Потомок викингов.


ПОТОМОК ВИКИНГОВ.

Андрей Константинович сидел в своем кабинете и изнемогая от жары тщетно пытался сосредоточиться на изучении нового договора по ремонту холодильного оборудования, стараясь понять какую ловушку уготовил ему заказчик, отказавшись от типовой формы. Не давала покоя мысль о том,что начальник вычислительного центра аэропорта «Шереметьево1» выразил желание, чтобы он в этом месяце посетил его объект,зная,что ему приходится практически каждый месяц бывать в Москве с отчетом о работе Прибалтийского подразделения. Он тут же созвонился со старшим инженером — Мишей Яковлевым, который вместе с опытным механиком — Зигмундом Лицитисом занимался ремонтом кондиционеров на этом важном объекте. Проблем с выполнением работ не было и это насторожило его еще больше. Он нажал кнопку селектора.

    • Марина, зайди пожалуйста ко мне.
Через несколько секунд его секретарь вошла в кабинет, держа в руках блокнот для записей.
    • На следующей неделе тебе придется полететь вместе со мной на закрытие плана. Мне надо будет решить кое-какие вопросы в вычислительном центре Шереметьево, а ты займешься оформлением месячного отчета в тресте. Я потом подключусь тоже. Билеты закажи сразу туда и обратно, а директору гостиницы — интурист в «Шереметьево 2» я позвоню сам.
    • Вылетаем в понедельник?
    • Да, как всегда,первым рейсом. Обратные билеты закажи на среду. Лучше на последний рейс.
Марина вышла из кабинета, а он по-прежнему не мог отделаться от мыслей связанных с этим неожиданным приглашением для разговора. Невольно пришла в голову шутка про Кутузова, который был всегда уверен в победе над противником,поскольку одним глазом видел только половину его войска. Ему же надо было напрячь не только зрение, но и все умственные способности, чтобы по-возможности упредить намерения своего заказчика, хоть и удавалось это не всегда. Он посмотрел на часы, и подумал, что пора закругляться на сегодня, а договор и до завтра подождет. В таких делах спешка может только навредить.
В понедельник, ранним, еще не давящим жарой, августовским утром Андрей Константинович встретился с Мариной в аэропорту «Рига». Она уже стояла у стойки регистрации билетов и он поспешил присоединиться к ней. Молча зарегистрировали билеты, прошли на посадку в самолет и заняли свои места. Они уже так долго работали вместе, что зачастую вопросы были вовсе не нужны, чтобы понять над чем размышляет каждый из них. Трудно сказать видела-ли Марина в своем начальнике мужчину или нет, но он при всей ее привлекательности видел и ощущал ее, только как свою коллегу по работе и как самого надежного друга, на которого можно было положиться абсолютно во всем и без оглядки. Он был очень удивлен, когда однажды главный инженер треста сказал,что у него очень красивая секретарша и он не прочь за ней приударить, но понимает, что в «чужой огород» лазить нехорошо. Андрей Константинович оставил это высказывание без ответа, но стал все же более взвешенно и сдержанно относиться к Марине. Ему не хотелось, чтобы их дружеские отношения воспринимались окружающими по-другому. Он вспомнил, как после очередного закрытия квартального плана решили отметить это событие на квартире начальника производственного отдела — Валентины Ивановны. Квартира, времен еще сталинской постройки, находилась в центре Москвы и была очень просторная. После непродолжительного застолья желающие потанцевать перешли в другую комнату, кто-то продолжил выпивать и закусывать, благо всего было в избытке, а Андрей устроился с главным инженером за небольшим столом на кухне. Его очень активно склоняли к тому, чтобы он взял на себя работы по электромонтажу в Куйбышеве. Объект был явно
- 2 -
убыточный и сдаваться без боя ему не хотелось.
    • Ты пойми, Андрей Константинович, другого выхода у нас нет. Участок в Куйбышеве развалился, а ввод объекта в этом году. Мы тебе с транспортом поможем, с материалами решим проблемы. Ну...ты набросай список, а я все порешаю. Лады?
    • Леонид Соломонович, у меня своих проблем столько, что едва поспеваю дыры латать, а ты....
Договорить ему не дал крик, доносившийся из комнаты для танцев.
    • Андрей Константинович!...Андрей Константинович!
    • Леня, погоди минуту. Похоже, что Марина кричит.
    • Так что ты сидишь? Иди посмотри. Она зря звать не станет.
Андрей поспешил на зов своей секретарши. Зайдя в полумрак комнаты, где обнявшись топтались под музыку несколько пар, он сразу увидел маленькую, хрупкую фигуру Марины, которую с весьма не двусмысленными намерениями зажал в углу новый, молодой и нахальный начальник одела снабжения — Голубев. Андрей тут же отстранив его, дал возможность Марине выскользнуть из угла и теперь уже зажатым в углу оказался Голубев, и вырваться из стальных объятий Андрея он был не в силах.
    • Слушай, Голубев, ты сколько у нас в тресте работаешь?
    • Уже два месяца, а что?
    • Однако круто ты свою трудовую деятельность начал. Тебе в музеях приходилось бывать?
    • Приходилось, конечно.
    • Видел у открытых экспонатов таблички висят - «Руками не трогать.»?
    • Ну...видел.
    • Так вот, у нас хоть и не музей, а все, что хочешь, руками трогать не рекомендую. Может закончиться куда печальнее, чем посещение музея. И запомни, в другой раз базара не будет.
С этими словами Андрей отпустил Голубева и пошел обратно на кухню. Марина уже ждала его там. От испуга и волнения она глубоко и прерывисто дышала, пытаясь что-то объяснить.
    • Не надо ничего объяснять. Все и так понятно. Помоги пока хозяйке посуду помыть. Я сейчас разговор закончу и поедем в гостиницу.
Об этом инциденте в тресте уже на следующий день знал буквально каждый и к Марине больше никто и никогда не приставал.
Ту-154 взревев турбинами и разогнавшись по бетонной полосе, легко взмыл в безоблачное небо.
    • Андрей Константинович, хотите еще раз взглянуть на отчет?
    • Нет, ничего сейчас менять не будем. Мы с тобой вот что сделаем: ты автобусом поезжай до «Речного вокзала», а там пересядешь на метро — так будет быстрее. Я же позабочусь о наших одноместных номерах в гостинице. Вечером расскажешь мне о своих успехах и решим, что делать дальше Сейчас лучше подремать немного. Думается мне, что день будет напряженный.
Выйдя из здания аэровокзала, каждый поспешил в своем направлении. Чтобы не явиться в вычислительный центр слишком рано, Андрей зашел в кафе — стекляшку, неподалеку от аэровокзала, выпить чашку кофе и без излишней спешки отправился на объект. Прежде всего зашел посмотреть, как работает его бригада. Поговорив со своими парнями, убедился, что все идет по намеченному плану и отправился к высокому начальству. Начальник вычислительного центра принял его практически сразу.
    • Разговор, как видно, не терпит отлагательства.
Подумал Андрей,проходя в кабинет и усаживаясь в предложенное ему кресло.
    • Я вас слушаю, Борис Николаевич.
- 3 -
    • Тут такое дело, Андрей Константинович. Меня Вызывал начальник аэропорта «Шереметьево2». Ты же в курсе, что этот международный аэропорт строили немцы?
    • Конечно.
    • Так, вот. В этом аэропорту установлен кондиционер, который обеспечивает вентиляцию, влажность и температуру в здании круглый год. Договор на обслуживание с немцами не заключили. Сам понимаешь — дорого. Как ты смотришь на то, чтобы заключить договор на обслуживание и ремонт этого кондиционера?
    • Прежде, чем дать ответ, я должен сначала ознакомиться с технической документацией и посмотреть эту климатическую установку, чтобы можно было сказать что-то конкретно.
    • Вот и отлично. Документацию я передам тебе прямо сейчас. Ровно в четыре часа встречаемся в зале прилета аэровокзала. Договорились?
    • Добро, Борис Николаевич. Давайте все, что у вас есть по этой установке и до встречи.
С этими словами Андрей положил папку с описанием и чертежами в дипломат и отправился в гостиницу. Администратор гостиницы был предупрежден и Андрей без проволочек оформился сам и позаботился, чтобы для его секретаря оставили одноместный номер. Поднявшись на десятый этаж, взял у дежурной ключ и поспешил в свои апартаменты. Времени было не так уж много и надо было его использовать с максимальной отдачей. Удобно устроившись за письменным столом, он так увлекся работой, что когда взглянул на часы, было уже три часа. Андрей аккуратно сложил все бумаги обратно в папку и задумался. Такого мощного и современного кондиционера центрального типа ему еще не приходилось видеть. По сравнению с ним, все климатическое оборудование, которое изготавливалось на его Родине, казалось пришедшим из каменного века. О капитальном ремонте, при отсутствии запасных частей, не могло быть и речи, а вот договор на обслуживание мог бы быть очень выгодным и вполне по силам его подразделению. Андрей взял папку и оправился на место встречи. До аэровокзала надо было пройти пешком минут десять. Там он устроился за одним из столиков кафе в зале вылетов, взяв пару бутербродов и чашку кофе. Для полновесного обеда времени уже не было. Тщательно пережевывая бутерброды, он наблюдал за публикой, которая резко отличалась от суетливой толпы аэровокзалов внутренних авиалиний. Много иностранцев, одетых модно и аккуратно, не создавали никакой толчеи, а наоборот — во всем чувствовалась культура общения и поведения. Вся обстановка и интерьер способствовали возникновению ощущения того, что ты находишься не в стране Советов, а где-то «за бугром». Насладившись имитацией заграничной жизни, Андрей нехотя встал и направился в зал прилета, где была назначена встреча. Он пришел первым, но уже через несколько минут подошел Борис Николаевич в сопровождении сравнительно молодого человека одетого в форменный рабочий комбинезон синего цвета с фирменным знаком «Шереметьего2». После короткого знакомства Андрей отправился в сопровождении дежурного электрика знакомиться с климатическим оборудованием аэровокзала, предварительно договорившись встретиться через час в приемной начальника аэропорта. После неспешного и тщательного осмотра объекта он пришел к выводу, что все сделано очень надежно и достаточно просто в обслуживании. Единственным камнем преткновения являлось отсутствие специального инструмента, без которого нельзя было подобраться ни к одному фильтру или узлу установки.
    • А где специальный инструмент?
Электрик пожал плечами.
    • Немцы по окончанию работ предложили два полных комплекта инструмента, но за это надо было заплатить дополнительно 50 тысяч марок. Начальник аэропорта сказал, что тратить валюту на такую чепуху незачем. Дескать, у нас в стране
- 4 -
      инструмента хватает.
    • Сколько ему лет? Молод, наверное, еще?
    • Какой там, уже далеко за пятьдесят.
    • А говорят, что с возрастом, как правило, и мудрость приходит. Похоже, что возраст пришел, а мудрость где-то задержалась. Ладно, будем разговаривать.
После осмотра электрик проводил Андрея в приемную начальника, где уже сидел в ожидании Борис Николаевич.
    • Присаживайся,Андрей Константинович. У него кто-то из министерства. Надо чуток подождать.
Андрей, чтобы как-то скоротать время,рассматривал просторную приемную, в которой на стульях, расположенных вдоль стен, могли спокойно разместиться полтора десятка посетителей. Секретарь, уже немолодая женщина приятной наружности, восседала за большим письменным столом с большим количеством всевозможных приборов связи, отгороженного высоким барьером от остального пространства приемной. На столе секретаря раздался короткий звонок и она, нажав одну из кнопок, взяла трубку телефона.
    • Да, Николай Иванович, уже в приемной. Хорошо.
    • Проходите, товарищи, вас ждут.
Андрей и начальник вычислительного центра, пропустив вышедшего им навстречу чиновника из министерства, прошли в большой и светлый кабинет начальника аэропорта.
    • Здравствуйте. Борис Николаевич, так это и есть тот самый знаменитый спаситель Черкасова. Наслышан о вас, Андрей Константинович, и рад знакомству. Хотелось бы из первых уст послушать историю о том, как покушались на жизнь нашего министра. Об этом уже целый год анекдоты рассказывают.
    • Никакого героизма с моей стороны не было. Мне позвонил в Ригу заместитель управляющего делами и попросил, чтобы я на другой день утром прилетел в Москву, а он меня встретит. Молотов раньше занимал должность управляющего нашим трестом. По дороге в министерство он мне рассказал, что случилось Ч. П. После отпуска вышел на работу министр и, зайдя в свой кабинет, включил электрообеспечение. Тут же из всех вентиляционных отверстий в кабинет повалил дым. Он подумал, что его решили умертвить с помощью какого-то газа или просто подожгли. Черкасов получил указание в течении двух суток предоставить отчет о случившемся. Во время осмотра я обнаружил на диаграмме самописца резкий скачок подачи пара. За время отсутствия министра в кабинете установили новую мебель из качественного сухого дерева. Дерево вытянуло влагу из воздуха практически герметично закрытого кабинета и, когда включили электрообеспечение, парогенератор кондиционера поспешил восстановить заданные параметры. Через пять минут влажность поднялась до нужного значения и подача пара прекратилась. Все оборудование сработало согласно установленной программе, так что никакого покушения. Говорят, правда, что ваш босс после этого случая долго от нервного стресса лечился, но это уже не по моей части.
    • Не скромничай, Андрей Константинович. Если бы могли разобраться сами, то за тобой в Ригу посылать не стали бы. Хорошо, что в нашей отрасли есть и такие специалисты. Теперь по делу. Как ты смотришь на наше предложение по заключению договора на обслуживание климатической установки самого престижного аэропорта страны?
    • Установка сделана на столько надежно, что капитальный ремонт ей лет двадцать не понадобится, а текущий ремонт и обслуживание мы в состоянии и без немцев делать, но вот только одна загвоздка.
    • Какая?
    • Без оригинального инструмента завода изготовителя мы ничего не сможем
- 5 -
      сделать. Сразу скажу, что такого инструмента в нашей стране нет. А если его специально изготавливать, то на это уйдет не меньше года. Качество будет хуже, а стоимость фантастическая.
    • Значит выход только один — запросить инструмент у немцев.
    • Да, Николай Иванович. Тогда мы сразу подписываем договор и с первого марта начнем профилактические работы.
    • Что же я сразу не купил-то? Валюту пожалел. Видно не зря говорят, что для достижения настоящей мудрости, сначала надо побывать в ослиной шкуре. Так, ошибку исправим. Держи связь с Борисом. Как только инструмент придет, сразу оформляем договор. С гостиницей, билетами проблемы есть?
    • Нет, спасибо, все отлично.
    • Если возникнут какие-нибудь сложности, звони мне на прямую. Не буду вас задерживать, приятно было познакомиться.
Простившись с начальником вычислительного центра, Андрей направился в гостиницу. Небольшой, но очень уютный одноместный номер с прекрасным видом из окон на близлежащие подъездные дороги к аэропорту и на впечатляющих размеров здание аэровокзала располагал к отдыху. Он еще раз просмотрел техническую документацию, но уже как бы прикидывая в голове смету на предстоящий договор, и удовлетворенный направился в ресторан, расположенный на втором этаже. В ресторане, способном вместить до полусотни посетителей, обедали две пары, судя по одежде — иностранцы. Андрей довольно быстро поел и приятно удивленный сравнительно невысокой ценой и качеством блюд вернулся к себе в номер. Скоро должна была приехать Марина. По договоренности она сразу зайдет к нему, а пока есть время — можно отдохнуть и не о чем не думать. Он не раздеваясь прилег на застеленную покрывалом кровать и задремал. Подняться его заставил осторожный стук в дверь.
    • Войдите.
    • К вам можно, Андрей Константинович?
    • Да, конечно, Марина, входи. Присаживайся к столу. Я тебя слушаю.
Марина положила папку с отчетом на письменный стол и стала обстоятельно рассказывать, как прошел ее рабочий день в тресте. Затем она перешла к возникшим претензиям по отчету. Новые требования чисто формального характера, ничего не меняющие по сути выдвинул только что назначенный начальник производственного отдела.
    • «У каждого Абрама своя программа.» Я все исправлю, а завтра, когда приедем в трест, ты эти страницы перепечатаешь.
    • Мне кажется, Андрей Константинович, что он хоть и временно исполняет обязанности начальника ПТО, но очень высокого мнения о собственной персоне.
    • А я так думаю, что если бы он был тем самым приматом от которого мы все произошли, то мы бы по сей день прыгали по деревьям.
    • С вами трудно не согласиться. Завтра вы уже можете в трест ехать?
    • Да, в Шереметьево я все уже выяснил. Встречаемся в половине восьмого в холле гостиницы, чтобы к девяти быть в тресте. Ты уже ужинала?
    • Нет. Яковлев и Лицитис зайдут за мной. Мы вместе пойдем поужинаем. Здесь где-то есть недорогое и вполне приличное кафе.
    • Очень хорошо. А я поработаю над отчетом. Завтра мне должны выплатить премию. По такому случаю приглашаю вас троих поужинать со мной в ресторане гостиницы. Если вопросов нет, то до завтра.
    • У матросов нет вопросов! До завтра.
Марина в хорошем настроении покинула номер, а Андрей занялся исправлением отчета. Утром они встретились, садясь в лифт на своем этаже.
    • Завтракала?
- 6 -
    • Также, как и вы.
    • В таком случае, выпьем кофе с булочкой.
    • А может в пельменную зайдем на Песчаной площади?
    • Нет уж лучше булочку в кафе рядом с трестом. Один мой товарищ, еще со студенческих лет, в таких случаях обычно напоминал, что если суждено закончить свой жизненный путь безвременно ушедшим, то все же лучше от полового истощения, чем от банального пищевого отравления.
    • Как скажите, Андрей Константинович.
Андрей серьезно и с немым вопросом в глазах посмотрел на Марину. Она же ничуть не смутившись перехватила его взгляд.
    • Булочка — так булочка!
    • А... Ну, да.
В тресте разделились и работали с предельной отдачей сил. Переговорили только за обедом в столовой находящегося неподалеку общества слепых. День прошел напряженно, но зато к концу его отчет был закрыт и можно было позволить себе заслуженный отдых. Договорились, что Марина зайдет за ребятами и они встретятся в ресторане гостиницы.
В семь часов вечера Андрей спустился в ресторан. Вечером здесь было также не многолюдно, как и днем. Он занял столик рассчитанный на шесть человек и попросил меню.
Цены в меню его снова удивили, но на сей раз удивление было далеко не из приятных. В вечернее время все стоило в полтора раза дороже. Внимательно изучая меню, он не заметил, как подошла Марина, а с ней и Михаил с Зигмундом.
    • Как настроение, бойцы? Что такие задумчивые? Вас уведомили, что ресторан за мой счет?
    • Ах, так вот оно что! Так это же совсем другое дело.
Марина громко рассмеялась.
    • Я хотела сделать им приятный сюрприз.
Зигмунд, гигант двухметрового роста и богатырского телосложения, с укоризной посмотрел на Марину.
    • Ты забыла главную заповедь нашего шефа: «Надо всегда стараться сделать хорошо, а плохо оно и само получится». Но мы на тебя не в обиде. Я правильно говорю, Миша?
    • Кто бы спорил?
Подошел официант, и Андрей сделал заказ: четыре «цыпленка табака» с гарниром, мясной салат, минеральную воду, апельсиновый сок — для Марины, а для себя и парней — Бутылку «Столичной». Ели с аппетитом, но уже после пару выпитых рюмок разговор незаметно перешел на производственную тему.
    • И что же нас ждет в Шереметьево 2, если это не секрет?
    • Есть у меня один хороший знакомый, так у него девиз - «Стой неподвижно — счастье подъедет к тебе само». Нам, ребята, предложили обслуживание климатической установки в самом престижном аэропорте нашей страны.
    • Я так понимаю, что изготовлена она в Западной Германии.
    • Да, Миша, сделана она именно там. Я вчера весь день занимался ее изучением. Такая машина, аж дух захватывает! Все, что мы делали до сих пор, просто детский лепет. Я думаю, что уже не позднее марта приступим к работам.
    • Почему не прямо сейчас? Мне уже здесь жить понравилось.
    • Есть некоторые нюансы, Зига. Ладно, хватит о работе.
    • Тогда предлагаю выпить за хроническую гениальность нашего шефа. Благодаря которой, Андрей Константинович, мы все живем безбедно и интересно.
    • Ну, да. О начальнике, как о покойнике — либо хорошо, либо ничего. Спасибо, ребята. За гениальность не грех выпить.
- 7 -
Выпитая водка подняла настроение, сделав его праздничным, а праздник, как известно,
всегда хочется продлить. Зигмунд предложил подняться в бар, расположенный на самом верхнем этаже гостиницы.
    • Ребята, я не против, но алкоголь принимать уже не буду. Мне завтра в десять часов надо быть на совещании. Хотя посидеть часок в баре мы с Мариной можем.
    • Как ты на это смотришь?
    • Очень даже положительно.
    • Вот и отлично.
Андрей подозвал официанта, рассчитался с ним за стол и они дружно направились к лифту. Бар, в виде стеклянной надстройки, занимал половину крыши гостиницы. Через огромные стекла, с высоты птичьего полета открывался потрясающий вид на аэровокзалы «Шереметьево 2» и, расположенный по другую сторону взлетной полосы, «Шереметьево 1». Видны были даже огни огромного жилого массива Химки. Интерьер бара производил приятное впечатление своими спокойными зелеными тонами. Около десятка столиков с удобными креслами стояли достаточно далеко друг от друга, оставляя много свободного пространства. Благодаря прекрасной вентиляции, в помещении был чистый и свежий воздух, и это не взирая на то, что почти все гости не переставая курили. За стойкой стоял широкоплечий, молодой парень в белоснежной рубашке с коротким рукавом и зеленой бабочкой, плотно стягивающей воротничок вокруг крепкой шеи. Бар был заполнен посетителями почти полностью, но у стойки никто не сидел. Кампания расположилась за одним из столиков в дальней части зала, поближе к стеклянной стене, чтобы иметь возможность любоваться великолепным ночным видом.
    • В ресторане нас угощал шеф, а здесь угощаем мы. Ты не против, Миша?
    • Возражений нет. Пойдем побеседуем с барменом.
Через пять минут они возвратились, принеся с собой бутылку «Столичной», небольшую стеклянную чашу, наполненную солеными орешками, и четыре больших фужера с золотистой и искрящейся множеством пузырьков фанты, не забыв прихватить четыре рюмки для водки.
    • Две рюмки явно лишние.
    • Ничего, авось пригодятся. Можете себе представить — бутылка столичной и орешки стоят ровно десять рублей, а фанты можно брать сколько хочешь — это на общую стоимость никак не влияет.
Парни выпили по пару рюмок водки и все на некоторое время притихли, глядя на огни аэропорта и далекое зарево электрических огней Москвы. По мере того, как бутылка водки постепенно опорожнялась усилиями Михаила и Зигмунда, за столом становилось все веселее и раскованней. Как только водка закончилась, Михаил сходил за следующей бутылкой, орешками и фужерами фанты. Воистину права народная мудрость: «Дорогая только первая бутылка — все остальные уже дешевые.» После второй бутылки парни отправились в туалет, оставив на некоторое время своего шефа и Марину одних за столом.
    • Хорошо здесь, однако, Андрей Константинович. Когда мы уже придем к тому, что в нашей стране везде будет так, а не только в для иностранных гостей. Как вы думаете, приведут-ли нас когда-нибудь к этому наши вожди.
    • Трудно сказать. Моисей ведь тоже сорок лет таскал евреев по пустыне, пока привел их на землю обетованную. Хотя, я так думаю, что в отличие от Ивана Сусанина он просто заблудился.
Марина расхохоталась, не в силах себя сдержать.
    • Ой смотрите, наши ребята кого-то к нам ведут.
Зигмунд, бережно обняв за плечи, вел мужчину средних лет. Усы и густая борода скрывали часть лица, не давая возможности точнее определить его возраст. Голубые глаза блестели из под очков мутным блеском сильного алкогольного опьянения.
- 8 -
    • Знакомьтесь, Карл. Между прочим, как и я, потомок викингов. Он из Норвегии, а здесь в длительной командировке. Очень скучает по своей жене. Я правильно говорю, Карл?
Гость улыбался и неуверенно кивал головой в знак согласия, понимая не более одного из пяти сказанных слов на русском языке.
    • Не переживай,Карл. Баба, как кошка — кто ласкает, к тому и льнет. Выпьем лучше водки. Ведь ты любишь водку?
Карл продолжал утвердительно кивать головой.
    • Да, давай водка, водка!
    • И это правильно. Кто же не любит водки на халяву хряпнуть.? Таких нет.
    • Что это есть — «халяву хряпнуть»?
    • Не парься, Карлуша, пей пока наливают.
Зигмунд разлил водку по рюмкам, но спохватившись, что гостю запивать нечем, пошел к стойке бара. Через несколько минут он вернулся с бутылкой водки и пятью фужерами фанты. Карл выпил с парнями водки, а когда он увлекся разговором с Зигой, Михаил незаметно подлил ему в фанту водки, приговаривая: «Халява — халява!».
    • Похоже, что Зига решил рассчитаться за своих предков, некогда покоренных викингами.
    • Главное, чтобы не увлекся. Мне кажется, что его кулак больше, чем голова этого Карлика.
    • Будем надеяться, что все закончится только тем, что они его напоят до бессознательного состояния.
К концу очередной бутылки, как и ожидалось, разговор перешел к историческому факту незаконного вторжения викингов на курземские земли латышей.
    • Сколько же вы изверги наших баб перепортили. Всех вас надо из «калаша» в расход пустить
После этих слов Зига встал во весь свой богатырский рост, взяв в руки пустую бутылку из под водки, как автомат, и стал изображать расстрел всех присутствующих в баре иноземцев.
    • Ды, ды, ды, ды, ды....дах, дах,дах... Всех гадов в расход, всех до одного. Они узнают справедливый гнев порабощенного народа.
Иностранные гости бара притихли, испугавшись не на шутку. Зига, продолжая изображать расстрел чужаков, направился к стойке бара, где стоял оцепенев от испуга бармен в зеленой бабочке и ставшего с ней почти одного цвета лицом.
    • Не бойся, клоун, тебя оставим в живых.
Положив десятку и пустую бутылку на стойку, Зига взял очередную бутылку водки и направился к столику. Но пока он отсутствовал, Карл, промычав что-то невнятное и едва держась на ногах, вышел из бара.
    • Куда викинг пропал, Миша?
    • Я думаю, сбежал. Но я в этом не уверен.
Голос Михаила звучал действительно неуверенно. Сказывалось большое количество выпитой водки. Карл в это время уже успел вызвать лифт и всем телом опираясь на закрытую дверь шахты, замер в ожидании спасительного лифта. Когда дверь открылась, он не удержав равновесия подался вперед и, оказавшись на четвереньках, пополз в кабину лифта. Но в ту же секунду огромная ручища Зиги схватила его за ремень штанов и он снова очутился в дружеских объятиях великана. Уже через минуту Зига появился за столом, бережно обнимая за плечи своего иностранного друга.
    • Ну что, Карлуша? Продолжим сближение народов и набулькаем в рюмки нашего, лучше всего скрепляющего дружбу напитка.
Карл послушно выпил водку, громко икнул и отключился, упав головой на стол.
    • У меня такое впечатление, что он уже готов. Ребята, надо проводить его к себе в
- 9 -
      номер. Ключ должен быть у него в кармане.
    В этот момент бравый викинг приподнял голову и с трудом выговорил: «Туалет».
      • Вот, вот, и в туалет не забудьте его по дороге завести.
    Зигмунд и Михаил подхватили норвежца с двух сторон и повели в туалет. Там Зига заботливо приспустил с него джинсы и усадил на унитаз. Карл, удобно устроившись на унитазе, тут же заснул.
      • Что будем делать, Зига?
      • Пусть спит. Тут для него самое подходящее место. Пошли, надо доложить шефу, что его указание выполнено.
    Пока парни отсутствовали, за столик присел очень интеллигентного вида, средних лет мужчина. На его спортивной фигуре хорошо сидел однобортный костюм серого цвета. Он поздоровался и обратился к Андрею на хорошем украинском языке, но с московским акцентом.
      • Добрый вечер, Андрей Константинович. Рад с вами познакомиться, хотя и при таких не совсем обычных обстоятельствах.
      • Извините за встречный вопрос, но откуда вы знаете мое имя и то, что я я говорю на украинском языке.
      • Видите-ли, организация, в которой я на службе, знает все и про всех. Я, собственно хотел вам сказать, что даже очень востребованным специалистам надо вести себя так, чтобы иностранцы не думали, что они попали в страну с рабовладельческим строем, а были уверены, что наши граждане безмерно любят свою Отчизну.
      • Да, конечно, но в рабстве любви быть не может. В рабстве может быть только ненависть.
      • Это вы так считаете?
      • Так считал один французский драматург.
      • Андрей Константинович, я надеюсь, что мы с вами друг друга поняли. Хорошего вам вечера.
    Гость в сером костюме так же быстро исчез, как и появился, а вскоре пришли Зигмунд и Михаил.
      • Шеф, указание выполнено. Викинг заснул и мирно отдыхает.
      • Выступления закончены. Все идем спать. Это приказ.
    Зига, слегка погрустнев, все же пошел вслед за Михаилом в их номер.
      • Завтра, Марина, встречаемся, как обычно.
      • Андрей Константинович, что же он от нас хотел. Я так и не поняла.
      • Что здесь понимать. Зигмунда в Москву больше не посылать, а то проблем будет столько, что мало не покажется. Находясь в этой имитации жизни «за бугром», мы вдруг позабыли, что, как и прежде, существуем в нашей по-прежнему варварской стране. У меня завтра важное совещание. Надо быть готовым ко всему, а иначе нам успеха не видать.
      • Я с вами согласна. Успех — это, как счастливое разрешение от беременности. Все тебя поздравляют, но никто не знает через что тебе довелось пройти.
    Андрей успешно закрыл план и благополучно вернулся в Ригу. Что произошло с Зигой и Михаилом в ту ночь, он узнал только через неделю, когда те вернулись из командировки.
    В тот день он появился в своем кабинете только после обеда. Внимательно просмотрев свой «ежедневник», он нажал кнопку селекторной связи. Через несколько секунд в кабинете появилась Марина.
      • Московская бригада вернулась?
      • Да, Андрей Константинович. Отчеты по командировке я уже проверяю. Лицитис уехал на объект, а Яковлев ждет ваших указаний.
      • Хорошо. Найди его, пожалуйста, и пусть зайдет ко мне.
    - 10 -
    Через десять минут Яковлев предстал перед своим шефом.
      • Присаживайся, Миша. Что такой грустный? Работу сдали? Акты привезли?
      • С работой все в порядке. Тут другое. Вам из Москвы не звонили?
      • Нет, не звонили.
      • Значит директор гостиницы сдержал слово. Я, Андрей Константинович, с этим «латышским стрелком» больше в командировку не поеду,хоть убейте.
      • А что случилось?
      • Вы не думайте, что я жалуюсь. Мы там все уладили.
      • Что уладили? Ты толком объяснить можешь?
      • Тогда, после бара, пришли к себе в номер, а этого потомка викингов на подвиги потянуло. Стал показывать, какой он каратист. Ну...я ему тоже показал, что у меня не зря коричневый пояс.
      • И что же?
      • Две тумбочки и кровать Зиги разлетелись вдребезги. Хорошо, что директор мужик правильный оказался. Шума поднимать не стал, но за мебель пришлось заплатить по остаточной стоимости. Неделю жили на хлебе и воде. Лично я похудел на пять кило. Больше я с этим «латышским стрелком» никуда не поеду. Ему сначала в психушке полечиться надо, а когда выпишут, тогда можно и на работу.
      • Ты думаешь, Миша, что если человека после лечения в психбольнице выписали домой, то он здоров? Ошибаешься. Просто он стал таким, как все. Ладно, не кипятись. Езжай к Герасимову, ему сейчас помощь нужна, а на следующей неделе отправлю тебя в Таллин. Там нужно провести наладку нескольких дизельных агрегатов.
    Когда Михаил ушел, Андрей вызвал к себе Марину.
      • Проследи, пожалуйста, за тем, чтобы Зигмунд впредь работал только в Риге. Никаких командировок.
      • Что-то случилось?
      • Можно сказать, что пока ничего не случилось. Это я так, на всякий случай. А ведь не зря говорят, что маленькая собачка — до старости щенок.
      • Что вы хотите этим сказать?
      • Я хочу сказать, что от этих национальных меньшинств ничего, кроме головной боли.
    Когда Марина вышла из кабинета, Андрей Константинович снова ушел с головой в рутину повседневных дел.

    Валерий Стеценко.






Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 13
© 13.11.2017 Valerij Stecenko

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1