Судьба всегда стоит за храбрых ( П. Кальдерон).



Гражданское мужество и мужество военное
проистекают из одного начала.
(Оноре де Бальзак)
С этой удивительной женщиной судьба свела меня в тот же день, когда нас на грузовой машине доставили со всем скарбом в поселок Маук. Это на квартире ее старшей сестры пришлось прожить осень, зиму, весну и начало лета. А летом хозяйка сама собиралась приехать с Украины, где до этого проживала у дочери. Как искала себе новый дом, описано в другом рассказе, (« Где хорошо, там и родина»), поэтому нет смысла повторяться. Тем более повествование пойдет о Нине  Васильевне   Холодилиной, в девичестве - Дубовицкая.
Мысль написать о ее судьбе пришла после общения с младшей дочерью, которая опекает свою престарелую маму.
Мы с Людмилой договорились, что при удобном случае, созвонимся, и я приду к ним пообщаться, заранее получив от старой больной женщины добро.
Позавчера мне позвонили и сказали, что моя рассказчица ждет в гости в любой день, в любое время. Вчера после работы предварительно позвонила и со скромными гостинцами смело отправилась за интересными рассказами.
Тетю Нину не видела лет пять точно. Дальше двора в летнее время она никуда не выходила.
Когда я зашла в дом, она встала со своей лежанки и присела за обеденным столом, приготовившись вести беседу.
Сначала хочу описать ее портрет. Высокого роста, где-то метр семьдесят –семьдесят пять, грузноватая женщина. Волосы светлые, как ковыль. Глаза голубые,  нос длинный, аккуратный, губы средние. Зубов нет, но говор был понятный. К вставным так и не смогла приспособиться. Разговор в первую очередь пошел про глаза. Один глаз совсем не видел, второй только на четыре процента. Операцию делать в ее возрасте было опасно, потому что сердце могло не выдержать. Зрение потеряла, оплакивая уход старшей дочери, скончавшейся после продолжительной болезни.
Я с собой взяла общую тетрадь и приготовилась записывать. Включила, на всякий случай, диктофон в телефоне, но дома обнаружила, что никакой записи не воспроизвелось.
Забегая вперед, хочу сказать, что памятью обладает  тетя Нина отменной. Ей в марте следующего года исполняется девяносто лет. Несмотря на такой преклонный возраст, лицо у нее  гладкое, мало морщин. Кому не известно, сколько ей настоящих лет, мог бы дать семьдесят. Лицо постоянно освещалось доброй улыбкой.
Она начала рассказывать все по порядку, плавно переходя от одной истории к другой. Было такое ощущение, что ей часто приходилось вести беседу о давно прошедших годах. Буду рассказывать по ее изложенному плану,  делая  при необходимости   комментарии.
Родиной Нины Дубовицкой – Холодилиной была Тамбовская область. Родилась она 25 марта 1928 года в Бондарском районе, селе Казывань. Заранее прошу прощения, если допущу неточности в названии населенных пунктов Тамбовской области. Мне не известны эти названия, поэтому могу ошибиться.
История раскулачивания крестьян в колхозах и совхозах знакома нам из школьной программы предмета истории и литературы. А тетя Нина была сама очевидцем этих страшных событий. Фамилии и имена пишу настоящие, которые указывала собеседница. Ее семью раскулачили в 1934 году, когда Нине исполнилось шесть лет. Забрали корову, лошадь, весь урожай пшеницы выгребли, очистив закрома, где хранилось зерно. Семья была трудолюбивая, жили на всем своем, добываемом своим непосильным трудом. Погреб ломился от бочек, засоленных огурцами, грибами, капустой, мочеными яблоками. До восьмидесяти штук тыквы закатывали на зиму. Отец Нины не имел желания вступать в колхоз, потому что не знал ни в   чем нужды. Кум,  предупредил хозяина и посоветовал уехать из села, иначе ему грозила тюрьма, независимо, что его лишили всего накопленного добра.
Родители Нины были с одного года рождения, с 1893. Отца звали Василий Григорьевич, а мать – Анастасия Павловна.
Хозяин,    забрав  свои документы,  вынужден был отправиться в Москву, на заработки, чтобы прокормить семью. Дома не осталось ни грамма муки. По словам тети Нины, от Тамбова до Москвы семьсот километров.
В семье Дубовицких было трое детей. Старшей была Маруся, она с 1921 года рождения, но документы подделала, увеличив возраст на один год, с тем, чтобы взяли на работу в Москве. Вторым по возрасту был брат Александр, с 1923 года рождения, и сама Нина, с 1928года.
Старшие учились в школе. Нина была мала еще. После отъезда хозяина семья голодала. Анастасия часто уезжала к мужу на две недели, чтобы привозить  продукты. На заработанные  мужем  деньги,  стоя в длинной очереди, брала крупу, которую давали зараз в руки по килограмму. Василию также после рабочей смены приходилось подолгу стоять в очереди.
Как-то без мамы, вышли все продукты, и дед Григорий Григорьевич, отцов отец, отправил внука к своему брату в соседнее село. Но там ему ничего не перепало. Возможно, сами голодали так же, как и все жители сел и деревень. Тогда дед отправил в погреб внука, с надеждой выискать залежалую картошку. На их счастье, несколько картофелин сохранилось там. Эту картошку помыли и сварили в мундире. Дед приказал есть вместе с кожурой. Нина не захотела так есть, и начала очищать картошку. На что получила по лбу от строгого деда.
Через некоторое время Василий вместе с женой вернулся домой, потому что получил двухнедельный отпуск. Купили телку. Василию не понравилось, что отец обидел его любимицу. Поругались, и тот вынужден был идти на постой к другому сыну, который был старше Василия. Возможно, были причины более серьезные, совсем другие, откуда было знать это шестилетней девчушке. Отпуск подошел к концу, телку закололи на мясо.
В 1940 году Василий Григорьевич заболел в Москве. Ему врачи посоветовали пожить в сельской местности, в сосновом бору.
Вернулся домой, устроился на работу в леспромхоз. Нина в это время окончила четвертый класс, и больше, к сожалению, не было возможности продолжать учебу. В Горелово   можно было учиться в пятом классе,  но  оно находилось в семи километрах от их села. Расстояние далекое для того, чтобы успевать туда и обратно в голодное время. А до этого бегала в школу, которое находилось в двух с половиной километрах.
Ее  мама ходила в апреле месяце в лес за сморчками, чтобы можно было что-то   сготовить для еды. Только она сильно отравилась, и ее положили в больницу. Возможно, она поела их в сыром виде, потому что семья не пострадала. Как раз и муж заболевает водянкой. Он едет к жене просить разрешения, ложиться на лечение в больницу, потому что младшая оставалась одна. Старшая дочка работала в Москве.
После лечения и выписки из больницы больному порекомендовали принимать только куриный бульон.
Был  воскресный день, 22 июня 1941 года. Нине еще в марте месяце исполнилось 13 лет. Когда сидели дома, вдруг у соседей услышали шум, крики, плач. Отправили Нину узнать, в чем дело. Там ей сообщили страшную новость, что началась война с немцами.
Василий Григорьевич был участником гражданской войны, повидал там всего, и ранен бывал. К тому же был смертельно болен. Он стал   просить Бога, чтобы прибрал его   к себе. Бог услышал  молитвы. Восьмого июля  Василия  не стало.
В военные годы в тылу женщины и подростки занимались посильным и непосильным трудом во имя победы. Нина вместе со всеми принимала участие в прополке сельских культур от сорняков, в частности арбузов, а также во время уборки зерновых культур и укладке снопов в копны. А также рвали корни бересклета, которые   мочили в погребе, они разбухали, били их молоточками и сдавали в приемный пункт. Только она не знает, для чего их использовали. От мамы научилась вязать носки, которые отправлялись на фронт нашим солдатам. Также приноровилась плести лапти, в которых ходило почти все население России. С началом войны вернулась из Москвы и Маруся. Она устроилась на работу в Куксово  болото. Когда совсем нечего  было   есть, ходили за 3 км в столовую, где сердобольные кухонные работницы давали одну тарелочку супа- баланды.
Анастасия устроилась в магазин сторожем, девчушки завербовались на работу, на пилораму. Место работы находилось в двадцати километрах от дома. В выходные  дни    пешком уходили домой за продуктами и снова обратно на работу. За такой непосильный труд отпускали два килограмма соли и два килограмма селедки. Этот товар обменивали на картошку. На пилораме пилили вручную доски и оттаскивали за три километра. Откуда взяться в такое время транспорту?!
В 1943 году направили учиться на курсы машинистов в Моршанск. Нина сначала боялась, что не справится со своими четырьмя классами.
Однако экзамены сдала на отлично. За это наградили четырьмя метрами материала. Их было всего восемь девчат, которые вместе учились на курсах машинистов. На обратный путь денег не было ни у кого. Связали кружева девчата, продали на базаре по сорок пять рублей за одно изделие. На вырученные деньги купили хлеба. Булка хлеба стоила сто рублей. Обратно до дома, чтобы добираться, надо пройти девяносто километров. На автобус денег нет. Отправились пешком. Прошли сорок километров за один день. Пошли в местный сельсовет. По четыре человека устроили на ночлег. Девчата продали свои отрезы материала, а Нине жалко было, и привезла домой маме. Затем прошли еще сорок километров до Горелова. Девчонки остались там ночевать. А Нина остальные семь километров прошла одна пешком и в шесть утра была уже дома. Это было в сорок четвертом году. Распределили по машинам. Устроилась на работу скреперовщицей. Ее поставили с мужчинами. Сначала плакала, что на других машинах одни  девчата. Сестра успокоила, убедив, что если транспорт сломается, парни будут ремонтировать, а ей не придется прилагать усилия. С ней на пару работал Иван Холодилин, который потом стал ее спутником жизни.
Брат отца   охранял военнопленных немцев. Рассказывал, что немцев кормили неплохо. Однажды оказался в столовой и увидел своими глазами и даже отведал их пищу. Работа шла с восьми утра до двенадцати часов. Затем до четырех часов отдых. И уже снова до двенадцати часов ночи. Работали в две смены. Больничные листы не полагались. У Нины пошли страшные нарывы на пятках, ходить было очень болезненно, а деваться некуда.  Когда совсем стало невмоготу, обратилась к бригадиру Николаю Абрамовичу. Пришлось показать свои больные ноги. Тот без лишних разговоров отправил в больницу, чтобы могла подлечиться. За пятиминутное опоздание на работу судили. Одна девчонка явилась на пять минут позже, хотя ее лично сама будила Нина. Где-то замешкалась, дали полгода условно.
Немцы – они тоже люди. Мы знаем много историй, когда они оказывали помощь нашим русским. Спасали детей. Войну развязал Гитлер со своими приближенными, а простой народ не хотел братоубийства. Кормили немцев в плену также один раз в день. И вот они были вынуждены ловить лягушек, отрезали ножки и в топке варили их, укладывая в железные банки.
Завидев Нину, молоденькую девчонку, кричали ей вслед: « Ква- ква-ква и рукой показывали кушать». Она брезговала и мотала головой, показывая всем своим видом, что не желает кушать их лакомство.
Май месяц. Девятое число 1945 года. Нина Махортова, которая была курьером, кричит: « Слезай с лебедки, война кончилась! Митинг будем проводить».
Немец издалека спрашивает у Нины, что случилось. Та громко и радостно крикнула: « Гитлеру капут, войне конец!» Тот побежал сообщать своим друзьям.
Брат Александр принимал участие в военных действиях, только судьба сыграла с ним злую шутку. Надо же было случиться такому, что восьмого мая попал в плен к немцам, а девятого мая сорок пятого года объявили победу. И вернулся домой только в сорок седьмом году.
В годы войны тяжело приходилось с заготовкой дров. И опять же эти самые дрова кормили народ. Нина вспоминает, что с Марусей, со старшей сестрой ходили в лес, сами валили березу, распиливали вручную, пила называется в шутку « Дружба-2». Затем кололи на чурбаки, складывали на санки и в два часа ночи отправлялись в другое село, до Горелова, за десять километров от дома. Санки дров меняли на ведро картошки. Почему ночью ходили, догадались сами, наверно. Так скрывались от лесников, они не разрешали. И вот однажды, когда вдвоем также находились в лесу, заметили одного чужака, лет сорока. Тот долго наблюдал за ними и потом подошел к ним близко, и объяснил свое присутствие. Добродушные девчушки взяли его с собой в дом. Он Анастасии Павловне рассказал, что в лесу работает бригада лесорубов, и нужда в обуви и одежде для них. Бесхитростная женщина побежала по соседям, и сами полураздетые люди, поделились своим последним ради рабочего класса. Натаскали всякого тряпья  и  обуви. Мужичок забрал все с собой и наказал, чтобы еще поискали одежды. Он должен вскоре снова появиться здесь. У девчонок в первый раз еще расспрашивал про то, есть ли рядом поблизости заводы. Они выложили всю правду, не задумываясь о том, если мужчина работал здесь, сам должен быть осведомлен.
Анастасия по делам была в сельсовете и заодно ходила платить за свет, и вдруг что-то подтолкнуло ее спросить у бригадира лесорубов, что за бригада вальщиков работает в лесу. На что тот удивленно посмотрел на женщину и ответил,  что кроме них никто не работает.
Когда он прослушал объяснения односельчанки, наказал быть начеку и доложить о приходе этого подозрительного типа. Тот не заставил себя долго ждать. Через несколько дней был уже снова в доме Анастасии. Та послала за бригадиром дочку, а там быстренько предупредили милицию, и прибыли к дому Дубовицких. При задержании этого мужика, обнаружили рацию при нем. Оказался он шпионом. Сразу забрали и увезли, куда надо.
Нина  Васильевна  при разговоре упоминала и про вши, которые кишмя кишели в голове. Перед тем, как зайти домой, она отряхивала прямо на улице, которые гроздьями висели в волосах. Мама, как могла, вычесывала их костным гребнем, а в пятнадцатилетнем возрасте Нину подстригли на лысо. Она на работу ходила в платке, спустив его краешек до самых бровей, стыдясь своей бритой головы.
С ней в одной бригаде работал Иван Холодилин, которому приглянулась симпатичная восемнадцатилетняя девушка. Предупредил ее, что придет свататься к ним с отцом вечерком. А она просила его не ходить, объясняя, что пустая трата времени, потому что он ей не был люб. В тот день Нина уходила в лес по ягоды. А в лес, сами знаете, ходят не в нарядной одежде. Как только дошла до дома, мама всплеснула руками и велела не ходить в избу, а пойти к соседям, чтобы переодеться в красивую одежду. За столом сидели отец жениха, сам жених, и матушка ее. Когда спросили согласия Нины пойдет ли она замуж, только хотела раскрыть рот и дать отказ, как увидела из-под стола крепкий кулак будущего супруга. Она была в курсе еще до этого о его угрозах в случае отказа. Как-то припугнул девчонку, что если не пойдет за него замуж, всем доложит, что он уже забавлялся с ней. Хотя это было сущей неправдой, она боялась очернить свое доброе имя, волей-неволей пришлось дать согласие на брак.
В марте 1947 года родилась дочка Валентина. А мужа как раз в это время забрали в армию, в Австрию.. Прослужил молодой вояка ровно три года и восемь месяцев. Вернулся домой в ноябре пятьдесят третьего года. Вскоре в пятьдесят четвертом году на свет появился сын Анатолий.
Через три года второй сын Юрий. И снова через три года младшая дочка Людмила.
Правда младшая появилась на свет уже в Челябинской области в Санарке. Туда заманил брат Нины Александр. Родителей мужа тоже забрали с собой. Уже обзавелись домашним хозяйством. Коровку купили, которая давала 21 литр молока. Жизнь в Санарке тоже нелегкой была в послевоенные годы.
Как говорится в пословице: рыба ищет, где глубже, а человек, где лучше.
Брат Александр сам сначала переехал в Каслинский район, поселок Маук, затем переманил и сестер. Покидать обжитое место было жалко, но делать нечего, пришлось снова менять местожительство. Молочную корову продали сразу же. Мебель также оставили, взяли только носильную одежду. Мебель сколотили на новом месте. Оттуда переехали одновременно восемь семей.
Пока жили в Мауке, поменяли разные дома. Последний домик давно списанным считается, и нет его давно на балансе, а только после долгих обещаний ничего не откололось на ее долю.
Начальником лесопункта тогда был Уфимцев Иван Александрович, у которого Нина поинтересовалась, сколько можно будет здесь прожить. На что тот ответил, что лет десять точно неплохо проживете. И вот уже пятьдесят седьмой год пошел, как она проживает в поселке. Приехала молодой тридцати-  трехлетней женщиной, а уже в новом следующем году будет отмечать, даст бог, свое девяностолетие.
При первой встрече я тоже убеждала ее, что приехала только на три года, как положено, отработать после окончания вуза. И сама уже проживаю здесь тридцать третий год.
Мы с ней, не сойдя с места, проговорили ровно четыре часа. Так легко и приятно было беседовать с этой удивительной женщиной, что не чувствовали усталости ни она, ни я. В конце беседа велась за чашкой чая.
Это судьба не только Нины  Васильевны  Холодилиной, в девичестве Дубовицкой. Это судьба всех наших русских и нерусских женщин. На их плечи легли все тяготы  военной поры, которые они с мужеством и храбростью, трудолюбием выдержали, работали не за   деньги, а на двести граммов муки, которая считалась нормой.













Рейтинг работы: 49
Количество отзывов: 8
Количество просмотров: 37
© 10.11.2017 Раиля Иксанова

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 8, интересно 1, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 11 авторов


Кsения       10.11.2017   20:00:29
Отзыв:   положительный
Говорят, что нас не убивает, то делает сильнее... Много чего говорят... Я думаю для того, чтоб человек не сломался падая... Чтоб поднимался и шёл дальше. В этой жизни можно всё пережить и выжить сильному человеку. Но хочется не переживать и выживать, а ЖИТЬ хочется!!! Спокойно и достойно... Но так не бывает...
С Уважением! Ксения.
Раиля Иксанова       10.11.2017   20:11:24

Совершенно согласна, с вами, Ксения. Хочется,чтобы все ЖИЛИ, а не выживали .Жизнь дается тем более только один раз. СПАСИБО!
РАДА       10.11.2017   19:39:44
Отзыв:   положительный
ЗАМЕЧАТЕЛЬНОЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ!
БлагоДАРЮ, Раиля!
"Это судьба всех наших русских и нерусских женщин. На их плечи легли все тяготы военной поры,
которые они с мужеством и храбростью, трудолюбием выдержали, работали не за деньги, а на двести
граммов муки, которая считалась нормой."
Нет слов для комментарий! Читала и слёзы лились по щеке...
Всё мне знакомо из рассказов моей мамы и бабушки...
Так бы хотелось, чтобы знали об этом сегодняшняя молодежь...
Низкий поклон Нине Ивановне Холодилиной-Дубовицкой!

С благодарным теплом, Надежда.


Раиля Иксанова       10.11.2017   20:09:26

Спасибо большое, Надежда, за добрый отзыв и переживание и сочувствие нашим трудолюбивым женщинам всей России.
Надежда Яковец       10.11.2017   17:30:59
Отзыв:   положительный
Рассказ про суровые времена нашей отчизны, что пережили наши родители, деды и прадеды... Молодец, Раиля, что не поленилась записать из первых уст. Это тоже подвиг - выслушать и записать историю своей страны...С уважением...
Раиля Иксанова       10.11.2017   17:32:12

Спасибо большое, Надежда, за теплый отзыв!
Лера Мелихова       10.11.2017   15:47:05
Отзыв:   положительный
Замечательно пишешь,просто замечательно!!!
Книгу надо издавать.


Раиля Иксанова       10.11.2017   16:41:56

Благодарю, Лера. за высокую оценку моего рассказа. Спасибо!










1