ДВОРОВЫЕ МИЛЛИОНЕРЫ, глава 1


Старинные настенные часы басовито пробили восемь. Виктор Волжин открыл глаза, сладко зевнул, потом проделал руками несколько простых упражнений, ещё раз истомно потянулся и встал с постели.
В квартире было одиноко и тихо. Мать, как и обычно по будням, рано утром ушла на работу, оставив на кухне для сына скромный завтрак. Вот уже третий год пошёл, как она вышла на пенсию, но ещё ни разу не воспользовалась своим правом на заслуженный отдых. Когда был жив муж, она могла не работать, полностью отдавая себя домашним делам. Муж трудился слесарем на судоремонтном заводе и, вкалывая сверхурочно, более или менее обеспечивал семью. Его смерть существенно подорвала семейный бюджет. Денег не стало хватать даже на самые необходимые вещи. И женщине пришлось пойти на работу, лишь бы как-то прокормить себя и сына-студента.
Виктору до слёз было жаль свою мать. Особенно совестно ему бывало смотреть матери в глаза в те дни, когда он, придя из института, стыдливо вынимал из сумки свою мизерную стипендию. Несколько раз он порывался бросить институт и найти для себя какую-нибудь постоянную работу. Но мать и слышать об этом не желала. Как и отец, она хотела, чтобы их единственный ребёнок получил высшее образование и стал инженером-судостроителем. А Виктор не хотел быть нахлебником у матери-пенсионерки. Вместе с приятелями по двору в выходные дни, вечерами, а иногда и в ночную смену подрабатывал на железной дороге, разгружая и загружая товарные вагоны, но денег всё равно не хватало. Время шло, но в жизни молодого человека ничего не менялось. И Виктору, как и большинству таких, как он, оставалось только терпеть и надеяться на лучшее будущее.
Вчера день выдался необычный. Их дворовая подружка и сверстница Соня Мельникова получила свою первую зарплату. Она работала в частной парикмахерской, в салоне дамских причёсок. Соня две трети зарплаты отдала тётке на проживание, а остальные деньги решила потратить на свои личные нужды. Недолго думая, она предложила ребятам сходить в приличный ресторан и там немного развеяться. Виктор, Петя и Митя, конечно, единогласно поддержали её предложение. По такому важному поводу парни оделись во всё самое лучшее, что было у каждого в домашнем гардеробе. Даже Митя Воробьёв, и тот поменял свои затасканные джинсы на отцовские старомодные брюки, пошитые из чёрного крепа. Но цены в ресторане оказались кусачими. Пересчитав свои наличные, ребята сделали довольно скромный заказ. На четверых взяли графин «Столичной», бутылку молдавского сухого вина, три бутылки немецкого пива, четыре порции салата «оливье» и ещё по паре бутербродов с копчёной колбасой. Официант, принимая от них заказ, сочувствующе передёрнул плечами, не удержался и дал дружеский совет:
- Вы, ребята, шли бы лучше в какой-нибудь пивной бар… Там за такие деньги можно неплохо посидеть. А здесь вам не место. Через полчаса, когда гости ещё чуть захмелеют и начнётся обычный кутёж, вам здесь станет очень неуютно. Уверен, вы почувствуете себя гостями на чужом похмелье…
- Спасибо, человек, за добрый совет, - холодно поблагодарил Виктор. – Мы учтём это на будущее. А пока обслужи нас, и побыстрее… Вот и все дела!
Митя обиделся по-настоящему. Он проводил официанта ненавидящим взглядом:
- Вот чухня ресторанная! Наши физиономии, видишь ли, ему не понравились… А мне его рожа тоже не по нутру – я же молчу…
Петя мягко толкнул Митю плечом.
- Успокойся, Митька! Нечего тебе заводиться по пустякам, - урезонил друга Петя. – Человека можно понять: он здесь деньги зарабатывает, а мы ему мешаем. Весь столик заняли, а отдачи ему никакой… Мы пустышки для него. Он сразу сообразил, что не видать ему чаевых с этого столика. Вон идёт…
Виктор строго взглянул на Петю:
- Петька, мы зачем сюда пришли? Тара-бары разводить или Соню чествовать? Кончайте разглагольствовать. Давай-ка лучше разливай спиртное. Меньше слов – больше дела.
Петя не заставил себя долго ждать. Он покорно и быстро выполнил Витькин приказ. Мужчинам налил по стопке водки, а Соне изящным жестом подал фужер молдавского сухача.
Выпили, сразу стало легче на душе. Спиртное, разливаясь по всему телу приятной теплотой, разом поглотило стыдливую депрессию и скуку. А все мелкие житейские проблемы, которые досаждали каждый день, вдруг остались где-то позади. Вновь охватила далёкая детская беспечность. Даже сидящие в зале посетители, которые ещё несколько минут назад казались чужими и нелюдимыми, вдруг стали хорошо знакомыми, с ними тянуло общаться, говорить.
Вскоре заиграли музыканты, и гости стали подыматься из-за столиков, образуя танцующие пары. Ребята окончательно почувствовали себя в своей тарелке.
За третьим столиком расположилось четверо молодых людей. Один из них в модном, малинового цвета, длиннополом пиджаке то и дело посматривал в сторону беспечно сидящей Сони.
Митя первым заметил прицельный взгляд симпатичного парня. Он прильнул губами к Сониному уху.
- Соня, а ты в центре внимания, - шепнул Митя. – Вон тот, в малиновом пиджаке, с тебя глаз не сводит. Смотри, не попадись ему на крючок… Такие промашки не дают.
Соня равнодушно отмахнулась:
- Пусть себе зырит, раз охота есть. Видела я и не таких ловцов женских сердец.
Когда зазвучала мелодия «Аргентинского танго», парень в малиновом сорвался с места и решительно, но слегка покачиваясь, направился в их сторону.
Парень галантно поклонился Соне, не обращая внимания на троих сидящих рядом с ней ребят:
- Девушка, разрешите Вас пригласить на танец?
Это было так неожиданно, что Соня едва не подавилась салатом «Оливье». Она беспомощно и с надеждой взглянула на Виктора, ища его поддержки.
Виктор окинул парня пронзительным взглядом, утвердительно кивнул головой:
- Иди, Соня, потанцуй с гостем. А мы потом с тобой «отвальсируем»…
Соня послушно встала из-за столика. Парень цепко ухватил её за руку и торопливо вывел в круг танцующих. Сначала они танцевали, как и положено незнакомым людям, держась на почтительном расстоянии друг от друга. Но к концу композиции, когда музыканты вот-вот должны были сделать перерыв, парень совсем осмелел. Его левая рука плавно, но плотно прижавшись, заскользила по упругому плечу девушки, ощупала поясницу и наконец легла на Сонину попу, ощутимо сжимая.
Соня отреагировала молниеносно. Она остановила танец, хлопнула кавалера по руке, отпихнула его и, ни слова не говоря, пошла за свой столик, где её ожидали друзья.
Парень поначалу оторопел. Лицо у него побагровело, выражая удивление и стыд. Но он быстро нашёл себя. Криво усмехаясь, он виновато развёл руками и той же нетвёрдой походкой возвратился в свою компанию.
Виктор, Пётр и Митя видели эту сцену. Первым возмутился Митя.
- Я сейчас пойду и набью ему морду, - Митя решительно поднялся из-за столика.
Пётр дёрнул его за руку, сажая на место:
- Да сиди ты лучше и не возникай! Не по себе решил дерево срубить… У вас же разные весовые категории. Он так тебя отделает, что из ресторана сразу в реанимацию попадёшь…
- Петька прав, - поддержал его Виктор. – Нам заводиться не стоит. Здесь дипломатия нужна.
Виктор поднялся и ленивой походкой направился к третьему столику, за которым сидела шумная компания изрядно подвыпивших молодых людей.
Виктор подошёл и встал за спиной парня в малиновом пиджаке.
- Любезный, можно Вас попросить на мужской разговор? – стараясь быть как можно вежливее, предложил Виктор.
Парень от неожиданности осоловело заморгал глазами. Но быстро очухался и сообразил, в чём дело. Он нехотя поднялся, угрожающе расправил широкие плечи и вытянулся перед Витькой во весть рост.
- Чувак, тебе чего надо? Говори… Не стесняйся… Здесь все свои… Может, сперва горло коньячком прополоскаешь?
- Да нет! Дело тут не пустяковое. Ты нашу подругу, женщину, обидел. И за это полагается держать ответ, по большому счёту…
- Это кого я обидел? – вскипел парень, озираясь на своих приятелей и ожидая о них поддержки. – Вон ту блондинку? Которая сорвала мне танец? Да ладно тебе фасон держать. Фиг с ней! Всё в порядке. Не сошлись мы друг с дружкой. Она меня кинула, а я её… Маленький инцидент в общественном месте, вот и всё… Я ведь не знал, что она твоя маруха. Думал, общественная. Так сказать, ничья… А тебе надо знать: первый тот, у кого кошелёк толще. Усёк?
- Я вижу, ты не понял меня? – багровея, закричал Виктор. – Ты мою невесту обидел. Ясно тебе или нет?
Парень покачал головой:
- Чего ты хочешь? Хочешь, чтоб я на колени встал? Э нет! Этого ты не дождёшься. А вот откупную я тебе дам…
Парень схватил со стола бутылку явно дорогого коньяка и насильно втиснул в правый карман Витькиного пиджака.
- Ну что? По рукам? Мировая? Лады? Или и этого тебе мало? Говори. Не стесняйся. Я могу и зелёными откупиться…
За соседним столиком сидели две солидные пары. Седовласый мужчина внимательно следил за словесной перепалкой. Он понял, что ещё минута, и «мужской разговор» закончится банальной потасовкой. Мужчина быстро поднялся и встал между спорщиками разделительной стеной.
- Альберт, сядь на место! – Седовласый схватил парня за руку и резким толчком усадил его.
- Вот уж извините, пожалуйста… Альберт выпил лишнего и совсем перестал соображать. Я готов компенсировать моральный ущерб, который он нанёс Вашей девушке. Я думаю, мы с Вами договоримся. Но это не главное…
Седовласый мужчина осторожно взял Виктора под руку и отвёл подальше от их столиков.
- У меня есть для Вас дельное предложение, - полушёпотом сказал он. – Я владелец фармацевтической фирмы. И хочу предложить Вам хорошо оплачиваемую работу. Пусть это предложение вас не смущает. Фирма расширяется, и мы ищем новые кадры. По первому впечатлению, Вы подходите для нашей фирмы. Ну и как? Я убедил Вас? Вы согласны?
Виктор спокойно выдержал его испытующий взгляд.
- Это касается только меня одного?
- Нет, и Ваших друзей тоже. Кроме, разумеется, девушки.
- Знаете, я должен посоветоваться с друзьями. У нас так принято.
Седовласый понимающе кивнул головой:
- Ну что ж…Это разумно. Я не стану Вас торопить. Но постарайтесь до среды принять окончательное решение. Я дам Вам адрес нашей фирмы. Там мы и поговорим обо всём подробнее. И ещё… Меня зовут Самуил Яковлевич. Назовёте моё имя, и Вас проведут в кабинет директора фирмы.
Самуил Яковлевич передал Виктору записку, загадочно улыбнулся и быстро пошёл к своему столику. Виктор последовал его примеру.
- Да врёт он! – запальчиво отмахнулся Петька, выслушав рассказ Виктора. – это он пообещал так, для вида. Хочет нас успокоить. Испугался дядя, что мы можем шум устроить, вот и решил нас задобрить. Лажа всё это! Дураку ясно…
Митя поддержал друга.
- Факт, папаша пургу гонит, - ухмыльнулся Митя. По дешёвке хочет свояка отмазать. А мы и уши развесили…
Виктор слушал приятелей молча, но в конце концов не выдержал:
- Да хватит вам базарить! Люди на нас смотрят. Ну чего разошлись! Мы клятву не давали. Хотим - поедем на встречу, не хотим - нет. Завтра на свежую голову всё и решим. А сейчас будем закругляться. Тошно стало сидеть здесь. Эй, официант, подай расчёт!
Официант подошёл и протянул счёт.
Виктор, не глядя на лощёный листочек, выложил положенную сумму, а сверх того положил небольшие чаевые. Но официант, взглянув на сумму, небрежным жестом вернул лишние деньги владельцу:
- Послушайте, парни, не пытайтесь разыгрывать из себя крутых бизнесменов. Вам не подходит этот статус. Лучше оставьте эти деньги себе на кружку пива. А я как-нибудь обойдусь и без ваших чаевых. На других отыграюсь. Вон их сколько сидит, с пухлыми кошельками…
Все четверо встали и молча, понурив головы, пошли на выход.
На улице стало совсем темно. Но народ ещё гулял. Люди шли и шли, суетливо натыкаясь друг на дружку, ослеплённые ярким светом автомобильных фар.
Ребята брели молча, каждый погружён в свои мысли. Было очень обидно, что этот вечер, так хорошо начавшийся, окончился глупо и бездарно. Их личное самолюбие было глубоко задето, а вот отдачи они так и не получили. Даже официант, отказавшись от чаевых, опустил их ниже плинтуса. Но ведь могло быть и хуже. За коллективную драку в престижном ресторане они могли попасть в обезьянник. Или, ещё хуже, на них завели бы уголовное дело… Но больше всего парни переживали за свою милую подружку Соню. Ведь что ни говори, а шли они в ресторан лишь затем, чтобы отметить её первую получку, порадоваться вместе с ней. А получилось чёрти-что.
Соню проводили первой. Довели до самого подъезда, каждый чмокнул её в щёчку, пожелали спокойной ночи, а потом терпеливо ждали, пока она не вошла в квартиру и на кухне не зажёгся свет.
Следующим проводили Митю Воробьёва. Парни скрестили руки и на одном выдохе выкрикнули известное по фильму, мушкетёрское «Один за всех, и все за одного!»
Виктор и Петя жили в одном доме, в соседних подъездах. Витя на прощание крепко стиснул Петькину ладонь:
- Знаешь, Петюха, А я верю ему. Самуил Яковлевич не обманет нас. Ему нет резона нас за нос водить. Он предложил нам реальное дело.
Петя пожал плечами:
- Ладно. Оставайся при своём мнении. Завтра будет видно, кто из нас прав.





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 28
© 10.11.2017 Юрий Иванович Новгородцев

Рубрика произведения: Проза -> Повесть
Оценки: отлично 1, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор












1