Тайна боевых змей


Тайна боевых змей
Когда всю жизнь занимаешься этнографией, невольно начинаешь разговаривать пословицами и поговорками.

- Без бумажки ты букашка, без отечества – чучмек, - я заполнял анкеты членов группы для бухгалтерии.
- На что ты, профессора, намекаешь? – похожая на чукчу миниатюрная Имра, проводница нашей этнографической экспедиции по Алтаю, обиделась и вынула изо рта маленькую дымящуюся трубочку.

По уверениям долговязого Ромки, студента последнего курса университета, Имра курила даже во сне. Табак, а вернее смесь горных трав, выделявших при горении приятный запах ладана, эта алтайская женщина без видимых половых признаков, неизвестной национальности, с безбровым морщинистым лицом, напоминала мне тибетских шерпов. Кто знает, может Имра и правда была родом с Тибета?

- Профессора, запиши Имра. Имя мне хватит, - заявила она, когда я включал её в отчетную ведомость.
- А фамилия?
- Зачем тебе? Пиши – правадница. Мне фамилия не нада. Старая я жениться.
- Шеф, не мучай девушку. Запиши Имра Имровна Имрова, чтобы наша главбухша потом не придиралась, - с ехидной усмешкой посоветовал Альберт Идеалович Мудраков, психолог в нашей маленькой группе этнографов.

Призовой грант Представительства Госдепартамента США мы получили на исследования одного из белых пятен этнографии, уникального горного района Алтая, где в одной точке сходились границы России, Китая, Казахстана и Монголии.
Предыдущая моя экспедиция, но в более широком составе, была на Тибет, где мы в горах обнаружили поселение явно желтой расы, но говорящее на старославянском языке. Идея алтайской экспедиции родилась после просмотра спутниковых карт в архиве университета. Там я и познакомился с Мудраковым.

- Профессор, гляньте сюда, - круглолицый Алик, как мы его теперь называли, со смешком ткнул в зеленое пятнышко на цветном снимке заснеженных алтайских гор. – Не правда ли, очень похоже на поселение снежных человеков, сеющих в горах пшеницу? Это не их вы собираетесь искать?
- Не-ет, - неуверенно протянул я, разглядывая зеленые прямоугольники, похожие на поля с ранними всходами. – Нет ни одного здания или строения, на худой конец.
- А может снежные люди живут в подземных пещерах? - психолог улыбнулся еще более ехидно.
- Хотите это выяснить? – я уже догадался, что Мудраков просто напрашивается ко мне в экспедицию.

Слух о нашем солидном гранте быстро разошелся по институту, поэтому предложениями меня просто засыпали. Все, правда, думали, что я снова отправлюсь на Гималаи.
Как Алик узнал о том, что грант дали под Атайский проект, я не знаю до сих пор. Вряд ли ему помогли знания психологии. Но убеждать он мог. Кандидатуру Романа предложил тоже он.

- Шеф, зачем нам женская обуза в горах? То выйдите, то войдите, то я устала, то я на диете, - психолог умело мазал густой черной краской аппетитную Аллочку с кафедры археологии, которую я планировал в группу третьей, рассчитывая, что она заодно возьмет на себя функции медсестры, поварихи и прачки. – Вот у меня есть на примете удивительный паренёк. Пишет кандидатскую вместо курсовой. И швец, и жнец, и на дуде игрец.
- В смысле?
- Детдомовкий он, раз. Украинец – два. Спортсмен – три. Сможет запросто, и без церемоний, и приготовить, и постирать, и рану перевязать.

Короче, уговорил. Тогда мы еще не знали, что проводником у нас окажется Имра, хоть внешне сомнительного, но женского пола.

Найденное дотошным Аликом зелёное пятнышко среди высоченных ледников не давало мне покоя всю зиму, пока шли приготовления к экспедиции. Я изучил сотни цветных спутниковых снимков этого района, но на всех четко просматривались зеленеющие квадраты полей. Притом – зеленые, независимо от времени года. И зимой, и летом – одним цветом.

Загадка. При изучении под микроскопом на полях просматривались еще и странные черные точки. Психолог уверенно сказал, что это входы в подземный мир снежных людей, чем распалил до предела юношеское воображение Романа, готового хоть завтра пешком отправиться на Алтай для знакомства со снежной девушкой. Видимо, он решил, что она будет похожа на Снегурочку. Сомнительно. Вернее всего, принцессы снежной цивилизации больше похожи на волосатых обезьян, типа горилл.

- Рома, глянь-посмотри. Для тебя с Интернета фотку снежной бабы скачал. Метра три ростом. Представляешь, какие у неё губищи? Она же при поцелуе у тебя полголовы вместе с ушами всосёт! – психолог мог часами изголяться над романтическими грёзами юноши, заранее влюблённого в принцессу таинственной горной цивилизации.

Единственное, что меня ещё смущало при изучении карт, это практически полное отсутствие поселений на сотни километров от стыка границ. По зрелому размышлению опытного этнографа, коим я себя считал, на стыке границ пяти крупных государств жизнь должна кипеть и бить ключом. А на самом деле – сплошное безлюдье, белая пустыня ледников.
Единственное зеленое пятнышко давало надежду на открытие нового этноса. Эта мысль будоражила и моё воображение, подогревая тайную надежду на премии и новые гранты.

От Бийска до международного туристического центра возле Горно-Алтайска мы добирались по Чуйскому тракту, который ныне обозначен на картах как трасса М52.
Нанятый нами джип высадил группу в поселке Кош-Агач. Дальше на юг водитель дорогого джипа ехать по скальным тропам отказался и мы пересели в облезлый УАЗик. Несмотря на полное отсутствие комфорта, шустрый водитель грохочущего не только от кочек, но и от старости вездехода, назначил цену за километр вдвое больше джипа.
Нечто похожее на дорогу закончилось, уткнувшись в горный хребет, по которому проходила граница с Монголией. Спешившись и нагрузившись поклажей, мы двинулись на юг по скалистой горной тропе.
Вскоре хребет повернул строго на восток. За несколько километров до границы с Казахстаном, сверившись с картой, мы опять свернули на юг вдоль извилистого ручья, текущего по дну мрачного ущелья. Идти по скользким голышам поднимающегося всё круче вверх каменистого русла становилось всё труднее и труднее, а вскоре путь нам преградила целая сеть мелких озерков.
Чтобы не петлять между ними до самого вечера, решили идти по мелководью вброд. Уже через час ноги, несмотря на утеплённые сапоги до пояса, закоченели от ледяной воды тающих ледников.
Километров за пять до заветного зеленого пятнышка русло ручья резко ушло вверх по склону. Это уже был скорее не ручеёк, а система узких водопадов. По мере подъёма, на высоте более километра, вода текла уже в ледяном русле. Вскоре толщина ледника поглотила и само русло ручья, слышалось только журчание быстрой воды.
По довольно крутому снежному склону мы поднялись почти на двухкилометровую высоту. Дальше пути не было.
То, что на спутниковых картах просматривалось, как продолговатое пятнышко, оказалось десятикилометровым жерлом вулкана.

Склон внутри из застывших потоков лавы уходил вниз под отрицательным углом. На глубине около пятисот метров расстилалось ровное дно вулкана с небольшим смещенным к краю бугорком посредине. Картина немного напоминала лунный кратер, только те были абсолютно круглые и с выступом по центру.
Второе отличие было в цвете. Дно вулкана, в отличие от лунных серых кратеров, было ярко-зеленого цвета. В полевой бинокль я разглядел, что это была трава и мелкие кустарники, которые, как лесополосы делили всё дно на ровные прямоугольники полей, испещренных черными точками, из которых вверх поднимались тонкие струйки пара. Приглядевшись, я понял, что это такое и передал бинокль толкающему меня в спину Роману. Имра и Алик распаковывали снаряжение.

- Не надо, - остановил их я. – Доставайте только палатку. Там глубина полкилометра, у нас даже веревок столько нет.

Альберт заглянул за край кратера и ахнул.

- Господи, как же мы туда спустимся? Мы же не спортсмены-скалолазы. Ромка, дай дяде бинокль. Хватит тебе снежных принцесс волосатых высматривать. Дядя сейчас тайную тропинку высмотрит.
- Я правильно понял, что это за черные пятна? – паренёк с растерянным выражением лица повернулся ко мне.
- Правильно, Ром. Это воронки от взрывов. И очень много воронок.
- Там внизу, что, война идёт? Земля совсем свежая.
- Как раз это нам теперь и предстоит выяснить. Кто воюет в жерле вулкана, люди или инопланетяне, чем воюют, за что воюют и почему воюют?
- На один вопрос, шеф, у меня уже есть ответ. Воюют там русские. Посмотри, там на холмике их триколор развевается.
- Не может быть! - теперь ахать настала моя очередь.

Слона, то бишь, холмик, я и не рассмотрел как следует. Флаг на высоком шесте присутствовал.

- А вон и пушечки с танками стоят, - психолог почти по пояс склонился с края жерла.
- Где, Альберт Идеалович? Дайте мне, - Роман вырывал у Алика бинокль.
- Точно. Только почему у них свастика на бортах?

Теперь очередь вырывать бинокль настала для меня.

Сотни проржавевших русских танков, самоходок, пушек, гаубиц и даже морских катеров и тральщиков стояли у ближнего края кратера. Но кроме жирных свастик на бортах я еще рассмотрел и белые номера на каждом поле.

Только тут до меня дошло, что внизу вовсе не идет война. Там идет подготовка к войне.

- Друзья, поздравляю вас. Мы открыли новый этнос со старыми дырками на погонах. Это русский военный полигон.

Алик с Ромкой ошарашено смотрели на меня. Потом, вырывая друг у друга бинокль, кинулись к зубчатому краю вулкана.

До темноты мы пытались увидеть внизу хоть одного офицера, или, на худой конец, солдатика с автоматом или пушкой наперевес. Ни единой живой души.

- Шеф, это брошенный полигон. Точно. Пришли, отстрелялись и ушли. Эх, сорвались Ромкины мечты привезти гарну снежну дивчину. - Алик за обе щеки наворачивал кашу из шести злаков, приготовленных Имрой, и приправленную, судя по вкусу, сапожной ваксой.

Наша «правадница» оказалось одинаково плохой поварихой и фельдшерихой, а прачкой – вообще никакой. Я начал верить, что их племя, как и чукчи, ходят в баню раз в год летом к шесту на площади. Ударился с разбегу – и вся грязь отлетела.

- Очень нужно. Особенно, если она три метра в длину. Батька с мамой на таку не дадут благословенья, - обиделся Рома.
- Эх, счастливый ты, студент. Еще лет цать будешь девок в длину мерять, а нам вот с шефом даже в высоту уже мерять скоро будет нечего.
- Стоп, себе думаю, - быстренько перевёл я стрелки в безопасную зону. – А ведь ты, Альберт, немного прав. Только не ушли вояки с полигона совсем. Если это такой секретный полигон в супер-секретном месте, то и техника здесь должна испытываться супер-новая! Как вам такое? Значит, данные обработают после стрельб, поправки внесут и придут снова. Вот поэтому у них сегодня и перерыв. Есть возражения? Возражений нет, а потому – полный отбой, как говорят в армии.

Утром нас разбудил свист лопастей громадных военных вертолетов. По цепочке они ныряли в жерло вулкана, садясь поближе к холмику.
Тот оказался огромным ангаром. В открывшиеся раздвижные двери склада шустрые военные в синих комбезах заносили сотни длинных деревянных ящиков.
Через час вертолеты с воем унеслись в сторону восходящего солнца. Мы по очереди передавали бинокль друг-другу. До обеда стояла полная тишина. Но только мы сели доедать кашку со вкусом солдатских сапог, как из жерла донеслись резкие хлопки выстрелов и аханье взрывов.

Это было повкуснее сапожной каши. Когда бинокль дошёл до меня, челюсть со стуком отвалилась.
По полигону ползали огромные черные змеи и стреляли в нашу сторону, в сторону ржавой военной техники, которая была мишенью.

Когда Алик и Роман насладились пальбой и отошли к обеденному камню, я решил получше рассмотреть и сфотографировать стреляющих тварей. Достал из рюкзака цифровой фотоаппарат с телеобъективом и настроил на максимальное приближение.
То, что удалось рассмотреть, показалось сначала фантастикой, а потом сценами из фильма ужасов. В телеобъектив удалось лучше оценить ползающих внизу монстров.

Это были составные чудовища из одинаковых четырехметровых сороконожек. В бинокль не было видно небольших лопастей по бокам, потому и не было понятно, как змея двигается, не изгибаясь волной, как настоящая тварь. Её двигали сотни ножек-лопаточек.
Еще стал понятен механизм стрельбы. Перед каждым выстрелом змея застывала и поднимала на метр от земли передний четырехметровый элемент. В самой длинной змее я насчитал двадцать составных частей. Эта своеобразная «голова» нацеливалась и, откинув передний защитный колпак, выстреливала метровую ракету. После этого уже пустая труба отваливалась в сторону и змея продолжала движение.
Но не все змеи стреляли. Некоторые стремительно ползли к мишеням, по пути распадаясь на части. Из этого я сделал вывод, что каждый из двадцати элементов змеи полностью автономен и может управлять, как всей змеёй, так и её частями. Части-фугасы, как торпеды, стремительно таранили сразу двадцать целей, оглушительно взрываясь. По глухим хлопкам я понял, что змеи оснащены учебными боевыми частями.
Но самое интересное происходило на дальнем конце полигона, где была оборудована полоса препятствий из колючей проволоки, глубоких ям и стен до пятидесяти метров в высоту. Змея легко изгибаясь или вытягиваясь, перелетала ямы и овраги. Остановившись, поднимала тучу пыли, за минуту закапываясь в землю. Также легко она появлялась вновь. Дойдя до стены, это чудище выстраивало столб из своих элементов высотой метров шестьдесят и легко потом переваливалось на другую сторону. Поистине искусное исчадие ада, созданное человеком против себя самого! Я вспомнил скульптуру, где змея поедала свой хвост.

А вот справа, где стояли в рост сотни мишеней солдат, змеи не выпускали ракеты, а подрывали их в своей пасти-трубе, выбрасывая облака поражающих шариков или стрел.
Всё это я тщательно заснял через телеобъектив цифровым фотоаппаратом.

Утром мы тронулись в обратный путь. Алик с Ромкой живо обсуждали адских чудовищ.

- Шеф, а здорово они придумали насчет змей-роботов, да? Заползет сотня таких змеюк на фронте ночью к окопам, а потом разом, как бабахнет! Восемь километров фронта как не бывало, да? А если еще сотня в тылу под танками и орудиями закопается? – Альберт даже остановился, представив жуткую картину. – Шеф, да ведь такое даже атомная бомба не сделает, да?
- Да, - коротко ответил я, подумав, что это наверное и есть испытание того самого нового оружия, которое давно уже обещали русские.
Незаметно достал цифровой фотоаппарат и выбросил в ручей. Альберту и Ромке не поверят, если что, а фактов теперь нет. А пока нет фактов про яд, нет и противоядия. Я снова вспомнил вытянувшуюся в струнку металлически блестевшую змеюку, напоминающую длинный лом.
А против лома, как говорится…





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 14
© 12.11.2017 Пэт Анзор

Метки: Война, Донецк, Луганск, Украина, Приключение, Детектив, Криминал, Новости, Майдан,
Рубрика произведения: Проза -> Приключения
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор












1