“ПОЗДНИЙ МЕЗОЗОЙ”-14 - ЮБИЛЕЙНЫЙ


“ПОЗДНИЙ МЕЗОЗОЙ”-14 - ЮБИЛЕЙНЫЙ
Антон ТЮКИН

СТИХОТВОРЕНИЯ ИЗ ЦИКЛА
“ПОЗДНИЙ МЕЗОЗОЙ”-14 - ЮБИЛЕЙНЫЙ

К 100-летней годовщине со дня
Великой Октябрьской социалистической революции
1917 года

МОЛОКОСОСЫ

25 октября 1917 года

Да, эти могут финку схватить,
Дёрнуть за полу и за рукав.
Бросить, скуля. Опрокинуть стакан.
Вечно зачем-то требовать “прав”.

Сжечь до единого, взяв все мосты.
В Зимний дворец, словно в лоно залезть
Мамкино. Пьяными - трахаться - вдрызг,
Всё позабыв, даже русскую речь.

Молокососы - нельзя положиться -
Сейчас и столетие назад. Ни сестёр,
Ни нежных братьев у “Рашки”. Не лица -
Гнусные морды - подонок и вор…

* * *

“СТАБИЛЬНОСТИ”

Через 100 лет после действительно
самой большой геополитической
катастрофы ХХ века

Не слышать звуков давнего сраженья,
Прикончив, словно раненную лошадь,
Историю, где вечно пораженья:
Бородино, семнадцатый… Не плоше
Чем у других? Наверное, но тошно.

Жить, словно Солнце, в зеркало любуясь
Самим собой? Спать в отражённом свете,
Луне подобным? Обезьянничать впустую?
В неведенье уподобляться детям?
Мечтать о невозможности - рассвете?..

* * *

1918

Не взыскуют даже чистой рубашки.
Разбирают, как секретные склады,
Платяные шкафы… Промокашки
Карла Маркса на растопку - что надо.

“Гибель Запада” и крышку рояля,
“Капитал” - в буржуйку-печь. На раскурку
Есть “Евангелие”. Его мы не знали,
Оттого и жили, словно придурки.

Очень скоро догорят наши полки.
Вслед за ними и шашки паркета.
Нет ни нитки, ни стогов, ни иголки
В черноте провалов в прошлое лето.

* * *

ГОРНИСТ

По барабанной шкуре
Лупил дурной пионер.
Давным-давно умер,
Но для кого-то пример.

Как Одиссей пожертвовал
Многим, для всех дорогим.
Для нас - почти сумасшедший.
Всё ж развеяно в дым

Было. Просыпалось время
На песочных часах,
Красная тьма исступленья,
И наступил тебе швах,

Книга Макиавелли
Советского алфавита…
Вечно пячусь, как рак
К тому, что в песок зарыто,

Как краплёные пляжи
Кровью, как семь диадем
Единовластья и даже
Трубы ангела-демона.

* * *

ДВА ЦВЕТА. 1917

Залижи, как собака, свой путь.
Докажи, что чертовки живуч,
Когда чёрный флаг - это анархия
Или красный - кровяка и луч.

* * *

ПОВЕШЕННЫЙ

Да, праведней святого Августина
Был тот, кто вздёрнут на столбе-кресте:
Монах ли, “офицерская скотина”
Или барчук, взращённый в теплоте

Домашней-гимназической. Весь - жести
Свидетель, человечий - “сукин сын”
Незрячих глаз, идущих строем вместе
Вдоль - мимо заколоченных витрин.

Что видит око в выкате? Лишь ноги.
Подобие мокрое лягушки чрез зрачки
Осматривает разорения итоги.
А мимо шаркаются боты, каблуки…

* * *

ОКНА РОСТА

Маяковскому В. В.

Моя кровать из железа
И покрывала, как горы.
Слова мои непонятны,
Не помню. Нужны суфлёры.

Пускай проливные стены
Дождя и люди мелькают,
Тая средь тьмы и мрака, -
Иду служить попугаем.

Пусть лампочка еле-еле,
Клочки от собачьей шерсти
По всем карманам - с домзака,
Вы, граждане, только верьте

Поэту! Пускай куча гравия
На дворе и дерьмо
В парадном, сейчас допью чай
И выдам вам - всё равно!..

Да, мой двойник застрелится.
Не пустят меня вахтёры
И выселит комендант…
Ворвёмся в гнусные норы.
Нас двое: я и Талант.

7.11.17








Рейтинг работы: 3
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 26
© 07.11.2017 Антон Тюкин

Рубрика произведения: Поэзия -> Мир души
Оценки: отлично 2, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 4 автора












1