Советы Оптинских старцев-13


Советы Оптинских старцев-13
СОВЕТЫ ОПТИНСКИХ СТАРЦЕВ

(Хроника духовной жизни)

ИЗ ВАРСОНОФИЯ ОПТИНСКОГО

Можно спастись и в богатстве, и в бедности. Сама по себе
бедность не спасёт. Можно обладать миллионами, но сердце
иметь у Бога и спастись. Можно привязаться к деньгам и
в бедности погибнуть.

8.11.17 г.,
Великомученика Димитрия Солунского

... Перепечатал это высказывание вчера вечером и лёг спать
в добром предвкушении, что завтра можно будет использовать
в хронике классические примеры из литературы. Однако с утра,
во время упражнений, зашевелились в душе тоскливые, тёмные
мысли. Подумал о воле, но переломил себя не сразу. Дошло до
раздражения. Обидел жену. Ну, что же ты, воля? Что ж ты такая
у меня беспомощная? Зашёл в Валину комнату, неловко извинился.
Знал, что без этого весь рабочий день пойдёт насмарку. Туда же пойдёт
и день жены. Ах, немощь ты наша непреодолимая! Пытаюсь волей
настроить себя на дальнейший анализ оптинских афоризмов.
Получается с большим скрипом. Но отсутпать нельзя.

Итак, Варсонофий Оптинский... Спастись можно и в богатстве, и в
бедности, но и в богатстве, и в бедности можно погибнуть.
Способности наши безграничны — и в ту, и в другую сторону.

В Библии говорится, что богатому труднее попасть в Царствие
Небесное, чем верблюду пройти сквозь ушко иголки. Это участь
почти всех, обременённых большими деньгами. Богатство такое
развращающее зло, что трудно ему противопоставить что-то.
Каких только чудищ не породит в душе злато-серебро! Жадность,
хитрость, жестокость, гордыню, способность на обман, на убийство...

Нынешним летом, накануне дня рождения Пушкина (вновь Промысел!)
перечитал прозу и маленькие трагедии Великого Учителя. И теперь
сразу припомнился «Скупой рыцарь». Вот он в подвале, зажигает свечи
и отпирает сундуки с несметным богатством.

Я царствую!.. Какой волшебный блеск!
Послушна мне, сильна моя держава;
Я царствую... но кто вослед за мной
Приимет власть над нею? Мой наследник!
Безумец, расточитель молодой,
Развратников разгульных собеседник!
Едва умру, он, он! сойдёт сюда
Под эти мирные, немые своды
С толпой ласкателей, придворных жадных.
Украв ключи у трупа моего,
Он сундуки со смехом отопрёт.
И потекут сокровища мои
В атласные дырявые карманы.

Из предыдущего монолога и из этих строк мы видим человека,
предельно развращённого богатством. Он думает только о себе,
он ни с кем и ни с чем не считается, он донельзя доволен жизнью,
но и донельзя несчастлив. Время думать об уходе, а сундуки с собой
не взять, сундуки перейдут в наследство сыну. И это страшная боль.
И это страшное для него наказание Господне.

Мы знаем, чем заканчивается эта трагедия — в замке герцога барон
ложно обвиняет сына в том, что тот хочет убить его, Альбер (сын)
невольно подслушивает «признания» барона, называет его лжецом,
разгорается распря, которая становится последней для миллиардера
тех лет.

Думаю, нет причины сомневаться в загробной судьбе скупого рыцаря.
А вот о судьбе другого богатея из повести Юрия Казакова «Нестор и Кир»
задуматься следует.

«То был громадный краснолицый мужик, украинец, высланный за что-то
в годы войны в Кировскую область...

Люди тогда болели дистрофией, какими-то язвами, тосковали по родным
местам, умирали...

И только один человек жил тогда широко и богато, у одного были
великолепные шубы, валенки, сапоги, а в кладовке полно было муки,
сала, яиц, мёду. Он не прибеднялся, не притворялся неимущим — нет,
дом его стоял гордо, на отшибе, приходил на базар он как хозян, как купец
— война была ему нипочём!

Он один умел сращивать тросы, и делал это так хорошо, что тросы рвались
потом в другом месте, но никогда там, где он срастил. Он постоянно продавал
что-то и покупал, каждый раз с неизменной для себя выгодой. Он покупал
облигации на сотни тысяч рублей и, конечно же, выигрывал на них больше,
чем все другие вместе взятые.

Деньгам его никто даже приблизительно не знал счёту... Трудно поверить,
но когда банк задерживал лесозаводу зарплату для рабочих, директор
завода на свой страх и риск занимал у этого мужика деньги, и зарплата
рабочим выдавалась! Когда кругом уж очень начинали говорить о его
богатстве, он брал мешок денег, ехал в сберкассу и вываливал там
сто — сто пятьдесят тысяч «на оборону».

В денежных расчётах он был лют, весело-жаден, грёб справа и слева,
но когда приходили просить у него хлеба ли, картошки и попадали в
хорошую минуту, тут он бывал добр, даже щедр, и отказа никто не знал.

Не знаю, что тому причиной, но только говорили о нём тогда с восхищением,
даже с гордостью — вот, мол, чёрт, умеет жить!..»

Умел жить человек, но и помогал малым мира сего. И кто ведает, не даст ли
Господь за эту помощь краснолицыму украинцу возможность попасть в
Царство Небесное?

Что-то крепко играет сегодня моей волей лукавый. Прочитаю «Отче наш»,
оканчивающийся нужным для меня обращением к Богу: «...не введи нас
во искушение, но избави нас от лукавого», пройду по предзимним улицам,
то заливаемым солнцем, то окрапливаемым редким снежком, попробую
успокоить нервы и, если получится, — продолжу хронику...

(Продолжение следует)





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 12
© 09.11.2017 Борис Ефремов

Рубрика произведения: Поэзия -> Прозаические миниатюры
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 2 автора












1