Педагог. Глава 7.


Глава 7. Ты меня помнишь?

Петр вышел из больницы и прищурился. Светило яркое солнце. Оно было таким ярким, что слепило глаза. Октябрь был необыкновенно прекрасен. Деревья стояли еще зеленые и лишь небольшие вкрапления золотом сияли в солнечных лучах.
В школу он решил не ходить. "Не сегодня точно" - сказал вслух он. Ему предстояло решить, где он будет ночевать. Димка отпадал, его мать сразу сдаст их обоих. Надеяться на других друзей и вовсе не приходилось. Возникла мысль переночевать на вокзале, но мать непременно поднимет на уши всю полицию, и на вокзале его непременно найдут. Петр напряженно думал. "Была бы жива бабушка, я б уехал к ней! Там бы и закончил школу! Ну и что, что пришлось бы ездить в район. Автобус ходит, другие же дети учатся, а я чем хуже!"
Ему стало нестерпимо жаль бабушку, а еще больше, себя, горемычного!
"Думай, Петр! Думай! - с этого дня он решил называть себя только полным именем. Лизавета права, пора взрослеть и всем показать, что он не желторотый птенец, а без 5 минут взрослый.
"Как бы мне спрятаться так, чтобы никто не мог подумать, где я. Знать бы, что никого нет в квартире - например, уехали отдыхать, а я бы потихонечку на кресле перекантовался ночку. Кого точно нет дома и не будет сегодня?" - лихорадочно соображал он.
"Лизаветы! Ее сегодня точно не будет дома! С такой ногой ей не подняться на свой пятый этаж!"
Однажды, в классе шестом они с девчонками и парнями ходили в гости к училке. Что-то вроде внеклассной работы. Неформальная встреча. Она угощала всех чаем с безумно вкусными рассыпчатыми печеньками, которые они с дочкой пекли всю ночь. Другие учителя водили класс в кино, в парк, в музей, а Лизавета домой. Да еще и ночь не спала, стряпала для них.
Именно поэтому Петр знал, где она живет. Правда, там была девчонка, но на нее он и рассчитывал. Она выслушав его историю, все поймет и несомненно поможет. Говорят же яблоко от яблони недалеко падает! Наверняка, она такая же, как ее мать! Добрая и отзывчивая, готовая прийти на помощь!
Одна проблема, он не помнил как ее зовут.
"Ма... Ма.., может Маша? Мария? Может Марина? Маруся?" - перебирал он имена.
"Посмотрю в контакте, должна же у нее быть страничка в контакте!" - осенило его. Фамилию он знал (наверняка, у них с Лизаветой одна фамилия), год рождения тоже. Она на год младше его и одноклассников.
"Вот же она!" - Петька ликовал. Он узнал ее на фото.
"Марго! Точно! Маргаритка!" - вспомнил он. Учительница называла дочку Маргариткой.
Николаев подошел к дому. Дом он знал стопроцентно. Подъезд вызвал у него некоторые затруднения, он, поднапряг свою память и вскоре уже не сомневался. Крайний слева. Юноша поднялся на пятый этаж, расположение квартиры он хорошо помнил. Пока еще не успел передумать, он резко постучал в дверь. Сердце его колотилось как бешеное. Во-первых, от непривычно долгого подъема по лестнице, во-вторых, от охватившего его волнения. "Она не откроет дверь!" - с ужасом понял он.
Петр стоял, а по его спине текли струйки пота.
После долгой тишины от постучал еще раз. А потом, еще раз.
Она и вправду не открыла.
Ее не было дома. Николаев долго слушал прикладывая ухо к двери.
"Вот идиот! Она же в школе! Мне надо подождать ее внизу! На лавочке у подъезда. Во-первых, мать не хватится меня до вечера, а во-вторых, ей никогда не придет в голову искать меня здесь. Ни одной душе не придет в голову такое!"
Петька развалился на лавке и посмотрел на небо. Оно было голубое и чистое! Ни единого облачка! В лазурной вышине изредка пролетали птицы. Они пронзали тугую высь. Именно так ему представлялось. Как в песне, что они пели под гитару. Однажды, они классом ходили в самый настоящий поход. Правда, без ночёвкой, но было очень круто! Они шли, неся за спинами рюкзаки. Петька нес котелок. Он выпросил его у соседа, заядлого рыбака. Когда они добрались до подходящей поляны, классная, предложила мальчикам развести костер. Сама она не умела, и никто не умел. Но они справились! Было очень забавно, когда ветки были собраны и уложены в шалашик, Анастасия Андреевна, попросила зажигалку. 12-13 летние подростки переглянулись между собой. Никто не подумал ни о ней, ни о спичках. Единственный коробок нашелся у Мишки, но он оказался с солью. Заботливая мамочка насыпала ее туда для сыночка.
Не знаю, чтобы они делали, если б Петров иногда не баловался бы сигаретами. Он похлопал по карманам и достал зажигалку. Она была бесподобна. Ее привез отцу друг из Санкт-Петербурга. На ней был конь, а на нем Петр Первый. Каждый парень в классе имел честь держать ее в руках.
Анастасия, поняв все, не стала спрашивать, ни от куда у него зажигалка, ни то, почему он молчал раньше, предпочтя переключить внимание детей на ветки. Пламя разгорелось быстро. А потом они пили ароматный чай с мятой, приготовленный в том на огне в том самом котелке, который так оттянул плечи Петру, и Анастасия играла им на гитаре. Уже после чаепития. Они дружно пели песню: "Как здорово, что все мы здесь, сегодня собрались!" Именно здесь он и услышал про эту тугую высь, которую пронзают. Чем пронзают он не уже помнил, а потому пусть ее пронзают птицы.
Петька смотрел на крыши домов, на высокие деревья, качавшие своими верхушками в такт ветру, а после его взгляд упал на детскую площадку, внимание привлекли качели на цепочках. Так захотелось сесть на них и лететь вверх, взмывая выше неба!
Это он тоже услышал тогда, в походе. Классная сказала, что это песня из "Приключения Электроника". Весь класс, включая и его, Николаева, после похода посмотрел этот фильм. Мысли Петра уплыли к разговору с Лизаветой. Она посоветовала какой-то фильм, а название вылетело. Что-то про брильянты, но что именно он никак не мог вспомнить. Зато в памяти вспыли крохотные розовые ноготочки, это было так странно, что у учителей бывают такие, как и у всех простых людей.
Эти мысли были глупые, Петька и сам это понимал, но все равно удивлялся. "Учителя такие же люди, как и все" - говорил себе он, а ему все равно не верилось. Вспомнилась Анастасия. Когда они пришли на 1 сентября в восьмом классе, она встретила их с большим животом. Он был словно приклеенный к их классной, до того он не сочетался с ней. Петр долго не мог поверить, что она вот так запросто может оказаться беременной.
"Жалко, что Анастасия в декретном! Тоже хорошая. Но Лизавета, конечно, лучше!" Они тогда всем классом надеялись, что классной станет она. Но, увы, их взяла физичка. Вечно всем недовольная и вечно занятая. Теперь им и не мечтать, ни о походах, ни о поездках. Так и не съездили в Санкт-Петербург классом, хоть и собирались, насмотревшись на Мишкину зажигалку. "И зачем только Анастасии понадобился второй ребенок? Одного, что ли мало?" - до сих пор недоумевал он. Мать родила его, одного, у Лизаветы то же одна дочь. "По- моему, двое, это перебор!"
Но тут же сердце защемило. Как часто он сам мечтал о брате. Или хотя бы о сестре... Сначала матери было некогда, потому что она работала на двух работе, пытаясь хоть как-то свести концы с концами, а потом стало некогда, потому что стала помощницей. Ничего не изменилось с того, что у матери была теперь одна работа, она все так же пропадала целыми днями.
"Она только говорит, что любит меня! А сама любит только своего паршивого депутата! И деньги мне ее не нужны!" - зло подумал подросток и инстинктивно сжал в кармане эти самые деньги.
"Может выкинуть?" - мелькнула мысль, но он отогнал ее. Мало ли. Неизвестно пустит ли Маргарита его.
"Надо же! Придумала тоже! Марго! Словно она какая-то королева!" - размышлял он на ходу.
Ноги сами повели его на качели.
"Пока никто не видит!" - решил он.
Он раскачивался все выше и выше, пока ему не стало страшно. Цепочные качели были неустойчивы, и грозились вот-вот выскочить из-под него. Опустив ноги он затормозил.
И вдруг увидел директрису. Она направлялась к подъезду. Петр взглянул на телефон часы, показывали 17.10. Мать еще не пришла с работы, хватиться его она еще не могла.
Петька осмотрелся и увидел домик, через минуту он был уже в нем.
"Неужели меня потеряли в школе?" - удивлялся он. "Такой потере обычно учителя радуются!"- с грустью подумал он. Искать его, без материнского звонка они точно не стали. По крайней мере, жаба точно. Петр прямо чувствовал, как директор ждет не дождется, как вручит ему из своих рук аттестат. Как она улыбалась ему, вручая в 9 классе. На ее лице было прямо написано:" Надеюсь, теперь ты свалишь от нас?!"
"И что она сюда притащилась?" - удивлялся он.
Наталя набрала номер: "Лиза, я стою у подъезда, скажи свою квартиру!" - услышал он.
"69? Поняла! Какой этаж? Четвертый?" - директор, на радость, Петру повторяла вслух каждый ответ учителя.
"А я на пятый ходил! Вот дурак!"
Директор позвонила в домофон. Он истошно пиликал, но отзываться даже не думал. И как только Наталья собралась уходить, к подъезду подошли две девушки.
"Рита, здравствуй! А я приехала за тобой! " - сказала Наталья.
"Здравствуйте, но мы хотели с подругой снова ночевать у нас вместе! У нее мама в роддоме. Ее завтра выпишут, а папа в командировке. Ей совсем некуда деться! А одна она боится!" -бойко ответила ей Марго.
"Ну... не знаю!" - протянула директор. Вести в свой дом абсолютно постороннюю девушку, ей решительно не хотелось.
"Я сейчас позвоню маме и спрошу разрешения! - не потерялась дочка Лизы. "Находчивая!"- улыбнулся в домике Петр.
Через минуту вопрос был решен и Наталья , погрузившись в свою машину, махнув водителю, умчалась по своим делам. Девчонки вошли в подъезд. Петька стрелой бросился к закрывающейся двери. Он успел просунуть ногу в еще оставшуюся щель и прошмыгнул в подъезд.
"Рита! Марго! Постой!" - окликнул он дочку учителя.
Девчонки обернулись.
"Марго, ты меня помнишь?" - спросил с надеждой он.

Продолжениеhttp://www.proza.ru/2017/10/17/279





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 18
© 08.11.2017 Софья Сонецкая

Метки: Любовь, школа, учитель,
Рубрика произведения: Проза -> Любовная литература
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1