Хэллоувин и милиционер Абдулла-ака


Хэллоувин и милиционер Абдулла-ака
РУВД, где работал милиционер Абдулла-ака, было известно не только тем, что раскрываемость преступлений в районе достигала 120-135% (преступления раскрывались раньше, чем они осуществлялись, и были уже не аресты, а сразу суды, где преступники добровольно признавались в еще не совершенных преступлениях и получали заслуженную кару!), но и своим гуманистическим отношением к людям, человеколюбием сотрудников, уважением к закону и справедливости. И это было итогом деятельности самого Абдуллы-ака, который руководил здесь Отделом по защите прав и свобод человека, и он все делал во имя и на благо человека (список таких человек был засекречен).
Вот и сейчас он пытался внушить задержанному на право уважительного с ним отношения, на право адвокатской помощи и, естественно, на человеческое достоинство. Однако пару носков, которые сам Абдулла-ака носил три года не стиранными, оказанные во рту мужчины, не придавали ему каких-либо правильных мыслей, он плевался, мычал и отказывался подписывать документ о передачи части своего достояния в пользу милиции. Даже электрические провода, присоединенные к пяткам, не помогали ему осознать реальность. Люди, как понял милиционер, предпочитали жить в прошлом, в невежестве и темноте, родимых пятнах социализма.
И в этот самый важный момент, когда до желаемого оставалось немного — задержанный еще жевал старые трусы Абдуллы-ака, и мог расписаться на бумаге, как раздался звонок селекторной связи. Коллега милиционера — Гуля-майорша информировала, что всем велено собраться в актовом зале.
- Приехал сам Донияр-ака из городского управления, - пояснила она. - Усербай-ака сказал всем сотрудникам срочно прибыть туда, на встречу с гостем из столицы. Отказаться равносильно суициду!
Абдулла-ака с сожалением посмотрел на мужчину, который радостно хрюкнул от неожиданного перерыва и блеванул на пол носки с завтраком, после чего сказал с нотками грусти:
- Все, иду...
И он поднялся в зал, где уже собрались остальные сотрудники районной милиции. На трибуне стоял Данияр-ака, полковник, который беседовал со всеми:
- Мы должны проверять всех, кто по вечерам бесцельно слоняется по улицам. Ведь это непозволительная трата времени и рабочей силы, и мы, работники правопорядка, обязаны направить их возможности в экономически выгодное русло. Например, почему бы таким гулякам не прогуляться по хлопковым полям, где бы они могли собрать урожай на благо родины? Это и воспитывает человека, делает его организованным и порядочным, и цели становятся более определенными... Уверен, что все такие гуляки просто мечтают собирать «белое золото», просто не могли самоорганизоваться для этого!
- Браво, браво! - кричали милиционеры воодушевленные такими рациональными предложениями. - Это правильные мысли!
А Данияр-ака продолжал, улыбаясь:
- Почему бы не предложить таким гулякам в ночное время не поработать на стройке на даче какого-нибудь главы местной администрации? Или проложить асфальт в переулке? Или перекопать огороды для нас? Мы обязаны обеспечивать трудовое воспитание граждан. И бесцельное гуляние пора прекратить как форму тунеядства и охлократии!
- Да-да, - Абдулла-ака был полностью согласен с коллегой и долго хлопал, пока его не поддержали остальные. Все в итоге перешло в бурные овации, Данияра-ака чуть не забросали цветами и помидорами в знак радости и сочувствия. Все всегда любили гостей из столицы. В это время в кабинете начальника Усербай-ака готовился праздничный стол, созывались музыканты и стиптизерши, даже фокусники из цирка-шапито.
А с трибуны слышалось:
- Мы выявляем часто подозрительных лиц. А подозрительны они во многом. Например, почему они выходят из ресторана трезвыми? Значит, они туда приходили не пить и жрать, а чтобы встретиться с членами организованной преступности и обсудить свои коварные планы. А если это террористы? Вы понимаете, как опасны для государства подозрительные личности? Поэтому вы должны подозревать всех, кто после работы идет домой трезвым!
- Да, да! - снова закричал Абдулла-ака. - Я вас полностью поддерживаю, Данияр-ака!
- Иногда можно увидеть на крышах домов так называемых любителей-астрономов, которые при помощи телескопов изучают звезды. Но нас-то, стражников правопорядка, не провести за нос. Я уверен, что эти "любители" на самом деле рассматривают официальные учреждения и через окна читают секретные материалы, чтобы потом опубликовать их в Интернете или продать западным спецслужбам. Так что бдительность - лучшая форма борьбы с подозрительностью.
- О-о-о, как правильно сказано! - буквально стонали от избытка чувств милиционеры, некоторые даже всплакнули, вспоминая, что вовремя когда-то не задержали людей с биноклями и телескопами. А еще и с фотоаппаратами - вдруг шпионы были?
- А теперь о нашумевшем на весь Интернет празднике Хэллоувин, - чуть нахмурившись, произнес Данияр-ака. - Мы не запрещаем этот праздник. Но он нам чужд и не в русле нашей модели развития! Это продукция массовой культуры! Ведьмы — они хотят нам сломить колени своими магическими метлами, а колдовством сделать хуже других! Нам пытаются доказать, что Дракула — самый лучший вампир и друг народа! Мы должны веселиться в гробах и мечтать об истязаниях в тех традициях, что было в европейском средневековье, когда Святая Инквизиция вела воспитательную работу с населением! Что мы можем противопоставить? Нельзя допустить, чтобы Хэллоувин убивал, душил и насиловал нашу культуру!
Зал расстерянно переглядывался. Вопрос был явно на зысыпку. Но не для Абдуллы-ака, который был подкован в правах человека. Он встал и сказал:
- Мы можем противопоставить наши традиции! Чем наш старший следователь Мусаев хуже Дракулы? У него руки по локоть в крови! Мы можем организовать публичное расследование, в рамках которого Мусаев будет ломать кости и пускать кишки задержанному, которого обвиняют в религиозном сепаратизме! Уверен, что сторонникам Хэллоувина это понравится и они будут требовать повторения или на «бис»! А разве мы, в форме сотрудников милиции, не напоминаем гражданам о злобных троллях и гоблинах? Мы ведь тоже издеваемся над прохожими, оскорбляем их, требуем дать на «волосатую лапу» - и это опять тоже в русле праздника Хэллоувина! Пора отказаться нам от западной культуры и полностью востребовать наши, милицейские традиции, становящиеся практически народными! А Гуля-майорша — так она пострашнее ведьмы, когда объясняет журналисту, что визу на выезд из страны он не получит! Это прекрасное, благородное зрелище, особенно когда журналист лишается волос на голове и других частях тела!
Все были восхищены предложением Абдуллы-ака, а Данияр-ака все это записал и обещал передать рациональное предложение начальству. Он одобрил это, сказав, что «мрачный праздник Хэллоувин следует трансформировать в народные гуляния с милицией, где пытки будут под музыку, а взятки браться под танцы».
После совещания все руководители плавно перебрались в кабинет Усербай-ака, где, наслаждаясь стриптизом и танцами фольклорной группы, приступили к ужину, одновременно беседуя о том, как хорошо живется в условиях демократии и либерализма, где милиция — главный их гарант.
(3 ноября 2017 года, Элгг)





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 15
© 07.11.2017 Revolucionario

Рубрика произведения: Проза -> Сатира
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1