"Мои трибуналы уходят...."


Мои трибуналы уходят в пространность Сатурна фейверком под лед.
И утекает сквозь время беззначимость истины схронности лжи.
Мы мартовским игом тенистых Вирсавий чертили фатальных черед.
Над шквальной морей, в артефакт, злато-каменной, меняной, угольной ржи.

Из свойств бесконечности врат, в упокой, наперед обессоленных. Мгла
Стесняет граниты тугих крепостных оберег... пеленой звонарей диадем.
Он помнит меня в стерегущих кометах, астралах конечных без глав;
Я помню его в промежуточных сводах оскольных, на скатерть, плеядных Минерв.

Из них - пересчетных потоков, опробно размытых, обветренных, кафельных сков, -
Кварцевой стезей апогеев ваял феерично-разостланной, в утренник радуги, шаль.
Мне жаль, что не хватит рубцов - в резвь песчано-бревенчатых пламенных строф,
Чтоб латами белыми, в трезвость, дополнить недвижной Фемиды хрусталь.

Из тех, был ее во плоти - но не создан, не значим, - под матово-кальцевость звезд.
Не идольных - в огне-рубин, - не обвальных лоз слепней, но, право, вещальных надежд.
Не статуй дворцовых, развесистых в убранстве Эдо, и в кудрях берез.
Не в студнях нелепиц, собранно укрытых, осмоленным спесью мерил, манекенных одежд.

Их фатум - цветочных регал, изобилующих фавельность лоджий, за брошью полмесяца ....Нерв...
Не скуден, в зачаточных остовов слов, расцелованных искростью рапсовых львов.
И в прочность заскальных орнаментов ветхости, с поймища дна не истлев.
Найду ли туманным заплатам с теней,.... обездоленных донника кров?

И, может, в заблудшем поместье, остывших вчерашней грозою, лекал, ли прозрачном лесу -
По слепкам из охры в чабрец заколдованных.... веерных ссор, закаймленных опломб, -
Я помню в цинка непреложный пищаль... иже галс среброликих сердец, и испуг.
Запамятать б в гольности шорохов равенство ватных  червленых подков.

Да в прочих, убежища знойных, с порожних закланных отрочных орбит,
Проточью колодезной стужи бессонно пульсирует магниевой венностью спазм.
Я помню подножьих, в стог, пламень и идоль, и кровель и раменность бритв.
Так вдовий упрягой запомнится ль сталь неодим поднебес ее глаз?

На черной фальцованной кладезь, пусть стужно, в истоме, фальцетом проносится ритм.
И гонится лунной колесицей шторен над трепетом жалоб надломом, но иволги рой.
Изранненых мёдно-запаянных, альтом рисованных,  вишенных смирн.
.... Не снится в осадочнось верности Ланды в груди ее ветер и зной.

© Кайгородова Светлана
/ iiijiii В Конце Тоннеля. 2017 /






Рейтинг работы: 6
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 31
© 06.11.2017 Светлана Кайгородова

Рубрика произведения: Поэзия -> Мир души
Оценки: отлично 3, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 3 автора












1