Видения из будущего. Глава III. I



Маленькие пациенты

День выдался не по-осеннему холодным, но солнечным, без единого облачка на небе. Милена проснулась рано, когда только–только рассвело. Открыв глаза, она увидела морозный узор на единственном окне спальни и потянулась. Нетерпеливая зима уже стучалась в двери. Она вдруг вспомнила, что осталась без зимней одежды: драп на старом пальто протерся в локтях, на шапке облез мех в местах соприкосновений с воротником от пальто. Нужно скорее вернуться к работе, и первую же зарплату потратить на покупку зимних вещей.
Ей вспомнился сон, что она видела накануне. Интересно, что он значил? Пришло понимание того, что ее подсознание явно посылало ей сигнал, но какой именно, она не понимала. Нужно позвонить Сильве и сказать о принятом накануне решении. Но подумав, она решила, что личная беседа с глазу на глаз в данной ситуации более уместна. Нужно поблагодарить экстрасенса за проявленное к ней внимание и терпение.
Подойдя через несколько часов к дому Сильвии, Милена заметила, что входная дверь приоткрыта. Осторожно постучала и вошла внутрь. Ада металась по гостиной с телефонной трубкой в руке и с кем–то возбужденно спорила. Эмма с озабоченным видом спускалась вниз по лестнице с большой дорожной сумкой в руках.
– Я не вовремя? – девушка нервно переминалась с ноги на ногу.
– Нет, что вы, наоборот, Сильвия хотела вас взять с собой.
– Куда? – насторожилась Милена.
– Как? Вы не слышали, что случилось? По всем каналам передают со вчерашнего вечера.
– Вы про пропавшую девочку?
– Конечно! Сегодня утром родственники Кристины официально обратились к Сильвии за помощью, и она хочет взять вас с собой на поиски ребенка как ассистентку.
Разыгравшаяся трагедия мгновенно задвинула мысли и сомнения Милены на задворки сознания. Впервые ей захотелось сделать что–то для других и не думать о личных проблемах.
– Конечно, я согласна.
Милена увидела, как по лестнице поспешно спускается взволнованная Сильвия. Лицо ее раскраснелось и сильно контрастировало с белой одеждой. Заметив пациентку, она воскликнула:
– Милена, как хорошо, что ты пришла! Такое в нашем городе случается в первый раз! Я рада, что ты готова нам помочь, – экстрасенс перевела взгляд на Аду, которая все еще ходила по гостиной с телефонной трубкой в руке, и закричала: – Не с Доджиком ли ты болтаешь уже полчаса!? Мне могут позвонить в любой момент, а ты занимаешь линию! Безобразие!
– Я снимаю с себя стресс тетя! – негодующе воскликнула Ада, но, посмотрев на строгий взгляд Сильвии, попрощалась и закончила разговор.
– Ха! Вы только посмотрите на это нежное создание! У нее стресс, а что у тебя случилось дорогая, подгорело молоко? Ты и близко не знаешь, что такое стресс. Вот у родителей пропавшей девочки сейчас стресс!
– Не говорите глупостей тетя, я же не бесчувственное бревно!
– Бревно ты или нет, надо спросить у Доджика, а пока слушай меня и не говори потом, что в этот момент ты отвлекалась на пение птиц в саду. Ты останешься в доме. Если будут звонить клиенты, скажи, что запись на прием пока приостановлена, телефон не занимай. Мы с Эммой будем держать тебя в курсе событий, чтобы ты смогла успокаивать звонивших.
– Может, вы уже пойдете тетя, а то пока вы собираетесь, следующий день настанет! – проворчала Ада и подбоченилась.
– Вот язва! Ты только ее послушай, Эмма, – Сильвия торопливо накинула на себя белоснежное пальто и начала обуваться.
– Жду тебя в машине, – Эмма потянула Милену за рукав куртки.
Когда они вышли из дома женщина поведала:
– Нас всех это событие выбило из привычного уклада жизни. Сегодня половина горожан не пошли на работу и не повели детей в школу, все помогают милиции, в городском парке организован поисковый штаб. Мы сейчас поедем в дом, где жила девочка.
Эмма завела двигатель и начала щеткой очищать заднее сиденье.
– Сильвия не водит машину и предпочитает сидеть на заднем пассажирском сиденье. Поэтому приходиться в это время года особенно тщательно следить за чистотой в салоне. Ну вот, вроде все чисто, – объяснила она свои действия.
Захлопнув заднюю дверь, она нервно одернула свой жакет, поправила на ходу прическу, обошла машину и села за руль. В этот момент Сильвия вышла из дома и тяжелой походкой, будто каждое движение доставляет ей боль, пошла к машине.
– Оказывается после женитьбы отца Кристина жила у бабушки, – поведала она, садясь на заднее сиденье. – Вот адрес, родители нас там уже ждут.
Через минуту с заднего сиденья послышался монотонный гул. Милена обернулась и увидела, как Сильвия начала делать странные пасы руками вокруг головы. Заметив недоумение Милены, Эмма поспешила объяснить:
– Она настраивается. Для этого ей нужно время, а делать это в доме, где жил ребенок нельзя.
– Почему?
– Сильвию может сбить чужая энергия.
– Понятно, – Милена отвернулась и больше не смотрела на экстрасенса.
Через пять минут гул на заднем сиденье прекратился.
– Пропавшая девочка живет в нашем городе всего два года, ее родители развелись, и она осталась у отца. Я горю желанием посмотреть на ее мать, по–видимому, она не обладает ярко выраженными материнскими качествами. Вот этот дом, – показала на двухэтажный кирпичный дом Сильвия и воскликнула от неприятного удивления: – Сколько здесь народу!
Возле дома вдоль дороги беспорядочной кучей приткнулись десятки машин разных марок. По обе стороны входной двери стояли мелкие группки людей. Они оживленно между собой что–то обсуждали.
Милену начало подташнивать, и она схватилась за горло. Заметив ее реакцию, Эмма спросила:
– Тебе плохо?
– Она не может находиться в месте скопления народа, – ответила за девушку Сильвия.
– Я справлюсь, – робко парировала ей Милена и, взглянув еще раз на собравшихся горожан, добавила: – Постараюсь справиться.
– Хорошо, помоги Эмме с сумкой. Пойду вперед и отвлеку их, а вы пройдите к задней двери дома и поднимитесь по боковой лестнице на второй этаж в комнату девочки, это будет дверь в конце коридора.
– Откуда ты знаешь расположение дома? – удивилась Эмма.
– Я кто, по–твоему, швея? – огрызнулась Сильвия, и приветственно кивнула проходящим мимо машины людям.
Выйдя из машины, Сильвия поправила задравшийся пояс от пальто и пошла к дому. Люди ее узнавали, бросались к ней с вопросами. По общему настроению чувствовалось, что они ее воспринимали как последнюю надежду. Из припаркованных у обочин микроавтобусов выскочили журналисты и с фотоаппаратами бросились к толпе. На помощь Сильвии тут же из дома вышел следователь, ведущий дело о пропаже ребенка и прикрикнул на осаждавших ее людей. Он отрезал своей внушительной фигурой экстрасенса от толпы, бережно обхватил ее за плечи и завел в дом. Как только она скрылась за дверью, толпа налегла на дверь и, несмотря на противодействие милиционеров, начала просачиваться в дом.
Сильвия подошла к родственникам и попросила разрешение осмотреть комнату девочки и, получив согласие, поспешила к лестнице.
Эмма достала из багажника сумку. Милена тут же предложила ей помощь, но Эмма заверила ее, что справится сама. После чего женщины неспешно обогнули дом, и зашли в боковую дверь.
Первый этаж дома был настолько просторным, что с легкостью вместил в себя больше трех десятков человек. Здесь были родственники, учителя и родители друзей Кристины. Поднявшись по лестнице, Милена и Эмма прошли по коридору и открыли дверь, на которой висела деревянная табличка в розовой резной рамке «Кристина». В комнате уже стояла Сильвия и, выставив вперед правую руку, «сканировала» все предметы. Эмма жестом попросила Милену не шуметь. Девушка не стала заходить в комнату, лишь прислонилась к дверному проему и наблюдала за происходящим.
Спальня девочки была выкрашена в нежно розовый цвет и сильно перегружена мебелью и игрушками. Первое, что бросилось Милене в глаза, это количество дорогих нарядов и обуви. Было видно, что девочка ни в чем не нуждалась.
– Кристина была здесь несчастлива. В ее комнате я чувствую тоску.
Осмотрев вещи девочки, Сильвия взяла из комнаты фото в рамке, дневник, который вела Кристина, и пижаму.
– Здесь я закончила, пойдемте на кухню.
Спустившись на первый этаж, экстрасенс подошла к начальнику городского отдела внутренних дел и, поговорив с ним с минуту, отошла в сторону, а он прочистил горло и громогласно возвестил:
– Попрошу всех освободить дом!
Толпа забухтела от недовольства, но возражать публично никто не посмел. Все послушно вышли из дома на улицу и снова разбились на небольшие группки. Отовсюду слышались оханья и причитания. Никто не произносил вслух мысль, что крутилась во многих головах: а жива ли девочка?
В опустевшей гостиной остались три человека: молодая пара и женщина лет пятидесяти, они сидели на диване и о чем–то негромко беседовали. Полковник подвел к ним экстрасенса.
– Сильвия, я хочу познакомить тебя с родителями девочки, это Катерина, мачеха пропавшей Кристины, а это Георгий, ее отец, – показывая на пожилую заплаканную женщину, он добавил: – Елена, бабушка Кристины.
Поздоровавшись с каждым за руку, Сильвия села напротив в кресло, внимательно рассмотрела каждого из них и сказала:
– В своем видении я увидела, что девочка любила сидеть в этом кресле, поэтому я его и выбрала.
Бабушка ахнула и спросила дрожащим голосом:
– Скажите, она жива?
Сильвия накрыла руками стопку вещей, которую она принесла из детской и погрузилась в транс. Все присутствующие с интересом наблюдали за ней и терпеливо ждали ответа на самый главный вопрос. Через несколько минут, не открывая глаз, Сильвия подняла голову и начала принюхиваться, всех это насторожило, родственники оживились. Полковник дал им знак замолчать, а Сильвия тем временем, прикрыла уши и начала раскачиваться из стороны в сторону и гудеть. Из кухни вышла Милена и, притулившись к библиотечному шкафу, стала наблюдать за происходящим. Эмма встала у нее за спиной.
Сильвия тяжело задышала, подняла голову и медленно открыла глаза. Она с опаской начала оглядываться по сторонам. На лице отразился страх и растерянность. Казалось, это была уже не Сильвия, а кто-то в ее теле. У Милены мороз пробежал по коже.
– Слава богу, – пояснила происходящее вполголоса Эмма, – она видит глазами девочки, а это значит, что Кристина жива.
Экстрасенс начала всхлипывать и от кого–то отстраняться. На родителей это произвело жуткое впечатление. Взявшись за руки, они замерли в ожидании. Жестом руки, Сильвия показала, что хочет написать что–то, и полковник подскочил к ней со своим блокнотом и карандашом. Размашисто, крупными буквами она вывела название городка, находящегося в десяти километрах от их города. Потом нарисовала дорогу, ведущую от основной трассы и крест. Затем, положила карандаш, опустила голову на грудь и снова начала раскачиваться и гудеть. Через минуту она замолкла, протерла глаза и несвойственным ей тихим голосом попросила воду. Эмма быстро принесла ей миску с холодной водой и полотенце. Сильвия ополоснула лицо. Убрав все со стола, Эмма снова вернулась к Милене.
– Девочка однозначно жива, – уверенным голосом возвестила Сильвия.
Родственники облегченно выдохнули и застыли в ожидании подробностей.
– Что вы видели? – нетерпеливо спросил отец.
– Она лежит в кабине грузовой машины, только что эта машина миновала указатель с названием этого города, – Сильвия показала на блокнот, – и свернула на дорогу, ведущую к больнице. Девочка сильно травмирована и ей требуется срочная медицинская помощь.
В комнате поднялся невообразимый шум, начальник милиции стал по рации передавать распоряжение о проверке всех больничный учреждений вдоль трассы, ведущей к городу, который увидела Сильвия, родители девочки бросились собирать вещи в дорогу, одна Елена осталась стоять посреди комнаты. Когда все разошлись, она спросила у Сильвии:
– Как она оказалась в той машине?
– Она поехала искать свою маму. Выскочила на дорогу, водитель не успел среагировать, – с минуту Сильвия вглядывалась в лицо Елены. – Вы ведь знали о ее намерениях и ничего не сказали милиции.
– Я не думала, что она всерьез… – еле слышно произнесла Елена и, зажав рот рукой, расплакалась.
Сильвия подошла к полковнику.
– Я видела рядом с девочкой мужчину лет сорока с бородой и усами, на голове клетчатая кепка, на руках много татуировок, он был ранее судим, но заранее хочу предупредить вас, что это был несчастный случай. Девочка выбежала на дорогу внезапно и хотела проголосовать, он ее даже не увидел, дорога в том месте была узкой, навстречу шел такой же грузовик, и ему просто некуда было выворачивать. Он испуган и попытается скрыться, как только передаст Кристину в руки врачей. Скажите журналистам, что вы имеете свидетелей, которые показали, что водитель невиновен, и он сам объявится через три дня. Если этого не сделать, он скроется, и вы его никогда не найдете.
– Какие у нее травмы? – осторожно поинтересовался полковник.
– Переломы ног, сотрясение мозга и еще она зажимает правый бок, а рука ее в крови, возможно там открытая рана. Ей предстоит перенести две операции, но она справится.
– Как она оказалась на трассе?
Сильвия потерла переносицу, информации она получила много, не все в ведении было понятно, поэтому она озвучила только то, что было бесспорным фактом.
– Она поехала разыскивать свою родную мать. Кто-то дал ей адрес.
– Кто?
– Незнакомый ей мужчина. Он дал ей какую–то вещь матери и сказал, что она должна найти свою маму. Что ее мама в смертельной опасности, и она должна ей помочь. Девочка очень впечатлительна и спонтанна. Конечно, она поверила в свою миссию и отправилась на поиски.
Полковник поблагодарил Сильвию, попрощался и поспешил к служебной машине, на ходу раздавая распоряжения по рации. Сильвия дала знак своим помощницам и последовала к боковой двери.

∞∞∞
Не успели женщины войти в дом, как Ада обрушила на них новости: девочку нашли в одной из больниц. Она в операционном блоке, подробностей пока мало, но врачи сказали, что надеяться на то, что молодой организм выдержит многочасовые операции и последующую реабилитацию. Телефон не умолкал, Эмма то и дело просила экстрасенса дать комментарии о произошедшем. Уже через полчаса Сильвия почувствовала слабость, попросила дать ей время на восстановление и ушла в свою спальню.
В дороге, находясь под впечатлением увиденного, Милена начала сомневаться в принятом решении. Случай с Кристиной заставил ее взглянуть на ситуацию с другой стороны. Сильвия не шарлатанка, не сумасшедшая и не охотница за деньгами. Она отказалась от материального вознаграждения, хотя родители Кристины настойчиво пытались всунуть в карман ее белоснежного пальто денежные купюры.
На подъезде к дому, экстрасенс переключила внимание на свою пациентку и уловила ее сомнения.
– Никто не будет тащить тебя на второй сеанс силком, дорогая. Так что если сомневаешься или чувствуешь, что не осилишь психологически, возьми паузу.
Если сомнения еще теплились в дороге, то получив подтверждение, что Кристина именно там, где и говорила Сильвия, к Милене пришла уверенность, что начатое дело нужно довести до логического конца. Каким бы оно трудным и запутанным не оказалось.
Через час экстрасенс вернулась в кабинет бодрой и полной сил. Расположившись в приемной на кушетке, Милена терпеливо ждала, когда Сильвия начнет второй сеанс. За окном начало темнеть. Эмма задернула занавески и хотела установить камеру, но Сильвия запротестовала, мотивируя тем, что сегодня сеанс не будет записываться. Это будет просто беседа, некое подведение итогов. Милена поняла, что Сильвия осторожничает, и испытала от этого невероятное облегчение. Ей нравилось, что экстрасенс не шла на поводу профессионального интереса, а ставила ее психологическое здоровье в приоритет.
Сильвия закончила очередной телефонный разговор и громко крикнула Аде:
– Мы начинаем сеанс с Миленой, держи оборону, меня не отвлекать!
Затем закрыла дверь на ключ, прошла в приемную и опустилась в свое любимое кресло.
– Итак, начнем. Первое что я хочу у тебя спросить, ты видела сегодня сны?
– Да. Один. Цветной.
Милена подробно в красках рассказала последний сон. Все это время Сильвия сидела с закрытыми глазами и монотонно барабанила пальцами по деревянному подлокотнику кресла. После долгой паузы она улыбнулась.
– Скажу, что ты меня обрадовала.
– Своим сном? – удивилась Милена.
– Да. Давай по порядку. Затхлая комната – это старая жизнь, возврата к ней нет. Сад, это новая жизнь, новые возможности. Я бы даже сказала жизнь насыщенная событиями. Деревья, которые ты видела на разных стадиях развития, это люди вокруг тебя. С ними тебе предстоит еще столкнуться. Ты встретишь многих, но, приняв участие в их жизни, не остаешься с ними, а пойдешь дальше. Скорее, эти люди исполнят какое–то предназначение, ты получишь опыт, который приведет тебя к твоему истоку, поэтому ты увидела сказочный дом. Множество комнат в доме, говорит о том, что, даже встав на свой путь, ты не сразу поймешь свое предназначение, только пройдя все комнаты, т.е. весь путь до конца, ты окажешься у цели. Сейчас самое важное для тебя, это найти свою мать. Ты не знаешь, как она выглядит, поэтому видишь вместо ее лица свое. А раз она спрашивает: «Когда ты придешь за мной», значит, времени осталось мало. Она торопит тебя.
– Я хочу извиниться за мою вчерашнюю реакцию… – начала Милена, но Сильвия прервала ее жестом руки.
– Никаких извинений. Это было шоком для тебя, я все понимаю.
– Позже, когда я успокоилась, то поняла, что это вполне может быть правдой. Это может объяснить поведение родителей, наши частые переезды, их резкая смена настроения, тотальный контроль моих передвижений. Когда отец умирал, он пытался мне что–то рассказать, я помню, как он мучился и несколько раз начинал разговор, но в итоге так и не смог.
– Не суди их и не злись. Это помешает в твоих поисках.
– Я, конечно, постараюсь... – Милена сжала кулаки, – но никто не имеет право забирать ребенка у матери.
– Думаю, ты в итоге узнаешь, почему они это сделали и тебе станет легче. Я лишь прошу, что бы ты не испытывала к ним ненависти. Это сильно помешает нам.
Опустив голову, Милена замолчала, а Сильвия продолжила:
– Сейчас самое главное найти твою мать. Я кое-что предприняла для этого: сделала запрос в клинику, в которой ты родилась. Теперь будем ждать ответа. Думаю, тебе нужно готовиться к поездке и лучше Тима предупредить заранее.
Милена еле заметно кивнула.
– Продолжим. Тот самый сон тебе снился?
– Нет.
– Хорошо, – Сильвия встала с кресла и подошла к столу, вынула из сумки фотографию Кристины и, протянув ее Милене, спросила: – Что ты чувствуешь? Посмотри на нее внимательно.
Взяв в руки фотографию, Милена прислушалась к ощущениям.
– Ничего, – она покачала головой.
– Не торопись. Покрути ее в руках, при необходимости закрой глаза. Просканируй рукой энергию. Ты чувствуешь тепло?
Милена закрыла глаза и сидела неподвижно, держа в руках фото девочки, но через несколько минут снова покачала головой и тихо произнесла:
– Ничего. Я сожалею.
– Не надо так говорить, дар проявляется по-разному. Себя, например, я до сих пор не могу контролировать, иногда готовясь к одному обряду, я внезапно применяю другой и даже не успеваю предупредить об этом Эмму.
– Но если, по вашему мнению, у меня дар, разве я не должна чувствовать что–то, глядя на эту фотографию?
– Должна. Но не чувствуешь, а это значит, что твои способности еще развиваются и ты не можешь их контролировать, возможно, выйдя отсюда или во сне, ты внезапно что–то увидишь и в следующий раз расскажешь мне.

http://idavydova.ru/
https://www.facebook.com/inessa.davydoff
https://twitter.com/Dinessa1
https://ok.ru/group53106623119470






Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 21
© 09.11.2017 Инесса Давыдова

Метки: мистика, экстрасенс, тайна рождения,
Рубрика произведения: Проза -> Мистика
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1