Глаза 02


Глаза 02
Домой он не поехал. Это было бы глупо. Ведь если убийца решил зачистить заказчика и проследил за ним до дома Горварда, то скорее всего следующей жертвой будет старик. А он нужен. Очень нужен.
Снова замечая сливающиеся стороны дороги, Джонни улыбнулся. Как забавно, несмотря на то, что он носится из одного конца города в другой, он всё равно боится опоздать. Как будто его растянули на теннисном корте. Он прибавил газу, жизнь архивариуса висела на едва видимом волоске.
«Если он захочет его убить сейчас, он его убьёт, – подумалось Джонни, когда он сворачивал на Андероуд. Никакая сноровка не поможет Говарду избежать этого парня, этого призрака, след которого даже Джонни не нашел в этом особняке. Ни мастерство в стрельбе, ни зоркий глаз, ни необычайная ловкость - убийца вовсе не будет соревноваться с ним, он просто уничтожит его».
Но Горвард оказался жив. Более того, по его оживленным старческим глазам было понятно, что он что-то накопал. И, скорее всего, на доктора.
- Говори, Горвард. Я вижу, ты что-то нашел, – начал с порога Джонни, словно боясь, что вот-вот его помощника застрелят. - Только не здесь, пойдем к тебе в кабинет. Здесь окна, а я немного замерз.
Старик пожал плечами и указал на кабинет, который, в отличие от остальных помещений, окон не имел, буквально вгрызаясь в середину дома.
Небольшой и компактный, обставленный лишь столом, двумя стульями и двумя стеллажами с книгами, кабинет больше напоминал книжное убежище. Горвард не зря слыл лучшим знатоком истории, он буквально бредил историей, как совсем древней, так и современной, выискивая досье на кого угодно. Кроме книг Горвард разве что на информаторов денег больше отваливал, считая их не менее ценным источником информации.
- Ну? – нетерпеливо начал Джонни, едва не вырывая бумагу из рук старика. – Что ты нашёл?
- Для начала поговорим о деньгах, – широко улыбаясь, начал Горвард. - Ведь мы всё-таки профессионалы.
- Пятьдесят тысяч тебя устроит?
- Более чем.
- Тогда к делу, мне важно как можно больше узнать об этом докторе.
- Тогда поехали. Информации пока немного, но и полученной хватает, чтобы призадуматься. Итак, доктор Сэм Войт. Или же небезызвестный Йозеф Менгеле, нацистский врач и доктор наук. В конце войны бежал в Аргентину, где предположительно скрывался по подложным документам от союзных войск. Наш добрый доктор работал на третий рейх, проводил там опыты над пленными, причем крайне негуманные, за что и получил своё прозвище «Доктор Глаз». Любил изменять пигменты глазного яблока, впрыскивая ряд химикатов непосредственно в белок младенцам. Не говоря уже о том, что хранил идею об искусственных сиамских близнецах, проще говоря, он просто сшивал детей, которых перепортили уйму, пока лагерь, наконец, не освободили. Затем белое пятно, - тут Горвард остановился, дав информации пропитать мозг Джонни.
- Но откуда это у тебя, он же жил под вымышленной фамилией, как ты узнал?
- У вас свои секреты, у нас свои, – явно будучи польщённым, ответил Горвард.– Кстати, после того как он приехал в Аргентину, его потревожил Моссад, который в 1960 году вывез оттуда Адольфа Эйхмана. Первого в списке нацистских преступников. Тогда это здорово взбудоражило общественность и дало Йозефу возможность раствориться. Отсюда и ещё одно белое пятно, после которого мы находим его уже здесь, под именем Сэм Войт.
- Ты сказал, он сшивал младенцев и вводил в белок химию?
- Цитирую. «Особый интерес доктора Менгеле вызывали близнецы. В 1943 году Менгеле выбирал близнецов из общего количества прибывавших в лагерь и поселял их в специальных бараках. Из 3 тысяч близнецов выжили только 300. Среди его экспериментов были попытки изменить цвет глаз ребёнка впрыскиванием различных химикатов в глаза, ампутации органов, попытки сшить вместе близнецов. Люди, оставшиеся в живых после этих опытов, умерщвлялись. Менгеле также проявлял интерес к физиологическим аномалиям, в частности к карликам. Проводил эксперименты над оказавшейся в Освенциме семьёй Овиц — еврейских музыкантов-лилипутов из Румынии. Жертвами Менгеле стали десятки тысяч человек.»
- Да, мне должны выписать премию мира, – тихо сказал Джонни, затем ещё более тихо добавил: – Если его искал Моссад, то это вполне бы объяснило профессионализм убийцы.
- Убийцы? – Горвард поднял глаза. – Какого убийцы?
- Кто-то вырезал глаза Майеру и всей его прислуге, а до этого завалил троих охранников в их домике. Действовал очень профессионально.
- И ты об этом говоришь только сейчас?
- Ну не по телефону же.
- Интересно, крайне интересно. Стало быть, Майера убили. Причем таким интересным способом, – глаза Горварда заблестели.
- Ничего себе интересным, позволюсебе напомнить, Горвард, что им вырезали глаза и положили перед ними на блюде. Это не какая-нибудь местная шайка, это явно что-то серьёзнее.
- Серьёзней тебя? - повеяло ехидством от старика.
- Да. А ещё перед смертью Майера попросили позаботиться о том, чтобы я вернул ему законсервированный глаз. И после того как я его не вернул в назначенный срок, вся эта карусель и завертелась.
- Тот, который ты стащил из кабинета Войта?
- Да.
- Ого, и с чего вдруг ты решил мне это рассказать?
- А с того, что вокруг меня слишком часто стали гибнуть люди и я не хотел бы потерять ещё одного компаньона. Слишком уж плотно мы с тобой работали, и ты никогда меня не подводил. Я хочу, чтобы ты правильно оценивал уровень опасности нависшей над нами. Смерть идёт по пятам, друг мой. По пятам. А теперь, если ты не возражаешь, я бы заночевал сегодня у тебя. А завтра с утра уже поеду по своим делам. Не возражаешь?
- Я не против, пусть хоть наемный убийца скрасит одинокий вечер старика.

***
Как обычно Джонни спал без снов. Сны он перестал видеть давно, когда воевал против талибов. Тогда ему очень пригодилось то, что его черную тишину не забивали цветные сны. Так как несколько раз к ним залазил лазутчик с ножом. Жизнь которого неизменно досталась Джонни. После этого он спал быстро и при любом шуме вскидывал свой глок.
А затем, проснувшись ночью, он стал готовиться к возвращению домой. Ведь там было всё. Документы, деньги. Конечно, он мог воспользоваться и резервной валютой и поддельным паспортом, но сувениры. Увы, их тоже надо было забрать. Хотя бы часть. Ведь это память.
Попрощавшись с головой Горварда, полностью погруженной в своих изыскания, Джонни быстрым темпом добрался до своего дома. Тишина. Вокруг была мертвая тишина. Он посмотрел на окна. Света нигде не было. Это был приличный район и все ложились крайне рано.
Прислушавшись к интуиции, он снова уловил тишину. Конечно, идти сейчас домой было рискованно, но иного выхода не было. С другой стороны, вряд ли бы убийца сделал там засаду, он же профессионал и должен был понимать, что возвращаться туда нельзя, да и красного кадиллака нигде не было. Подумав про красный кадиллак Джонни улыбнулся. Хорошая получилась шутка.
Пробравшись в подъезд, он медленно поднялся на свой этаж. Спокойно, прислушиваясь к любом шуму. Он был в своей стихии, разве что теперь это происходило у него дома. Впрочем, кое что всё же его удивило. Дверь его квартиры была взломана, причем так, что замок почти висел, а это никак не сочеталось с тем профи, который орудовал в особняке.
Аккуратно открыв двери и войдя в квартиру, Джонни обнаружил, что гость выпотрошил всё: диван, комод, даже шкаф не пощадил, не говоря уже о телевизоре. Досталось всему, до чего смогли дотянуться руки. И что самое странное, не был найден тайник, что ещё раз бросало тень на уровень оппонента.
- Ничего не понимаю, – буркнул Джонни, аккуратно доставая свои сувениры из тайника и складывая их в сумку. – Может это не он?
Деньги, паспорт. Быстро забив сумку необходимым, Джонни уже подошёл к двери, как зазвонил телефон. Так же, как и в прошлый раз. Три гудка, тишина, потом снова три гудка. Джонни не выдержал и осмотрел аппарат - никаких проводов, всё чисто. Тот, кто звонил, явно не хотел взрывать его в квартире. Немного подождав, Джонни всё же поднял трубку.
Голос Джоди дрожал. Но, несмотря на это, был холодно вежлив. Она просила его приехать и как можно быстрее, говорила, что очень соскучилась и что ехать надо немедленно, что она очень его любит и хочет уехать, что ей кажется, будто за ней шпионят, что она давно его любила и всегда хотела в этом признаться.
Сначала это мёртвое желание любви из грешных губ проститутки было забавным, но потом дикий страх, проглядывающийся сквозь её дрожащий голос, сбил эту эмоцию. Она была настолько испугана, что умоляла, умоляла помочь ей. Джонни положил трубку. Она всего лишь очередная шлюха и ему хоть и было её жаль, но рисковать ради неё жизнью он не хотел.
Уложив вещи в багажник, он решил ещё раз заехать к Горварду. Теперь любая информация о нависшей над ним угрозе была важна, особенно, если это касается иностранных разведок. Ведь не будет же он воевать с разведкой Моссада или какой-либо другой структурой, гоняющейся за фашистскими переселенцами. Нет, все, что он хотел - это побыстрее убраться из города, и если он будет знать, кто за ним идет, то выбрать страну для побега будет легче.
Но войдя в кабинет старика, он едва не споткнулся о его тело, безразлично распростёртое на полу с грудой бумаг в одной руке и очками во второй. Выругавшись, Джонни перевернул старика. Горвард умер быстро, без мучений. Что ж, и на том спасибо. Следующим движением Джонни выхватил пистолет, но поздно - что-то тяжелое опустилось ему на голову.





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 23
© 12.10.2017 Владимир Ильин

Метки: Глаза, детектив, концлагерь,
Рубрика произведения: Проза -> Детектив
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор












1