Драка в деревне


Драка в деревне
Чтобы понять русский народ, желательно посмотреть большую драку. Будучи еще старшеклассником, я приехал в деревню, танцы случились, пошли с другом, звали его Серегой. Он опешил, когда вокруг нас образовался круг нарядных красавиц, которые, чтобы привлечь наше с ним внимание, танцевали весьма вызывающе. Скучно жить девушкам в деревне, а парни черной тучей грудились по углам и наблюдали, как мы с Сережей снимаем сливки женского обаяния. Мы с ним имели юношеское пристрастие к двум девицам, даже в кино с ними пару раз ходили, флирт без особого успеха, но тут не пара девушек, целое скопище, случилось нечто вроде массового гипноза, мы с Сережей попали в женский круг: весело! И вот настал долгожданный перерыв, время за полночь, в общей сутолоке выходим на крыльцо, меня, как городского, кто-то за рукав придерживает, а Серега-то местный, он со мной, конечно, предстояла дорога за угол, где случались разборки, вдруг разом все переменилось. Небольшое пояснение.
     Клуб соседствовал со школьной территорией, которая ограждена белым штакетником. Если есть под рукой расческа, проведите ногтем по зубчикам. Услышите ровный треск. С таким вот треском вылетали штакетины из забора. Только что был ряд белых штакетин, сияющих в темноте, и в мгновение ока он превратился в рот беззубой старухи, то деревенские парни выдергивали орудие для убийства, фонари светили мертвым светом, а где же Наполеон? Чуть дальше, метрах в тридцати, стояла толпа цвета хаки. Близ соседней деревни имелась летная школа системы ДОСААФ. Видимо, курсанты зашли в деревню, закупили ящика два портвейна, а тут танцы в клубе, вот и решили зайти, развлечься, местных побить, человек сорок их или пятьдесят, в толпе не посчитать, только солдатские пряжки выразительно свисали с кулаков. Мы с Сережей сообразить не успели! Впрочем, наше участие не потребовалось.
     Начался ураган, пряжки и штакетины засверкали в синем свете фонарей. Толпа хаки распалась на островки, курсанты побежали россыпью, как шарики ртути. Все происходило очень быстро, глаза не успевали смотреть. Один бежит, сапоги мелькают, другой – по дуге. Подсечка одному, другому, оба упали, штакетины вспорхнули, ногами добили, не притворяется. Два серых холмика образовались. И это куда мы смотрели, то же самое происходило везде. Через минуту-две холмики были раскиданы по газонам, и поверить, что это люди лежат, невозможно, а парни только разошлись. Все произошло быстро, словно по приказу, но приказа не было, никто никого не организовывал, не выяснял, не разговаривал. В городе соблюдались ритуалы, а тут стихия, цунами, ураган, и все кончено за минуту или две. А ребята только разошлись, в горячке боя глазами рыщут. Куда я полез, с кем хотел драться? Попробуйте драться с ураганом. Кто звал курсантов? Купили вина, идите себе темными переулками, вежливо и культурно, зачем в клуб сунулись? Силу почувствовали, кураж, смелость бывает обманчива. Никто их не ждал, не звал, своих проблем хватает, на кого пенять. В общем, жертва нашлась. Парень был в модной куртке из черного кожзаменителя, а брючки? Брюки солдатские, галифе, транзисторный проигрыватель в руках, целое богатство по тем временам. Заметили его, хотя стоял смирно, и это приговор. Никто его не знал, парень обречен. С ним не спешили. Вначале транзистор по асфальту протарахтел, проскакал жалобно, как пластмассовая игрушка. А ты сам кто такой, к кому приехал? Вопросы риторические, и парень это понимает, но все же надеется, что-то говорит, оправдывается, что случайно тут. Никто и не слушал тех ответов. Легкими ударами по лицу прижали к забору, что дальше? Смотреть было стыдно. Одно дело, общая драка, другое дело, вот так. Его пинали с разбегу по очереди, пока он, из последних сил удерживаясь за забор, окровавленным куском не стек наземь. На земле не били. Упал бы сразу, но он цеплялся. Все, кончено. Образовался еще один холмик, возле белого забора, старуха оскалила рот. Последний? Ищут глазами, кого бы еще прибить. Два приезжих чудика на красном мотоцикле молвили, спешно надевая шлемы:
     - Ласкать мой лысый череп, круто вы их!
     - А вы кто такие?
     Красная «Ява» умчалась в ночь, не дожидаясь, пока бравых ее седоков раскрасят в цвета хаки. И те самые девушки, что танцевали вокруг нас с Серегой, жалостливо причитали и ахали, качали головками. Им жаль солдатиков, целое кладбище выросло перед клубом, холмики не шевелятся, ветерок листву берез качает, вечер удался. Парни, как артисты на сцене, раскланиваются. У кого голова разбита, кровь из уха ручьем, у кого глаз заплыл, весело. Про нас с Серегой не вспомнили, я хоть и приезжий, но как бы свой, в следующий раз, успеется. Зрителей было много, а вот драчунов много меньше, чем тех курсантов, причем ребята молодые, еще до армии, зато они бились за родину, пусть малую.
     - Представление окончено!
     Поделили ремни, трофеи законные, сами чуть не передрались, а с вином что, выпили? Как бы не так! Полное презрение, хотя портвейн ценился в деревне. Тяжелую сумку подбросили над асфальтом, она хрустнула, и попинали, вино растеклось темной вонючей лужицей по асфальту. Холмиков на газонах много, курсанты не шевелились, но вот кто-то тихо поднялся, тенью побрел в темноту, постепенно набирая ход, внимания великодушно не обращали. Еще кто-то встал и пошел, никто их не окликал, не смеялся, их не существовало. Все началось и закончилось быстрее, чем я рассказывал. Жестоко, свирепо? Мне тоже так показалось, а потом понял. Если бы не такой вот мгновенный и беспощадный отпор, то солдатики бы развлеклись не хуже немецких оккупантов, девчонок по кустам растащили. Какие немцы или французы, какие американцы? Даже не вздумайте, месье. Это Россия.





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 24
© 12.11.2017 Евгений Бугров

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 1, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 2 автора












1