Педагог. Глава 9.


Глава 9. Курочка.

Петр быстро дошел до своего дома, благо было не очень далеко, несколько кварталов.
Девчонки объяснили ему, что картошку нужно есть сразу же после приготовления, иначе она теряет две трети своего вкуса. Юноша открыл холодильник, он был полон полуфабрикатов- готовые замороженные котлеты, сосиски, пельмени, куриные наггетсы, и даже замороженные чебуреки. Все это было в фабричных упаковках. Маму можно было понять, она приходила с работы очень поздно. И только в самой глубине морозилки он нашел курицу. Петр перечитал море рецептов, пока она размораживалась, и остановился на запеченной в рукаве. С рукавом и специями тоже возникла проблема. Их дома не было. Пришлось снова выходить из дома и идти в круглосуточный магазин. Наконец, к четырем утра все было готово.
Аромат стоял необыкновенный и Петька пожалел, что мама не приехала прямо сейчас. Она бы шла по подъезду и принюхивалась, откуда исходит такой вкусный запах, и ей бы никогда не пришло в голову, что это он, ее сын, Петька, является создателем его. Возникла мысль открыть рукав и отщипнуть кусочек, но он ее отогнал. Хотелось, чтобы к приходу мамы все оставалось нетронутым.
И вдруг (такое бывает только в сказках), в замке повернулся ключ.
Петр вздрогнул, не веря в происходящее. Ключ был только у мамы.
"Не стала ждать утра, села на ночную электричку и вот я здесь, дома! С любимым сыночком! Надеюсь, мы с тобой больше не будем ссориться? - спросила она - Представляешь, кто-то ночью готовит! В подъезде такой умопомрачительный аромат! А я такая голодная!" Мама вошла на кухню. Она словно стала моложе, светилась вся изнутри.
"Мама! Какая ты красивая!" - восхищению сына не было предела.
"Да?" - удивленно спросила она и рассеянно посмотрела в зеркало.
"Да! Очень! Мама, я так рад, что ты вернулась! Я так за тебя испугался! Если б ты только знала!" - он бросился к ней и обнял.
"Я так долго жила без этих нежностей, и вдруг целая лавина накрыла меня!" - счастливо закатив глаза, мечтательно произнесла она.
"Мам, у меня для тебя сюрприз! Открой духовку!" - радостно попросил сын.
Она открыла и обомлела! Румяная курочка, красиво обложенная дольками яблок, легко просматривалась из прозрачного пакета.
"Неужели так божественно пахло из нашей квартиры? Петька, неужели это ты? Господи, это с ума сойти можно! Неужели я дожила до этого дня?" - восторгу матери не было предела.
Петр с удовлетворением заметил, что она назвала его Петька, а не Петушок. Быть может, он и впрямь вел себя слишком по-детски?
Они сели за стол, несмотря на то что на горизонте уже появилась тоненькая полоска розового утреннего света.
Они ели и не могли сдержать стонов наслаждения от тающих во рту нежнейших кусочков курочки. Специи играли, заставляя чувствовать то одну нотку, то другую.
"Петь, ты у меня просто гений кулинарии! Мне так не приготовить ни за что в жизни! Тебе надо открывать свой ресторан!" - задумчиво-мечтательно произнесла она, посеяв в его душе зерно.
После мать и сын долго сидели на диване обнявшись, сначала признавались друг к другу в любви, а позже разговаривали обо всем, что так тревожило их души.
Мать начала первой: "Петь, ты знаешь, я очень беспокоилась, кем ты станешь в будущем. Моя работа не стабильна и не вечна, не известно, выберут ли его в следующем году, а значит, ты должен будешь поступать сам. Конечно, я откладываю деньги на твое обучение, но и на платное тоже конкурс! Туда тоже нужно пройти!"
"Мам, ты что не веришь в меня?" - испугался он.
"Петя, будем откровенны, хорошо учился в последний раз ты в классе пятом, а потом пока я вкалывала на двух работах, ты сидел целыми днями в компьютере! Сколько раз мне звонили из школы о твоей ужасной успеваемости и безобразном поведении! Я, наверное, поседела на всю голову, но разве до тебя можно было достучаться? Ты как закрытая дверь! Если б только ты знал, как я добывала себе эту работу! Сколько порогов я обила, чтоб она у меня была, эта работа с нормальной зарплатой! Я одна воспитывала тебя, одна! Папаша твой и знать не знал о твоем существовании! А я унижаться не хотела! Понимаешь? Но ты был неуправляемый! Что же мне еще оставалось делать? Ждать пока тебе предложат покинуть школу в 9 классе? Ты хотел, что бы мне как и другим сказали, что вашему сыну не потянуть старшие классы? Услышать, что техникум твой удел?
Мало того, что я не смогла окончить вуз и получить высшее, потому что у меня родился ты, так еще, чтоб не дали это сделать тебе? Никаких техникумов! Только через мой труп! Пришлось идти по головам ради этого места, понимаешь? Ради тебя! Ради твоего будущего! Я не могла позволить учителям завалить тебя! И теперь они боятся! Боятся поставить тебе двойку! Потому что мой сын не двоечник! Он может учиться и не надо было мне доказывать обратное! У меня умный сын! Ты ведь у меня умный, да, Петенька?"
"Мам, все это для меня? Зачем, мама?" - он схватился за голову. Совесть каленым железом жгла его душу. Раскаянье обуяло все его существо. Мама во всем права! Начиная с шестого класса он катился вниз, неуклонно вниз. Пятерки сменили четверки, а на их смену пришли тройки. Вскоре и двойки не заставили себя ждать. Он ленился, перестал выполнять домашнее задание. Контроля за ним не было. Петр объяснял себе тогда, что это протест против того, что никому, даже родной матери нет до него никакого дела. А на самом деле он просто лентяй! Он тряпка! Только и умеет, что ныть! Все у него кругом виноваты! А это он сам во всем виноват!
"Мама! Надо бы тебе просто взять ремень и отлупить меня! Какой же дурак! Ты все делала ради меня, а я не то что, не ценил, а обвинял тебя во всем! Почему ты не рассказала мне это раньше? Почему не объяснила? Я ведь вправду думал, что тебе твой паршивый депутат важнее меня! Я еще вчера думал так, что единственный человек в мире, которому не безразлична моя судьба- это Лизавета!"
"Та самая, которая тебе чуть пару не вкатала, из-за нее ты вчера устроил мне истерику?" - недовольно спросила она.
"Мам, она классная! Она на твою маму очень похожа, на бабушку Лизу, такая же добрая! Она меня всегда обнимала! А ты нет. Редко только. Я думал ты черствая!" - понурив голову произнес Петр.
"Петя, ты меня обижаешь! Какая черствая? Ты что уже забыл, как однажды я обняла тебя в школе и ты сказал мне, чтоб я никогда, никогда больше не смела этого делать, что тебе неприятно. Ты думаешь, мне легко было это услышать? Я одна в этом мире, и кроме тебя у меня никого не осталось! Папы нет уже давно, мамы теперь тоже, братьев и сестер у меня никогда и не было! Ты думаешь, мне не хотелось прижать тебя к себе? Моего милого мальчика! Моего золотого петушка! "
"Мама, я тебя умоляю, только не Петушок!"- взмолился сын.
"Вот видишь? Как проявлять свою любовь, когда ты мне не даешь этого!" - огорченно спросила она.
"Мамочка, любимая моя, нельзя обнимать при друзьях, они же засмеяли меня потом! Это стыдно! Но дома же никто этого не видит!"
"Стыдно, что я тебя люблю?" - изумилась мать.
"Стыдно телячьи нежности на всех у виду демонстрировать! И этот твой "петушок"! Мама, ну неужели ты ни разу не слышала о том, что так называют голубых? Это ужасно! Я столько лет молчал, а внутри все переворачивалось!"- чуть не со слезами на глазах сказал Петр.
"Петяяяя! Ты с ума сошел! Неужели родная мать могла бы такое придумать про тебя? Это же все из-за сказки про золотого петушка. Ты ее каждую ночь заставлял читать меня, а потом посмотрел эту сказку тысячу раз! Ты все забыл?"
"Мама, если б такое услышали в школе, то я бы умер с позора. Я бы спрыгнул с десятиэтажки!"- чуть не кричал он.
"Господи! Да что же это такое! Можно угодить на этого ребенка? Я уже скоро отчаюсь совсем! Петька, что ты творишь? О каких многоэтажках ты плетешь! Я сейчас возьму этот самый ремень и отхожу тебя! Только посмей еще не только сказать, но и подумать такое! Меньше надо в интернете сидеть! Вот корень всего зла! Насмотрелся там гадости всякой! Надо же такое выдумать, про голубых!" - возмущению ее не было предела.
"Мамочка, нам надо было давно обо всем поговорить! Давно! Тогда все было бы по-другому! Если б мы с тобой смотрели вместе фильмы, вместе ездили бы куда-нибудь! А мы с тобой даже кушаем поврозь!"
"Кушаем поврозь! Это чья вина, мне интересно? Кто берет тарелку и исчезает за свой компьютер? Тебе же сапог положи, ты его съешь и не заметишь! Что толку, что я готовила часами, и это после того, как на двух работах отпахала! "Вкусно сыночек?" "Угу!′ "Или не очень вкусно?" "Угу" "Добавки хочешь?" "Угу!" "Суп или второе?" "Угу" Филин просто какой-то! Для кого стараться? Для меня? Мне много не надо!" - выговаривалась она.
"Мам, прости! Прости меня!" - он уткнулся ей в грудь. Так же как Лизавете.
"Мамочка, я думал, что ты не любишь всякие нежности, а оказывается сам тебя отталкивал! Эгоист! Какой же я эгоист! Я почему терпел твоего петушка, да потому что это хоть немного похоже на любовь! А ее мне так не хватает! Так не хватает!"
"Кому же ее хватает, сыночек! И мне не хватает! Ты так изменился! Я тебя не узнаю! Что с тобой произошло?" - спросила удивленная мать.
"Мама, если честно, то это Лизавета. Она мне вдруг все так просто объяснила. Несколькими словами всего. Сказала: "Николаев, твоя жизнь в твоих руках!" И я вдруг это понял. Она предложила мне заниматься по химии, готовить меня к ЕГЭ. Зря ты на нее наехала! Она хорошая!"
"Да, раз смогла до тебя достучаться, то пожалуй она неплохой педагог! Надо бы какую-нибудь грамоту для нее выбить."
"Мама, ее могут уволить из твоего звонка! Понимаешь? С тобой все боятся связываться!"
"Боятся, значит уважают! Сыночек, ты у меня самый лучший! И за тебя я порву любого! Они первые начали! Зачем было заваливать тебя?"
"Мамочка, моя любимая мамочка, позволь мне самому разобраться со всем! Мам, все двойки были заслуженные! Я ничего не делал! Ни домашку, ни на уроке!"- горестно ответил сын.
"И хорошо, что ты это понял! Но если б я бездействовала, то тебя бы вышибли из 9 класса! Тебя бы не аттестовали и не допустили до экзаменов! Ситуация была аховая! Но ты меня плохо знаешь! Если у меня есть цель, то я непременно добьюсь ее, чего бы мне это не стоило! Ты в 10! Понимаешь? Я добилась этого! И никто! Никто не посмел мне сказать, что тебе нечего делать в старших классах! Что бы мы с тобой делали без аттестата? Нет, Петька, все я сделала правильно! Не смогла справиться с тобой, справилась с трудностями иначе! Вот что значит, воспитывать одной! "
"Мам, я клянусь, что отныне все будет иначе!"
"Ой, ничего себе! Времени семь утра! А ты еще не спал! Пора ложиться, придется тебе пропустить школу!"- обратила внимание на часы мама.
"Нет, мама, я не буду пропускать! Я пропустил вчера, потому что ходил к Лизавете, она из-за меня ногу вывихнула!"
"Да! Я хотела тебе дать втык за это! Неужели ты думал, я не разобралась бы с этим? Зачем было причинять увечья? Сын! Это же наказуемо! Мне уже звонили вчера с угрозами! Еще не хватало нам полиции! Ты ужасно расстроил меня!"
"Мам, я нечаянно! Я ей так и объяснил! Ты не бойся, она не пойдет жаловаться и в полицию не пойдет! Ее дочь сказала, что она хочет, чтобы я вырос настоящим человеком!" - объяснил сын.
"Ты к ней больницу ходил? Молодец! Это правильно! Хвалю! Я хотела тебе сказать, что придется сходить, но ты видишь у меня какой умный! Сам додумался!"
"Мам, я не по необходимости ходил! Я от чистого сердца ходил, понимаешь?"
"Сынок, я устала, глаза слипаются, давай попозже поговорим! Спать хочу!"
"Ты ложись, мамулечка! А я в школу!"

В этот день Петр сидел на уроках и все записывал, многое он знал, но многое ему нужно будет наверстать, надо будет очень стараться, но он справится! Петька это знал точно! Он обещал!

Наталья слушала на педсовете учителей и потирала руки. "Все таки прижали мы им хвост!" - думала она, слушая о волшебном преображении Николаева.
«А! Испугались, что проблем с полицией! То-то! Думаете у вас только связи? У нас тоже связи есть! Мы тоже не лыком шиты! Спасибо тебе, подполковник Петров! Выручил!»

Продолжение http://www.proza.ru/2017/10/18/1573





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 19
© 08.11.2017 Софья Сонецкая

Метки: Любовь, школа, учитель,
Рубрика произведения: Проза -> Любовная литература
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1