Универсальные тезисы по сирийской теме


1. Это была великая битва диванов и соответствующих экспертов. Все диваны и эксперты – проиграли! Режим Асада, которому прогнозировали пасть еще в 2012-ом году, существует до сих пор и сам лично Башар Асад пересидел всех без исключения, кто бравировал лозунгом «Асад должен уйти». В общем, львы (Асад – в переводе с арабского «лев») не уходят;

2. В действительности вся война в Сирии и на БВ есть в сущности продолжение колониальной политики США и Запада в отношении арабского мира, попытка навязать свою волю, пусть не силой оружия, а путем поддерживаемого и управляемого мятежа. Сирийская война является эпизодом «Арабской весны», а именно системы управляемых мятежей, цель которых свержение устойчивых светских режимов в ряде арабских стран и установление там исламистских режимов или управляемого хаоса.

3. Эта война началась с Туниса, продолжилась Египтом, далее последовали Йемен и Ливия. В последней управляемый мятеж оказался в какой-то момент на гране краха и тогда была применена против суверенного государства сила. Режим Кадафи был уничтожен в ходе восьмимесячной войны всего западного альянса и марионеточных исламистских банд с одной стороны и местного ополчения, поддерживавшего Кадафи с другой. В настоящий момент государственность на территории Ливии практически ликвидирована, страна поделена на куски, контролируемые самыми разными группировками, вовлеченными в вечную войну всех против всех. Бенгази, Сирт и ряд других городов – полностью разрушены. Экономика страны уничтожена вместе с государственными институтами. Страна превратилась в накопитель террористических и фундаменталистких организаций, своего рода неуничтожимой базой для них. Около 1,5 млн. беженцев (20% населения страны) переместилось в Европу, сама террористическая зараза успешно распространяется ил Ливии по всей Северной Африке и частично Египту. В Частности ливийские бойцы воют в Сирии и в Мали (против французов). Именно такой сценарий предполагался для Сирии. Но не получилось.

4. Можно заметить, что «арабская весна» в случае контакта с «отвратительными режимами» (Ливия или Сирия) предполагала следующие стадии развития:
4.1. Уличные демонстрации и открытая поддержка оных со стороны подкупленных силовиков.
4.2. Вторая стадия – открытый военный мятеж части армии и полиции против центральной власти, создание отрядов «самообороны» и переход на их сторону части подкупленных военных и других силовиков.
4.3. В случае если первая и вторая стадии не приводят к результату (уничтожению центрального режима) следует третья стадия – прямая военная интервенция и уничтожение военной и прочей инфраструктуры страны с воздуха авиацией США и НАТО.

5. В случае с Тунисом и Египтом все решилось на первой стадии. В случае с Йеменом – на второй, в случае с Ливией – на третей. В случае с Сирией третья стадия не состоялась из-за позиции России и Китая, а самое главное из-за бешенного и невероятного по уровню упорства сопротивления сирийской армии и присутствия более мощных, чем у Ливии сил ПВО, а также прямая угроза включения в войну Ирана.

6. Вот почему война в Сирии оказалась иной. Фактически «арабская весна» закончилась в 2011-ом году, но правильней сказать она завершилась как явление в апреле 2012 после повторного голосования в СБ ООН по сирийскому вопросу и повторного вето России, а также предложения нашей стороной своих вариантов урегулирования внутреннего конфликта.

7. Как стало ясно, что отбомбиться по Сирии не удастся был использован «план Б» - против режима Асада был задействован весь возможный потенциал мирового джихада, в Сирию открыто вторглись примерно до 150 тысяч подготовленных боевиков со всех стран мира, в том числе несколько десятков тысяч боевиков из европейских стран, стран СНГ и США. Инструкторами их были офицеры спецподразделений США, Франции, Великобритании, Саудовской Аравии, Катара, Турции и других стран. Против Асада по существу была начата самая настоящая мировая война силами повстанческих подразделений и спецназов. Установить общее количество джихадистов точно не приставляется возможным, самая осторожная оценка будет: примерно 450-500 тыс. за все время конфликта (именно такая цифра звучит в западных СМИ).

8. Пик наступления джихадистов – июль 2012 – апрель 2013. В этот период сирийская армия утратила более 1000 танков, половину авиации (в том числе две трети вертолетов), шесть крупнейших авиабаз (еще шесть были отрезаны и взяты в осаду). Наибольшие успехи у боевиков были в провинциях Дер эз Зор, Алеппо, Риф Дамас, Хомс и Ракка (в последней силы Асада были практически полностью уничтожена, а остатки загнаны на две базы – 93-ей бригады и 17-ой дивизии). На пике своего наступления джихадисты контролировали примерно 70-75% страны, на которой до войны проживало до войны 60% населения. Вторгаясь в населенный пункт крупными формированиями до 3-4 тыс. боевиков, джихадисты часто изгоняли, частично уничтожали местное население, не разглядывая, кто из них суннит, шиит, алавит или курд. Иногда после взятия того или иного населенного пункта происходила тотальная резня его населения, убийство до половины или более жителей (вот почему почти все населенные пункты, которые фигурируют сейчас в новостях в качестве освобожденных или оспариваемых выглядят как заброшенные уже несколько лет назад).

9. В начале мая в конце июля 2013-го правительственным войскам Сирии удалось невероятное: стабилизировать линию фронта, прекратить уступки территорий и даже начать локальные контрнаступления. Например, тогда был обит Эль Кусейр (с помощью поддержавшей Асада «Хезболлы» - т. н. «Сил Ливанского сопротивления»), очищены окрестности Пальмиры и в первый раз деблокирован Дер эз Зор. Началась позиционная война.

10. В Сентябре 2013-го президент Обама в последний раз попытался использовать Ливийский сценарий, благодаря инсценировки химической атаки «силами режима» (потом было доказано, что происшедшее было провокацией боевиков «оппозиции»). Остановила США позиция России, которая предложила свой вариант решения проблемы химического оружия Сирии. Далее, в ноябре – декабре сирийские войска начали довольно успешные локальные наступления в провинциях Алеппо и Риф Дамаск (были отбиты города Сфира, Эль Сунна, Млеха деблокированы аэропорты Алеппо и Дамаска, городская тюрьма Алеппо). Но тогда же к сожалению пали база ВВС Мхин и госпиталь Кинди (все защитники этих объектов были уничтожены), а также был захвачен город Адра, почти все население которого было убито или изгнано (резня в Адре). Это кстати одна из ошибок джихадистов: они всегда после взятия населенного пункта или базы правительственных войск практически поголовно уничтожали сдавшихся в плен сирийских солдат, полицейских или чиновников, а иногда и простое население. Так они постепенно привили простым сирийцам мысль, что «поражение = смерти». И в итоге сирийцы стали драться с джихадистами буквально до последнего вздоха и последнего патрона в автомате. Сопротивление окруженных анклавов сирийских войск стало просто невероятным! Именно это объясняет немыслимо долгое сопротивление «сил режима».

11. В конце 2013 года сравнительно небольшая (до 10 тыс. штыков) группа джихадистов, в основном иракского и ливанского происхождения оформились в организацию «Исламское государство Ирака и Леванта». Возглавили его два агента ЦРУ – отсидевший в Гуантанамо Абу аль Багдади (не признанный лидер иракского сопротивления. Признанным был Мухаммед аль Захаури – в прочим один черт!) и Шишани. В своих подразделениях они ввели железную дисциплину и строгую вертикаль власти (чего не было даже в «Джебат Нусре»). Их действия и особая жестокость при проведении операций не понравилась остальным джихадистам и те попытались объявить им войну, которую на первом этапе ИГИЛ проиграло (вынуждены были покинуть свои позиции и базы в провинциях Алеппо, Идлиб и Латакия). Затем ИГИЛ переключился на дружественный Асаду иракский режим Аль Систани и в июле 2014-го внезапной атакой взяли… укрепленный и неприступный для любой атаки двухмиллионный Мосул, в котором захватили колоссальные трофеи (только бронетехники было взято свыше тысячи единиц, плюс около полусотни вертолетов и самолетов, более 500 орудий калибром свыше 100мм и т. д. !!!) Сдавшиеся в плен боевикам тысячи иракских солдат (по некоторым данным до 15000) были поголовно расстреляны. При этом их инструктора и присутствовавшие в Мосуле западные ЧВКашники удивительным образом также поголовно спаслись. Погибли только иракцы. В течение последующих месяцев ИГИЛ захватило города Эль Фалуджа, Тикрит, Телль Афар, Багди. Боевики взяли почти всю границу Сирии и Ирака и все погранпереходы, после чего беспрепятственно заняли всю территорию, контролировавшуюся «умеренно оппозицией» в провинциях Дер эз Зор, Хасаке, восточных частях Алеппо, Хомса и Хамы. Затем они отрезали Дер эз Зор и постепенно в течение 4-5 месяцев заняли всю пустынную часть Сирии, включая Эль Каратьян, Аркебат и Алеппо. Так появился Халифат «Исламское государство». Можно сказать, что ИГИЛ это уже был «план С» против Асада. США только после долгих уговоров приняли участие в борьбе против сил Халифата и даже начали неспешно наносить удары. В ответ ИГИЛ сбили несколько самолетов коалиции (2 F-16) и осадили Рамади (столицу провинции Анбар). Иракское правительство примерно два месяца металось в вопросе кого сделать своим главным защитником: войска американской коалиции или иранскую армию. Наконец выбрало американцев, но от помощи иранцев тоже не отказались. Против ИГИЛ выступили также режимы КСА и Катара (те усмотрели в нем угрозу для самих себя). В конце 2014 американско-иракским войскам удалось удержать Самару и после штурма взять часть города Тикрит (окончательно был освобожден только в 2016-ом году). Однако в апреле 2015г. иракцы, под контролем американцев позорно потеряли Рамади и едва снова не оказались на гране полного военного поражения. Именно в этот момент ИГИЛ удивительным образом переключился на Сирию и войска Асада. На пике своего могущества силы «халифата» достигли примерно 70-80 тыс. штыков, которые равными группировками действовали в Сирии и Ираке. На всей контролируемой территории ИГИЛ устанавливала свои законы, несоблюдение которых каралось всегда смертью. Кроме того «халифат» занялся тотальным уничтожением археологических ценностей доисламского периода, и грандиозным нефтяным бизнесом с захваченных месторождений. Против «халифата» была развязана Западом информационная война, а сами США, как ведущие борьбу против сил ИГИЛ во главе коалиции предстали миру не провокаторами и убийцами, какими являются на самом деле, а «спасителями» и «благотворителями». Это радикальное улучшение имиджа обеспечивало США присутствие в регионе, после победы над ИГИЛ на долгие годы. Кроме того позволяло безошибочно и непрерывно работать над главной целью США в регионе, а именно… все тем же режимом Башара Асада с целью его полного уничтожения.

12. Со второй половины 2014-го по сентябрь 2015-го коалиция ведет «яростную» местами «отчаянную» войну с ИГИЛ. Выглядит эта война весьма интересно: территория, контролируемая ИГИЛ в Ираке не сокращается и даже в какой-то момент прирастает (захвачен Рамади и силы иракской армии, северней Багдада окружены на двух базах ВВС). В Сирии ИГИЛ «потерпев поражение» от курдов у Кобани (неправильное название Аль Араб) без боя оставляют «свободным сирийским силам» почти всю границу с Турцией, кроме района Джабрали-Эль Баба. На остальных направлениях, против сил Асада ИГИЛ ведет успешное и убедительное наступления, увеличивая здесь к сентябрю 2015-го контролируемую территорию в четыре раза. Очень интересно развивались события в районе города Хасака: там силы боевиков ИГИЛ взяли штурмом почти все базы и укрепления правительственных войск а потом… практически без единого выстрела передали их курдам! В итоге довольно мощная группировка сил Асада на юге данной провинции была полностью уничтожена. К сентябрю 2015-го почти вся пустынная часть территории Сирии и весь восточный Каламун были захвачены ИГИЛ. Пала окруженная боевиками с 2012 года авиабаза Табка (весь ее гарнизон был уничтожен).

13. Одновременно с успешным наступлением ИГИЛ против сил режима под контролем и с одобрения «антиигиловской коалиции во главе с США», началось также постепенное успешное наступление и «умеренных джихадистов». Пала авиабаза Дунхур, пали города Хан аль Ших, Сурен, Аль Латмин. Затем пал Идлиб и следом города Джиз Шугур и Эриха в провинции Идлиб. В провинции Латакия джихадисты практически продавили оборону сирийских войск, уткнувшись в этнические чистые армянские поселения в районе городов Гарм и Рабия (глубина их продвижения составила на пике – до 25-30 км от турецкой границы). На юге Сирии боевики взяли города Нава, Итхин, Джасрин и ряд других в провинции Дерра. Затем перерезали шоссе Дамаск-Хомс. Единственным успехом правительственных войск Сирии и «Хезболы» на этом этапе стала осада города Забадани и частичный захват его. Но этот «успех» нейтрализовался захватом боевиками горного массива восточней Забадани и городов Эль Хама и Эль Таль. Таким образом, спустя четыре с половиной года непрерывной войны джихадисты и США в Сирии наконец-то приблизились к достижению своей главной военной цели – они почти дожали режим Асада и едва не выиграли войну. За этот успех заплатили своими жизнями по данным проджихадисткого «центра» в Лондоне порядка 97000 сирийских боевиков и более 47500 иностранных джихадистов и наемников (на сентябрь 2015-го). И это как минимум (данные самих боевиков). Как максимум оценка потерь джихадистов, не считая ИГИЛ и курдов должна составлять более 250 тыс. человек, в том числе не менее 65 тыс. наемников. Стоит заметить что ни в одном конфликте определяемым как «гражданская война» за всю истории человечества не был настолько мощно представлен фактор иностранного вмешательства, как это случилось в Сирии. Через войну прошло от полумиллиона до миллиона боевиков со всех стран мира, там были и джихадисты из Западной Европы и даже боевики-уйгуры из Китая. Финансовые затраты только стран залива (не считая США и Европы) на уничтожение режима Асада составили не менее 45 млрд. дол.

14. Возникает вопрос, а каким образом войскам Асада, к слову самой обыкновенной и вооруженной не самым современным оружием, арабской армии удавалось так долго сдерживать столь мощный, буквально фундаментальный напор врага? Если бы такой напор был начат против армий Египта или Ирака, то эти армии распались и рухнули примерно через 3-4 месяца обороны. Сирийская армия держалась к сентябрю 2015 года уже 54 месяца. На этот вопрос есть целая группа ответов:
14.1. Сирийская армия, в отличие от ливийской или иракской оказалась более организованной и подготовленной, с очень высоким уровнем мотивации. Да, на начальном этапе, до середины 2013 года шло дезертирство, и даже переход на сторону противника. Шло бегство суннитских офицеров, поддержавших предавшего страну Манафа Тласа. Но этот процесс очень быстро усох. Можно говорить о том, что не менее 40 тыс. сирийских солдат дезертировало на начальном этапе и порядка 10 000 из них перешло на сторону врага. Но остальная армия осталась верна Башару Асаду и добровольцы, в основном из числа суннитов (кстати!), заполнили образовавшиеся бреши.

14.2. Асад оказался популярным лидером, не только у шиитов или христиан, но и даже у суннитов и курдов. Ему удалось убедить курдов занять нейтральную позицию, что касается суннитов, то они, кроме провинции Дерра и Идлиб, где традиционно были сильны позиции Саудовской Аравии и Катара, также в основном подержали Асада, причем ключевым центром обороны стали 100% суннитские города Идлиб и Хама. Можно сказать, что примерно 75-80% населения страны оказалось за Асада и только 25-20 выступило против него. Именно эта причина и никакая другая объясняет столь мощный фактор присутствия иностранных джихадистов и колоссальные вливания в эту войну со стороны стран Персидского залива и США.

14.3. Главная причина успеха сирийских войск стала их тактика. Очень многие «диванные эксперты» в своих рассуждениях оперируют идеями и мыслями времен Второй мировой войны, совершенно при этом не понимая современной. Они например предлагали ради сокращения линии фронта сдать несдерживаемые или окруженные врагом объекты или города. Однако, после первого шквала наступления джихадистов и прорыва их во все провинции страны, стабилизировав фронт, войска Асада заняли позицию «непробиваемой обороны» и удержании буквально каждого метра той территории, что осталась в их руках. И именно это спасло сирийскую армию от полного уничтожения. Если бы войска Асада сдали «неудерживаемые» или окруженные врагом территории, в том числе города Идлиб, Дерраа, Алеппо, Дер эз. Зор, Хасака и другие, то сирийцы не сократили бы линию обороны (как утверждали «диванные эксперты»), а напротив резко уменьшили возможность своего дальнейшего сопротивления. Этот принцип выглядит так: у тебя есть пять замков, которые осаждает враг. И если ты сдашь один из их, тогда враг перебросит освободившиеся силы на штурм любого из оставшихся четырех, а потом, после неизбежного взятия этого уже замка перебросит утроившиеся силы на любой из последующих замков. При потери каждого из замков твои силы будут уничтожаться (спасаться будет только ничтожная их часть), а силы врага только возрастать, за счет того самого «сокращения твой линии обороны» и умножаться путем принудительной мобилизации доставшегося после победы врагу населения утраченного тобой замка. То есть тактика сирийских войск «ни шага назад ни метра земли врагу», которую высмеяли наши «диванные супергенералиссимусы», оказалась суть единственно возможной и безальтернативной.

14.4. Очень эффективной оказалась тактика локальных очаговых контрнаступлений сирийской армии. В условиях отсутствия резервов и резкого сокращения бронетехники, эта тактика оказалась также единственно возможной. Если бы сирийцы сосредоточили большую группировку на одном отдельном фронте для удара по нему, то вынуждены были ради этого пойти на ослабления других участков и направлений, чем бы немедленно воспользовался враг. Это как история с неудавшимся штурмом северных пригородов Алеппо в августе 2013-го, которая закончилась после первого успеха полной катастрофой. Джихадисты сначала уступили сирийцам высоты и несколько населенных пунктов, дождались когда противник увязнет в боях в городской застройке Марат Аттика и Камф Арфы, а потом внезапно огромными силами ударили в тыл всей сирийской армии и взяли Камф Зиту, Хан аль Ассаль и Мансуру. Успешное поначалу наступление завершилось полным провалом. Тоже самое, произошло бы, если сирийцы собрали ударную группировку и предприняли какое-нибудь мощное наступление на любом другом участке фронта. Так что тактика небольших локальных наступлений малыми силами также была вовсе не «глупостью» сирийского генерального штаба, а по сути единственно возможной формой тактического противодействия и контригры в условиях предельной ограниченности сил. Именно благодаря этой тактике сирийцам удалось отбить Эль Кусейр, зачистить Хаму и Хомс (сами центры провинций), частично занять горный район Каламун и окружить Восточную Гуту. Если бы даже эти скромные успехи не были достигнуты, джихадисты смяли бы сирийцев уже к концу 2014-го.

14.5. Против сирийцев противник использовал невероятное количество противотанковых средств. Говорят, что почти все арсеналы холодной войны в Восточной Европе и даже в Германии были опустошены в ходе сирийской войны. Боевики получили сотни тысяч единиц РПГ и ПТУР всех типов и видов. Уже к середине 2013 года было уничтожено не менее 2000 единиц сирийской бронетехники, в том числе 900 танков. Это была просто бойня. Сирийцам удалось стабилизировать ситуацию более активным применением пехоты, сопровождающей бронетехнику, общим улучшением тактики уличных боев, замещением части утраченной техники бронированными автомобилями или даже «джихад-мобилями», а также целой системой экранирования танков и БМП.

14.6. И конечно помощь в критический период «Хезболы» и иранских советников. Около 1400 бойцов Ливанского сопротивления, более 2500 иракских добровольцев, порядка 1100 бойцов афганской «Фатимы» и 350 иранских офицеров и инструкторов погибли в этой войне, сражаясь на стороне Башара Асада. Их жертвы также не стоит забывать.

14.7. Однако решающим стало включение в войну России и ее авиации. Именно вступление в войну России не только спасло от падения центральный режим, но имеет перспективу сохранить Сирию как единое государство.

15. Мифы о сирийской войне:
15.1. «Режим Башара Асада был «тираническим» и народ восстал против «тирании»»

Всякое «народное восстание» завершилось в марте-апреле 2011 г. Пар был выпущен и митинги в поддержку Асада в десятки раз стали перекрывать митинги за его отставку. Народ не поддержал «революционеров». Именно по этой причине началось формирование «Свободной сирийской армии» и подключение к ситуации Турции, Саудовской Аравии, США и всего Запада. В настоящее время на контролируемой правительством территории не существует сил, способных выступить против или критиковать центральный режим.

15.2. «Асад – алавит и против него выступили сунниты, которых стране большинство».

В действительности политическая система Сирии предполагала пропорциональное распределение власти с учетом интересов всех конфессиональных или этнических групп. Точно такая же схема работает на всем Ближнем Востоке, кроме той же Турции и Саудовской Аравии. В правительстве Асада сунниты традиционно занимают четыре ключевых поста: премьер-министр, министр обороны, министр МВД и глава МИДа. Это сохранилось до сих пор, спустя 6 лет войны. И участие суннитов в руководстве страны пропорционально их доле в населении – примерно 65-70%. С Асадом воюют не сунниты, а джихадисты. А вообще алавитов в стране не 20%, как пишут некоторые, а всего лишь 5-6% и если бы сунниты захотели взять ситуацию в руки, то взяли бы за пару недель. Режим Асада в Сирии не «алавитский», а баасисткий. Там правят не алавиты, а партия БААС.

15.3. «Асад поддерживал террористов (имеется в виду «Хезболла» и «ФАТХ»)».

Полуправда. «Хезбола» гораздо более ориентирована на Иран, чем на Сирию. ФАТХ – не террористическая организация, а один из сторонников ближневосточного урегулирования. Что касается к примеру «Хамас», то эта организация выступила против Асада и на раннем этапе даже приняла участие в военных действиях, но потом вовремя одумалась. И в конце концов, тот факт, что «Хезбола» наваляла Израилю в 2006-ом еще не является поводом уничтожать Сирию как государство.

15.4. «Там нефтяные интересы олигархов, в том числе идея газопровода из Катара».

Этот газопровод – чушь! Его также «легко» провести, как к примеру построить газопровод из Туркменистана в Пакистан, через Афганистан. Химера в которую невозможно поверить. Гораздо легче такой газопровод построить, к примеру, через Ирак (и короче и опасностей меньше). Да и не нужен Сирии этот газопровод, поскольку она сама является газодобывающей страной.

15.5. «Арабы воевать не умеют и сирийцев не нужно поддерживать».

Если бы сирийцы не умели воевать, то не продержались бы против таких сил так долго.

15.6. «Спасать Асада нужно было в 2012-ом, а не сейчас».

Если бы в 2012-ом наши вмешались в войну на том уровне как сейчас, то против них стали работать те механизмы, которые работали против Асада – то есть весь мировой джихад. США потерпели военное поражение в Ираке и вынуждены были вывести в 2009-ом оттуда свои войска, а против них работало только иракское сопротивление. Нет, наши вошли точно и вовремя в так называемое «окно возможностей». Это окно образовалось одновременно дипломатической работой и отчаянным сопротивлением самих сирийцев, которое в сумме дало истощение джихада, распад антисирийской коалиции и деградацию части антисирийских сил в ИГИЛ.

15.7. «Воюя с ИГИЛ, мы воюем с мусульманами или суннитами».

ИГИЛ является врагом для всех мусульман и прежде всего для суннитов. Ни одно исламское правительство не поддержало, и никогда не будет поддерживать ИГИЛ. Напротив, для всех них эта организация суть «чума», враг №1 и прямая угроза их существованию.

15.8. «Мы поддерживаем почему-то шиитов, когда суннитов более 90% от всех мусульман».

Мы поддерживаем не шиитов, а независимость и целостность Сирии. Но Ирак, Иран, Сирия, Палестина и Египет – наши естественные союзники в регионе. Отказаться от них мы не имеем права.

15.9. «Путин вдруг озаботился базами в Сирии, но сдавал при этом базы в других странах (приводится пример двух грузинских баз, а также баз во Вьетнаме и на Кубе)».

Все эти базы были оставлены под давлением США и НАТО в самом начале нулевых, когда Россия была слаба. Больше мы не слабы и сдавать что-то дальше – смысла нет. Наши интересы есть наши интересы в любом случае.

15.10. «Сирийского государства больше не будет. Это будет конфедерация государств».

На этом тезисе сейчас настаивают США, когда все до единого их планы по уничтожению Асада провалились и Башар пересидел Обаму. Позиции России – Сирия единое государство, а судьбу их лидера должен решать только исключительно сам сирийский народ. Построение квазигосударств в Идлибе или сирийском Кудистане (Рожаве) – недопустимо. Но автономия некоторых территорий может быть рассмотрена в послевоенном устройстве. Однако стоит заметить, что Идлибом сейчас управляют не сунниты, а джихадисты из «Джебат Нусры», и оставлять ситуацию так – это создавать предпосылки дял возникновения нового Халифата (второго ИГИЛа).

15.11. «Россия воюет не с ИГИЛ, а с «умеренно оппозицией»».

Никакой «умеренной оппозиции» сейчас в Сирии нет. Идет отечественная война сирийского народа против сил мирового джихада, поддерживаемого США и монархиями Персидского залива.

15.12. «Асад падет немедленно, как только Россия выведет свои войска».

В действительности это уже невозможно. Военный перелом в пользу центрального режима свершился и шансов у джихадистов переиграть ситуацию более нет. Асад выиграл войну.

15.13. «Если бы Асад ушел, то в Сирии можно было бы построить светлое прозападное государство».

Они не построили такого государства в Ливии, хотя она конфессионально едина, и в Сирии все было бы еще страшнее.

15.14. «Сирия это «Испания Путина»!»

А вот с этим «мифом» я ЦЕЛИКОМ согласен! США не поняли одной вещи. В случае падения Асада страну заняли бы не контролируемые ими «умеренные джихадисты», а ИГИЛ. И это уже был бы не ИГИЛ под руководством двух агентов ЦРУ, а настоящий Халифат, способный неконтролируемо распространяться по всему белому свету, как чума. Слава богу, что Асад не пал и Сирия устояла, потому что иначе это была бы «черная зона» всего мира и неуничтожаемая база чертей и головорезов со всего света. Следующими пали бы Ирак, Иордания и Египет, а потом… мы бы вели войну в нашей Средней Азии, на Северном Кавказе и в Поволжье, а может даже и в Москве.

16. Периодизация Гражданской войны в Сирии:

1) Период «арабской весны» и массовых протестов. Февраль 2011- май 2011. Точные действия популярного в общем правительства нейтрализовали волну протестов с минимальным числом жертв с обеих сторон (менее 300 человек). Митинги в поддержку Асада собирали в 5-6 раз больше народу, чем митинги с требованием его отставки, в том числе и в суннитских районах. Протест захлебнулся и потребовался переход на следующий уровень противостояния.

2) Период Формирования «Сирийской свободной армии». Июнь 2011-апрель 2012. Особенностью этого периода является решительная игра на повышение ставок со стороны Запада и монархий Залива. Появление лозунга «Асад должен уйти!». На территории Ливана, Турции и Иордании начинается создание гигантских тренировочных лагерей, сначала для «беженцев» из Сирии, а потом уже для всех желающих, включая и страны Запада. Производится накопление сил. Внутри САА происходит небольшой раскол. Часть офицеров во главе с полковником Ришадом Асадом поднимают мятеж и дезертируют из армии. Они переходят на строну врага и оказывают помощь в организации и обучении исламистов. Начинаются массовые убийства сотрудников сирийской полиции (резня в Джис Шугуре – где за два дня было убито 180 полицейских), военных в отставке, курсантов и призывников. Поначалу нападать на серьезные воинские соединения боевики не решаются. Их жертвы те кто слаб и те кто не вооружен должны образом: полицейские, курсанты военных училищ, служащие баз ПВО и призывники. Действия «народных мстителей» носят оголело террористический характер: просто убивают всех подряд, тех кто не успевает дать отпор. Им также удается утвердиться в нескольких населенных пунктах (Забадани, Растан, Хан аль Ших, Хомс), из большинства которых их выкидывает армия после «перемирия» в апреле 2012. К маю-июню 2012 внутренне сирийский мятеж практически подавлен.

3) Четыре месяца «затишья» - май 2012-август 2012. В этот период происходит накопление гигантских масс боевиков в лагерях подготовки в соседних странах. Внутри самой Сирии боевых действия практически нет (работают спецназы западных стран и монархий залива: совершают диверсии, расстреливают солдат САА, уничтожают или захватывают отдельные склады боеприпасов и снаряжения, однако все без исключения крупные населенные пункты под контролем Асада). В конце июня уже начинается наступление и захват городов в провинциях Хомс и Алеппо (Растан, Тельбельса, Эль Кусейр и Азаз).

4) Период «шквала»: – август 2012 – июнь 2013. После убийства высшего командования страны 2 августа синхронно примерно 25-30 тысяч боевиков переходят границы одновременно с четырех сторон: Турция, Ливан, Иордания и Ирак. Пограничники уничтожаются на месте. После чего боевики прошедшие подготовку в соседних государствах соединяются со спецназами монархий и местными бандами. Буквально в течение одного месяца их совокупная численность достигает примерно 100 000 человек. Часть сирийской армии и полиции охватывает паника и ужас (множественное дезертирство, не зависимо от конфессиональной принадлежности). Предательство Манафа Тласа и премьер-министра Сирии. Захватываются города Дерра, Дарая, Моадамия, Дума, почти все населенные пункты по дороге Хомс-Дамаск, окружается Идлиб, гигантские силы боевиков входят в Алеппо и берут под свой контроль три четверти города. К концу декабря сирийской армии удается стабилизировать ситуацию в провинциях Риф Дамаск, Хомс и Дерра. В Сувейде, Латакии и Тартусе – силы боевиков полностью нейтрализованы. В Ракке и Хасаке спонтанные боевые действия. В Алеппо и Хаме ситуация по-прежнему деградирует. В ноябре 2012-го впервые четко свой голос подают курды, которые заявляют о своем вооруженном нейтралитете в противостоянии. К декабрю 2012-го число погибших людей со всех сторон достигает 40 000 чел. К январю 2012-го армии удается остановить первую волну наступления врага, но уже в январе – феврале 2013 вступает вторая. Боевики захватывают районы Дамаска: Барзе, Кабун и Джобар. В провинции Дерра отступив из самого провинциального центра боевики захватывают города Даль, Джисрин, Атан. Самого большого успеха исламисты (они уже и не скрывают этого!) достигают в беззащитной провинции Ракка – там они к апрелю 2012-го захватывают все, кроме баз 17-ой дивизии и 93-ей бригады. В Алеппо боевики достигают предела своего успеха, заняв город Сфира. В результате группировка сирийских войск там оказывается полностью отрезанной и районах военных училищ Рамусса, аэропорта (деблокирован только в декабре), цитадели, отдельных базах (аэродром Мхин, госпиталь Кинди и городская тюрьма) и также на западе города. Вся остальная территория провинции Алеппо полностью переходит под контроль исламистов, а поддерживающие Асада мирные жители изгоняются со своих мест или истребляются (население провинции сокращается в три раза!). В провинции Хама после первого успеха исламисты терпят неудачу и отступают из областного центра, но удерживают часть сельской местности. В провинции Хомс они захватывают почти все, кроме Восточного Хомса, который удерживает армия. В провинции Дер-эз Зор захватывается почти все, кроме военных баз вокруг областного центра и примерно половины самого Дер эз Зора. В провинции Хасака происходит разделение на три части: примерно одну треть контролируют войска Асада, столько же курды и столько же исламисты.
Тем не менее, к концу июня 2012-г сирийцам удается стабилизировать всю линию фронта и перевести противостояние в позиционную войну. Удивительно, невероятно, но им это удается!

5) Период «позиционной войны» с давлением сил Асада: июль 2013 – июнь 2014. Когда шквал наступления исламистов завершился, они внезапно оказались в окопах и в разрушенных городах перед вполне сохранившей боеспособность САА и внезапно выступившей в ее поддержку ливанской «Хезболе». Возможностей дальнейшего наступления у боевиков уже не было, так как перед ними также были окопы, минные поля, артиллерия и чудом сохранившаяся в период «шквала» сирийская авиация, которая стала работать «бочковыми бомбами». Оказавшись неспособными выработать стратегию уже в новой ситуации, боевики примерно на полгода утратили инициативу. В июле 2013-го сирийская армия при поддержке «Хейсболы» берет город Эль Кусейр, а затем стремительно продвигается в провинции Хомс, возвращая контроль над двумя третями ее. Боевики в итоге откатываются в район Растан-Тельбельса, Аль Ваер и так образуется «Растанский котел». В Дамаске, после зачистки большей части города, боевики локализуются в районе лаг. Ярмук – Бабилла – Эльда, в Западной Гуте (район Дарая – Моадамия) и Восточной Гуте. До ноября месяца они удерживают в осаде аэропорт Дамаска, но потом армия снимает эту осаду. В провинции Хама террористы терпят поражение за поражением и в итоге оказываются вытесненными за ее пределы. В Латакии им удается захватить плацдарм у города Сальма, который берутся оборонять особо свирепые «черти» (эмират Кавказ и уйгуры). В Ракке они держат в осаде три базы САА и устанавливают законы шариата, превращая ее в «образцовую провинцию Аллаха». В Дерра ситуация «перетягивания каната» заканчивается не в пользу САА – боевикам удается взять часть города Нава и Шейх Мисин. Находясь под давлением сирийской армии, исламисты твердо держат свои надежды на бомбардировки НАТО и вступление в войну армий Турции и США. Однако ничего этого так и не произошло. Боевиков охватывает апатия, деморализация. Именно в этот период начинает свое формирование ИГИЛ. Только к концу июня 2014-го наступательный порыв сирийской армии истощается, а исламисты, получив новое финансирование, не спеша переходят в контрнаступление.

6) Период «позиционной войны» с давлением сил исламистов: июль 2014 – сентябрь 2015го. Не имея уже возможности вести масштабные наступления по всей стране, исламисты начинают локальные рывки и операции по уничтожению сирийских войск и взятию отдельных городов. К этому времени формируется ситуация: «твоя территория (сама провинция) – мои замки (окруженные твоими войсками мои анклавы). Моя территория – твои замки». То есть в провинциях, что контролирует армия, есть анклавы удерживаемые боевиками, и наоборот. Убедившись в истощении сил САА, боевики начинают атаковать именно «замки», окруженные анклавы правительственных войск. Наибольшего успеха они достигают в провинции Идлиб, где берут под свой контроль областной центр, затем города Хан аль Ших, Эриха и Джис Шугур, авиабазу Дунхур, а также две базы в районе города Шейх Мисин. К сентябрю там за правительством остается только небольшой алавитский анклав. Происходит формирование «Идлибского гадюшника» - территории куда стекаются «черти» со всего мира и нет никакого порядка в принципе: одно село – одна банда. Именно в этот «гадюшник» и будут потом свозиться зелеными автобусами «непримиримые» из захваченных правительственными войсками исламистих анклавов по всей стране. В провинции Латакия исламисты несколько раз ценой огромных потерь в живой силе пытаются прорвать фронт, но так и не достигают решительного успеха. Им удается не прорвать, а только продавить фронт сирийцев в среднем на 20-25 км, уткнувшись в христианские и алавитские поселения. В провинции Дамаск им удается отбить последние наступление правительственных сил в Каламуне и удержаться в Забадани (его трех месячный штурм силами САА и «Хезболлы» кончился ничем). Там боевики снова занимают Эль Таль и Эль Хаму. Затем перерезают дорогу Хомс-Дамаск и накапливают силы для решающего наступления на столицу страны. В провинции Аллепо особых изменений нет, кроме нескольких попыток взять штурмом Западный Алеппо. В сентябрю 2015-го исламисты теряют все свои позиции в провинциях Ракка, Хасака, Дер эз Зор и на востоке Алеппо, Хомса и Риф дамаска, отдав все эти территории ИГИЛ. Теряют практически без сопротивления со свое стороны. Самых больших успехов в борьбе с силами режима на этом этапе достигает как раз ИГИЛ, который берет Пальмиру, Каратьян, всю территорию пустынной Сирии и едва не разрезает страну пополам. Сентябрь 2015-го баасисткий режим Асада встречает в глухой обороне по всем направлениям с угрозой потери в перспективе провинций Дерра и Алеппо.

7) Период вступления в войну России и иранских добровольцев. Сентябрь 2015-го по настоящее время.





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 17
© 10.11.2017 Лев Вишня

Рубрика произведения: Проза -> Статья
Оценки: отлично 0, интересно 1, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор












1