Два письма


Два письма
Здравствуй, Отец!
С волненьем приступаю к этому письму, как Ты его воспримешь? Вот уже долгое время пребываю в отчаянье, но Ты не слышишь. Не смел бы обращаться, но что поделать, если не могу более жить. Белый свет не мил, заблудился я, заблудился. Мыкаюсь, бросаюсь из стороны в сторону, как овца бессмысленная, пытаюсь убежать от себя и близких. Ты свидетель, как я страдаю, даже готов уморить себя голодом и сделал бы, если бы принес этим хоть какую-то пользу. Но я ныне слишком мало ценю и свою жизнь, и свою смерть, что я такое, чтобы ими распоряжаться. Вот и маюсь, ни в силах жить, ни в силах умереть, одна надежда на Тебя, что призришь на раба Своего, который пренебрег зваться сыном, и выведешь из тьмы кромешной. Видишь, как мне горько и одиноко, и ничто не может утешить. А если грехи так велики, и Ты собираешься карать меня, молю об одном, не дай погибнуть в неразумении, дай хотя бы понять, за что Твой гнев, чтобы успел немного раскаяться. Но подозреваю, что раскаянье мое вроде наперстка перед морем зла, что я натворил. Но все в твоих руках, Господи! Как захочешь, так и будет. Приму Твой суд без рассуждения, ибо заслужил. Надеюсь на Твое милосердие, и обращаюсь с поникшей головой. Как хочешь, наказывай! Только не гони прочь, того не вынесу. Прости блудного сына Своего!


Здравствуй, сынок.
Как женщина не может родить прежде срока, так человек не может до времени окрепнуть, ибо враг не дремлет. И трудность не в том, что нельзя уберечь человека от искушения и соблазнов, а в том, что соблазн есть испытание необходимое. Ты спешишь и думаешь, что Я не слышу. Да как же! Не только слышу и все время рядом, но знаю каждую мысль и желание, уберегаю от многих бед, о которых ты не подозреваешь, но которым служишь причиной. Я говорю с тобой, бодрствую, как над малым дитем, но ты сам не слышишь и решил, что Я гневаюсь за грехи, которые не прощу и покараю карами. Откуда в тебе это? Если на то пошло, разве недоверие к Отцу не есть более тяжкий грех, чем все прочие. Кто внушил тебе такой слепой ужас? Впрочем, знаю кто. Подумай своим умом, пусть земным и тщетным, разве среди людей есть такие отцы, которые не простят с радостью своего сына, что бы тот ни совершил перед этим? Разве есть такая цена, за которую отец отдаст сына в рабство, или продаст, или не примет обратно. Вспомни себя и своего сына, как он сердил тебя своим упрямством, и ты наказывал его, но стоило ему расстроиться, как ты едва ли не вперед его раскаивался и тут же прощал. Разве вы не обнимали друг друга с радостью дорогого приобретения. Вот, выслушай притчу.
     Возвращается некий человек домой, а жена говорит, что отвлеклась по хозяйству, а их маленький сын, которому не время быть самостоятельным, исчез. Кинулись они туда-сюда, покричали, нет сына. Муж бросился на поиски, догадался, куда пошел сын. В школу, там был праздник великий, по улицам шли люди с флагами и транспарантами, и ребенок, конечно, увлекся, поскольку давно мечтал о школе. Отец поспешил туда же, но начинался парад и на подступах стояли толпы непроходимые. А обходной путь преграждал оползень на косогоре, и даже взрослые люди двигались по нему с большой опаской, некоторые ползли на четвереньках, а некоторые лежали пластом, боясь пошевелиться. Кто оступался, того лавиной сносило вниз, многие погибали. Укоряя себя и жену, что оставили сына без присмотра, человек с трудом пересек оползень, преодолел заграждение и даже, как показалось, увидел в толпе сына, но грянула музыка, колонны пришли в движение, тронулась конница, началась сумятица, и он потерял ребенка из вида. А теперь скажи!
     Как думаешь, если он найдет сына своего маленького, будет ли ругать, наказывать? Или обрадуется радостью великой, что тот уцелел в столпотворении, не погиб на страшном косогоре или под копытами конницы. Разве придет ему наказание на ум? А если сын потеряется и пропадет в безвестности, не впадет ли отец в отчаянье великое, которое не измерить словами, не будет ли терзаться, что не уберег сына, что вообще отлучился в тот день из дома, будет ли ему до праздника? Не проклянет ли жена свое хозяйство, которым отвлеклась. Не думайте, что Я жажду наказания, но вы сами себя накажете, если вдруг пропадете, ибо спасение в послушании. Не надейтесь на ум и детскую отвагу, ибо не знаете, какие опасности подстерегают. Если Отец наказывает, то в меру, на будущее, ибо, когда случится, поздно будет наказывать. Имей терпение, сынок, и до свидания.





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 16
© 08.11.2017 Евгений Бугров

Рубрика произведения: Проза -> Антиутопия
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор












1