Размышлизмы от больничной палаты




Утомительное времяпровождение в унылой больничной палате располагает к длительным, часто беспорядочным и бессмысленным размышлениям. Тем не менее, и тут прослеживается порой какой-то сюжет, и более того, в течение нескольких дней – одна и та же линия. Вот, в данном случае мои мысли вроде бы, о жизни и смерти, вернее, о бессмертии... Благо, и причина этого, тут очевидна.
Врачи-хирурги подремонтировали меня и тем самым, я полагаю, продлили на несколько лет Отрезок Времени, отпущенный мне. Спасибо им.
К этой теме я еще вернусь, только позже. А пока займусь своими размышлениями, навещавшими меня за дни пребывания в больничной палате.
При утомительном пребывании на постели, человек не может просто так лежать, его мозг постоянно загружен какими-то мыслями, чаще всего, бессмысленными.
Однако, иногда вдруг замечаешь, они как-то связаны между собой единой сюжетной линией, хотя и непосредственно не связаны между собой, хотя и разрозненные, но в целом, об одном и том же, только каждый раз в разных аспектах.
Заметив этот факт, я попытался проанализировать размышления, и те, которые уже прошли в предыдущие дни, а в последующие дни я уже пытался направлять их сам уже, в это русло.
Худо-бедно, стало прорисовываться что-то, вроде статьи. Конечно, не мне оценивать о качественном уровне, но мне интересно стало работать над ней.

Мне всегда интересно было смотреть и наблюдать броуновское движение в ярких лучах солнца, в прозрачной стеклянной посуде. Движение хаотическое, там постоянный хаос, только чувствуется в этом хаосе некая отрегулированность. Порой я тонкой спицей совершаю «внешне воздействие». Какое-то время, ощущается в движении частиц сумятица в «отдельном участке». Однако окружающая среда быстро все восстанавливает, и броуновское движение продолжается в прежнем режиме и темпе.
Я это все к чему. Все в пространстве-времени держится на движении, все – процесс.
Великий античный философ Зенон Элейский еще тысячелетия назад отметил, что отсутствие какого-либо движения возможно только в бесконечно малой единице отрезка Времени. Да и то, условно. Вот, вроде бы мы живем в стабильном пространстве – можно наблюдать и стоящие предметы и движущиеся относительно друг друга. Но сравним наш Отрезок Времени, скажем, со временем жизни нашей же Земли, которое само окажется бесконечно малой в сравнении с жизнью Вселенной. Наш отрезок Времени бесконечно мал по сравнению с Отрезком Времени жизни Земли. И, если рассматривать в сравнении хотя бы с таким Временем – от нашей стабильности не останется и следа. Выходит, мы живем в условиях стоящей стрелы, выпущенной из лука.
Пока я прикладывал свое «внешнее воздействие» на броуновское движение в стакане, там за это время, возможно, прошли сотни поколений живущих микроорганизмов... Для них мое вмешательство явилось чем-то, в виде катастрофы...
А для пространства-времени, это ничто.
Пространство-время в конечном итоге все приведут в свое «броуновское движение» со своим темпом и режимом.
Однако, наряду со временем и пространством, есть тут и еще одна составляющая, это - Энергетическое поле, третье измерение в трехмерном пространстве.
Попробуем нагреть ту же воду..., и произойдут уже катастрофические перемены в емкости, где спокойно «гуляло» броуновское движение...
Энергетическое поле – еще более загадочная составляющая в объемной системе координат, и, пожалуй, самая неизученная. А для нас, это тоже «дом». В других энергетических условиях мы, являясь сами частичной этого поля, просто не выживем.
Не то, чтобы жить вечно, даже на короткий момент жизни, для нас Природа-матушка выставила слишком много условий.

Мне уже семьдесят девять лет. По своему возрасту я уже пережил всех своих предков по мужской линии, как ближайших, так и наверняка, далеких тоже; ведь продолжительность жизни наших пращуров была гораздо меньше, чем у нынешнего поколения. К тому же, я рассчитываю пожить еще не менее десятка лет...
Каждый рассчитывает пожить подольше; а там, как уж получится.
А вообще-то, люди всегда мечтали о вечной жизни, о бессмертии. Массу примеров на эту тему можно найти и в ученых трактатах и в художественной литературе. Только вряд ли есть в этом смысл.
Конечно, вечность толкуется по-разному. Продолжительность жизни Вселенной, вечнее любой из планетных систем. Жизнь планеты вечнее живого мира, возникшего на нем. Жизнь Живого мира вечнее любого из видов живых существ. Многие из видов живых существ гораздо дольше живут, чем человечество. Мы считаем, что человечество живет вечно, и должно жить вечно.
Однако, для конкретного человека это все – не так уж и важно. Он сам хочет жить вечно и мечтает о бессмертии... Только вот, немного подумаешь и засомневаешься, надо ли это тебе...

Библия утверждает, что некий Мафусаил прожил девятьсот шестьдесят девять лет. Не будем оспаривать это утверждение. Хотя, во времена зарождения самой Библии, человек в среднем жил где-то до сорока лет, а то и меньше.
Рассмотрим этот вопрос с другой стороны. А рассчитаны ли ресурсы нашего организма на столь долгую продолжительность жизни?
Конечно, известно, что в течение жизни, в нашем организме происходит постоянное обновление, происходит замена устаревших клеток вновь образованными, в целом, все органы находятся в процессе постоянного обновления. Это обнадеживает, но не до конца. Дело в том, что темпы обновления отстают от темпов увеличения продолжительности жизни. Мягкие ткани еще в какой-то степени, успевают. А вот, скелетная часть сильно отстает. Видимо обновление зависит от степени минерализации, чем она выше, тем труднее идет обновление.
Первыми не выдерживают зубы. Они возникли еще тогда, когда появились «первочеловеки», а может быть и раньше. И рассчитаны они были на десять – пятнадцать лет... Сейчас они могут прослужить при правильном ухаживании за ними, до сорока – пятидесяти лет, когда человек уже живет до восьмидесяти – девяноста лет. Отстают по темпу обновления и с этим пока ничего не сделать. Ну, Бог с ними, научились создавать искусственные челюсти. Наука тоже развивается. Далее, суставы. Тут сложнее – быть инвалидом тоже никому не хочется. Потеря зубов не самое страшное. Страшнее, когда выходят из строя суставы или позвоночник. Тут уже никакой протез не позволит вести полноценную жизнь... Все сказанное относится при средней продолжительности жизни нашего поколения, т.е. к восьмидесяти – девяносто годам, наши ресурсы даже при некотором обновлении вырабатываются полностью. Лет через сорок – пятьдесят, сказывают, средняя продолжительность жизни достигнет ста пятидесяти лет... Но в каком виде? Все будет искусственное? Глаза уже не глаза, а какие-то окуляры..., а если еще мозги заменить какой-то электроникой, что тогда будет?
Ой, нет! А если прожить как Мафусаил? Что от нас тогда останется? Даже, если наука найдет замену всем органам – мы ли это будем, или какой-нибудь «киборг»?
В общем, такое бессмертие меня лично, не вдохновляет.

Человек, раз появившись на Земле, тут же обнаруживает резко враждебное отношение в лице окружающей природной среды, породившей его.
Природа, однажды создав его, тут же начала выискивать способы «утилизировать» его. Человеку, чтобы выжить, надо было срочно найти оружие для защиты от враждебного окружения. Арсенал в целом, враждебной окружающей природной среды, богат и разнообразен – это и грибки, и микроорганизмы, и вирусы..., хищники, и природные катаклизмы; в общем, много всего, даже и не перечислишь. И моя болезнь тоже, тут не исключение.
Но и Человек, конечно же, не захотел немедленно исчезнуть. На каждый вызов окружающей среды отвечает выработкой дополнительных защитных механизмов. Тут появились и иммунная система, и защитная оболочка – кожа, и печень, - защищающие организм об химического и бактериологического оружия. К тому же он научился устраивать себе надежное укрытие, теплое жилье, развил медицинскую науку; а от хищников – тоже нашлось всякого рода оружие защиты... В общем, жизнь, это борьба. В борьбе закалялся Человек и стал доминирующей силой во всей окружающей природной среде. Главной угрозой Человеку вдруг оказался другой Человек - другой расы, другого племени, ну и так далее. Оказалось, нет ничего страшнее конкуренции. Люди друг против друга напридумали столько, да такого страшного оружия, что возможно, сам Бог бы ужаснулся. А вдруг оно когда-нибудь сработает... И не будет уже Человека на Земле...
И все равно, окажется, что исход борьбы между Человеком и Окружающей средой, в конечном итоге останется, за последней. Вопрос лишь в сроках и тут уже что-то зависит и от нас. Броуновское движение рано или поздно, восстановит свое изначальное движение.
Наука тоже не бездействует. То и дело, появляются сенсационные статьи, о якобы найденных способах обеспечения вечной жизнью клеток человеческого организма, взятых из различных органов. Дескать, обновление клеток не дает стареть данному органу... Хотелось бы верить. Но и тут возникают вопросы. Дело в том, что скорость обновления клеток различных частей организма различна. А таких органов, вполне «самостоятельных» - тыщи, а то и больше. Начнешь добавлять изобретенный эликсир – только внесешь сумятицу. Вроде бы, обновление организма в целом, природой более или менее отрегулировано и «согласовано» между органами, хоть и как уже сказал, с запаздыванием обновления от роста продолжительности жизни. Вмешательство в этом вопросе, скорее всего, внесет полную дезорганизацию и трудно сказать, как это скажется после. В этом вопросе я пессимист.

Попробуем представить себе, а что ожидает само человечество впереди? Как-то незаметно, но с увеличением продолжительности жизни человека, почти в полном согласии с этим фактом, сокращается число многодетных семей. Можно подумать, что существует «природное саморегулирование». Конечно, численность населения Земли все еще продолжает расти, хотя и более медленными темпами, чем прежде. Но, этот рост обеспечивают самые отсталые и слаборазвитые регионы, где по традиции наблюдалась высокая детская смертность и «расширенное воспроизводство; населения обеспечивалось за счет высокой рождаемости. В настоящее время уровень медицинского обслуживания повысилась и в этих странах, уменьшилась детская смертность. Однако, многодетность семей пока еще налицо. Тем не менее, количество детей в семьях тоже уменьшается, хотя может, еще не так заметно. А в европейских странах среди коренного населения идет старение населения и сокращение численности. Восполнение идет только за счет мигрантов с их привычкой иметь большие семьи.
Пройдет еще, может, полсотни лет, число мигрантов в Европе будет превалировать. Но и сами мигранты будут «европеизироваться» и их семьи станут «малодетным», не успевая обеспечивать воспроизводство. Одновременно произойдет рост продолжительности жизни... По этой причине, не так будет заметен сокращение численности населения. Однако, прекратится и рост численности. При продолжении такой тенденции, медленно, но верно начнет сокращаться численность населения.
При достижении высокой степени развлечений, способов удовлетворения самых низменных влечений, интерес к «утомительному» сексу тоже начнет уменьшаться, возможно сойдет на нет и желание женщин иметь детей.
Рано или поздно, человек должен будет организовать искусственное воспроизводство, что-то вроде инкубатора. В этом есть и положительная сторона – при подготовке зародышей будут «отсекаться» всяческие наследственные болезни, отпадут вопросы расовой принадлежности, ну и т.д. Будет и отрицательная сторона – исчезнут родственные связи, непонятно, что получится с моральными нормами у, не получивших материнского воспитания, людей. Но, на мой взгляд, самая большая опасность – отсутствие всяческих наследственных болезней – это значит, отсутствие возможности мутации, это значит «закостенение» Вида,отсутствие возможности приспособления к изменившимся условиям. Болезни, как это ни странно звучит, тоже для Вида благо. В борьбе с болезнями Вид крепчает. А насчет опасений Мальтуса, скажу, они напрасны.

В вечной жизни нуждаются не только люди, но и связанные с ними события и явления. Вот, у нас в Чувашии идут вялотекущие споры в виде обсуждения по теме: как нам сохранить (желательно вечно) наш чувашский язык.
Дело в том, родной язык чуваш как бы начал терять популярность. Можно прожить годами в столице Чувашии и не услышать чувашской речи. Родители не хотят учить детей говорить на родном языке, он просто не востребован. Даже в семье, прекрасно владеющей чувашским языком, чаще всего изъясняются на плохом русском...
Группы сторонников сохранения выдвигают разные экстремистские меры, сильно напоминающие меры, применяемые в Эстонии или на Украине. Мы знаем, что все это связано конфликтами. Однако, у глобализации свои законы – рано или поздно, в мире, в лучшем случае останутся два – три языка, и вряд ли в их число войдет чувашский язык.
Сам я по природе, реалист и фаталист. Я уже предполагаю, примерные сроки исчезновения нашего языка и спокойно к этому отношусь.
У нас как-то, умалчивается основная причина непопулярности родного языка среди населения. Первопричина – неуважительное отношение местной элиты к своему языку. Именитые, заслуженные деятели искусства, писатели, радетели чувашского языка; поди ж, ты, их собственные дети, внуки, живя в столице республики, не владеют чувашским языком... Ради чего тогда они так рьяно борются за сохранение языка, порой требуют введения обязательного обучения в образовательных учреждениях на чувашском языке, требуют знания чувашского языка у иноязычных жителей Республики.... Не лучше ли начинать с себя, с собственной семьи?
Как-то язык не поворачивается спросить у того же Рамзана Кадырова – знают ли его дети чеченский язык. А вот дети у Николая Федорова, бывшего президента Чувашии, ныне члена Совета Федерации, однозначно не говорят на чувашском. А тут..., сохранить, сохранить...
Для примера, возьмем цыган. Рассеянные по всему миру, где диаспоры весьма немногочисленные, умудряются сохранить свой язык. И для этого им не требуются ни специальные законы и мероприятия, не надо заставлять иноязычных людей изучать их язык. Они просто чтят свои традиции.
А где наши древние традиции? В кружках художественной самодеятельности? Увы, они и там сохраняются лишь в виде экзотики... Это не делает погоду.

В заключение, вернусь снова к вопросам «больничным», от них иначе просто не смогу освободиться.
Порой диву даешься, насколько продвинулась наша медицина за последние десятки лет. Да и не только наша, во всем мире. Страны где-то опережают нас, где-то отстают немножечко, однако прогресс налицо. Многие болезни, считавшиеся раньше безнадежными, ныне излечиваются. На переднем плане, на мой взгляд, хирурги. Так и хочется снять шапку перед ними. Не только из-за моего случая, а вообще.
Однако вернусь к своему случаю, я ведь, буквально угасал. За последние три месяца «сбросил» восемнадцать килограмм собственного веса. Другой бы мечтал о таком успехе, но я не стремился к этому. И так, прошла операция. Что мне придавала уверенность в успехе? Это – деловой тон и уверенность оперирующей бригады, оказалось, для них это просто рутина. Раньше больного усыпляли под общим наркозом, и больной просыпался только после операции. Ныне парализуют нижнюю твою часть уколом, а сам остаешься в полном сознании. Хотя тебе ничего не видно, но слышишь почти все из разговоров бригады. Стараешься уловить эмоции, но специалисты поднаторели и в этой части – их эмоции остаются вне твоих чувств. Спокойно, ровно все... Одновременно за твоим состоянием неусыпно следят медсестры – у них приборы проверяют, кажется все. В общем, работа прекрасная, честь и хвала всей бригаде... Долго ли, коротко ли. хирурги завершив операцию, чувством выполненного долга, удалились, продолжая обсуждать между собой выполненную работу... Спасибо им!
Мне бы продолжить дальше так же в восторженном тоне, однако чувствую, в составе елея все больше запаха дегтя. Ничего не могу поделать собой, выскажу и это.
При общем расцвете нашей медицины контрастно выступают отдельные участки непродуманности. Вот, завершилась операция, «погашены рампы», начинается проза. Меня, почти парализованного необходимо доставить в палату. В операционной еще были люди – медсестры, две-три санитарки. Общими усилиями меня кое-как перевалили на тележку. От меня никакой помощи нет. Далее повезла тележку медсестра одна. На лифте поднялись на четырнадцатый этаж, доволокла меня до палаты. Ей в помощь только дежурная медсестра по этажу. Обе, совсем не из тех женщин, которые коня на скаку остановят. Их суммарный вес значительно уступает моему весу. Щупленькие обе. Помочь им некому. Минут десять – пятнадцать возились со мной, пытаясь уложить меня на кровати. Конечно, и я помогал им «в меру сил», хотя толку от меня почти не было. Кое-как, кое-как... Гляжу, у одной слезы на глазах!
Видно, при общем неплохом развитии медицины, в этой части полностью отсутствовала инженерная мысль. Можно же было что-то придумать!
И еще. Допотопные стальные кровати крайне неудобные, а уголки такие жесткие и острые, что пациенты, того и гляди, могут травмироваться прямо в постели. Свалявшиеся от старости ватные матрацы не доставляют комфорта пациентам. И тут бы не помешала инженерная мысль. Можно же, те же матрацы, с верхней стороны нашить с закрылками, чтобы они хотя бы слегка защищали руки и ноги пациентов от острых стальных уголков...
Хотя бы, что ли, просто матрацы обновили... Не надо бы ведомству экономить на этом. А то ведь, находят средства, чтобы обставить кабинеты высоких чиновников импортной мебелью из орехового дерева...
Не хотел я говорить тут о недостатках, ведь я благодарный излечившийся. Но, ведь страдают больные! Хорошо, когда все хорошо.

Вот, такие мысли навещали меня и развлекали в дни, проведенные в больничной палате.





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 26
© 10.11.2017 Николаев-Изачак

Рубрика произведения: Проза -> Статья
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор












1