Педагог. Глава 5.


Глава 5. Разговоры.
Слушая в трубке длинные гудки, Наталья перебирала на столе ручки, передвигала с места на место карандашницу и набор канцелярии. Она волновалась. Даже в прошлый раз такого волнения не было. Она тогда попросила о встрече и через несколько дней вступила в освободившуюся месяц назад, должность директора. Подсидеть прошлую, так уважаемую ею, директрису, она бы не смогла. Но муж-военный был переведен в другую область. Лена выбрала мужа, а не работу. Ради него она пожертвовала своей карьерой. Наталья долго думала, решалась на это шаг. Шантажировать не пришлось. Он почему- то все понял без слов.
"Слушаю!" - тоном большого и очень занятого начальника ответила трубка. Должность исчезла, а тон остался.
"Иван, это Наталья. Директор, с твоей легкой руки. Помнишь еще такую?"- спросила она.
"Склерозом вроде не страдаю пока. Слушай, Наталья, я что тебя хотел спросить, давно уже хотел, да все недосуг набрать тебя было. Спрошу, пока ты меня не озадачила своим вопросом, у Лизы кто родился сын или дочка?" - с волнением в голосе поинтересовался он.
"Дочь. Рита.- ответила оторопевшая Наташа, а с чего такой интерес вдруг? Через столько-то лет?"
"Скучно одному стало, тепла захотелось. Устал я одиночества. А тут вроде родной человек. Доченька. А все голову ломаю наследник или дочурка." - задумчиво сказал он.
"Жена уже не в счет?" - не удержалась от язвительного замечания директор.
"Нет у меня жены. Вертихвостка моя исчезла, как только уволился из департамента, а потом и повестка в суд на развод пришла. Не нужен я ей такой. Такие дела. Но ничего. Я держусь. Работаю. Только не спрашивай кем. Не сыпь соль на рану. Впрочем, сколько можно обо мне, говори, что ты хотела?"
"Как раз насчет дочки и звоню. Лизка ногу подвернула, Рита одна дома теперь. Непорядок. Может позвонишь в лагерь, пристроишь дочурку на пару недель? Хочу Лизавету в санаторий отправить. Мне как раз путевку дали. Хотела ее Усольцевой отдать, да той дети на юбилей поездку в Таиланд подарили. Поможешь?"
"Слушай, а может Марго у меня поживет?" - придумал вдруг он выход из положения.
"Что ты! Она тебя знать, не знает. Лизавета что на это скажет? Сам подумай!"
"Рита и моя дочь! Я имею право видеться с ней!"- с жарой произнес Иван.
"Э как загнул! А где ж ты был столько лет? Вспомнил про дочь! Говори прямо, поможешь с лагерем или самой договариваться?" - грозно спросила Наталья.
"Да! Конечно, помогу. Завтра съезжу, куплю ей путевку." - пообещал он.
"Купишь, а так попросить? Неужто не помогут? Воспользуйся старыми связями!"
"О чем ты! Какие связи? Связи, когда ты на коне, а если упал, то уже никому не интересен. Вот так, Наташа. Ни жене, ни друзьям. Так жалею, что не заставил Эльзу родить. Фигуру ее жалко было. Она ж у меня красавица! Разве ж по молодости думаешь? Мы с ней рано поженились. Ей всего 16 было. Как дочке мой теперь. По залету, конечно, но не сложилось. Не выносила. А потом я уже не хотел. Нравилось глядеть на нее, на березку стройную. А она видишь, лань моя тонконогая, раз и сбежала. И следа не оставила!"
"Как тебе глядеть нравилось на жену я знаю! - думала про себя Наталья. - Так нравилось, что Ритка появилась. Вспомнил, кобель! Хоть одну копейку хоть раз прислал! А теперь подавай готового ребенка. Конечно, что теперь не наслаждаться отцовству? Выросла, в сад не водить, сопли не подтирать, в больницах с ней не лежать!"
Но вслух сказала совсем иное: "Иван, я аккуратно у Лизаветы спрошу, как она посмотрит на твое появление в жизни Риты. Ты пока ей ничего не говори. Если путевку есть средства купить- купи. Буду признательна. Нет, значит, у меня поживет девчонка!"
"Конечно, куплю! Разве мне для дочки денег жалко? Я для кого их коплю? Мне одному столько не надо!" - отрапортовал Иван.
"Ничего, не разоришься!" - весело сказала Наталья, положив трубку.
Она посмотрела на список контактов и набрала Елизавету. Ответом были короткие гудки. Попробовав еще пару раз, Наталья отложила телефон и задумалась: "Может устроить им встречу? Когда-то Лиза млела по нему. Кто знает, может чувства вспыхнут вновь. И Ивана жалко... У Ритки отец появится... Хорошо бы было, если б все сложилось!"
Сотовый завибрировал и она увидела на экране, как всегда серьезную Лизу.
"Наталья, я хотела посоветоваться с тобой... Врач говорит, что должен написать, что травма производственная, а я не хочу доставлять тебе проблем. Наташ, у меня в сумке заявление об уходе сегодняшним числом. Я хотела его после урока отдать. Не хочу я, чтоб у тебя осложнения были. Если намекали, то надо уходить, пока по доброму отпускают. Ты же мне характеристику дашь хорошую, если с новой работы звонить будут? Найду себе работу, наверное... Я еще физику могу преподавать, и биологию. Может отправишь завтра ко мне в больницу водителя, я ему передам заявление, в департаменте скажешь, что я его утром отдала, а в класс ходила за своими вещами, в уже нерабочее время!" - тараторила Лиза.
"Ах ты альтруистка! Что не хочешь, чтоб у меня проблемы были с травмой производственной - большое спасибо! Я очень тебе за это благодарна! Но увольнять тебя я не буду. Мне тут путевку дали, подлечить сотрудника, а ты у нас на сегодня самая нуждающаяся. Потому, выписывайся и в понедельник в санаторий. В соседнюю область. Я посмотрела, травмы там тоже лечат." - ответила довольная руководитель.
"Наташенька, спасибо! Я очень тронута! Но я не смогу! У меня же Рита! Я и так вся извелась, как она там без меня ночевать будет! Мне такую штуковину наложили, на всю ногу! Я с ней на четвертый этаж не допрыгаю, плюс к тому врач говорит, строгий постельный режим. Не отпускает домой. Да мне и проситься страшно, говорит, если не соблюдать рекомендации может снова выскочить надколенник мой!"
"Лизавета, успокойся!" - прервала Наталья. В голове возникла мысль рассказать об Иване, но она откинула ее. Как сказать поделикатнее она не знала, не успела еще придумать, а потому предпочла сказать: "Я и Ритке путевку выбила в лагерь. Тоже с понедельника поедет, сегодня у меня дела, а завтра съезжу ее проведаю или вовсе к себе заберу."
"Ой, Наташенька! Я перед тобой в таком долгу!" - разливалась счастливая Лиза. Она и подумать не могла, что такая обычно жесткая директриса может быть такой душевной. Ей очень приятно было участие. На душе у Лизы стало тепло-тепло.
Положив трубку ,она еще долго лежала и смотрела в казенный потолок с типично больничными лампами. Глядя на него невозможно было забыть, что она в стационаре.
"Как непредсказуема жизнь! Все может поменяться в одно мгновение! Только позавчера ты был твердо уверен в том, что у тебя есть работа, и вдруг, наутро тебе приходится писать заявление об уходе... Только ты настроил планы, как ни с того, ни с сего, оказываешься на больничной кровати... Верно говорят, что если хочешь насмешить Бога - построй планы. У него свой план. Он ведет. Ведет каждого. Зачем он привел меня сюда?" - размышляла она.
Вспомнился разговор между коллегами. Накануне одна очень жаловалась на усталость и молила судьбу об отдыхе, а на завтра она слегла с сильнейшей ангиной. Врач прописал неделю постельного режима. Девчонки тогда так и сказали- молила об отдыхе и ее услышали.
"Но я не молила об отдыхе, напротив, я бодра, полна сил! То, что у меня сдали нервы... это все от того, что я поняла, что тема детей для меня навсегда закрыта. Остается только ждать внуков... Внуков... А кажется, я такая молодая еще... Девчонка совсем. В душе мне все так же 18. Как быстро летят годы, как стремительно пролетела юность, вот и молодость уже позади, не успеешь глазом моргнуть, как зрелость перейдет в новый уровень. Какой именно, думать не хотелось. Не то, что бы она боялась старости, Лиза знала, что неизбежно, но все же хотелось оттянуть этот момент."
Ее мама всегда говорила: " Вот дурочки, боятся старости, а надо не бояться, а радоваться, потому что не всем дано до нее дожить!"
Ожил телефон, звонила дочка. "Мам, ты куда пропала? Я жду тебя жду, а тебя все нет!- плаксивым голосом сказала Рита. - Я кушать хочу, а ничего не готово!"
"Рита, скажи честно, ты про меня вспомнила, потому что есть захотела? Скажи, как есть, для меня это очень важно!"- строго спросила мать.
"Нет. Если честно, то не поэтому. Мне надо кое- что спросить у тебя! Ты когда домой придешь?"
"Сегодня не приду! Я в больнице!"- начала Лиза.
В трубке послышались всхлипывания. "Мамочка, что с тобой! Где ты? Что случилось?" - голос дочки дрожал.
"Со мной все в порядке. Почти в порядке. Я вывихнула ногу, и мне наложили гипс. Два или три дня мне придется полежать в больнице."
"У тебя перелом?" - с ужасом спросила Рита.
"Нет. Кости целы. Простой вывих!" - ответила мать.
"Мамочка, а зачем тогда гипс?"
"Риточка, знаешь на колене есть чашечка? Она у меня сдвинулась, а потом что-то щелкнуло и она вернулась на свое место. Гипс нужен, что б окрепли саязки. Мне не разрешают ходить. Сказали только до туалета с костылями. Все остальное время буду лежать!"
"Мамулечка, бедненькая моя! Тебе очень больно?" - заботилась дочка.
"Да, моя малышка! Сначала было очень больно, а потом поставили укол и стало гораздо легче! Не переживай за меня! Все хорошо! Я быстро поправлюсь!" - утешала ее Лиза.
"Мама, мамочка моя! Знаешь, как я тебя сильно люблю? Ты у меня самая лучшая мама в мире!" - девочка не могла сдержать чувств.
На их глаза наворачивались слезы.
"И я тебя тоже очень сильно люблю! - вторила ей Елизавета. - Что ты хотела у меня спросить, моя сладкая девочка?"
"Мамулечка, милая, я хотела попросить разрешения Миле переночевать у нас. Ее папа в командировке, а маму увезли в роддом. Она одна ночевать боится. И я тоже!" - добавила она в надежде, что поможет решить исход дела в ее пользу.
"Что же вы будете кушать? Я не успела вчера приготовить?" - произнесла обеспокоенная Лиза и дочь поняла, что разрешение почти получено.
"Мамулечка, не волнуйся, сварим макароны с сосисками, или отварим пельмени, могу суп сварить. Куриный с лапшой." - тараторила дочка.
"Суп это хорошо! Полезно для желудка и завтра будет что покушать. Макароны с сосисками тоже отварите. Пусть будет два блюда. Первое и второе. К чаю есть печенье и вафли, в шкафу конфеты. Бери любую коробку, какая понравится. Ты думаешь, вы с Милой справитесь?" - как все матери, беспокоила она.
"Да! Да! Непременно справимся! Я приготовлю тебе фото по viber скину, чтоб ты не волновалась!"
На душе у Лизаветы было не очень спокойно, но другого выхода не было. Беспокоить маму не хотелось, она наверняка уже готовится ко сну.
"Может бабушке позвонить, она приедет?" - предложила Лиза, сомневаясь в правильности своего решения.
"Не надо бабулю тревожить, ты же знаешь, что у нее сериал, а после него она спит! Мы сами справимся! Большие уже!" - деловито сказала Рита.
"Ну ладно! Звони Миле, пусть приходит!"- разрешила она.
"Мам, она уже у меня! Я же знала, что ты у меня самая добрая в мире!"
Дочка попрощалась, пожелав ей скорейшего выздоровления.
Лиза задумалась, не позвонить ли матери, но тревожить ее перед сном не решилась. "Не уснет еще! Не стоит. Позвоню ей завтра!"
Но материнское сердце словно почувствовало. Не успела Лиза убрать телефон в тумбочку, как он зазвонил снова.
Как ни пыталась Лиза умолчать о том, что она в больнице, ей этого не удалось. Мать долго причитала, охала и ахала, рвалась приехать то в больницу, то к Рите.
С огромным трудом, Лизе удалось ее успокоить.
"Мамочка, посещения в такой час уже запрещены. Лучше завтра приезжай! У Риты ночует подруга, им вдвоем будет не страшно, покушать есть что, не беспокойся! Ложись лучше отдыхать! Мне будет гораздо спокойнее, если ты сейчас ляжешь спать!" - уговаривала она.
Пожелав доброй ночи, Лиза легла и закрыла глаза.
Ее переполняли чувства.
"Какое счастье, что у меня есть дочка, есть мамочка, которой можно позвонить, можно обнять и поцеловать! Какое счастье, что ко мне с таким участием относятся коллеги и руководитель! Я должна благодарить судьбу за все, что имею! Быть может, именно для этого и попала я сюда, чтоб своими глазами увидеть как меня любят мои родные!" Сердце ее стучало, ладошки увлажнялись, а в груди не хватало воздуха от избытка нежности, которая заполонила все ее существо.
Ближе к полуночи ее разбудил звук viber. Спросонья она схватила телефон и тут же выронила его. К счастью, он упал недалеко от ее кровати и она смогла дотянуться, чтоб достать его. Пришло 4 фото, дочка прислала ужин.
Суп, гречка с котлетами, шарлотка красовались в ее праздничном сервизе. Две довольные мордахи улыбались на следующем, третье красочно показывало сколько они съели, а четвертое тронуло больше всего. Рита достала свой детский альбом и сфотографировала фото, где Лиза обнимала ее, зажмурившуюся от счастья, свою любимую дочурку. Мама, я тебя очень люблю! Так же как на этом фото! И всегда буду любить тебя! Спасибо, что подарила мне жизнь!
После такого уснуть было трудно, слезы то и дело наворачивались на ее глаза, но это были слезы радости.

Утром, в палату вошел другой врач. Он поинтересовался ее самочувствием, спросил требуется ли ей обезболивающее, от которого Лиза отказалась. Нога абсолютно не болела.
К Вам рвется посетитель. С семи утра в приемном.
"Конечно, пускать!" - рассмеялась Лиза.
"Ой, мамочка, какая же ты у меня беспокойная! Я же сказала, что посещения с 10 часов!" - весело думала Лизавета, втайне довольная такой заботой. Мама была ярко выраженный жаворонок и вставала всегда в 5 утра, столько, сколько она себя помнит.
Девушка причесалась и посмотрелась в телефон, включив переднюю камеру. В целом она выглядела неплохо.
Дверь открылась и у Лизы отвалилась челюсть.
"Тыыы?" - только и смогла вымолвить она, онемев от изумления.

Продолжениеhttp://www.proza.ru/2017/10/16/613





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 17
© 08.11.2017 Софья Сонецкая

Метки: Любовь, школа, учитель,
Рубрика произведения: Проза -> Любовная литература
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1