Ночной гость


Ночной гость
1

Парень в пятнистом камуфляже перешагнул сугроб, и нетвердой походкой приблизился к ночной палатке, наклонился к зарешеченному окошку, продавщица увидела бледное скуластое лицо с комочками пены в уголках губ и мутными больными глазами, наполовину закрытыми.
     - Слышь, подруга, – нечленораздельно сказал он. – Такое дело, братан приехал, мы вместе Грозный брали. Ты меня понимаешь, да?
     Продавщица, симпатичная девушка лет тридцати, встревоженно кивнула. Он продолжил:
     - Ночь, блин. А у нас ни шиша. Я рядом тут живу, через дом. Утром деньги получу. Выручай до завтра, – парень тяжело задышал, зрачки скрылись под опущенными веками. – Я контуженный, в кармане граната, – он пошатнулся, опустил голову. – Вот она. Я ларек штурмом возьму, где твои бандиты? Зови их сюда, суки достали, ты поверь на слово. Мне друга надо встретить, кровь проливали, сама понимаешь. Выпить, закусить. Запиши там себе, завтра верну. Деньги будут. Выручай, подруга.
     Окошечко было узким, он смотрел мимо нее, умолк в ожидании.
     - Водки? – дрогнувшим голосом спросила она.
     - Две бутылки Распутина. Блок Кэмела. Там закусить, шпроты, консервов. Помидорчики маринованные? Давай. Ты не жалей, подруга. Засада случилась, умрем за тебя, а сегодня денег нет. Ты не волнуйся, рассчитаюсь. Конфеты себе возьми, коробку побольше, запиши на меня. Понимаешь?
     - Бывает, понимаю. Держите пакет.
     Продавщица, пряча испуг за каменной улыбкой, просунула в окно большой полиэтиленовый пакет с рекламой Госстраха. Парень его встряхнул, расправил, начал складывать продукты. Она подавала ему подряд, что под руку попадет, пакет наполнился до краев.
     - Ты хорошая девочка, – парень пошатнулся, чуть не упал. – Скользко. Хватит до утра. Спасибо! Ты запиши, завтра приду.
Он взял пакет под мышку и пошел в сторону, через сугроб, направляясь во двор ближайшего дома. Железная дверь палатки, лязгнув засовом, приоткрылась, в проеме показался стройный силуэт продавщицы.
     - Борис! – окликнула она.
     Парень в камуфляже замер на тропинке. Еще шаг, и скроется за кустами.
     - Это я! Карина. Ты не узнал меня?..
     Он повернулся, посмотрел мимо палатки невидящим взором, лицо ничего не выражало, и скрылся в темноте за углом с полным пакетом под мышкой.


2

Герман был ошеломлен. Где это видано, чтобы в коммерческих палатках отоваривались бесплатно! А тут вот оно, пожалуйста. Борис третий раз за ночь сходил, и вернулся с полным пакетом. Две бутылки, курево фирменное, закуска. Запросто, без проблем. И это при том, что он, Герман, здесь живет с детства, а ему за сорок, и он бесчисленное количество раз умирал с похмелья, имеет какое-никакое имя, можно сказать, звезда областного масштаба, но когда денег нет, ты никто и звать никак. А тут какой-то пацан, впервые попавший в этот район, решает столь животрепещущий вопрос, как покупка спиртного среди ночи без денег. С куревом и закуской. Сколько раз бывало, они с женой Люсей сидели и окурки из пепельниц потрошили, самокрутки курили, не зная, как до утра дотянуть, соседей будить не будешь, чтобы выклянчить на бутылку, покушать и вовсе не мечтали. А тут Распутин! Кэмел, кури себе не хочу, консервы разные. Отличный парень. Познакомились накануне, можно сказать, случайно.
     Во время финансовых кризисов у Германа имелся крайний вариант, которым он втайне гордился. Когда очередная тусовка оставляла его без денег, а занять было негде, а вот опохмелиться надо было обязательно, иначе Люся загрызет, он ехал в ЦУМ, где посещал музыкальный отдел с инструментами и слонялся поблизости. Рано или поздно, иногда под конец дня, появлялся кто-нибудь, кто хотел купить гитару, а выбрать не умел. Так было и на этот раз. Герман тоскливо косился на кафетерий, где счастливчики тянули импортное пиво, водку или коньяк, мечта голодного поэта, и вот появился парень в пятнистом комбинезоне, попросил показать 12-струнную гитару. Герман подумал, что это охранник, работающий в супермаркете, но оказалось не так. Заметив, как тот крутит колки, не умея настроить гитару, Герман предложил помочь. Продавцы его знали, но им без разницы. Парень передал гитару, и Герман ее мгновенно настроил, врезал коронный блюз. Вокруг собралась толпа зевак. Еще бы, как-никак он лауреат всесоюзных конкурсов, тут он в своей стихии, похмелье не помеха. Проверив несколько гитар, Герман выбрал лучшую, и передал ее благодарному покупателю. Тот вернул гитару продавцу с просьбой отложить. Завтра, мол, получит деньги, и выкупит инструмент. Продавец равнодушно кивнул, а парень предложил Герману выпить пива, познакомились.
     Когда Борис узнал, кто ему выбирал гитару, просто обалдел. Оказалось, что он давний поклонник Германа и буквально вырос на его песнях. Польщенный Герман пригласил его в гости, предупредив, а дело вечером, что денег у него нет, обмыть знакомство нечем. Борис кивнул.
     - Не беда. Я без денег покупаю.
     Странная шутка, подумал Герман.


3

Люся, вторая жена Германа, а у него была еще и третья, неумолимо спивалась. Когда такое похмелье, хоть вообще не живи. Ни денег, ни работы, ни перспективы. Ладно, мать выручает, сын у нее живет, а как бы он здесь? Вечные сборища, пьянки, тусовки. Люся была на 12 лет моложе Германа, окончила художественное училище и подавала большие надежды, не говоря о том, что считалась красавицей: немало парней делали ей предложение, и всем отказала, потому что влюбилась в Германа. Лауреат, слава, поклонники, и деньги были, привозил с гастролей, особенно в Перестройку, гласность, запреты сняли, колесил по стране, чес устраивал, и люди известные на всю страну в гостях бывали. Вначале бесконечное веселье нравилось, а когда родила, растолстела, и заметила, что муж на молодых девушек заглядывается, с гастролей возвращаться не спешит, денег не стало хватать. Пыталась с ним бороться, выгнала из дома, чем кончилось? Разводом. Мало того, он женился на другой дуре, та еще моложе, правда, и там не ужились, вернулся. Алименты первой жене, там два сына, уже большие, алименты третьей, а у нее вечно похмельный Герман, и всегда без денег. С горя втянулась, пила вместе с ним, чтобы ему меньше доставалось. Алкоголь давал временную иллюзию, что жизнь наладится, не все потеряно, зато похмелье бывало страшным.
     Когда Люся увидела Германа, он ей сразу понравился. Длинноволосые хиппи, или наоборот, чересчур воспитанные эстеты ее давно не удивляли, тут без мимики лицо, черты грубые, плечи широкие, еще военный комбинезон, жаль, парень молоденький, а чего жалеть? Но, скорее всего, он ей понравился, потому что держал в руках набитый продуктами пакет, а в доме было хоть шаром покати. Конечно, человек не их круга, примитивный парень, однако ради такого случая улыбаться нетрудно, и даже пококетничать слегка, как бы тайком глазами поиграть, давно утратила желание очаровывать, а тут вдруг захотелось.
     - Представляешь, – поведал Герман, когда она вернулась, сделав спешный макияж. – Боря умеет бесплатно покупать. Я сам видел. Подошел он к палатке, на углу знаешь, по дороге с остановки. Пять минут поговорил, и вот это все – ему выдали. Не рассчитывался, я бы заметил. Сколько живу на белом свете, такого не видел.
     - Гипноз? – Люся была очарована. Нет, в сказки она не верила, а чтобы польстить гостю. Чем больше удивляешься, тем больше мужчины стараются заслужить. Но Борис и не думал рисоваться, он свернул пробку с Распутина.
     - Дважды в одну палатку не хожу.
     - Палаток много! – Герман радостно засмеялся, предвкушая неограниченное изобилие спиртного в течение ближайших суток, или пока гость не уйдет. Люся кокетничает, и совсем не жалко, и правильно делает. Какого чудного гостя привел. Это же сказка.


4

Веселье, подогретое халявной выпивкой и закуской, постепенно разгоралось. Борис всячески пытался завоевать расположение хозяев. Сказал, что родился и вырос в деревне, потом армия, остался служить, потом Чечня, БТР на фугасе подорвался, как спичечный коробок перевернулся, бойцы с брони горохом посыпались, контузия. Чистыми трусами наградили. Почему трусами? Обделались. Сейчас устроился в охранную фирму, но стремно барыг охранять, попросил расчет, завтра должны выдать зарплату. Потом Борис продемонстрировал приемы каратэ, ката. Хозяева проникались все больше, такой парень. Выпив очередную рюмку, гость, ободренный радушным отношением и вниманием, даже восхищением Люси, сообщил, что он тоже пишет песни, тоже поет. Разумеется, попросили исполнить.
     - А гитара есть?
     Супруги снисходительно переглянулись. Деревенская простота, а хорош парень. Герман вынул из футляра концертную гитару, сделанную на заказ известным мастером. Денег стоила больших, бывали, как говорится, и лучшие времена. Увидев роскошный инструмент, Борис даже не сразу рискнул взять его в руки, хозяева подбодрили, он осторожно провел по струнам, гитара отозвалась глубоким чистым звуком. Это вам не магазинная штамповка.
     - Смелее, – улыбнулся Герман.
     Они ожидали услышать что-нибудь заунывно-банальное, в гостях всякого народу перебывало, а бардовские песни – это же тоска. Недаром Герман специализировался на блюзах, но то высший класс, что от парня ждать, который пальцы на гриф с трудом выставляет. Однако выпили, Борис забылся и, оставив смущение, вдруг ударил по струнам, словно гитара обыкновенная, и выдал энергичную вещь. Мотив простой, но текст вполне приличный, а главное – он увлекся сам, и заразил хозяев. Но это все водка, конечно, со сцены нельзя, а для дома лучше некуда. Под настроение хорошо, хозяева хвалили в два голоса. Люся, чтобы привлечь внимание гостя, мол, она не приложение к мужу, взялась рассуждать о живописи, сказала, что училась у известного на всю страну художника-ювелира и тот, между прочим, сделал ей предложение. Но она – тут Люся бросила взгляд на мужа – от заманчивой такой перспективы отказалась, закопала талант в семейные заботы, а вот гостю, пока молодой и не женатый, конечно, надо дерзать. Герман только посмеивался.
    - Твой Корнеев бездарь, эскизы у студентов ворует.
    - Его изделия в Европе ценятся, – обиделась Люся. – Ты просто завидуешь. Деньги, признание, все есть у человека. А ты водку пьешь… – она вовремя спохватилась, чтобы не сказать на халяву.
    - Корнеев? – гость оживился. – А зовут как?
    - Сергей Сергеевич.
    - Точно, – гость передал гитару Герману. – Приятель моего отца, тоже художник. Может, знаете? Ломов Юрий Павлович.
Люся подумала, но не вспомнила, для приличия кивнула.
    - Слышала.
    - Он не выставляется, вряд ли слышали. Художник-оформитель. Антиквариатом занимается, икон дома много. Родители развелись, я еще на горшок ходил…
    Парень нравился все больше и Герману, и Люсе, общие знакомые нашлись, простоват, конечно, и что? Человек из народа. Раздался дверной звонок. Заявилась вчерашняя компания из трех человек, все без денег, и мгновенно уничтожили остатки спиртного. Борис вызвался сходить, встал и ушел, а когда вернулся, вызвал восхищение. Пока отсутствовал, хозяева поведали честной компании, что парень волшебник, спиртное покупает без денег. Гости не поверили, но когда тот не подвел, изумление было всеобщим. Окосевшая Люся флиртовала с Борисом, а тот отводил в смущении глаза на Германа, чем вызывал его умиление. Впервые появился в доме, и разом заслужил всеобщую любовь и дружескую симпатию. Не так просто покорить богемную тусовку, пьянка продолжалась до утра.


5

Утром квартира напоминала поле брани. Там и сям лежали богемные тела, сраженные зеленым змием. Люся храпела на диване как королева, остальные – прямо на полу, где кого настигла последняя рюмка. Герман осоловело сидел за столом, невидящим взором уставившись в недопитую бутылку водки. Такого с ним еще не бывало, чтобы водка была, а пить не хотелось. Просто рука не поднималась. Борис разговаривал по телефону, наконец, положил трубку и сказал:
     - Собирайся.
     - Куда? – удивился Герман.
     - Как куда. Забыл? Нас ждут, поехали. – Борис встал и, стараясь не наступать на поэтов, направился в прихожую. – Надо зарплату получить.
     - Я не могу, – Герман с немалым трудом поднялся. Если кто другой, он бы провожать не стал, а тут надо. Борис такой парень, всю ночь поил. Он кое-как повторил маршрут, огибая лабиринты тел.
     - Герман, – укоризненно сказал Борис из коридора. – Я пообещал, что мы вместе приедем, ты что. Нехорошо. Нас ждут. Тебе за падло для афганцев спеть?
     - Не за падло, ты же видишь. Стоять не могу, – Герман поймал рукой стену, толкнул. Показалось, дом зашатался, как картонный. Такого не было, так напиться. Ладонью он стены двигает, богатырь. Он тоже волшебник, но идти на улицу невозможно. – В другой раз.
     - Ты обещал. Там фронтовики, братаны. Ты что? Поехали.
     - Не могу, – Герман боялся оторваться от стены.
     - Притворяешься?
     - Гадом буду, – поклялся Герман.
     - Давай гитару. Придется самому. Скажу, сам не мог, а гитара его. Иначе не поверят.
     - Бери, – Герман обрадовался такому решению вопроса.
     Борис приоткрыл гитарный кофр, убедился, что гитара на месте, застегнул замки.
     - Спою пару песен, получу деньги, и назад. – Борис задержался перед трюмо. – Блин. Вид, конечно, не очень. Стремно в сарафане. С такой гитарой, в бухгалтерию. Небритый еще. Герман, дай что-нибудь накинуть, куртку. Что можно одеть? – он рассматривал сложенную в коридоре одежду гостей.
     Герман показал на вешалку.
     - Вон. Пуховик серый, – Это был фирменный пуховик, на меховой подстежке, куплен совместными усилиями с тещей, специально для гастролей. – Аляска канадская.
     Борис немедленно облачился, взял гитару, посмотрелся в зеркало.
     - Вот! Другое дело. А то, как бич, в летнем сарафане. Зима, не солидно. Герман! Слышишь меня? Я часа через два вернусь. Вы дома будете?
     - Дома, – Герман вскинул и уронил голову на грудь, мечтая об одном, как бы спать завалиться, еще рюмку, и пора на склад, скорей бы этот черт ушел.
     - Сообщи номер телефона, – Борис ждал. – Для порядка.
     Герман сообщил. Борис взял гитару и открыл замки на дверях.
     - Не прощаюсь. Из дома не уходите! Через два часа. Хоп?..
     Проводив гостя, Герман упал на кучу одежды, свалившись прямо в коридоре.






Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 17
© 14.11.2017 Евгений Бугров

Рубрика произведения: Проза -> Детектив
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1