Ночные окна



Что-то есть в этих ночных чёрных домах на фоне чуть более светлого синего неба, с яркими или глуховатыми, но всегда тревожными квадратами разноцветных окон - жёлтых, оранжевых, лимонных, красноватых и коричневатых.

А тощие черные руки антенн на крышах? Чего они просят у неба? Каких сигналов? Каких эфиров?

А удивительная выразительность деревьев? Особенно осенних и зимних, голых, трагических, словно кричащих небу, воздев многочисленные руки ветвей - что ты сделало с нами!? Где наши дети листья!?

И силуэты котов, - сидящих, крадущихся, воюющих, как завершающий штрих картины ночных окраин.

Так остро входит эта картина в память и остаётся там на всю жизнь. Стоит только вспомнить - поздний вечер, начало ночи , поезд выползающий из чрева Москвы, ещё не набравший ход, ещё не несущийся в трубе ветра, и дальние окраины города. Дома над самой железной дорогой - двух,трёх,четырёх этажные.

Вагон лязгает, раскачивается, болтается, внутри тебя что-то щекочется и дребезжит, а ты стоишь у окна в коридоре и жадно глядишь на эти яркие маленькие квадратики окон и чёрные огромные прямоугольники стен. Они неспешно проплывают мимо и иногда дарят чудесные картинки.

Один раз, когда мне было десять лет, такой поезд увозил меня из Москвы домой к Чёрному морю. Я привычно стояла в коридоре и разглядывала убегающие дома. Все они очень отличались от домов моего юга. Чем? Точно даже и не скажешь. Вот антеннами например. У нас в Геленджике тогда ещё телевидения практически не было. Да и самих рабочих окраин в нашем маленьком городе тоже не было, и сейчас нет. До сих пор в Геленджике мозаика из частного сектора и новых микрорайонов. А дальние районы Москвы очень трогали моё любопытство самостью своей. Казалось, что их нельзя спутать ни с какими другими городами. Такой покой и тишину вечерних рабочих кварталов я видела только там, на окраинах столицы.

И вот тогда, разглядывая очередной дом я увидела это окно, оно светилось тревожным оранжево-коричневатым светом, половина его была скрыта присобранной шторкой, а во второй половинке видна была сидящая женщина, внимательно склонившаяся над швейной машинкой, правая её , дальняя от окна рука крутила ручку колесика, левая вела ткань. Все остальные окна дома были тёмными.

Вот и всё. Но почему-то эта картина на всю жизнь вошла в мою память. Я иногда вспоминаю тот дом и ту женщину за ручной швейной машинкой, и мне сразу становится тепло и тревожно внутри..

© Copyright: Арина Петропавловская, 2017





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 27
© 06.11.2017 Арина

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1