Варгеймеры


Варгеймеры
Капитан Полуйко в сопровождении двух автоматчиков лично проверял активированную на ночь систему автоматической охранной сигнализации. Установленные на столбиках датчики движения были настроены на сто метров. Внутри периметра расположилась передислоцированная утром пятьдесят вторая механизированная бригада: двадцать танков, пятнадцать машин пехоты, четыре самоходных орудия и около тысячи бойцов. Весь день бригада окапывалась и ставила палатки в ложбине между двух высоких холмов.
- Сколько? – капитан заметил срабатывание датчика на очередном столбике.
- Сто шесть метров, - ответил боец с переносным дальномером от снайперской винтовки.
- Нормально. Идем дальше.

Капитан вспомнил, как раньше приходилось выставлять на ночь посты наблюдения, отрывая от отдыха до роты солдат. Подаренная америкосами охранная система решала множество проблем, так как датчики не уставали и не засыпали, как бойцы, на посту. Их не надо было регулярно менять, кормить и поить. Да, бывали и ложные срабатывания на мелкую живность, но это легко проверялось на мониторах ночного видения с дальностью до километра.
- Сколько? – Полуйко устало глянул на экран своего планшета, где вспыхнула одна из пятидесяти красных точек.
- Девяносто метров.
- Маловато. Завтра добавите чувствительность сорок восьмого датчика. Все, идем в бункер. Дежурите по очереди, по два часа. И не спать мне! Это тебя касается, Тимко, понял?

Солдат, который ходил по внешнему периметру, молча кивнул. Капитан давно грозил перевести его из взвода охраны в разведгруппу, которая полностью обновлялась практически еженедельно. Снайперы охотились за передовыми отрядами и били их, как куропаток. Тимко, бывший шеф-повар одного из львовских ресторанов, надеялся и в бригаде пристроиться поближе к котлу, но не судьба. Полевая кухня в бригаде числилась только на бумаге, а по факту все перебивались сухими пайками, размачивая американские, деревянные не только по вкусу, галеты задохнувшейся водичкой из пластиковых фляг.
Петр Тимко в бункере сонным взглядом окинул по очереди три монитора наблюдения. Несколько мерцающих искорок и светлые пятна от нагретых за день деревьев и мохнатых кустиков. Через десять минут смена.
- Петро, ты что, спишь что ли? – солдат дернулся от хлопнувшей его по плечу руки.
- Нет, просто глаза устали, прикрыл на минутку.
- Все нормалёк?
- Да, сам видишь, все датчики молчат.
- А это что за пятно возле крайнего танка?
- Кустик, наверное.
- Какой к черту кустик? На стоянке бульдозер даже траву всю содрал под корень. Надо будить капитана. Нет, сначала, Петро, сходи туда, посмотри.

Тимко молча кивнул, так как будить начальника охраны ему очень не хотелось. Если это опять окажется кучей брошенных бушлатов танкистов-технарей, как на прошлой стоянке, то уже завтра он будет ползать по лужам в разведгруппе.

Петр обошел крайний танк, накрытый маскировочной сеткой, два раза. Ни кустиков, ни бушлатов. Тимко включил фонарик и приподнял край маскировки.
«Черт, черепаха! Откуда она здесь?» - солдат схватил за край панциря и потянул на себя. Последнее, что он видел, разлетаясь на части, это взлетающий в небо танк.
Его сменщик на посту увидел значительно больше, не только двадцать улетающих танков, но и еще десять огненных шаров, сжигающих остатки техники и палатки с солдатами.
В эту ночь пятьдесят вторая механизированная бригада в полном составе перебазировалась на небеса.


Месяцем раньше…

В комнате оперативного командования Юго-западного военного округа перед огромным, во всю стену, компьютерным экраном сидели двое, мужчина в светлом костюме и вихрастый паренек в спортивном трико. Они слушали пронзительную тишину бункера, которая бывает только на большой глубине.
- У вас есть пять минут, - генерал, командующий округом, бесшумно прошел по мягкому полимерному покрытию к центральному креслу. – Начинайте.

На экране появилась картина ночного поля боя, по которому ползли несколько десятков странных металлических черепах на длинных паучьих ногах.
- Что это? – генерал поднял руку, остановив показ.
- Робофуги, - мужчина подошел к экрану и электронной указкой увеличил одну из черепах. – Так мы назвали наше новое оружие, которое по указанию президента должно заменить танковые войска и артиллерию. Это программируемые роботы-фугасы, или, если можно так сказать, наземные беспилотники.
- Исключено, - генерал поморщился. – Мне доложили, что при постановке помех в реальном бою управление роботами невозможно.
- Поэтому мы и создали не управляемые, а программируемые системы.
- В чем отличие?
- В памяти каждого робофуга заложен кусочек карты местности с определенными со спутников или летающих беспилотников координатами целей. Робофуг в любое время суток, лучше в ночное, по вложенной программе сближается с целью и подрывает ее. Это могут быть танки, орудия, блиндажи, здания или военные сооружения.
- Размеры и заряд?
- Длина около метра в зависимости от заряда октогена от десяти до двадцати килограмм, то есть до восьмидесяти килограмм в тротиловом эквиваленте.
- Хорошо, а как производится корректировка ваших роботов, если изменились координаты цели?
- Очень просто. Формируется микроимпульс с закодированными данными местоположения цели, также, как сейчас выдаются сигналы управления летающим беспилотникам. Создать помехи можно модулированному сигналу, но не набору микроимпульсов. Импульс или есть, или его нет на фоне любой помехи.
- Запас хода?
- Здесь мы применили водородные топливные элементы, напрямую подзаряжающие электробатареи, что обеспечивает дальность действия до ста километров, бесшумную работу из-за отсутствия вращающихся деталей и выхлоп в виде водяного пара. По нашим расчетам отказ от колесного и гусеничного хода позволил увеличить проходимость и запас хода более, чем в два раза. Каждая из шести ног робофуга дублирована, что резко повысило надежность устройства.
- Какова стоимость производства?
- По цене одного танка можно построить сто пятьдесят робофуг. Но не это главное. Выгода не в цене, а в эффективности. Как известно, время жизни танка в наступлении составляет около двадцати минут, в обороне – около суток. Считается, что танк выполнит свою задачу, если попадет хотя бы одним снарядом в цель и уничтожит хотя бы один вражеский объект. Получается, что робофуги в сто пятьдесят раз эффективнее танка.
- Что дали полевые испытания?
- Точность выхода на цель около одного метра. Разрешите боевое применение?
- Разрешаю, но не более тридцати единиц. Результаты доложите, - генерал также бесшумно растворился в лабиринте подземных коридоров.

- Вот так, Васятка, а ты боялся, что не разрешит. Генерал Северцев из новой плеяды офицеров, которые в кавалерии не служили и потому с саблей на танки не бросаются.
- Олег Романыч, а на какой фронт нас пошлют?
- Вот на этот, - мужчина ткнул пальцем в погасший экран. – Вот отсюда и будешь воевать.
- А когда?
- Как приказ принесут, так сразу. Здесь не как в нашем конструкторском бюро, здесь, брат, все по приказу, точно и в срок.
- И домой не пустят на денек?
- Нет. Теперь мы, я чувствую, еще долго будем на государевом коште.
- А я и зубную щетку не взял.
- Все дадут, не сомневайся. Притом, бесплатно. Теперь ты армейский служака.
- А как же школа? Мне же осенью в десятый класс, - Василий грустно поглядел на метровой толщины двери.
- Ну, за два летних месяца, думаю, управимся с испытаниями.

Неделя пролетела незаметно в тренировках с виртуальными робофугами и привыканием к огромному экрану, по которому тридцать черепах упорно ползли к виртуальным целям, ловко перебирая членистыми ножками.

Олег Романович Фельцман, ведущий инженер военного конструкторского бюро, смотрел на бегающие по клавиатуре худенькие пальчики паренька и вспоминал их первую встречу в Японии. Там проходила юношеская олимпиада геймеров. В финал вышли две сборные, российские и японские.
Военного инженера, приехавшего на международный форум, естественно привлекло военное название игры, которую предложили геймерам в финале организаторы олимпиады. Он стоял за стеклянной стеной огромного зала и смотрел не на экран, где бегали стреляющие солдатики в красной и синей форме, а на руки игроков, молниеносно нажимающих на нужные клавиши.
Василия он выделил, когда тот неожиданно стал работать сразу на двух клавиатурах. Его партнер выскочил из-за стола и тряс внезапно онемевшей рукой.
Японцы выиграли. Фельцман отыскал грустного парня в гостиничном номере. Он умело перевел разговор на военные проблемы. Познания Василия, прекрасно разбирающегося в современном вооружении поразили инженера. А некоторые категоричные высказывания даже заставили задуматься.
- Вот вы говорите, Олег Романович, что разрабатываете самый мощный танк в мире, так?
- Так. Такой, что даже ядерный взрыв выдержит. Не в эпицентре, конечно.
- Но все равно его может уничтожить одно попадание кумулятивного снаряда?
- Может.
- Вот. А огромный авианосец можно пустить на дно парой крылатых ракет? Можно. А теперь сравните стоимость танка и снаряда, ракеты и авианосца. Стоит ли овчинка выделки?
- Ты хочешь сказать, что танки и авианосцы не надо строить?
- Конечно. Задача огромного дорогого танка в чем? Он должен донести снаряд до цели, пока его не угрохали, так? Но не лучше ли сделать такой умный снаряд, чтобы он и без танка находил цель?
- Как ты это себе представляешь? Управляемые ракеты? Так они уже созданы.
- Нет. От управляемых ракет можно защиту применить, помехи поставить. Я говорю об умных устройствах, типа роботов.
- Как в кино? Стальных воинов делать?
- Нет. Роботы, похожие на людей, очень дорогие. Для войны нужно что-то попроще, типа детских радиоуправляемых автомобилей, но немножко сложнее.
- В каком смысле?
- В смысле, умеющих работать по заранее заложенной в них программе. Вот, например, я читал, что межконтинентальные ракеты летят на заранее указанные цели, на выбранный город. Он ведь имеет определенные координаты и пока ракета летит, никуда не убежит, правильно?
- Да, город не убежит, а вот танк, или корабль, может.
- Может, но недалеко. И потом, полно целей, которые не двигаются, например, аэродромы, порты, ангары, склады, базы. Для их поражения надо не танки применять, а небольших умных роботов.

Этот разговор долго не давал покоя военному инженеру. Он понимал, что в логике паренька есть уязвимые места, но есть и убийственная правда. Правда цены человеческой жизни. Василий исходил из того, что цена человека намного больше цены железных монстров войны. А производители военной техники исходят из того, что обучить танкистов и летчиков дешевле, чем создать вместо них дорогих роботов.

Образ черепахи с паучьими ногами постепенно обрел стальное воплощение. В благодарность за идею Олег Романович на следующее лето отыскал и привез Василия на военный полигон. Целый месяц ушел у парня на написание и отладку компьютерной программы. Он же придумал и имя стальным роботам - «робофуг».
Вскоре по полигону шустро бегали полсотни бронированных фугасов. Они практически бесшумно пробегали десятки километров и взрывали указанные цели. Самым сложным оказалась
корректировка места цели на последнем этапе. Сначала решили применить систему микроимпульсов по типу азбуки Морзе. Не получилось, так как помехи мешали определять длину импульсов. Вот тогда Василий и предложил систему микроимпульсов с кодированием. Дело сразу пошло на лад.

Олег Романович на последнем этапе испытаний лично по несколько раз менял положение целей и ставил разнообразные помехи. Робофуги уверенно преследовали ползающие по полигону танки и грузовики. Только после этого инженер решился на встречу с командующим.

И вот теперь – боевое применение уже не виртуальных, а вполне реальных черепашек с набитым октогеном брюхом.

Через три месяца…

Две сотни черных черепах на черных парашютах были совершенно неразличимы на черном ночном небе Киева. На этот раз целью юного варгеймера была загородная база подготовки национальной гвардии. На нескольких гектарах центра подготовки десантных отрядов одновременно обучались до пяти тысяч солдат.

Для этой операции в состав ударной группы робофугов Олег Романович включил десяток робокопателей, которые умели создавать тоннели под бетонными ограждениями.

Василий на экране наблюдал, как по созданным проходам около сотни черепах проникли на территорию базы и рассредоточились по заранее указанным целям.
Паренек вздохнул и нервным движением нажал на красную кнопку. Через два часа, когда улеглось огромное облако пыли, пришел снимок со спутника. Ровная чистая площадка вместо базы.

- Олег Романович, а правда здесь раньше пионерский лагерь был?
- Правда. И снова будет, если мы еще несколько таких баз расчистим. Если катанье не помогает, будем битьем вразумлять. В семье не без урода, а народная поговорка, Василий, гласит: «Тот, кто не хочет ушами слушать, того по ушам бьют». А с мудростью народа не поспоришь. Готовься, варгеймер. Через неделю у нас испытания подземных робофугов. Пусть наши черепашки поплавают в городских туннелях. Карты нам уже доставили.






Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 16
© 12.11.2017 Пэт Анзор

Метки: Война, Донецк, Луганск, Украина, Приключение, Детектив, Криминал, Новости, Майдан,
Рубрика произведения: Проза -> Быль
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1