Ветхое время (философская сказка)


Представленный читателю рассказ содержит шутливый сюжет, но это
не совсем сказка.
Во-первых, потому что замещает не совсем понятные проблемы, не
разработанные в серьезной научной литературе, во-вторых, в предлагаемой
автором работе содержится лишь доля шутки. Все остальное - чистая правда.
Сергей Иванович, рядовой доцент университета хоть и не был
гуманитарием, часто задумывался на досуге, что есть история, куда она
движется, причем его интересовала не история после выстрела Авроры, а
глобальная история, начиная с нулевой отметки.
На заседании кафедры, вопросы задавать не очень получалось. В самом
деле, когда наступало время вопросов, коллеги, возбужденные и радостные, а
также, чтобы покрасоваться перед присутствующими учеными и прослыть
думающим человеком, засыпали выступающих массой других вопросов. До
Сергея Ивановича ответы не доходили, а время для ответов на вопросы
заканчивалось и он, в который раз оставшись без ответа, тщетно сжимал в
кулаке бумажку с заготовленными вопросами и тихо брел в сторону дома, не
разбирая дороги.
А ведь незаданный вопрос стоил времени затраченного обсуждения.
Более двух тысяч лет философы ставили этот вопрос как центральную
проблему всей жизни.
Особенно в этом преуспела французская философия 17 века. Сергей
Иванович, конечно, не был готов к подробному обсуждению. Однако, в
голове его звучали два тезиса: как эта загадочная материя субъективируется,
и становится универсальной отмычкой для имеющихся проблем? И что это
за субъект, предсуществование которого обусловило все устройство мира?
Трудность заключалась в том, что в новой истории можно было
проследить, как люди ставят перед собой сложные проблемы и докладывают
обществу о худо-бедно их выполнении.
В другой вариации вопроса у Сергея Ивановича вышла неувязка. Если
бы земля была пуста и безвидна (См. Библия. Первая книга Моисея
Бытие,1:1),то кто заложил четко выраженные принципы и законы, вообще
человеческие планы? Сергей Иванович как истинно думающий интеллигент
решил потратить запасы своего интеллекта на эту сторону мучающего его
вопроса. Вскоре тайна вопроса опустошила Сергея Ивановича. Он похудел,
осунулся, незримая тяжесть поставленной задачи пригибала его к земле и
2
требовала совершенствования знаний не только по истории КПСС, но знаний
о начале всех начал. Не очень хорошо зная историю своего народа, которая
неоднократно менялась вместе с генеральной линией партии, Сергей
Иванович нашел нужную уловку. Выручила, как обычно, философия. Он
вспомнил, что у всего есть свое начало.
А это значит, что можно построить модель, отображающую
сотворенное начало истории. Необходимые факты, принципы, логика
истории были изложены в глубочайших сочинениях Канта и Гегеля в той
мере, которая была доступна его пониманию. И он с любопытством ребенка
узнал, что любое явление начинается с предпосылок. Так пламя возгорается
из искры, а капелька воды на рукаве и есть бурный поток, она может быть
слезой обиженной птички. Тут Сергея Ивановича озарила мысль о том, что
история человечества также может быть двоякой, когда в единстве
выступают предистория или ветхая история и ее продолжение - новая
история. Сергей Иванович почувствовал себя первооткрывателем, поскольку
об этом не говорилось ни в детском саду, ни в институте. Там настоящая
история начиналась с разрушения старого мира и построения нового.
Уничтожению, таким образом, подвергалось более двух тысяч лет, а новое
так и не появлялось. «Как бы это складно и толково изложить?» - мучился
доцент. Он стал перебирать свои старые лекции. В одной из них известный
профессор разъяснял студентам странное слово «концепция». С
концептуальной рефлексией у Сергея Иванович были сложные отношения.
Он еще несколько раз прочитал записанную лекцию, в которой пояснялось,
что сила концепции заключалась в насыщенности ее содержания. Для себя
Сергей Иванович придумал примитивный пример: так, если географическую
карту сравнить с концепцией и затем вынуть ее из футляра, то,
развернувшись, она во всех подробностях укажет место, где мы сейчас
находимся. Однако, это объяснение, да и сам пример показались Сергею
Ивановичу, с его уже на половину истраченным интеллектом, продолжением
утренника в детском саду. Вопрос следует обдумать серьезнее и глубже, так
сказать, на галактическом уровне, возможно, на примере двух планет,
которые также испытали все стадии развития истории цивилизаций. Эти
планеты называют «Розовая дымка» и «Голубая дымка». Если быть
последовательным и применить, взятый из гносеологии генетический метод,
то следует изучить историю хотя бы одной из них. Доцент взял карандаш
поставил точку на карте. Жирными и неровными от волнения буквами он
написал «Голубая дымка». В тот же момент в его мобильном телефоне что-то
щелкнуло, сменились условные обозначения, потом экран и вовсе погас.
3
Мобильный телефон перестал работать. Сергея Ивановича это не
взволновало. Он вспомнил, что один профессор в частной беседе высказался
в том плане, что интенсивная умственная деятельность превращает
наблюдателя в деятельного участника своего исследования. В памяти
всплыла фраза о том, что шкура неубитого медведя не делится, то есть,
чтобы понять жизнь Голубой планеты надо учесть, что к этому времени уже
был сотворен человек, который активно размножался и наплодил тысячи
людей, были созданы горы и равнины, озера и моря. В лесах жило несметное
количество животных, многочисленные морские гады рассекали подводные
глубины и для того, чтобы узреть все это, необходимо было включить
принцип объяснения и понимания. Объяснение связано со счетом, то есть,
необходимо было сосчитать животных, морских гадов, каждому дать свое
имя. И это было сделано. Понимание давалось труднее. Необходимо было
осмыслить соотношение человека и природы, а также отношение людей друг
к другу. Наш исследователь, превратившись в простого жителя Голубой
планеты, узнал, что на каждой планете есть верховный правитель, который
держит в своих руках судьбы как всех людей, так и каждого в отдельности
Поскольку предистория по своей протяженности длилась значительно
дольше нынешней новой истории, то ветхие люди медленно обретали
человеческий вид. Денег еще не было, только верховный правитель знал, что
спустя много лет деньги будут служить мерилом богатства человека. Пока
общественное богатство воплощалось в найденных драгоценных камнях,
золотых самородках. Был отдан приказ, под страхом смерти запрещающий
присваивать себе золото и драгоценности, надо было нести их в
общественное хранилище. Племенные территории были весьма
разнообразны, встречались и такие племенные земли, где кроме песка и
камней нельзя было что-либо найти. И это создавало напряженность и
грозило войной. Тогда верховный правитель решил для всех племен и
народов обеспечить единый и равный стартап. Для этого он выделил
наиболее динамичные по своему развитию племена и сосчитал их. Оказалось,
таких племен ровно двести сорок. Это означало, что необходимо разделить
землю на 240 участков и передать каждый участок одному племени.
«Стойте!», – закричал Сергей Иванович, который был в очках и потому имел
четыре глаза. Люди считали его самым зорким на планете. Верховный
правитель, усмотрев это, приблизил его к себе. А вдруг в расчетах будет
ошибка и какому-то племени не хватит своей доли богатства? Давайте же
выделим 241 резервный участок, чтобы можно было исправить возможную
ошибку. Все согласились. Взяв от каждого понемногу, составили 241
резервный участок. На каждом участке строго по счету были выложены две
4
горки: одна, которая поменьше, была выложена из драгоценных самоцветов,
другая, побольше, из золота. Так начался дележ земли и богатства. Что
касается земли, то она распределялась в соответствии с первой буквы
названия племени, так, например, аборигены получили первый участок,
бибигоны - второй и т.д. Вместе с участками были поделены поровну золото
и драгоценности, которые лежали на этой земле. Когда дележ был закончен,
то утомленный верховный правитель сказал, что это собранное за долгие
годы общественное богатство разделено по справедливости - поровну, чтобы
обеспечить равные условия существования и развития всех. Вторая половина
дня прошла в тяжелой суете: надо было свою долю богатства перенести из
дворца верхового правителя на свою племенную землю. Наиболее
предусмотрительные и умные вожди племен несли с собой оружие, лопаты,
носилки, вели многочисленную охрану. Сам же Сергей Иванович, недавно
прочитав Прудона, находился под влиянием философии нищеты. Он пошел к
своему участку, протянув вперед руку без оружия, но с зажженным фонарем.
В эту минуту он был похож на Диогена Синопского в его прогулках по
афинскому рынку. И если торговцы на рынке благосклонно относились к
Диогену, даже выделили ему служебное жилье, то отношение к Сергею
Ивановичу было крайне противоречиво, если не враждебно. В это время
Сергей Иванович заметил, что обычные безликие мешки с золотом
кончились. А на других мешках с сокровищем были изображены какие-то
синие полосы, обрамленные звездами. Их отправляли совсем в другую
сторону от племенной земли. Их отправляли туда, где садилось солнце.
Сергей Иванович не был готов к такому повороту событий. Его территория
оказалась смежной с той, где предусмотрительный человек завершал свое
дело, выкапывая последний самородок со своего участка. К ночи Сергей
Иванович успел набить золотом три мешка и с ужасом отметил, как охрана
соседнего участка перенесла эти мешки на свою территорию. Когда Сергей
Иванович кинулся наводить порядок, его оттеснили, а чтобы он замолчал,
ударили чем-то тяжелым по голове. Единственное, что он успел сделать, это
рассказать верховному правителю о нарушении регламента,
несправедливости по отношению к нему. Доля Сергея Ивановича уплывала
на кораблях к другим племенным землям. Верховный правитель успел
вернуть последний корабль, остальные корабли уже находились вне пределов
видимости. Был вечер, и было утро, которое несло с собой разрушение
социальной гармонии племени. Такое быстрое осуществление идей
философии нищеты отвратило Сергея Ивановича от Прудона, он с
отвращением посмотрел на раскрытую прудоновскую книгу и вместо
философии нищеты стал читать нищету философии. В теории все
5
прояснилось, но как перейти к практическим действиям, было не ясно. В это
время из мобильного телефона раздался мелодичный электронный сигнал,
говорящий о том, что Сергей Иванович из непосредственного участника
событий вновь превратился в ученого – наблюдателя, описывающего
увиденное. Взгляду Сергея Ивановича открылась несправедливость сущего
мира. Все последующие деяния людей проводились с такими же грубыми
нарушениями, которые сейчас называются коррупцией, монопольным
сговором, бюрократической волокитой. Сергей Иванович видел, что
верховный правитель был в отчаянии. Он хотел создать идеальное
гармоническое общество, а получил такие зияющие высоты, которые было
невозможно преодолеть. В отчаянии верховный правитель пытался даже
уничтожить человечество, чтобы начать все заново. Он посылал чуму, но
люди приобрели иммунитет, смешал языки на строительстве Аквилонской
башни, но люди создали институты международных отношений. Он обрушил
на людей всемирный потоп, вода не достигла вершин Арарата. Он
инициировал Карибский кризис, но люди научились договариваться. Кризис
не перерос в мировую войну. В конечном счете оказалось, что человечество
несет в себе принцип неуничтожимости. И был вечер, когда верховный
правитель понял это, и было утро, когда он решительно отказался
вмешиваться в человеческие дела. «Пусть живут как хотят» - пробормотал он
и отошел от дел. Что же наш Сергей Иванович? Нашел ли он «начало всех
начал»? Благодаря многочисленным статьям и монографии, описывающей
его наблюдения, он стал большим авторитетом, был избран заведующим
кафедрой философии постмодерна и вместо действительной истории стал
осуществлять анализ текстов, которые остались от предшествующей
цивилизации. Основной вопрос первичности и вторичности отставлен. О нем
Сергей Иванович стеснялся говорить, поскольку сообщество философов
считало его псевдопроблемой, не имеющей отношения к современной
философии. Сергей Иванович снял очки и задумался подобно Сократу, целый
день неподвижно простоявшему в обнимку с копьем посреди битвы. В этой
задумчивости мы и застали его. По всему было видно, что другие вопросы
теснили его разум и нуждались в подробном объяснении.





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 26
© 12.11.2017 Александр Мельников

Метки: доцент, философия, глобальная история, стартап, справедливость, человечество, первичность,
Рубрика произведения: Проза -> Эссе
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор












1