ГЛАВА 2


ГЛАВА 2
Глава 2

ЛИДИЯ
Вот земля, но уж другая – притулилась хата с краю, кто живёт в том «теремке» - хатка щас не на замке. У окна сидит Ивашка – а на нём в рубчик рубашка, первый парень на селе – кот мурлычет во дворе, тын совсем уж пошатнулся – хилый двор за ним тянулся, и собака на цепи – копошится что т в шерстИ. Ни курёнка, ни лошадки – в сорняках засохли грядки, крыша хатки набекрень – а Ивашке что-то лень! Но красив, хорош собою – и от девок нет отбою, хоть сплясать, хоть спеть, сыграть – могут им располагать. Вот он вышел, хвост трубою – и любуется собою, в зеркальце направил глаз – про него ведём рассказ. Вдовий сын, так мать сказала – многих баба повидала, кто отец, а леший знает – Устя этим не страдает, а зато сынок родился – всяк тем молодцом гордился, вот работать парню лень – чуть за грабли, тут ж мигрень, сядет Ваня на порог – съест принЕсенный пирог, кварту квасу, всё с устатка – на работу нету хватки. Кучеряв, огонь в глазищах – был бы Ваня точно нищим, да народец кругом добрый – вот и ужин уже собран, кто ковригу, кто капусту – жрать поди Ванюша шустрый. Но завыл было народ – не работает, а жрёт, пусть идёт работу ищет – лишь по девкам глазом свищет, и кормить его ТАБУ – сколько лет тот на горбу, вот и двинул тут Иван – повидать немало стран, узелок с едой повесил – был доволен, даже весел, сапоги на нём горят – коль не знаешь….парень хват! Кот с собакой проводили – и мяукали и выли, ведь работать не привык – лишь работает язык, как он справится с бедой – вот и шли за ним гурьбой. А Ивану горя мало – колготой уже достали, сам теперь Иван с усами – вот попёр за чудесами.
А Марфутка впала в раж – женишки один мираж, старика бы сбыть на мыло – между рук у Марфы плыло, вот и дан Петру наказ – жениха припёр что б в раз! Чтобы старый расстарался – да искать скорей подался, неземной красы мужчину – подтянул дедок штанину, свистнул Сивку, сел на сани – но доехал лишь до бани, юркнул сразу на полок – да с ковша лил кипяток, дико дед кричал от боли – обварил сразу две доли, что ни сесть, порток одеть – но успел Петро прозреть…. Валентина с дрыном тут – босиком, ведь был разут, двинул голым по дорожке – лишь мелькали только ножки, конь заржал, какой отъезд – в речку дед хвостом уж лез….

АЛЛА
Вот Ивашка, вдовий сын - повалив кормою, тын - ( ведь упитан был не в меру - раскормил народ, холеру! ) - направляет семядоли - поискать другую долю! - На перине, чтоб валяться! - лОвок, тока похваляться! - Удивлял всех, грудой мышц - что ни вечер, пел "Камыш"! - девок шшупал, без разбору - прижимал, пыхтя к забору - лобызал и лез под юбку - был рабом, мотни с желудком! - исслюнявит молодуху - после, глыкает сивуху! - мать молчит, одно ведь чадо - хоть бы был, исчадье ада... - зажалела, залюбила - вот и вырос он, в дебила! - Был бы батя, взял ремень - мигом, вылечил мигрень! - научил ево труду - не катал бы, на горбу! - Но отца не знал он, сроду - мать мутила, чёто воду - то он лётчик, то шпион... - но из парня, лез гормон! - был кудряв и белобрыс - и металл, зубами грыз - незлоблив, душой широк! - лень и хвальство, лишь порок - так бы, тёрся у зеркал - да наливочку глотал! - заморил уж, девок полк - а теперь, бродил как волк... - через лес несло, с котомкой - не пойми чьево, потомка! - мать, в кошму еду совала - да ещё и одеяло - вдруг, простудится сынок... - чуть не лопнул узелок! - в уголок платка всплакнула - крёстным знаменем махнула - и пошёл он, вдоль реки - прям, к судьбе в ученики! - распахнул апаш, до пУпа - щерил рот, в улыбке глупой - а посля, восьми котлет - дурняком орал куплет! - Тут, услышал крик и вой! - Валька, Петю под конвой - волокла за воротник - обварил седальный шпиг! - с сзаду, красным семафором - бликовал по всем просторам - упирался, в кажный куст! - Но жены, зубовный хруст - убедило бунтаря, что ошпарился он, зря! - шибанула в пах, коленом! - сник сюрприз от супермена - радость ток, теперь врачу! - и шепча "Молчу, молчу..." - двинул лапти до избы - плюс к ожёгу и избит! - связки нижних полушарий - волдырями зашуршали... - Настя, в слёзы - Марфа ржёт - леденцом макая в рот!

ЛИДИЯ
Ванька издалЯ смотрел – как Петян домой летел, хохотал навзрыд анчутка – эхо рассыпАлось жутко, да свернул к Валюхе в гости – кинуть чтобы на ночь кости, на лежанке, да поспать – не положат на кровать. Тут вошёл, остолбенел – лишь на Настьку посмотрел, чудо как та хороша – хоть за ней и не гроша, но стройна и величава – зато Марфа вон прыщава, тот же фОртель, опять шиш – сквозь толстуху ты глядишь. Леденец упал со рта – мамку в угол отвела, заканючила опять – чем же малец-то не зять, обжени нас с Ванькой здесь – уж повыбью с него спесь. Стала топать копытАми - слюни вилися клубами, Петро тряпкой вытирал – пасть свою не открывал. Ягодицы то горели – мамка с дочей озверели, натолкали кто что мог – чуть Петро не занемог. Как женить, када малЕц – отказался под венец, ведь совсем не для Марфутки – Ваньша сыплет прибаутки, да всё куксит кверху чуб – положил на Настю зуб! Валентина расходилась – дочка в лужу вновь садилась, тот же самый посошок – рви с колчана ты пушок, только пыль столбом от хлопца – в можжевельник вон несётся, лишь «красу» ту не видать – хоть в берлоге будет спать! А гугнявая Марфутка – рассердилася не в шутку, подступала уж к дедку – звездануть по черепку, только лохмы развивались – да глаза во лбу вращались, ща достанет Петрована – да и примется тут рьяно, бородёнку ту щипать – тумаками угощать! Чем дедок то провинился? – что за Ванькой вихрь вился? А Настёнке Ванька люб – глаз сметливый, русый чуб, только как сказать отцу – только с ним пойдёт к венцу!
Ванька под кустом забился – с Настей жаль не объяснился, так Марфутка напугала – там под кожей центнер сала, вспомнил дяденьку Петра – тёщеньку, что волокла, под микитки старикашку – эк, какая тут промашка, породнись с такой семьёй – через год уж под землёй, и нахохлился как дрозд – не хотелось на погост! Завозился он с котомкой – рвался к Настьке всей душонкой, это что за привиденье – видит гнома приближенье, тот вихляя хилым задом – приближался всем фасадом, шляпа как у интуриста – и дыхание со свистом, и кафтан с чиитых плеч – но побитый как картечью. Знать учуял он поживу – в руки взять инициативу, к узелку тому присесть – хоть краюху гному б съесть! Но не тут то было с Ванькой – сам не ел он спозаранку, тут нахлебник, хоть и гном – злость вскипела сразу в нём!

АЛЛА
Гном в сомбреро, что твой гриб - из ноздри висит полип - ножки, проволкой торчат - слюни, пеною шкворчат! - и глаза, как две иголки! - до локтя, блестят наколки - "Не забуду!" и "Склероз" - сам, по ухи мхом зарос! - и "Гаврила" на груди - шерсть, хоть вей на бигуди! - два вершка, евойный рост - позади, облезлый хвост - лопсердак, под поясок! - целит в Ванькин туесок! - страсть, видать оголодал! - Ваньша гному в дышло дал - тот, сложился пополам - лопсердак пошёл по швам - выхлоп сероводорода - издала ево природа - вонь окутала полянку... - во наелся, спозаранку! - Ванька в зеркале глядит - вот мол, я каков джигит - прям, самбист и богатырь! - гному нужен нашатырь... - полежал в траве, пластом - шевелит уже, хвостом... - пробуравил Ваньку взглядом - пот, с тово катился градом! - заклинанье произнёс - Ванька шерстью и оброс! - и замест кудрей льняных - напугать, чтоб всех родных - появись, зверина морда! - не похож Иван на лорда... - глянул в зеркале, обмяк - толи лошадь, толи хряк - толи скунс, а толь хомяк - во, награда за тумак! - Пал он в ноги колдуну - воет дико на луну - мол прости, ослобони - кудри русые, верни! - хошь, в обратку звездани - гены папкины, вини!.. - Зря Ивашка рвал матроску - кабы знал, что он - Мароска!!! - мать, от Карпа народила... - чем, красавца возбудила? - ведь страшнА, не передать! - и Иван пошёл не в мать! - А узнал ба, если Карп - от ково, насквозь прозяб! - кто виной, метаморфозе! - объяснил бы гному, в прозе - в нецензурных завитках - что такое, лёд в портках! - Прям, загрыз бы, недоноска - Карп Пургенович Мароска - коль узнал, что энтот прыщ - им с Ягою, сделал шиш! - увидал их за берёзкой - как лобзал Ягу, Мароска - зависть мучила, до слёз - аж нажил педикулёз! - и сказал "Чуфырь! Чуфырь!" - терь, и им ба, нашатырь - до припадка, недалече - вон как, пару искалечил... - Гном остыл от апперкота - но сильна, во зле работа - не могёт вернуть кудря - озверел, от фонаря! - перекошено ж, табло! - но сказал "Исчезнет зло - как девИца-красота - чмокнет в свинские уста!" - Прохрипел такой вердикт - шишка, сливою сидит - от ширинки до бровей! - нет, махнуть бы чуть правей! - тот кулак, паштишта с гнома - коль ево б, накрыла кома - не срослось бы, колдовство! - А теперь на сватовство - пролетел Иван, фанерой... - надо жить учиться, верой - что за труд и добрый нрав - снова, станет он, кудряв! - Гном растаял, аки лёд! - в Ваньке, задом наперёд - оказалися кальсоны! - удивился, уж не сон ли? - в отраженье заглянул - и чуть, ног не протянул! - застывала кровь у жил - полный памперс наложил - симбиоз увидев, рож! - похвались терь, что хорош! - хрупнул зеркальце лаптём - пегий мех поскрёб ногтём - и пустив слезу, в шерстИ - над собою, стал расти! - грезил, маршем Мендельсона - вспоминая, свет Настёну! - сине очи... стан, лозой... - тут Марфута, как мозоль! - лезет в мысли молодецки - аж, тошнило, не по-децки - от её мяснова крупа! - изменялась крови группа - и гудки давал гастрит - в чаще, Бурелома-стрит...
 
ЛИДИЯ
А Марфутка прямо рвёт – день и ночь она ревёт, вдовий сын завяз в печёнке – в той расшитой рубашонке, ведь не видела кальсон – и свиное рыло в нём, так остался красавцОм – с привлекательным лицом, что упырь или свинья – стал Иван благодаря, скупердяйству и обжорству – вот покрыт теперя шЁрсткой, то неведома Марфутке – и скандал устроив жуткий, к дедке всё ж подобралАсь – за бородку так взялась, что глаза Петра навыкат – все казались многолики, пять Валюх и пять Марфут – бородёнка сжата в жгут. И выносит та вердикт – вслед за Ваньшей бечь велит, восвояси что б вернуть – а Петро лишь смог моргнуть, с бородёнки сыпал пух – ещё пару оплеух, и Петро уж на конюшне – очумелый и тщедушный, Буцефала снаряжал – ни туда никак нажал, Сивка подцепил копытом – рот у дедки враз корытом, хоть конёк не аргамак – но и Петя ж не казак! И куда теперя мчаться – вроде путь стал намечаться, но тут дурь Петра накрыла – но не видит, что уж с тыла, росомахи две стоят – неприятности сулят. Задом сел он наперёд – с грымзой жить совсем не мёд, конь заржав, тихонько тронул – до лесного до кордона, так плелись само собой – раздобыть любой ценой, жениха для бегемота – где найти, в каком болоте и куда стребнул жених – нету мыслей никаких.
А Ванёк, или кретин – подтянув с кальсон порчину, ковылял как раз навстречу – всё ж к жилью он человечью, сам свиное рыло нёс – ведь у лешия склероз, как написано в тату – забывал всё на лету, надоть всё наоборот – Ваньке целовать тот рот, девка пусть в припадке бьётся – свиным рылом тот упрётся, в тот красивый девкин рот – и удача враз попрёт. Шерсть оставит Ваньку враз – и Гаврилы после фраз, чуфырь, чуфырь, ай люлЯ – и колени преклоня, враз чубец русый вернётся – вновь красавцем обернётся, и Мароскин блудный сын – засверкает как рубин. А Гаврила всё напутал – после в лоб того салюта, даже рОдну мать забыл – и в кустах утробно выл. Так ломили хвост и шея – и глазами стекленея, проклинал мальца он в голос – да таскал с под шляпы волос, что б заклятья продолжать – да честной народ пужать. Тут случались эта встреча – и теперь Петруху лечат, от испуга и икоты – перешла чтоб на Федота, так зятёк там напугал – что в рукав не попадал. Как увидел свино рыло – под фуфайкой всё застыло, и как есть остолбенел – в ягодИцах только тлел, что налились волдырЯми – и повисли аж гроздЯми, кипяток отшлифовал – и садиться не давал. А ВанькО то был как рад – устремился со всех лап, лишь кальсонами мелькал – и поклоны сдали клал, как велел лешак Гаврила – и мораль тая гласила, всех приветствовать радушно – ну а тесть уже синюшный, ни бе-ме, ни кукареку – и ни дать, ни взять, калека!





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 24
© 11.11.2017 Алла Соколова

Рубрика произведения: Поэзия -> Юмористические стихи
Оценки: отлично 1, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор












1