Стейк


Стейк
Он лежал, свернувшись калачиком, на столе, абсолютно голый, чувствовал опасность. Комната похожа на кухню. А это что такое? Точнее, кто. На другом столе лежал еще один мужик, тоже голый, как курица замороженная. Да и не стол вовсе, тот лежал на плите. Промышленная плита, как в столовой. Пашка? Узнать трудно, сосед по дому. Большая чугунная сковорода, раскаленная. Отсыревшая кожа вспучилась, капельки скатываются, шипят, попадают на горячее железо. Пашку жарят на сковороде. Как курицу. Он продолжал лежать калачиком, и смотрел на Пашку. Пленка на глазах, не жилец. Он услышал шаги, и прикрыл глаза, оставил щелочки. Дверь распахнулась. Зашел повар в клеенчатом фартуке, с тесаком в руке, бросил взгляд, занялся своим делом. Каким делом? Срезал со спины Пашки ломоть мяса, подцепил кусок двузубой поварской вилкой, переложил на тарелку, только сок брызнул, понес. Куда? Пашка при экзекуции даже не дрогнул, точно, мертвый. Кто выдержит на сковороде? Дверь открыта, в глубине квартиры слышны голоса. За дверным проемом прихожая. Он слез со стола. Одеться бы надо, а во что? Тут кухня коммунальная. Когда-то он жил в похожей квартире, притон какой-то. Как сюда попал? Голова дурная, ничего он не помнит. Похитили, наверно. Рядом со столом стоит ведро с водой, тряпка плавает. Тряпку он достал, выжал над ведром. Да это его трусы, оставили клеенку вытирать. Он натянул мокрую тряпку, не до церемоний.
    Пашке уже не помочь. Он подошел к дверям. В прихожей оказался еще мужик, дежурный, сидел за столом перед входной дверью, как на пропуске. Вот она дверь, дерматином обитая. Два шага сделать. Дежурный, здоровый мужик, смотрел сонным взглядом, дескать, далеко в трусах не убежишь, поймаем. И он сделал два шага, взялся за ручку. Мужик приподнял руку, но дверь уже поддалась, и он выскочил из квартиры. Подъезд какой-то, он кинулся вниз по лестнице, выбежал сразу на улицу, оказался во дворе жилого дома. Зеленая трава, мужик сидит на солнечном пригорке, вроде как рыбак на берегу, сигарета в руке дымится, время коротает, и не подозревает, что в доме творится, людей живьем жарят. Живет тут, наверно? Он присел рядом. Как бы штаны попросить? Взаймы. В трусах далеко не уйдешь. Они сидели на пригорке, смотрели на дом. Четыре подъезда, старый дом, пленные немцы строили. Как он тут оказался? Знакомый дом, однако.
     Сообразить не успел. Из подъезда вышла пара, из того самого подъезда, откуда он бежал. Люди в черных пальто. Мужик и баба, оба в темных очках, шляпы с полями, шпионы киношные, сразу пошли, не оглядываясь, спасаются бегством, свернули за угол. Точно, он вспомнил. Там банк, вход с другой стороны. Это дом его детства, совсем другой город. Из подъезда вышел еще один, пошел в другую сторону. Там детский сад на горке, куда он в детстве ходил, только все тут изменилось. Ни машин, ни людей. А мужик сидит рядом, курит себе, и не спрашивает, откуда он в таком виде взялся. Наверно, решил, что он от мужа любовницы бежал, молчит из деликатности. Из подъезда вышли еще двое. Что за люди? И тут раздался дверной звонок.
     Он открыл глаза. Лежит у себя дома, на диване. Он глубоко вздохнул, не веря счастью. Это был сон? Пашка на сковородке, шляпы с полями. Снова тренькнул звонок. Он поднялся. Светло, день будний, он хотел делать уборку, прилег на пару минут, и такое кино посмотрел, мама не горюй, фильм ужасов. Вышел в прихожую, глянул в глазок, увидел Пашку, открыл. Сосед стоял с полным пакетом в руках, водка и закуска. Собутыльник не подозревал, что жарился на сковородке, с него срезали ломоть мяса и унесли. Стейк с кровью. Впрочем, крови не было, только сок брызнул.
     - Можно к тебе? – Пашка блеснул очками.
     На сковородке он был без очков, потому и не узнал его сразу.
     - Нет, Паша, извини. Уборку делаю, – и он закрыл дверь.





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 16
© 13.11.2017 Евгений Бугров

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 3 автора












1