Советы Оптинских старцев-14


Советы Оптинских старцев-14
СОВЕТЫ ОПТИНСКИХ СТАРЦЕВ

(Хроника духовной жизни)

ИЗ ВАРСОНОФИЯ ОПТИНСКОГО

Можно спастись и в богатстве, и в бедности. Сама по себе
бедность не спасёт. Можно обладать миллионами, но сердце
иметь у Бога и спастись. Можно привязаться к деньгам и
в бедности погибнуть.

10.11.17 г.,
Димитрия Ростовского

(Окончание вчерашних записей)

... Немного привёл себя в норму. Продолжу разговор о богатых и бедных.
У бедных, подобно богатым, такая же двойная судьба. Третьей дороги нет.

Недавно прочитали с женой блестящий рассказ Бунина — «Сокол». Всего в
42 строки. Написан в 1930 году. Вот выдержки из него.

«Иван — охотник, лодырь. Живёт с краю деревни, возле погоста... К погосту
и прилегат гумно Ивана, нищее, пустое: раскрытый хребет риги, старый
тележный ящик, рогатая соломорезка — и всё заросло травой, бурьяном...

На рарушеном крыльце, как-то по-вдовьи свернувшись, лежала чернобровая
собака с висячими ушами, грустно глядя на нас вкось, исподлобья.

— Иван, — спросили мы, — чем жы ты её кормишь?

Иван слегка удивился:

— Как чем? Да ничем. Это её дело...

А в избе пол был завален чем попало — всякой добычей памятного лета
семнадцатого года: корыта, кадушки, треногое ободранное кресло,
прихотливо изогнутая рама из палисандра, где от зеркала осталась
только косая половинка, полотнище пыльной гардины, цинковая
детская ванна с продавленным боком, граммофонный рупор, стенные
часы с одной гирей в золе возле печки, пыльная господская визитка...
— всё из какого-нибудь разграбленного господского имения...

И истуканом, молча сидела на лавке баба, каменная, большая, с
страшными светлыми глазами — жена Ивана. Сидела, молчала и
смотрела.

— Это всё она натащила, — сказал Иван самодовольно. — Она у меня сокол!»

Вот они чванство, гордыня, жадность и наглость нищих людей, побежавших
от Бога за лживыми обещаниями большевиков. Если подумать хорошо, то Иван —
лодырь и жена его — каменная нарушили не только десятую заповедь Христа
(не желай, что есть у ближнего твоего). Они нарушили все заповеди Божьи.
Впрочем, не наше дело гадать, осудит ли их Господь. Наше дело — показать
литературных героев, которые живут греховной жизнью, Богу не угодной, и
жизнью, во многом согласной с христианской совестью, с православными
традициями.

Вообще-то, если бы я с самого начала взял для анализа роман Пушкина
«Капитанская дочка», то мне бы не пришлось выискивать в памяти
произведения для показа четырёх категорий рода человеческого,
отмеченных Варсонофием Оптинским. Пушкинский гений охватил и
показал их с полнотой необыкновенной — и тех, кто бережёт честь
смолоду и тех, кто теряет её, подчас безвозвратно.

О чём «Капитанская дочка»? О пугачёвском бунте — сказал бы я лет
тридцать назад. И попал бы в «молоко». О народном восстании там
лишь для подтверждения его бессмысленности и беспощадности.
А вся насыщенность повествования — о православном быте народном,
установившемся за многие века на Руси, и о том, что безумное разрушение
этой твердыни приведёт к великому краху, великой безнравственности,
великому разложению духовному.

Главный герой романа — Пётр Андреевич Гринёв, из рода дворянского,
не очень богатого, но знатного. Отец его из офицеров миниховского
окружения, человек волевой, честный, решительный. Два его
высказывания характеризуют его сполна. Из разговора с женой
о службе сына в Семёновской полку: «Чему научится он, служа в
Петербурге? мотать да повесничать? Нет, пускай послужит он в армии,
да потянет лямку, да понюхает пороху, да будет солдат, а не шамитон
(гуляка, пустой человек)» А вот напутствие отца сыну перед его отъездом
на службу: «Прощай, Пётр. Служи верно, кому присягнёшь; слушайся
начальников; за их лаской не гоняйся; на службу не напрашивайся;
от службы не отговаривайся; и помни пословицу: береги платье снову,
а честь смолоду».

Воспитание у Петеньки было строгое, дворянское, православное, но
кто не сбивался с пути истинного, выйдя из-под домашней опеки на
свободу! И Гринёв-младший сбился — проиграл в трактире ухарю-
гусару сто рублей, и тут же вразумление от слуги Савельича получил:
«Рано, Пётр Андреич, рано начинаешь гулять. И в кого ты пошёл?
Кажется, ни батюшка, ни дедушка пьяницам не бывали; о матушке и
говорить нечего: отроду, кром квасу, в рот ничего не изволили брать.
А кто всему виноват? проклятый мусье. То и дело, бывало, к Антипьевне
забежит: «Мадам, же ву при, водкю». Вот тебе и же ву при! Нечего сказать:
добру наставил, собачий сын».

Христианин, в ком живы честь и совесть, быстрее понимает душевные
наставления. Пётр и потом делал кое-какие ошибки, но Богу и отечеству старался
служить верно. Уж как его ни уговаривал Пугачёв перейти на сторону восставших, а
Гринёв не согласился, зная, что играет со смертью. Скажу больше — он сам
пытался привести бунтаря к раскаянию, к прекращению кровавой смуты.

Пугачёв сказал: «Бог весть. Мне должно держать ухо востро; при первой
неудаче ребята мои свою шею выкупят моею головою». Гринёв ответил:
«То-то. Не лучше ли тебе отстать от них самому, заблаговременно, да
прибегнуть к милосердию государыни?»

Не жалеть жизни своей ради торжества Истины Христовой — это многого
стоит. И недаром Господь рассеял злой умысел Швабрина довести соперника
своего до висилицы или каземата — императрица сняла с Гринёва все обвинения
и помогла влюблённым — Петру и Маше — соединить сердца и долгие
годы прожить счастливо. Тут воля Господа и царицы не разошлись.

На этом комментарии высказывания оптинца Варсонофия можно было
закончить. Но еще несколько слов добавлю. О себе. Мало нахожу сходства с
украинцем краснолицым и Гринёвым, но зато тёмных черт скупого рыцаря и
лодыря Ивана во мне хоть отбавляй. Жизни не хватит избавиться от них.
Однако избавляться надо. Помоги, Господь!..

(Продолжение следует)





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 17
© 10.11.2017 Борис Ефремов

Рубрика произведения: Поэзия -> Прозаические миниатюры
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1