"Аббатство Даунтон"...


ВЛАДИСЛАВ КОНДРАТЬЕВ

                                                                           “АББАТСТВО ДАУНТОН”,
                                                                                      КОРОЛЕВА
                                                                                              и
                                                                                 МИСТЕР ПАМУК

           Российский канал “Культура” 02 октября 2017 года начал показ британского телевизионного многосерийного фильма “Аббатство Даунтон” (англ. Downton Abbey).

           Телефильм получил множество наград, список которых легко найти в интернете. Об этом фильме сказано, что он “вошёл в Книгу рекордов Гиннеса” как “самый обсуждаемый критиками телесериал”[1].

           Как оказалось, среди “критиков” сериала числится и королева Елизавета II, что, надо полагать, делает честь создателям киноопуса, коль скоро их ляпами заинтересовалась сама королева.

           Допускать ляпы – вероятно, удел всех художников, без этого, скорее всего, не обходиться ни одно произведение. Если произведение состоится, то разного рода несуразности даже добавляют ему изюминку. А если нет? Это значит, что произведение создал сапожник, а, как утверждала Ханума, сапожник – есть сапожник, что о нём говорить! Иногда, всё же, приходится. Автор данной статьи как-то видел, помнится, что английский, телефильм по мотивам романа А. С. Пушкина “Евгений Онегин”. Телефильм начинался, как оно и положено, с титров, сопровождаемых, что и ожидаемо, мелодией русской народной песни “Коробейники” (она же “Коробушка”), которой, по мысли авторов телефильма, только и возможно было создать колорит “а ля рюсс”.

           И кому какое дело, что события романа А. С. Пушкина разворачиваются в начале XIX в., а русская народная песня “Коробейники” (она же “Коробушка”) написана в конце XIX – начале XX в. (Я. Ф. Пригожим – на мотив чардаша; А. Н. Чернявским в 1898 г.; А. Дагмаровым в 1903 г.; В. С. Ружицким в 1905 г.) на стихи из поэмы Н. А. Некрасова, созданной в 1861 г.? И что с того, что музыка к песне – это именно чардаш? А чардаш, как всем (кроме, конечно, английских производителей телефильмов “а ля рюсс”) известно, танец венгерский?

           Нас это не должно удивлять. И вот почему. Поговаривают, что когда Дэвид Лин, британский кинорежиссёр, сценарист монтажёр и сэр[2], предложил Омару Шарифу, актёру египетского происхождения, роль доктора Живаго, то Омар Шариф засомневался, будет ли он убедителен в роли русского, но британец, как ему то и положено (по его же собственному разумению), ответил:

           – Вы, азиаты, для меня все – на одно лицо.

           Или что-то вроде того. Египтянин Шариф азиат? В некоторой степени, ведь Мишель Демитри Шальхуб, как звали актёра изначально, родился в семье мелькитского католического ливано-сирийского происхождения. А Ливан и Сирия – страны азиатские. И большая часть России находится в Азии, так что русские, являясь европейцами, так же являются и азиатами (по территориальному признаку). А до отторжения от России Аляски были ещё и американцами. Если же учесть, что венгры, являясь угро-финнами, считаются потомками народов ханты и манси, а это – народы российские, то чардаш для русских тоже не совсем чужой танец…

           С другой стороны, англичане, являясь, в том числе, потомками англов, саксов, ютов и некоторых других племён, вторгнувшихся на остров Британия с континента, происходят из Германии, в которой говорят, в основном, по-немецки (а ещё и по славянски). Как и в Австрии. А Австрия, вместе с Венгрией (и её чардашем, гуляшом и Ференцом Листом), составляли одно государство. Получается, что этносноб Дэвид Лин, плохо различающий азиатов, тоже азиат. Видимо, он просто “имел проблемы со зрением”, а не с толерантностью, которой так гордятся европейцы. Хотя, с другой стороны, после брекзита, Британия больше “не Европа” (“Европа”, как видим, не очень-то и расстроилась по этому поводу; наверное “Европу” утешило заявление, что “Украина – цэ Эвропа”). Однако, телефильм “Аббатство Даунтон” снимали ещё до брекзита. Словом, дело нечисто…

           На одно лицо, по мнению так называемых англо-саксов (они же – англо-шотландцы) с азиатами оказались, к примеру, французы и другие европейцы: американский режиссёр Генри Левин снял фильм “Чингисхан”, в котором роль монголки Бортэ (жены Чингисхана) сыграла Франсуаз Дорлеак – старшая (родная, полнородная) сестра Катрин Денёв. Роль Чингисхана, как нетрудно догадаться, сыграл Омар Шариф, тот самый, который играл потом роль эрцгерцога (кронпринца) Рудольфа Австрийского, который застрелил в Майерлинге любовницу – Марию Вечера (в исполнении Катрин Денёв) и сам застрелился.

           Стоит ли удивляться, что в британском фильме по русскому роману начала XIX в. (“Евгений Онегин” написан в 1823 – 1831 гг.) звучит песня на стихи поэмы, написанной в середине века XIX-го, написанная в конце XIX в. на мотив венгерского танца – для придания фильму этнического колорита? Конечно, не стоит. Не стоит также удивляться, что в этом телефильме барышня начала века XIX-го, дабы усладить слух Евгения Онегина и Владимира Ленского, исполняет, другую русскую народную песню – “Ой, цветёт калина”, написанную на стихи (1949 г.) советского поэта М. В. Исаковского[3].

           Пушкину ещё повезло, что сестёр Лариных он назвал Татьяной и Ольгой, а не Екатериной (и кем-нибудь ещё), а то сестра Ларина, чего доброго, затянула бы другую народную русскую песню – “Катюша”, написанную советским композитором Матвеем Блантером на стихи М. В. Исаковского (премьера песни состоялась 28 ноября 1938 г.; исполнители: Вера Красовицкая, Георгий Виноградов, Всеволод Тютюнник; оркестр под управлением В. Н. Кнушевицкого).

           Но что же “Аббатство Даунтон”? Киноляпы, замеченные, по словам “инсайдеров”, королевой Елзаветой II, опубликованы в интернете и каждый может с ними ознакомиться[4]. Добавим и свои “пять копеек” на этот счёт.

           В самом начале телевизионного многосерийного фильма зритель узнаёт, что события начинаются в 1912 г. В третьей серии фильма в качестве друга приглашённого гостя в “аббатстве” появляется некий турецкий дипломат. После его смерти в “аббатстве” при, скажем так: пикантных обстоятельствах (точнее – в спальне старшей дочери чопорного английского лорда), – в газетах появляется сообщение об этом, и вдовствующая графиня сообщает домочадцам, что прочитала о смерти мистера турецкого дипломата с “непроизносимой” фамилией. Вдовствующую графиню нужно поздравить с хорошей начитанностью.

           Она – вдова графа Грэнтэма, лорда, то есть хозяина аббатства Даунтон (Downton Abbey). Известное дело: когда в XVI в. в Англии произошла секуляризация монастырского имущества (монахов – кого в рабство, кого – “в расход”) земли и другое имущество – корона либо продала поддерживающим её разбогатевшим торговцам, которые, получив аббатства стали их хозяевами, то есть лордами аббатств, как предок поэта Лорда Байрона, ставший лордом аббатства Ньюстед; кто-то потом получил дворянское пожалование, как предок Лорда Байрона, получившего титул барона Рочдельского, став, таким образом, тем, что русская пословица характеризует как “из грязи – в князи”.

           Джордж Гордон Ноель барон Байрон, известный нам как поэт Лорд Байрон, был, как и граф Грэнтэм, лордом аббатства. Но не об этом речь. Вдовствующая графиня проявила ровно такое же национальное чванство, как и лорд Ньюстедского аббатства. Её “коллега” по классу аристократии, Лорд Байрон, почти за сто лет до описываемых в телефильме событий (в 1820-ых годах), отправил героя своей поэмы “Дон-Жуан” в Россию XVIII века. Как отмечает Л. Вульф, “cамого Байрона приводила в восхищение поэтическая комичность русских имен, и он в шутку изумлялся устрашающим рифмам и ритмам, ожидавшим англоязычного поэта, который решил бы последовать за своей музой в Восточную Европу”[5].

           В этой поэме “с откровенной иронией Байрон посвятил <…> стих воинам «великого народа (в оригинале — «new and polished nation», «юная и цивилизованная нация». — Примеч. пер. ) / Чьи имена не выговорить сроду»”[6]. В переводе Татьяны Гнедич этот стих (Песнь VII, стих 14) имеет вид

                                          Но русские готовились к атаке.
                                          Увы, богиня Слава! Как мне быть?
                                          Достойны восхваления казаки,
                                          Но как их имена произносить?[7]

           Лорд Байрон, недаром же он закончил Харроу (Хэрроу, англ. Harrow School) и Кембридж, тоже оказался начитанным, ибо его откровенная ирония по отношению к русским именам, надо полагать, едва ли не взята у Вольфганга Амадея Моцарта. Живя в Праге, австрийский композитор, что неудивительно, скучал по родной Вене и признался в этом в письме к фон Яквину: “Теперь прощай, дражайший друг, дражайший Хиккити Хорки! Это твое [“чешское”. – В. К.] имя, так и знай. По дороге мы все придумали себе [“чешские”. – В. К.] имена («auf unserer Reise Namen erfunden »); они следуют далее. Я теперь Пункититити. Моя жена – Шабла Пумфа. Хофер – Розка Пумпа. Штадлер – Нотшибикитшиби [Нотщибикитщиби. – В. К.]. Мой слуга Йозеф – Сагадарата, мой пес Гуркель – Шоманнтцки. Госпожа Кёлленберг – Рунцифунци. PS (для мадемуазель Кру): Рамло теперь Шуримури, Фрейштадлер – Гулимаули. Будь так любезен, сообщи ему его имя”[8].

           Вдовствующая графиня Грэнтэм, таким образом, лишь следовала в русле высокомерного и насмешливого взгляда представителя англо-саксов на все не англо-саксонские народы, взгляда, столь явственно проявленного в поэзии Лорда Байрона и эпистолах Моцарта. Не станем же её подозревать в том, что она читала, в 1912 г., “Швейка”, написанного уже после Первой мировой (империалистической) войны. Моцарт поглумился над чешскими фамилиями, создатель же “Похождений бравого солдата Швейка во время мировой войны” – Ярослав Гашек, устами официального чешского идиота, “отомстил” австрийскому композитору, поиронизировав, в своём романе, над именами-фамилиями российских тюрок – татар, которых он, однако, явно спутал с монголами (татаро-монголами, они же – монголо-татары), раз приставал с такими вопросами:

           “– Так ты, выходит, татарин? – с сочувствием протянул Швейк. – Тебе повезло. Раз ты татарин, то должен понимать меня, а я тебя[9]. Гм! Знаешь Ярослава из Штернберга[10]? Даже имени такого не слыхал, татарское отродье? Тот вам наложил у Гостина по первое число. Вы, татарва, тогда улепётывали с Моравы во все лопатки. Видно, в ваших школах этому не учат, а у нас учат. Знаешь Гостинскую божью матерь? Ясно, не знаешь. Она тоже была при этом”[11].

           А далее Швейк (он же Гашек) приводит такие “татарские”, “грузинские” и “мордовские” имена и фамилии: “Швейк много повидал на своём веку, но всё же эти татарские, грузинские и мордовские имена не лезли ему в голову. «Мне никто не поверит, – подумал Швейк, – что на свете могут быть такие фамилии, как у этих татар: Муглагалей Абдрахманов — Беймурат Аллагали – Джередже Чердедже – Давлатбалей Нурдагалеев и так далее. У нас фамилии много лучше. Например, у священника в Живогошти фамилия «Вобейда»[12].

           Он опять пошёл по рядам пленных, которые один за другим выкрикивали свои имена и фамилии: Джидралей Ганемалей – Бабамулей Мирзагали и так далее.

           – Как это ты язык не прикусишь? – добродушно улыбаясь, говорил каждому из них Швейк. – Куда лучше наши имена и фамилии: Богуслав Штепанек, Ярослав Матоушек или Ружена Свободова.

           <…> после страшных мучений Швейк наконец переписал всех этих Бабуля Галлее, Худжи Муджи <…>”[13].
Как говориться, найдите десять отличий приводимых Гашеком (Швейком) “татарско-грузинско-мордовских” фамилий: Худжи Муджи, Бабуля Галлее, – от фамилий “чехов” в письме Моцарта[14]: Шуримури, Гулимаули…

           Но вернёмся к нашим баранам – англичанам из “Аббатства Даунтон”, куда был приглашён турок – мистер Кемаль Памук. Вдовствующая графиня отказалась произносить его фамилию, сославшись на то, что эта турецкая фамилия (как, надо догадаться, все другие турецкие фамилии, а равно и все иностранные фамилии) – совершенно непроизносимая (для уст английской аристократки). Отказавшись произносить турецкую фамилию, графиня поступила более осмотрительно, чем создатели фильма: события происходят, как мы помним, в 1912 г., то есть в то время, когда у турок вообще не было фамилий – ни труднопроизносимых, ни произносимых легко. Не нужно быть большим знатоком турецкой истории, достаточно заглянуть в интернет, чтобы узнать, что фамилии турки стали употреблять почти четверть века спустя после описываемых в телефильме событий – после принятия в 1934 г. “Закона о фамилиях” (21 июня 1934 г.).

           До этого времени у турок, народа тюркоязычного, но исламизированного, использовалось арабо-исламское именование. Так что у мистера Памука в 1912 г. не могло быть фамилии Памук, так как у турок в то время вообще не было фамилий, а турецкое слово “памук” (pamuk), означающее “хлопок” – не арабское, в арабский (арабо-исламский) именослов не входит.
Забавно и то, как создатели фильма сфабриковали своего турецкого Гомункула. Они поступили точно так же, как и голливудские кинематографисты, когда им нужно было фабриковать голливудских “русских”: если русского не зовут “Иван Грозный” (“Грозный” англоязычные переводят словом terrible«ужасный/страшный»), то это – не “Борис Годунов”, а “Борис Бедунов”[15], где вместо слов God (Бог), или Good (Хороший), которые могли бы послышаться англоязычным зрителям в фамилии Годунов, американцы подставили Bad (Плохой). Итак, есть матрица: BorisBad-унов и IvanTheTerrible (Иван Ужасный/Страшный), – и персонаж в стиле “а ля рюсс” готов.

           Именно так и поступили создатели телефильма “Аббатство Даунтон”. Видимо, зная весьма ограниченный круг турок вообще: Сулейман Великолепный, Реджеп Тайип Эрдоган, – и посчитав, что негоже английскому графу[16] принимать у себя в имении турка с султанским или президентским именем Сулейман/Реджеп и фамилией Эрдоган Великолепный (тем более, что Великолепный – не фамилия, а эпитет), они, имея очень мало знаний об Оттоманской империи, взяли то немногое, что знали: имя первого турецкого президента, известного сначала как Гази Мустафа Кемаль-паша (то есть – бесфамильного до 1934 г.), ставшего Мустафой Кемалем Ататюрком (тур. Mustafa Kemal Atatürk), добавив к нему фамилию первого турецкого нобелевского лауреата по литературе Ферита Орхана Памука (тур. Ferit Orhan Pamuk). Мустафа Кемаль Ататюрк + Ферит Охан Памук = Кемаль Памук телефильма. Как говаривал персонаж советской кинокомедии: “Простенько, но со вкусом”. Такой уж у британских телевизионщиков вкус: простенький, невзыскательный…

           Не думаю, что королева Елизавета IIпопеняла авторам телефильма именно за этот ляп, ведь, в конце концов, они не погрешили против главного – против национального чванства англичан (национальной гордости великобриттов)[17].


[1]См.: Downton Abbey enters Guinness Book of Records // TNT UK Magazine. September. 2011. [2] Сэр – вежливое обращение к мужчине (наподобие русского «сударь») и титул: англ. sir, происходящее от старофранцузского sieur «государь»(как наследие ига, установленного над Англией Вильгельмом Завоевателем в 1066 г. – герцогом Нормандским), восходящем к лат. senior«старейший, старший». [3] В 1949 г.; см.: Исаковский М. В. Стихотворения. М. – Л., 1965. [4] См., например: https://www.nur.kz/880285-koroleva-elizaveta-nash... [5] Вульф Л. Изобретая Восточную Европу: Карта цивилизации в сознании эпохи Просвещения. М., 2003. [6] См.: Там же. [7] Джордж Гордон Байрон. Дон Жуан // Джордж Гордон Байрон. Собрание сочинений в четырех томах. Том 1. М., 1981 г. [8] Mozart, Wolfgang Amadeus. Briefe, ed. Horst Wandrey. Zürich: Diogenes, 1982. P. 370 – 371. [9] Данный пассаж в речи Швейка обнаруживает его способности к аналитическому мышлению: Швейк – чех, то есть – славянин, как и русские, про которых говаривают, что «поскреби русского – обнаружишь татарина»; следовательно, если татары – русские, то есть славяне, то и чехи, в качестве славян, с татарами – одно и то же. [10] Ярослава из Штернберга – персонаж из Краледворской рукописи, которая, как считается доказанным, подделана Вацлавом Ганкой в 1817 г. (см.: Л. П. Лаптева. Краледворская и Зеленогорская рукописи и их русские переводы // Рукописи, которых не было. Подделки в области славянского фольклора. М., 2002, с. 19-20). Ярослав из Штернберга (Штернберка) – предводитель чехов в мифической их битве с татаро-монголами в 1241 г. около г. Оломоуц (Ольмюц) в Моравии, который впервые упоминается с 1250-х годов. И до, и после того, как рукопись была отнесена к поддельным, на неё ссылались разные исследователи XIX – XX вв.: акад. С. М. Соловьёв (см.: Соловьёв С. М. История России с древнейших времён. Сочинение. Кн. I. Т. I – V. СПб., Т.3. Гл. 2. С. 820 – 826), академики Б. Д.Греков и А. Ю. Якубовский (см.: Греков Б. Д., Якубовский А. Ю. Золотая Орда и её падение. М. – Л., 1950), а также изотерики-евразийцы Э. Хара-Даван (см.: Хара-Даван Э. Чингис-Хан как полководей и его наследие. Белград, 1929) и Л. Н. Гумилёв – в многочисленных квазинаучных опусах (см.: Гумилёв Л. Н. Поиски вымышленного царства. М., 1970; он же. Древняя Русь и Великая Степь. М., 1989; он же. От Руси к Росси. М., 1992). [11] Гашек Я. Похождения бравого солдата Швейка. М., [12] То есть “хулиган”. [13] Гашек Я. Похождения бравого солдата Швейка [14]См.: Mozart, Wolfgang Amadeus. Briefe, ed. Horst Wandrey. P. 370 – 371. [15] Cм.: The Adventures of Rocky And Bullwinkle And Friends (1959 – 1964 гг.). [16] Earl «граф» – от старо-английского или англо-саксонского eorl«военный вождь» (ср. сканд. jarl «дворянин») – обозначение графа британского в отличие от графа иностранного, то есть Count (при том, что супруга графа-Earl – не Earless, а Countess); ср. нем Graf (происходящее, по одной из версий, от ср.-в.-нем. grāve из др.-в.-нем grāvo, grāfio, которое из средн.-лат. graphio «царский (королевский) служащий», происходящее из греч. γραφεύς «писец, секретарь»), фр. Comte (из лат.comitem, от comes «спутник»), исп. conde (но и grafo), ит. conte (но и grafo) тур. Kont. [17] А иначе как объяснить русофобию фильма, когда в “аббатстве”, пусть и с чисто английским “юмором”, заподозрили ни в чём не повинного человека, что он – русский шпион? Видимо, создатели фильма не знают, что Россия, Великобритания и Франция были в той войне союзниками, а русские хакеры и лично Владимир Владимирович не атаковали Англию через интернет и не вмешивались в выборы (где бы они ни происходили).





Рейтинг работы: 7
Количество отзывов: 2
Количество просмотров: 32
© 13.10.2017 Владислав Кондратьев

Метки: Аббатство, Даунтон, Английская, Королева, Кемаль, Памук, Лорд, Байрон,
Рубрика произведения: Проза -> Статья
Оценки: отлично 0, интересно 1, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 2 автора


Рудольф Сергеев       13.10.2017   18:44:03
Отзыв:   положительный
Отличный обзор, правда, сценарии, драматургия и проч имеют свои законы, не всегда совпадающие и с историей или даже здравым смыслом. И ещё, в начале: "сериала числиться и королева Елизавета II," без мягкого знака.
Владислав Кондратьев       13.10.2017   19:04:20

Уважаемый Рудольф! Большое спасибо за добрые слова и замеченные опечатки (исправил).
С уважением и пожеланием удач в творчестве,
В. Кондратьев.










1