Остров Стива Эванса


Остров Стива Эванса

Небольшой серебристый катер стремительно несся по бирюзовой глади Эгейского моря, оставляя пенный след. На судне находились двое. Загорелый пожилой мужчина, с внешностью, характерной для местных гидов, уверенно держал курс на едва виднеющийся на горизонте остров. В боковой поручень намертво вцепился его пассажир – молодой темноволосый человек крепкого телосложения. По сравнению с гидом его кожа была контрастно белой, а от лица и вовсе отхлынула вся кровь. Поль Грамман плохо переносил морские поездки. Его вполне устраивало пребывание в своем небольшом уютном домике в городишке на севере Франции. Поль писал статьи для популярного европейского журнала «Эверест», который печатал все от политики до мистики. Владелец журнала платил неплохие деньги за фантазии и увлекательное изложение выдуманных Полем историй, а сегодня собирал лучших журналистов и репортеров на своем личном острове, созвав их со всей Европы. На юбилее Стива Эванса должны были присутствовать десять сотрудников «Эвереста», включая Поля. Естественно, все расходы юбиляр взял на себя, а помимо того за приезд обещал дополнительный трехлетний рабочий контракт. Все, разумеется, согласились. Сотрудники были наслышаны, что Стив находится в конфронтации со своей семьей, а потому его решение встретить юбилей с коллегами, а не с родственниками никого не удивило.
Из-за своей постоянной несобранности Поль умудрился опоздать на нужный авиарейс и теперь едва успевал прибыть за час до празднества. Его более пунктуальные коллеги еще вчера были доставлены яхтой Эванса на остров. К общему сбору на борту «Медеи» рассеянный журналист опоздал на целых полдня. Впрочем, Полю повезло и удалось нанять местного жителя, который согласился за умеренную плату доставить его на остров Эванса. Название острова казалось журналисту глупым. Если бы Поль был миллионером и мог позволить себе приобрести небольшой остров, то он уж точно бы придумал острову красивое название, а не просто присвоил бы ему свое имя.

Катер приблизился к острову с наступлением вечерних сумерек, когда краснеющее солнце уже наполовину погрузилось в море, озарив безмятежное море багровым закатным светом. Поль вполне мог бы полюбоваться завораживающим пейзажем и даже написать пару строк по этому поводу, если бы его не тошнило каждые полчаса трехчасового морского путешествия. Остров Эванса от суши отделяло почти пятьдесят километров, и, по словам гида, им еще очень повезло с погодой. При беспокойном море катера на остров шли вдвое больше или вообще не ходили.
Прогулочный катер пришвартовался возле яхты Эванса, где Поль с облегчением ступил на деревянный помост. Вблизи скалистый остров казался громадным, хотя в длину он был не больше полутора километров. Зато остров Эванса даже ночью был восхитителен. В закатном свете остров показался Полю настоящим раем. Скалистые террасы, поросшие деревьями и густым кустарником, постепенно поднимались вверх на двухсотметровую высоту, а к дому миллионера, освещенному десятком ярких фонарей, вела серпантином довольно крутая тропинка. Гид, едва Поль покинул катер, круто развернул свою посудину и, включив прожектор, рванул в сторону материка. Поль даже не успел поблагодарить старика.
- Впрочем, триста евро – хорошая благодарность, - подумал журналист и огляделся.
Людей поблизости не было, гости давно уже собрались наверху. Сюда к крохотной бухте временами доносились веселые мужские и женские голоса и громкая музыка. Оставалось надеяться, что опоздание не рассердит юбиляра. Полю был крайне нужен предложенный контракт, который обеспечил бы его будущее. Узкую тропку, круто уходящую вверх среди колючих кустов и выветренных причудливых камней, через каждые несколько шагов освещал рассеянным светом причудливый фонарь-шар на витой стойке. Ровный тихий гул выдавал наличие нескольких работающих генераторов. Везде можно устроиться, если у тебя есть деньги!

Несмотря на поздний вечер, духота не спадала. Поль взмок, пройдя только полову расстояния к дому. Вдалеке, еще выше и в сторону дома, моргала красная точка, очевидно, сигнальная лампа радиовышки, обеспечивающей связь.
Оставшаяся половина пути заняла еще десять минут.
- Отличный тренажер для похудения, - подумал журналист, поднявшись на террасу возле дома. Оттуда неожиданно выбежала девушка в красном платье с глубоким декольте, бросила на Поля рассеянный взгляд и, что-то напевая, побежала к бассейну. Мужчина почувствовал сильный запах виски от нее, когда девушка его миновала.
- Эмми, ты куда? Подожди, сейчас мы все к тебе идем! – послышался басистый голос, и из дома появилась пара подвыпивших мужчин.
- О, смотрите, мистер Грамман, какая радость! – воскликнул один из них, высокий и седой. Стив Эванс выглядел так, словно сошел с обложки июльского номера своего журнала. Такое же худое строгое лицо, пронзительный взгляд.
Вторым был главред Нэд Тимонс, довольно противный, по мнению Поля, тип. Таким он всегда казался журналистам из-за постоянных придирок и забраковки материала для печати. Мерзкий толстяк, Крыса Нэд и еще с десяток его неприятных прозвищ бытовали среди сотрудников «Эвереста». Главный редактор действительно иногда был невыносим и заносчив. Однако сейчас его круглая физиономия светилась добродушием. Он кинулся с объятиями к Полю, и тому оставалось лишь растерянно улыбаться, когда толстяку удалось его обхватить.
Таким и застали их остальные гости, вышедшие из дома вслед за юбиляром. Несколько полуодетых, разгоряченных алкоголем мужчин и женщин по очереди обняли Поля, всучили ему початую бутылку шампанского и направились к спасительному прохладному бассейну. С Полем остался только хозяин, который заговорщицки подмигнул журналисту и предложил присесть за летний столик неподалеку от бассейна, в котором резвились гости.
- Поль, а ведь я знал, что ты точно приедешь! – радостно заговорил Стив, цепко схватив собеседника за руку.
- Простите, Стив, я опоздал к официальной части, - начал было извиняться Поль, но миллионер оборвал его, нетерпеливо взмахнув рукой. Журналист замолчал. По всему виду Стива его прямо разрывало от желания чем-то поделиться.
- Послушай меня, Поль, у меня для тебя есть просто фантастический материал! - негромко, но возбужденно быстро заговорил Стив, - Только не перебивай, вопросы задашь позже. Уже тринадцать лет я живу здесь, на острове, руководя издательским центром и другим бизнесом, разыскивая по всему свету новинки для наших читателей, а сенсация, оказывается, все время была у нас прямо под ногами.
- Вы имеете ввиду, что материал легко достать? – спросил Поль.
- Да нет же, буквально под ногами, - миллионер ткнул пальцем в темноту, туда, где находилась неосвещенная часть острова, - На прошлой неделе двое рабочих бурили дыру под сваи новой вышки и провалились в пещеру под верхним слоем скальной породы. Один даже сломал ногу, пришлось заплатить ему и его другу по десять тысяч евро, чтобы они молчали месяц до выхода сентябрьского номера «Эвереста»!
Лицо Стива полыхало от волнения, и причиной тому был далеко не алкоголь, Эванс и впрямь был целиком охвачен собственным открытием и мечтами о славе.
- И за что же вы заплатили такие деньги? Что было такого в той пещере? – спросил Поль, искоса глядя на то, как полуобнаженная Эмми в очередной раз под аплодисменты и крики остальных гостей нырнула с мостика в бассейн. Переносной столик, уставленный бокалами, последовал туда же, опрокинутый пьяным главным редактором, но на эти пустяки подвыпившая кампания не обращала внимания. Все мужчины были поглощены стройным телом плавающей на спине Эмми, а две журналистки из Германии обнимались в углу бассейна. Еще одна девушка, Долорес, с упоением что-то доказывала едва стоящему на ногах главреду, периодически осушая бокалы с шампанским.

- Пещера огромная и уходит глубоко, переходит в другие внутренние пещеры, потолок закопчен, а стены покрыты письменами. Я сфотографировал их. В сети я разыскал, что это нерасшифрованное крито-микенское письмо. Это открытие, мистер Грамман! И мы напишем о нем первыми! Но и это не все!
- Что же еще?!
- Еще ниже уходят другие пещеры такой глубины, что фонарь не освещал их на всю глубину. Там есть переходы с большими ступенями, и они точно сделаны человеческими руками. Фонарь садился, и я не рискнул идти дальше. К тому же пол пещеры местами покрыт вязкой вонючей грязью вперемешку с измолоченными костями и еще какой-то гадостью, я едва не увяз в ней и решил вернуться. Завтра вместе с остальными мы спустимся и отснимем массу материала, - Стив ерзал от нетерпения на стуле.
- А потом мы все здесь подготовим материал к выпуску, чтобы информация не утекла раньше времени! – догадался Поль.
- Я всегда вас ценил за острый ум, - подтвердил, улыбаясь, миллионер, - оборудование было еще вчера загружено на яхту. Одиннадцать профессионалов за неделю справятся с подготовкой материалов.
Поль задумался. Если все сказанное хозяином «Эвереста» было правдой, то их всех ждали блестящие перспективы. Это вам не жалкие полторы полосы на последнем развороте журнала один раз в месяц.
- Но если кто-то позвонит, проболтается конкурентам? - встревожился Поль, - Ведь у нас уже уходила информация в другие издания. Пусть здесь и ваши самые доверенные сотрудники.

Стив озадаченно посмотрел на молодого журналиста. Он нахмурил брови, посмотрел на веселящихся в бассейне людей и достал из сумки-холодильника бутылку пива. Откупорив, он протянул ее Полю и заговорщицки прищурил глаза.
- Никто кроме вас не в курсе, мистер Грамман. Мы с вами сейчас прогуляемся и отключим вышку сотовой связи. Спутниковых телефонов здесь ни у кого нет, а мобильные не работают так далеко от материка. Обработаем материал и выдадим сразу все. Пусть сюда едут потом ученые и репортеры со всего мира, но «Эверест» и наши имена будут первыми!
Поль согласно кивнул, ему хотелось подняться повыше в горы, откуда на короткие мгновения приносило прохладный легкий ветерок. С вышки можно было посмотреть на остров с максимального возвышения и оценить его чудесную ночную красоту под светом тысяч звезд и половинки уже поднявшейся луны.

- Эй, ребята! – громко позвал гостей Стив, - Мы с Полем прогуляемся и поболтаем. Не скучайте здесь.
- Давайте побыстрее, вы мне уделили мало внимания, Стив! – пококетничала Эмми, - И Поль тоже.
Остальные тоже что-то болтали, но Стив и Поль уже их не слышали, так как отошли метров на двадцать от освещенных террас. Очередная тропинка была освещена похуже той, по которой поднимался журналист от пристани к дому, но все же ее повороты, петляющие теперь уже не между камней, а среди больших деревьев, можно было разглядеть.
- Вперед, мистер Грамман, придется немного попотеть, - скомандовал хозяин острова, услышав, что дыхание его спутника участилось. Стив молодцевато рванул вверх по тропе, и Полю ничего не оставалось, как пытаться поспевать за ним. Местами тропу плотно обступали кустарники, а кое-где приходилось и пригибать голову, чтобы не расшибить ее о толстую нависшую ветку. Ночью, из-за скудного освещения, это можно было сделать запросто. Тропой пользовались нечасто, и она успела изрядно зарасти. Поль едва успевал за Стивом, чья зеленая безрукавка и желтые бриджи мелькали двумя яркими пятнами в тусклом свете редких фонарей.
- Хотел бы я быть в такой форме в пятьдесят лет! – задыхаясь, выкрикнул журналист, желая сделать комплимент работодателю. Тот лишь ускорил шаг. Попробуй тут за ним успеть…

Низенькая железная ограда на бетонированной площадке и сама двадцатиметровая вышка с крохотным помещением-будкой у ее опор освещались единственным, но довольно мощным фонарем. Он был похож на один из тех старинных уличных в родном городе Поля, но света давал куда больше.
- Эй, помоги. Засов на двери приржавел, - позвал Стив вымотанного подъемом журналиста. Он на несколько минут опередил Поля и все никак не мог справиться с дверью.
- Черт, Стив. А… нельзя… было отключить ее из дома? – журналист все никак не мог восстановить дыхание, но тоже схватился за засов, который начал туго и медленно, но верно сдвигаться.
- Можно, но и включить ее тогда можно оттуда. Возле дома все будут на виду и никто тайком на целый час не отлучится, чтобы включить связь и передать данные.

Засов наконец со скрежетом открылся полностью, освободив массивную дверь. После того, как дверь распахнулась, в служебной будке загорелось аварийное освещение. Мигающий красный свет короткими вспышками вырвал из тени несколько выключателей-автоматов. Стив отключил все, кроме двух, отвечающих за сигнальное освещение вышки и большой фонарь. Осветительная полоса тропы управлялась от домашней станции. Закончив манипуляции с выключателями, Эванс закрыл за собой дверь и обернулся к Полю, который задрал голову вверх и пытался разглядеть обзорную площадку радиовышки.
- Готово, - объявил Стив, - Вернемся к гостям, пару часов развлечемся, девочки нас заждались. А завтра – в пещеру!
- Можно подняться на вышку и посмотреть на весь остров? На минутку! – поинтересовался Поль.
- Отчего же нет, давай, тебе понравится. Хотя сейчас мало что увидишь, вот днем… - великодушно разрешил хозяин острова. Он хотел уже начать описывать свои владения журналисту, но тот уже быстро и ловко поднимался по металлической лестнице, перекладины которой еще не остыли от дневного зноя. Миллионер последовал за своим гостем.

- Пещеры там, - Стив снова ткнул пальцем в темный массив южной стороны острова. Поль вгляделся в ночную панораму, довольно неплохо освещенную ярким месяцем и звездами. Можно было различить, как остров, лежащий у его ног, так же как и с северной стороны обширными террасами, покрытыми массой деревьев, уходил вниз к морю. Загадочные пещеры были почти на самой дальней оконечности острова. Внезапно взгляд Поля застыл, остановившись на одной точке. Журналист пристально во что-то вглядывался, а потом схватил Стива за рубашку.
- Смотри!
- Что такое? – не понял Стив.
- Там… Что-то есть. Большое! – голос Поля срывался от волнения.
- Что это, господи?! – сдавлено произнес миллионер.

А взволноваться и вправду было отчего. Метрах в двухстах ниже вышки, раздвигая верхушки деревьев, в сторону дома двигалось нечто огромное. Сперва толком ничего нельзя было разобрать, только хруст ломаемых ветвей и смутные очертания чего-то похожего на голову и плечи человека. Но какого размера должен был быть такой человек! Оба наблюдателя разинули рты, не веря своим глазам, и просто смотрели на это необъяснимое действо. Первым спохватился Эванс.
- Это идет к дому! Там же люди, и Эмми! - хрипло заговорил он, выдав в момент волнения свое отношение к девушке-журналисту, - Быстрее туда, в доме есть оружие!
Оба человека стремительно спустились по лестнице, рискуя сорваться, так они спешили. Стив спрыгнул на землю, не спускаясь по нескольким последним перекладинам. Его примеру затем последовал и Поль, но неудачно. Его правая нога подвернулась, раздался хруст и журналист взвыл от боли, рухнув на бетон.
- Поль, черт бы тебя побрал! – выругался Эванс и попытался поднять своего невезучего коллегу. Но тот никак не мог ступить на ногу. Каждая попытка так отзывалась болью, что в глазах у журналиста заплясали цветные круги.
- Стив, беги туда! Я потихоньку догоню, - на лбу Поля выступила испарина от напряжения, - Защити ребят, я не думаю, что туда идет что-то хорошее.

Звук городской сирены показался бы Полю и Эвансу тихим шепотом, по сравнению с тем, что они услышали после последних слов. Вой, заставивший их прикрыть уши, одновременно напоминал рев слона и шум взлетающего самолета. Стив стремглав понесся по тропе к дому, оставив его одного. Журналист схватился руками за ногу и начал ее потихоньку разминать. Боль немного уменьшилась. Это означало, что перелома нет, максимум - растяжение. Можно попробовать понемногу спускаться. Прошло несколько минут напряженного спуска по тропе, с отдыхом через каждые несколько шагов, прежде чем Поль проделал половину пути. Нога вновь начала болеть так, что журналист решил сделать пятиминутный привал, хотя ему очень не хотелось быть здесь одному. Присев прямо на дорожку, Поль понял, что он не слышит грохочущей музыки из дома Эванса. Видимо, или Стив добрался и выключил, или сами гости, что было маловероятным из-за их нетрезвого состояния. Впрочем, тишина была недолгой. Ужасный рев снова раскатился по острову. Затем грянули выстрелы из чего-то мощного. Шесть выстрелов. Затем снова вой, в котором теперь звучали ноты ярости и глухие удары, напомнившие Полю звук отбивания мяса деревянным кухонным молотком. Каждый удар перемежался дикими воплями, наполненными болью и страхом. Возле дома определенно происходило нечто ужасное.
Поль заполз под куст и замер. Нет, он не был трусом, несмотря на то, что его трясло от страха. Он пошел бы на любой риск, если бы от него могла быть польза. В его же бедственном положении толку от его появления у дома было бы мало. Он прислушался. Ударов и криков больше не было, слышалось только какое-то чавканье с придыханием и стоны. Поль подумал, что до дома осталось метров сто-сто пятьдесят, хотя на острове все звуки были почему-то отчетливее и разносились дальше, несмотря на обилие деревьев и кустарников. Впрочем, не особенности распространения звука сейчас заботили журналиста. Он различил, что от дома по направлению к нему доносятся шаги. Тяжелые шаги были мерными и слышались все ближе. Поль оцепенел. Если «это» еще и видит ночью, и чувствует запахи, то ему конец. Толку тогда прятаться. Шаги слышались уже совсем близко, нечто двигалось вверх по тропе, вдоль фонарей, прямо к месту, где прятался журналист.
Обоняние Поля почувствовало отвратительный, резкий запах разложения, смешанный с чем-то еще дурно пахнущим, а потом увидел то, что прервало праздник и наполнило остров смертью…
В свете ближайшего фонаря к Полю неумолимо приближалась сама смерть. Она шла к нему в образе огромной человекоподобной фигуры, но была раза в три выше ростом обычного человека. Однако очертания существа лишь отдаленно напоминали человека. Массивные ноги-столбы были видны плохо, а вот верхнюю часть туловища и голову можно было отлично рассмотреть. Могучий торс был замотан в истлевшее, рваное тряпье, за спину было закинуто и держалось на веревке бревно внушительного размера. Бревно на метр торчало из-за плеча чудовища, на манер охотничьего ружья, а нижний конец скрывался где-то в лохмотьях, заменявших штаны гиганту. Существо и не могло тащить бревно в «руках», так как под мышками оно прижимало к туловищу по паре человеческих тел. Некомплектных, мертво болтающих оставшимися конечностями. Полю показалось, что он видит запрокинутую голову главреда, а на другом окровавленном теле различил обрывки красного платья. Зрелище само по себе было кошмарным, но журналиста больше поразила «голова» чудовища. Нижняя часть лица, начиная от широченного приплюснутого носа, была скрыта густой метровой бородой, а под покатым лбом ровно по центру находился единственный глаз.

Циклоп. Поль в детстве читал книжки про древних героев с легкостью побеждавших глуповатых одноглазых великанов. Тогда он смеялся над тем, как просто было одурачить циклопов. Но теперь ему было не смешно.
- Убить такое можно, наверное, только из крупнокалиберного пулемета, - подумал журналист, уже со смирением взирая, как к нему грузно топает циклоп. А что ему оставалась? Из-за раненой ноги он не мог убежать и спрятаться. Драться было нелепо. Рядом не было даже небольшого камня, который можно было бы швырнуть в глаз циклопа. На героя, блистательно поражающего чудовищ, Поль совсем не походил в его положении.
Однако монстр его почему-то не тронул, хотя, конечно, заметил. Циклоп уставился своим глазом на куст, где лежал Поль, коротко проклекотал в бороду нечто невнятное и свернул с тропы. Журналист флегматично отметил у себя в голове, что гигантский убийца припадает на правую ногу. Очевидно, одна из выпущенных пуль нашла свою цель.

- Итак, мы оба ранены, - истерично засмеялся Поль. Он никак не мог сообразить, что ему теперь делать. Еще меньше хотелось думать о случившемся у дома. Нога разнылась так сильно, что о каком-либо движении не могло быть и речи.
- Будь что будет, - сказал сам себе журналист. Постепенно в голове у Поля созрел план. Он решил дождаться утра, добраться до дома, найти выживших и оружие. Сейчас сил идти совсем не было и боль не утихала. Помощь по мобильным телефонам вызвать было невозможно, так как они со Стивом отключили вышку. К ней ему сейчас не подняться. Но на яхте стопроцентно должно было оказаться какое-то средство связи. Или, если он кого-то найдет из гостей, отправить его включить антенну маяка. Вызвать полицию, военных, кого угодно. Убраться отсюда и поближе познакомить эту тварь с оружием 21 века. Последняя мысль журналисту особенно понравилась. Поль прикрыл глаза, когда боль в ноге немного утихла, и уснул. То ли нервное перенапряжение позволило отключиться его сознанию, то ли чрезмерная усталость, но он открыл глаза только, когда солнце уже высоко поднялось над деревьями.

Ему очень хотелось, чтобы все было просто кошмаром, но там, где циклоп ушел с тропы, отчетливо виднелись темные пятна засохшей крови и сломанные ветки. Нога все еще побаливала, хотя уже не так сильно как вчера. Он даже смог пройти несколько десятков шагов вниз по тропе, осторожно ступая на больную стопу, затем присел немного отдохнуть. Кричать и звать на помощь казалось опасным. Ночной кошмар мог вполне обернуться дневным. Поэтому журналист, хромая, с упорством бульдога продвигался к дому. Оставшийся отрезок тропы занял у него больше получаса.
Ожидание ужасной картины не обмануло Поля: перед домом, среди перевернутой пластиковой мебели повсюду лежали разбросанные человеческие останки. Вода в бассейне приобрела розоватый оттенок из-за двух тел, покачивающихся у бортика. Эти двое видимо пытались безуспешно спастись в воде. Стив Эванс сидел в луже крови, прислонившись спиной к панельной стене дома и вперив незрячий взгляд в сторону тропы. Его грудь была раздавлена, несколько ребер пробили кожу и одежду и торчали сбоку. Но миллионер не сдался без боя; закостеневшая рука трупа сжимала тяжелый шестизарядный «магнум». Поль с трудом извлек из мертвой руки мощный револьвер с редким восьмидюймовым стволом. Дорогая штука. Хозяин острова мог себе позволить коллекционное оружие, сделанное под заказ. Барабан револьвера был пуст. Но отсутствие патронов было не единственным огорчением Поля. Единственное средство связи, яхта, дрейфовала на большом удалении от берега, и ее постепенно уносило еще дальше в море. Плыть за яхтой было опасно; не догонишь, выбьешься из сил, и с больной ногой тебе конец. Поль слышал о случаях, когда опытные пловцы тонули, погнавшись за уплывшим в море надувным матрасом или детским кругом. Значит, предстояло действовать по новому плану, найти телефон и патроны к револьверу, вернуться к вышке и активировать связь.
Журналист только собрался войти в дом, как услышал тихий всхлип. Он вначале подумал, что ему показалось, но звук послышался еще раз.

Поль осторожно пошел в сторону кустов, растущих сразу за бассейном, откуда в очередной раз послышалось всхлипывание. Там он нашел худенькую девушку в грязной изорванной одежде, сквозь которую проглядывало розовое нижнее белье. Она сидела, вся исцарапанная, обхватив колени руками, и плакала. Его старой знакомой удалось спастись.
- Эй, Долорес, – журналист старался позвать ее негромко, но девушка все равно испугалась. Ее всхлипывания стали громче. Полю пришлось обнять Долорес, чтобы она немного успокоилась.
- Поль! Как ты? А они… там, и чудовище. Стив кричал, чтоб мы бежали. Он стрелял, а Конрад ударил эту гадину скамейкой. Я спряталась, а Мэри нет, и Эмми тоже… - голос Долорес прерывался, слова путались, и она была снова готова сорваться в истерику.
- Что потом произошло?
- Я не знаю. Я зажмурилась и даже старалась не дышать, но до этого видела как оно било их столбом и руками. Стива – в грудь…
- Знаю, видел. А почему яхта в море? – спросил Поль, помогая ей подняться. Но девушка лишь пожала плечами. Может быть кто-то из гостей пробовал сбежать на яхте, но что-то случилось. Все были пьяны, а много ли надо пьяному, чтобы выпасть за борт, к примеру. В любом случае яхта была недоступна. Когда он попробовал взять ее за руку и повести к дому, Долорес вытаращила глаза и уперлась, побелев от страха. Она не могла себя заставить идти мимо останков людей, которые еще вчера праздновали юбилей Эванса и были полны жизни.
- Пойдем, только не смотри на них, - Поль понимал, что девушке страшно, но оставлять Долорес здесь было нельзя. Циклоп мог вернуться за выжившими. За ним он точно вернется. Поль хорошо запомнил его полный ненависти взгляд.
- Мы вызовем помощь? – тихонько спросила Долорес, когда они осторожно ступали между опрокинутой мебели.
- Да, только найдем патроны и еду. Ты посидишь в доме, а схожу и включу связь. Мы вчера со Стивом как раз за этим туда шли, но вернулись, - соврал Поль.
Ему было стыдно, что они лишили людей возможности позвонить, когда на них напали. Хотя вряд ли это могло спасти жизнь тем, кто находился возле дома. Сейчас уже предстояло думать о собственном спасении. И спасти Долорес. Поль изучающе посмотрел на девушку. Симпатичная, темноволосая, с хорошей фигурой. Когда-то он видел ее на конференции и не решился подойти пригласить на ужин. Потом они пару раз встречались, но дальше прогулок и ресторана дело не пошло. Теперь он был единственной надеждой Долорес. Ужасные обстоятельства судьбы.
- Ты хромаешь, - возразила девушка, когда они миновали кошмарную площадку, дышащую смертью, и вошли в здание, - Или идем вместе, или я пойду одна, а ты расскажешь мне, что там нужно делать.
- Посмотрите, какая она храбрая, - улыбнулся Поль, поднимаясь по лестнице на второй этаж дома, - Нет. Одна ты точно не пойдешь. Я отдохну пару часов и схожу. А твоя задача найти еду и посматривать в окна и сообщить мне, если циклоп вернется.
- Циклоп? – недоверчиво переспросила Долорес, - Я думала, что они только в сказках бывают.
- В мифах, - поправил ее журналист, - До вчерашнего дня я тоже так думал. Стив сказал, что в скалах есть пещеры, наверное, он был там все это время. Не знаю, почему он раньше никому не попался на глаза.
- Может быть, спал, - предположила Долорес, - Такая громадина не может жить так, как люди.
Девушка и не думала искать еду, а ходила за ним по пятам, не отходя ни на шаг, из комнаты в комнату огромного дома.
- И питается, наверное, тоже не так, - сказал Поль и осекся, прочитав страх в ее глазах. Но та уже поняла. А память, в свою очередь, услужливо подсказала Полю ночную картину с великаном, тащившим мертвых людей.
- Стив попал в него и ранил! – подбодрил он Долорес, а затем добавил нарочито грозно, - Ты пойдешь, в конце концов, искать еду? Я чертовски голоден!

Видимо его тон не понравился девушке, так как она обидчиво, как ребенок, нахмурилась, и, не проронив ни слова, ушла в другую часть дома, где была расположена кухня. Эванс обходился без обслуги, и Долорес пришлось обыскивать десятки коробок, хаотично расставленные по кухне, так как холодильник был забит алкоголем и водой.
Тем временем Поль, не обнаружив в оружейном шкафу патронов к «магнуму», начал проверять ящики столов и комодов. Странно, но он почти не думал сейчас об ужасном гиганте и опасной тропе к вышке. Его мысли занимала Долорес. Поль пожалел, что прикрикнул на нее, ведь она пережила такое, а он мужчина и должен ее защищать. Придется побыть героем поневоле. Наконец его поиски увенчались успехом, в четвертой по счету комнате журналист нашел коробку с патронами. Упаковка была неполной, шесть патронов из двадцати отсутствовали, те самые, которые выпущены по монстру. Поль перезарядил револьвер, высыпал запасные патроны в карман брюк и решил поискать еще что-нибудь полезное. Полезным оказался телефон, забытый на туалетном столике кем-то из гостей.
Звон бьющегося стекла и грохот мощного удара заставили журналиста пулей нестись в сторону кухни. Он не успел. Часть стены и окно кухни были разрушены, а Долорес пропала. Непонятно, как монстр так тихо подобрался к дому, ведь ночью его шаги были слышны издалека, и Поль рассчитывал, что он услышит циклопа, если тот вернется. Скорее всего, предательски подвел шум волн, бьющихся о камни внизу. Сегодня на море поднялся сильный ветер. Странно, что Долорес даже не успела закричать. С этой стороны здание выходило к морю, а до обрыва оставалась дорожка метровой ширины, но гиганту это не стало помехой. Поль стоял как вкопанный и таращился на пролом в стене. Затем пришел в себя.
С револьвером наперевес он выбежал в заляпанный кровью дворик. Боль в ноге почти уже не чувствовалась, но радости от этого у журналиста было мало. Никого. Только далекий хруст веток, ломаемых грузным телом. Перед ним теперь стоял выбор.

С одной стороны, у Поля теперь был прекрасный шанс добраться до вышки, запустить связь и ждать помощи, забившись в центр дома, откуда его так просто не достать. Но Долорес… Если не попытаться догнать великана, то ей конец. Девушка была приятна Полю, однако рисковать ради нее жизнью…
- Может, она уже мертва, - попробовал убедить себя вслух молодой человек, - Скорее всего, так и есть.
Однако через минуту, прихватив из кухни изрядных размеров нож, он отправился вслед за циклопом. Поль никогда не охотился. Но самый паршивый охотник не смог бы потерять след этого зверя. Ветви деревьев были обломаны, трава утоптана, местами застывшие пятна черной и коричневой крови. Черная кровь – великана. Поль ковырнул ее острием ножа, вязкая жидкость потянулась за лезвием как расплавленный сыр в пицце за вилкой. Вытоптанная и выломанная тропа постепенно уходила наискось вверх. Очевидно, этим же маршрутом циклоп пришел ночью к дому. А значит, он идет к пещерам, и его нога ранена серьезно. След правой стопы был вдавлен сильнее, чем левой. Видимо, циклоп старался легче ступать на больную ногу. И шел медленно.
Поль побежал, поднимаясь выше тропы циклопа. Если повезет, то он опередит гиганта и встретит его на выходе из леса. Журналист хорошо запомнил ночную картину острова. Входы в пещеры были на открытой, голой местности. Почти ровное плато. Промахнуться будет невозможно. Поль и со здоровой ногой раньше так не бегал, как сейчас. Его подгоняли волнение, страх и еще какое-то необъяснимое жгучее чувство, что он должен обязательно спасти Долорес. Вырвать ее из чудовищных лап древней смерти.
Дважды Полю пришлось продираться через заросли кустарника, которому островной лес иногда уступал часть своего пространства. Колючки быстро превратили футболку и брюки журналиста в изорванные лохмотья и оставили на теле с десяток живописных кровавых царапин. Однако это не убавило прыти мужчине, бегущему по лесу с оружием в руках.

Бег, которому Поль отдал все силы, не был напрасным. Он успел опередить циклопа. Поль спрятался за большим валуном, тяжело дышал и ждал, когда монстр появится из леса со своей несчастной жертвой. Отсюда отлично просматривалось все каменистое плато, по которому гигант должен был двигаться к трем темным провалам позади его засады. Журналист чувствовал едкую вонь, исходящую из этих дыр, такую же, как во время ночной встречи с великаном. Поль заметил, что поверхность плато не везде одинакова. Местами ее пересекали длинные ровные трещины, очерчивающие большие прямоугольники. Не было сомнения, что это были искусственные плиты, ранее скрывающие входы в пещеру. После работ, проведенных рабочими Эванса, плиты местами слегка просели, обнажив щели, из которых выветрились высохшие остатки скрепляющего раствора.
Больше разглядывать местность времени не оставалось. Из леса, припадая на правую ногу, показался циклоп. В дневном свете он выглядел еще омерзительнее. Ничего схожего с современными изображениями, списанными с античных рисунков. Нет, его никак нельзя было и близко отнести к человеческому виду, скорее можно было назвать разумным безжалостным зверем. На груди монстра добавилось леденящее душу ожерелье из четырех оскобленных черепов. Громадная дубина была в одной кривой, густо поросшей коричневым волосом, руке, а другой циклоп прижимал к себе слабо трепыхающуюся Долорес. Нужно было стрелять крайне аккуратно, чтобы не зацепить девушку. Гигант почуял присутствие человека, оглушительно взревел и ускорил шаг.
Первые выстрелы Поля были неудачными, в голову великана он не попал. Четыре пули ушли мимо. Зато одним выстрелом он попал в дубину, отколов от нее большую щепу, а следующим угодил в предплечье руки, которой монстр держал девушку. Боль в руке заставила гиганта выпустить девушку и на какое-то время забыть о ней. Теперь эта громадина надвигалась на Поля и была буквально в десяти метрах. Журналист едва успел перезарядить револьвер и снова открыть огонь. С такого расстояния он уже не промахивался и стрелял почти не целясь. Пули с бронебойным наконечником одна за другой впивались в тело циклопа, а последним выстрелом удалось попасть точно в ужасный глаз. Пуля вышла из затылка гиганта, выплеснув мозг и оторвав кусок черепной кости. Современное оружие себя не посрамило. В последнем рывке циклоп, агонизируя, по инерции, словно огромный грузовик, пронесся мимо Поля и рухнул в ближайший провал. Некоторое время еще слышался звук перекатывающегося в глубинах пещеры тела, но Поль знал, что циклоп стопроцентно мертв.
Молодой человек бросился к Долорес и помог ей подняться. Девушка была вся в ссадинах и кровоподтеках, но без видимых сильных травм и переломов.
- Поль! – повисла она на шее журналиста, - Спасибо! Ты меня не бросил!
- Пойдем к вышке, вызовем помощь и спустимся к дому, - Поль взял ее за руку и спросил, - Ты можешь идти или тебя понести?
- Могу, могу! – радостно защебетала спасенная, - Я теперь даже не боюсь мертвецов. Тех, что у дома. С тобой не боюсь ничего.

Дорога к вышке заняла у них целый час. Долорес теперь без умолку болтала, даже смеялась, – очевидное проявление стресса. Поль периодически ей поддакивал, давая выговориться. Когда они добрались и запустили выключатели, то, обнявшись, с трепетом и ожиданием глядели на полоски связи на экране телефона, предусмотрительно взятого Полем. Они появились, и журналист набрал службу спасения.
- У нас чрезвычайная ситуация на острове Стива Эванса. Есть погибшие и раненные. Пришлите полицию и медиков
Приятный женский голос подтвердил, что помощь скоро прибудет. Поль облегченно вздохнул и сунул телефон в карман.
- Мы напишем с тобой самую великую статью и будем известны всему миру, Долорес! Это сенсация! – сказал он спасенной девушке. Та в ответ его поцеловала. Поль впервые в жизни почувствовал себя настоящим героем и воином.





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 21
© 13.11.2017 Дмитрий Чепиков

Метки: ужасы, приключения,
Рубрика произведения: Проза -> Остросюжетная литература
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1