать икру и кормить своего дурака мужа, идиотка.
Ой, я на прошлой неделе жарила такого карпа –это объедение, где только ты был? Ты многое потерял.
Ой! дай я тебя поцелую, мирза моя! Миша, ты посмотри на него, у него уже седые волосы. А я его недавно нянчила. Горе моё!
Ты помнишь, как ты меня всю описал? А! Чтоб ты так был жив-здоров.
Я надела новое крепдешиновое платье, а он меня всю обоссал.
Теперь он смеётся!
Чего ты так похудел, тебя жена не кормит?
Ничего! Твоя тётя и так всё успела.
Я сделала фаршированного судака и синенькие, как ты любишь, остренькие.
Что ты всё время молчишь? Мишка ты посмотри на него,
не успел приехать, а тётя ему уже надоела. Как тебе это нравится!?

-Так ты ж ему слова не даёшь сказать.
-Я не даю сказать?! Вы посмотрите на этого казачуру.
Я его отмыла от Ставропольской грязи, привезла в Одессу, чтоб он увидел белый свет, мучаюсь с ним уже сорок пять лет, а он теперь затыкает мне рот.
Нет! Вы такое где - нибудь видели?
Надо было всё – таки выходить замуж за еврея, хотя они тоже хорошие сволочи. Как там твоя Лена?
Слушай она тебе ещё не говорит «жид»?
- Она не знает что это такое.
-Ой, как она мне нравится, я просто не могу, сразу видно интелигентную женщину, не то, что наши коровы.
Слушай, спроси у неё, что у меня тут болит сбоку. Ай, я сама знаю лучше всех врачей – это от жирного.
Давай садись, сейчас будем завтракать.
Ой, я ж забыла, я тебе вчера на «Привозе» купила пузанки. Ты помнишь пузанки? Их опять стали ловить.
Малосольные, с них жир течёт, как с поросёнка. Слушай, везде всё появилось. Так, говорят, было при НЭПе.
Потом всё отобрали.
У твоего деда отобрали кузницу.
А потом немцы их расстреляли.
Так зачем, спрашивается, надо было отбирать кузницу? Сразу бы расстреляли,и всё!
Я, как сейчас вижу твоего деда, он был выше тебя на голову, его все боялись.
-Ира ,ты б не суетилась, я уже девять дней голодаю, только на воде.
-Ой! А я смотрю, чего он так похудел? Сколько ты сбросил? А я никак не могу похудеть!
Разве с Мишкой похудеешь? Ну, у тебя всегда была сила воли. Я всегда говорила, что у Марка железная сила воли. Ладно, садись к столу, будем кушать.
-Ты что, дурная баба, не поняла, что он голодает?
-Так, а я ж ему ничего и не предлагаю. Марик! Ну кусочек рыбки можно?
-Только вода!
- Ты девять дней не ешь, и у тебя не кружиться голова?
-Я голодаю по правилам. Клизмы ставлю.
-Зинка ! Зинуля! выйди на балкон, гадюка! Твой любимый Марик приехал, так я тебе про него сейчас, на минуточку, расскажу - он голодает и ставит сам себе клизмы. Как ты можешь любить его после этого?
-Ирка, ты с ума сошла, я только с постели, в таком виде. Привет Марк, ты и правда похудел, тебе идёт.
-О! Уже сплелись хвостами.
-А сколько ты будешь голодать?
-Двадцать один.
-Всё хватит болтать! На кого я столько наготовила, а ну к столу, и ты давай к нам, раззява сонная. Такого жениха пропустить, как мой Марк. Она теперь всех мужиков с тобой сравнивает, и не выходит замуж. Ты видел такую дуру? Дездемона недорезаная.
Ой! Зинка, плюнь на него. Давай мы хоть с тобой выпьем с утра, а то от мужиков приглашения не дождёшься.
-Марк у тебя из Одессы самолёт?
- Из Херсона , у меня там ещё дела.
-Так чего ты припёрся в Одессу, когда тебе надо в Херсон?
-Тебя повидать.
-Нет вы видели такого ненормального племянника! Люди, посмотрите на моего припадочного племянника! Он «поихав за тры чорты» чтоб повидать родную тётю.
Вот за это я тебя и люблю! Дай я тебя поцелую, мирза моя! Эти жмоты в жизни б не поехали на такси, а ты - всегда. Ну, что с них взять? Одно слово - жиды. Мой Мишка тоже никогда не жмотничает. А я б с другим и не жила. Наливай, Зина! Правильно, что ты его всю жизнь любишь! Ничего, останется вдовцом, я конечно его жене Леночке желаю сто лет жизни, но мало ли что бывает, так он ещё к тебе приползёт. Я тебя уверяю! Кто ему парализованному так, как ты, будет горшки на старости лет выносить. Ой! Чтоб все мы были здоровы! Назло нашим врагам! Что там слышно в Москве?
Ну, Марк голодает, а ты чего уселся с сигаретой. Это он на меня обиделся, дурак старый!
Мы ехали вчера на «Привоз», так я ему заняла место в трамвае, а там же все лезут; так я сказала, что, мол, у меня муж страшно больной и ему тяжело стоять – у него такой геморрой, что врач такого геморроя в жизни не видел. Так он обиделся и не сел.
Ну, и что ты выгадал, инженер паршивый? Какой – то русский хазер сел на твоё законное место.
Слушай? У нас сейчас новый участковый врач Швальбе, без одной руки, такая умница, с ним можно часами разговаривать.
- Лучше бы он тебя лечил!
-Вот ты понял, чем эти русские отличаются от нас? Ему лечение важнее душевного разговора. Как я с ним всю жизнь живу? Так и дети в него! Такие же жлобы ставропольские. А вот в Израиль, как сговорились, рвутся все трое.
А я никогда! Что я без Одессы там буду делать? О чём я там с ними буду говорить?
Ты не собираешься? Ах, зачем тебе ехать, не знамо куда, когда тебе и здесь неплохо.
Ты куда встал? Ты ещё слова не сказал, а уже едешь.
-Ты ж ему не дала рот открыть.
-Что ты понимаешь в колбасных обрезках, кацап дурной.
Марик, а когда ты снова появишься? Хоть бы рассказал что – нибудь родной тёте.
Дай я тебя поцелую, мирза моя!





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 13
© 14.11.2017 Яков Капустин

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1