Майор в отставке 6. Тула




Тут Виноградов, будто сквозь пелену тумана, увидел Грошева, который был проводником у группы пограничников. Николай словно услышал слова Петра:
- Их здесь человек двадцать, а основная часть, человек триста, ближе к границе. Сколько они здесь перебили «горбачей», это у нас так называют старателей…
Те намоют в тайге золото, а, возвращаясь, несут его со своими вещами на спине. Вот их и стреляют. Хунхузы нападают на поселения тунгусов, корейцев. Никого не жалеют, ни женщин, ни детей.

Засаду устроили на тропе между двумя озёрами.
Виноградов словно сам лежал на влажной земле между двумя огромными, лохматыми кочками.
Мокрые гимнастерки легко прокусывали полчища нудно пищавших комаров. Шея у Винника была вся в крови, Павел периодически добавлял, свежую, размазывая сразу десяток кровопийц.
Светало.
Мокрец, мелкие мошки, стали мучить сильнее комаров. Они заползали под одежду, в уши, лезли в открытые глаза.
Губы у солдат распухли, глаза начали слезиться, мошка безжалостно вгрызалась в кожу, оставляя вспухшие бугорки с явно видимым кратером места укуса. Но бойцы терпеливо, не шевелясь, лежали в липкой жиже.
На рассвете показался караван вьючных лошадей. На спинах лошадей были ящики и мешки, винтовки у бандитов висели за спиной.
Несколько залпов пограничников и тишина.
Винник говорил, что банды хунхузов были разгромлены в тридцатых годах в связи с усилением пограничного надзора за границей СССР.


24 октября 1941 года с целью обхода плотного заслона на шоссе на Тулу, боевая группа полковника Эбербаха, форсировала реку Зуша севернее шоссе и, переправив на другой берег свои танки и артиллерию, начала продвигаться вперёд, к Плавску, выходя в тыл обороняющимся на шоссе.
Тем самым командир третьей танковой дивизии Брейт вынудил войска пятидесятой армии отступить в северо-восточном направлении, ближе к Туле.
В тот же день, с рубежа Белёв - устье реки Снежедь, главный удар в направлении на Тулу нанесли соединения второй танковой армии немцев.
В первом эшелоне наступал двадцать четвёртый моторизованный корпус генерала танковых войск Швеппенбурга, во втором - сорок седьмой моторизованный корпус генерала танковых войск Лемельсена.
Параллельно, в направлении Белёв - Тула - Алексин, наносили удар армейские корпуса: сорок третья генерала пехоты Хейнрица и пятьдесят третья генерала пехоты Вайзенбергера.
26 октября 1941 года наступающие немецкие танки группы Эбербаха встретили вышедшие из брянского «котла» в районе Плавска части сто восьмой танковой дивизии, в составе трёх KB-1, семи T-34, двадцати трёх лёгких танков.
Форсировав реку севернее заслона на шоссе, немецкая третья танковая дивизия вынудила защитников Плавска отступить на подготавливаемые с начала октября позиции Тульского боевого участка.


Виноградову показалось, что в его закрытые глаза лезет эта самая мошка, он уже был готов смахнуть ей рукой, но и в коротком сне он помнил, что в октябре, под Тулой не может быть никакой мошки.
Но тут опять что-то поползло по щеке. Николай, ещё не открывая глаза, стал приподниматься, на его голову всё сыпались кусочки березовой кары, облетавшей с потолка.

Сильный взрыв раздался рядом с землянкой. Взрывной волной, дверь сорвало с петель и она едва не задела взводного.

- Лейтенант, - услышал Николай голос Грошева, - атакуют, возьми «Дегтярь», а я уж со своим «Льюисом»!
Николай протянул руки к «буржуйке» и смотрел на потрескавшуюся от мороза кожу пальцев. Голова взводного кружилась, пальцы ног стало сильно покалывать, отходили от мороза.
Виноградов проверяя караулы, застал на посту спавшим, только вчера прибывшего с новым пополнением, солдата Деева.
Николай, когда знакомился с Деевым, узнал, что тот из оккупированного немцами села Товарково, что в ста километрах от Тулы.
На улице Попугаевка у него жили родители и младшая сестра. Парень всем говорил, что сестра у него очень красивая, дом стоит неподалеку от шахты, где работал его отец. Воду они брали из родника, который протекает у самого дна глубокого оврага. Вода там была студёной и чистой, да такой вкусной!
А вокруг поля, поля, на которых до войны сеяли пшеницу. А земля там, словно пух! Чернозём толщиной до полуметра!

Назначая парня в караул, сержант Грошев говорил Дееву:
- Направляю тебя на самое ответственное направление. Будь внимательнее, туда ходит половина нашей роты и некоторое время они там совсем беззащитны.
Разводя караул, Грошев указал место для Деева. Метрах в пяти от него, в сторону тыла, была выкопана уже, чем окоп траншея, куда периодически уходили и возвращались солдаты.
- Я говорил, - хрипловатый голос сержанта был строгим, - ты запомни, в окопе не гадить, с этого места не сходить, час потерпишь! На запах не обращай внимание.

Через пятнадцать минут парень задремал.
Взводный шёл решить «внутренний» вопрос и застал своего бойца прижавшегося к стенке окопа с закрытыми глазами.
Взводный наклонился к правому уху солдата и, зажав ему рот, прошептал:
- Ты убит…







Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 16
© 11.11.2017 Владимир Винников

Рубрика произведения: Проза -> Повесть
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1