Предатель


- Райский уголок. Р-р-райский. Уголок. Уголок, говорю, райский.
Искорка подпрыгивала на месте, и Буза то и дело бросал на нее недовольные взгляды. Наконец, не выдержав, он прикрикнул на шебутную малышку:
- Да хватит уже!
- Почему? – удивилась та. – Никто ведь не видит.
- Я вижу, - проворчал Буза, болезненно худой мужчина средних лет с изможденным, покрытым глубокими морщинами лицом. – К тому же мы с тобой не веселиться сюда пришли. А ты опять все в какой-то балаган превращаешь. Достала.
- Ну, и ладно, - девочка обиделась и отошла в сторону. – Смотри, как красиво! Даже не верится…
- Во что не верится?
- В то, что все это скоро закончится.
- Не бери в голову.
Мужчина старался не задумываться о своей работе и смотрел на жизнь философски. В любом мире должны существовать мусорщики, которым на роду написано сгребать в огромные кучи то, что оставляют после себя люди. И даже если они оставляют самих себя, это не меняет сути – разницы почти никакой.
- Сегодня будет богатый урожай, - Искорка сдерживала эмоции, стараясь не раздражать своего старшего напарника, но было видно, что ей не терпится заняться делом, ради которого они оба пришли сюда. – О, это будет настоящий пир! Блюда на любой вкус!
- Да, хозяин будет просто счастлив, - пробормотал Буза, подходя ближе и становясь рядом с девочкой. – Давно такого не было.
- Я вижу, ты не рад? – Искорка покосилась на мужчину и подозрительно сощурилась. – Так?
- Не в том дело, - покачал головой Буза, прикрывая глаза ладонью – солнце показалось из-за горизонта, и первый луч едва не ослепил его.
- В чем же тогда?
- Не знаю.
Малышка смерила Бузу насмешливым взглядом и кивнула с таким видом, будто смогла что-то разглядеть:
- Ты устал, старик. Тебе пора на отдых.
- Следи за своим языком! – оскалился мужчина, отчего его лицо сразу превратилось в злобную потрескавшуюся от времени маску. – Я этим делом занимался задолго до твоего появления на свет!
- Я об этом и говорю, - Искорка нисколько не испугалась вспышки гнева и только пожала плечами. – Сколько ты еще будешь меня тормозить? Прицепился, как репей.
- Ах, ты…
Мужчина, судя по всему, хотел произнести что-то очень неприличное, однако девочка не дала ему сделать это – схватив собеседника за руку, она впилась глазами в горизонт и часто задышала. Ее зрачки расширились от возбуждения, а рот слегка приоткрылся.
- Первый пошел!
Буза проследил за ее взглядом и нахмурился – малышка была права. Началось. Наблюдатель отчетливо видел, как в нескольких километрах от него на землю упал совсем еще молодой человек. Забив ногами по бурой мягкой земле, он несколько раз дернулся и затих. Уже в следующий момент от него отделилась едва заметная прозрачная сущность и устремилась сквозь пространство к Искорке. Как только до нее оставалось всего несколько метров, девочка вдруг издала пронзительный визг, заставивший Бузу прикрыть уши ладонями, и открыла рот, проглотив свою первую жертву.
- О, боги, как хорошо! – Искорка даже зажмурилась от удовольствия. – Не понимаю, почему ты отказываешься.
- Я сыт, - мужчина отвернулся от причмокивающей напарницы. – К тому же тебе нужно набираться сил, если ты хочешь занять мое место.
- И то верно, - кивнула Искорка, поглаживая себя по животу. – Что ж, продолжим.
Стараясь не смотреть на то, как девочка то и дело глотает новые порции оборвавшихся раньше времени жизней, Буза постарался переключиться на что-то другое, но не смог этого сделать – мысли постоянно крутились вокруг его работы. Кто, если не ты? – спрашивал он себя, автоматически считая количество жертв. Три, четыре… Допустим, ты решишь уйти на покой, и что дальше? Эти молодые и самоуверенные жнецы еще голодны, сколько пройдет времени прежде, чем они насытятся? И совсем не факт, что это вообще когда-нибудь произойдет. Семнадцать, восемнадцать… Или, может быть, плюнуть на все и, действительно, подать в отставку? Он ведь не в силах изменить что-либо – люди на протяжении всей своей истории убивали друг друга по поводу и без повода. Сказал что-то не то – умри. Построил дом не на своей земле – умри. Просто оказался не в том месте и не в то время… Итог всегда один. Сначала за всем этим было забавно наблюдать. Человек искренне полагал, что имеет право на планету, на которой он появился, по большому счету, совершенно случайно. Задолго до него она была занята и поделена. Прежние хозяева возмутились было, но затем, рассмотрев захватчиков внимательнее, пришли к выводу, что их не стоит переубеждать. Зачем? Сто тридцать… Истинные господа оставались в тени, наслаждаясь все увеличивающимся достатком, который им обеспечивали люди, режущие друг друга. Со временем их оружие стало совершеннее, а способы убийства – изощреннее. В какой-то момент Буза утратил чувство реальности и перестал получать удовольствие от своей работы. Он никому не говорил о своих чувствах – возможно, потому, что боялся их. Что бы сказали его начальники, если бы узнали о том, что он стал восприимчив к боли и страданиям человека? Это можно было сравнить только с тем, как если бы огородник вдруг отказался от употребления в пищу помидоров, посчитав их живыми. Нет, они не поймут… Сто девяносто девять… Пятьсот двадцать! Ощутив сильное колебание, мужчина заметил, как к ненасытной Искорке устремилось сразу несколько десятков душ, и всмотрелся вдаль.
- Склад с боеприпасами взорвался, - объяснила девочка, облизываясь. – Удачный выстрел.
Натянуто улыбнувшись в ответ, Буза снова отвернулся и продолжил свой внутренний монолог. Нет, он не был готов жертвовать собой ради тех, кто даже не подозревал о его существовании. Был уже один такой – Прометей. И что с ним стало? Страшно подумать. А эти истребители самих себя искренне верят в то, что это они придумали историю жнеца, пошедшего против своих. Буза хорошо знал его. Можно даже сказать, что они были друзьями, почти братьями. Мужчина поморщился, как от зубной боли – эти воспоминания были ему неприятны. Хотя, если вдуматься, он поступил по правилам: услышав преступные речи друга, он тут же рассказал о них боссу, а тот, недолго думая, лишил провинившегося работника всех регалий и почестей. Низвержения не было, было обычное убийство, в результате которого сам Буза стал тем, кем он и является от сих пор – главным жнецом, которого не любили его более молодые коллеги, зато боялись и уважали. Достаточно было одного его слова, чтобы любого – любого! – отправили вслед за Прометеем. Повторив имя друга в очередной раз, Буза почувствовал, что ему стало трудно дышать. Картинка перед глазами будто подернулась дымкой и поплыла, в носу защипало. С удивлением протерев глаза, мужчина уставился на свои руки – они были мокрыми. Испуганно оглянувшись на девочку, Буза с облегчением выдохнул: Искорка была слишком увлечена процессом, чтобы обращать внимание на чудачество напарника. Уже больше тысячи… Когда же это закончится?
Слезы – проявление слабости, исключительно человеческая черта. Боги никогда не понимали причин, по которым жидкость может вытекать из глаз. Тогда откуда эта боль в груди? Буза почувствовал, что его разрывают на части незнакомые эмоции, о которых он прежде даже не догадывался. И, что самое странное, ему не хотелось, чтобы это прекращалось.
- Как ты можешь стоять вот так! – возглас Искорки вывел мужчину из ступора, и он закашлялся, чтобы как-то объяснить слабый румянец, выступивший на его впалых щеках. – Это ведь такое наслаждение!
- Мне не нужно набивать себе брюхо, чтобы почувствовать насыщение, - наставительным тоном ответил Буза. – Ты еще молода, это приходит с опытом.
- Тогда мне не нужен этот опыт!
Глаза девочки горели, грудь вздымалась – она больше не была похожа на ребенка, уподобившись хищнице, опьяневшей от обилия крови. Искорка сбросила с себя старое тело, как ставший тесным костюм, и превратилась в Иштар, которая забыла о своей светлой стороне и полностью обратилась к темной. Глядя на нее, жнец с ужасом подумал, что когда-то и он сам был таким.
- Сейчас начнется самое интересное! – завопила богиня, брызгая слюной. – Ну же, мои хорошие, идите к мамочке!
Буза взглянул в сторону, откуда поступали все новые и новые жертвы, и застыл на месте. Время замедлилось, и он увидел, как снаряд, пущенный уставшим и уже ни о чем не думающим стрелком, приближается к небольшому серому зданию, которое светилось изнутри. Это свечение было ему слишком хорошо знакомо – его могли испускать только детские души, еще не успевшие впитать в себя всю грязь этого мира. То, что произошло потом, называли по-разному, но все мнения сводились к одному: это было предательством. Бузу, как когда-то Прометея, лишили всех званий, но и этого ненасытным хозяевам мира показалось мало – они постарались сделать так, чтобы дальнейшая судьба жнеца послужила уроком всем сомневающимся. Поэтому его имя было стерто из памяти Вселенной, и Буза превратился в Сатану, великого клеветника.
Уже ни о чем не думая, мужчина резким движением сбил снаряд, направив его в укрытие, за которые прятались те, кто управлял всем этим безумием. Не обращая внимания на Иштар, которая, взвыв, повисла на его руке, Буза, ни секунды не сомневаясь в том, что делает, уничтожил штаб второй противоборствующей стороны. Только после этого он закрыл глаза и несколько секунд наслаждался внезапно наступившей тишиной.
- Что ты натворил?! – визжала Иштар, в отчаянии оглядываясь по сторонам. – Что скажет хозяин? Как мне дальше быть? Да что с тобой?
- То, что нужно было сделать давно, - спокойно ответил Буза, мысленно прощаясь с миром. – Но ты не поймешь.
- Я сейчас же доложу обо всем руководству! – Иштар вернулась в свой прежний вид, но теперь костюм ребенка не шел ей – было заметно, что она выросла из него. – Ты за все заплатишь!
- Да.
Отмахнувшись от продолжавшей что-то выкрикивать девочки, Буза с удовлетворением улыбнулся: единственное уцелевшее здание в городе продолжало источать теплый свет, который с каждой секундой становился все ярче.

Конец

Читать все произведения Романа Казимирского на Литрес 





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 20
© 06.11.2017 Роман Казимирский

Метки: Роман Казимирский, фантастика, фэнтези, рассказ, короткая проза, война, боги,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор












1