Титаник. два рассказа


Александру Петровичу Аникину

Вперёдсмотрящий Фредерик Флит с напарником стояли и смотрели вперёд. Впереди было плохо видно, поскольку было темно, и, кажется, был туман. Эта ночь не предвещала ничего особенного. Только холод сковал тела моряков.
Неожиданно, показались очертания какой-то глыбы льда. Фредерик напряг зрение. Как оказалось, он увидел айсберг, плывущий перед ними.
- Какого чёрта! – Выругался Флит. – Айсберг!
Это он и передал старшему помощнику Мердоку, который скомандовал: «айсберг по курсу! Лево руля!». «Титаник» резко затормозил, и остановился. В каюте-люкс, где отдыхала миссис Астор, пока её муж развлекался с мужчинами в курительной, немного покосило люстру. Раздался резкий толчок. Горничная миссис Астор Кэтрин слегка перепугалась, подумав, что что-то явно не так: большой лайнер не может затормозить прямо сходу. На что Мадлен спокойно ответила, что, возможно, просто где-то побили посуду. В курительной комнате Джон Джейкоб заметил то, что будто всё стихло. Чуть попадали статуэтки с камина, и мужчинам стало не по себе. Астор сразу же вызвался искать Эндрюса. Томас Эндрюс честно сказал миллионеру, что лайнер столкнулся с айсбергом, и, вероятней всего, у них два часа на спасение.
- Сколько шлюпок, мистер Эндрюс? – Осведомился Астор у конструктора.
- Хватит только для половины, сэр. – Честно признался Эндрюс.
- А как же те люди, что внизу? – Мистер Астор не любил упоминать про третий класс открыто, но сорвалось.
- Вы имеете в виду тех, что взяли билеты на третий класс? – Усмехнулся Эндрюс, поняв, что это скорей всего, нервная ухмылка. – Не берите в голову, сэр. Господин Исмей «позаботился» обо всех. Ох, как я с ним поговорю!
И Эндрюс ушёл. В голове у Астора зрело беспокойство почему-то о тех людях, что внизу. Как он их называл. Вернувшись в каюту к миссис Астор, Джон Джейкоб успокоил её и Китти, взял деньги и перстень в сэфей (вероятней всего, он полагал, что по этому перстню его могли бы опознать – так оно и вышло), и, надев Мадлен и Кэтрин спасательные жилеты, отправился вместе с ними на шлюпочную палубу.
Счастливый билет.
10 апреля 1912 года. 12 часов.
На верхней палубе играет оркестр,
И пары танцуют фокстрот.

Стюард разливает огонь по бокалам,
И смотрит, как плавится лёд.
Он глядит на танцоров, забывших о том,
Что каждый из них умрёт.
Из какой-то песни
Скрипач и по совместительству певец Дик Коррингтон сидел в ресторане Саутгемптона и потягивал эль. Он смотрел на свой корабль-мечты «Титаник», где ему больше всего хотелось работать. Он размахивал счастливым билетом, и уже в мыслях представлял, как он будет играть мелодии для первого класса – для людей, желающих послушать его музыку. Он уже отпустил таскавшуюся за ним Молли со своими друзьями, а сам рискнул остаться посмотреть на тех людей, перед которыми ему предстояло выступить впервые. Нет, верную Молли он не променяет ни на кого из светских богачек, тем не менее, волнение подступило к горлу. Он и его друзья-оркестранты получили приглашение играть фокстроты для публики в ресторане первого класса. Звучит! Он не верил своему счастью, и выкупил билет за одно для своей поклонницы Молли, чтобы та посмотрела, как живут богачи. Коррингтон ухмыльнулся. Он посмотрел на небо. Небо было каким-то сероватым- видимо, мог начаться дождь. Рядом с ним сидели ещё какие-то пассажиры, и хвастались своими билетами. Третий класс. Коррингтон заметил молодого человека, у которого воришка стащил билет на «Титаник» - ажиотаж вокруг корабля был настолько велик, что люди шли на мелкие преступления ради того, чтобы там побывать. Но Коррингтон не хотел расставаться со своей счастливой звездой.
Стоял несколько необычный день. На поездах, мчавшихся в Саутгемптон – город-порт 10 апреля 1912 года прибыли самые изысканные люди своего времени, в том числе и Асторы – миллионеры, которые наделали шумихи вокруг себя. Когда они сошли с поезда, казалось, что головы всех пассажиров повернулись в их сторону. Джон Джейкоб силился улыбнуться, на его молодой жене Мадлен не было лица. Казалось, что эти двое натерпелись сплетен и каких-то раздоров вокруг себя, что уже никого не хотели видеть. Джон сдвинул брови, и оглядел толпу. С этими безумными, как ему казалось, людьми, он вынужден был просуществовать…
Астор пресёк мысль, потому что не хотел об этом думать. Очень не хотел. И даст Бог, что эта махина… благополучно их доставит в Нью-Йорк. Сомнения были и большие. Но тем не менее, миллионер решил твёрдо разделить судьбу тех несчастных, что купили билет в незабываемый круиз. Астор вспомнил почти бешеное лицо Никола Теслы и ухмыльнулся. Точно незабываемый. Астор протянул Мадлен руку, и супруги, явно желая показать, кто хозяин на корабле, заняли свои места, согласно регламенту. На корабли прошли некоторые другие пары первого класса. Вспышки фотоаппаратов того времени, какие-то люди, суетящиеся внизу, журналисты провожали «Титаник» в его первый рейс.
Было немного холодно. Мадлен съёжилась. Джон нежно обнял её за плечи, и повёл по трапу, силясь улыбнуться журналистам и даже помахать рукой. Исмей суетился где-то рядом, но Джон фактически не обращал на него никакого внимания. Чарльз Герберт Лайтойллер стоял по правую руку от капитана Смита на капитанском мостике. Плавание началось.
10 апреля 1912 года. Саутгемптонский порт принял на борт «Титаника» кучу счастливых людей, которые выиграли свой счастливый билет у судьбы. Дик Коррингтон забрался на борт спешно, не забыв захватить смычок и скрипку: он итак пропустил свою команду музыкантов, и ему необходимо было отчитываться перед Хартли с тем, что опоздал. За ним последним поднялся трап и Дик, счастливый, что успел, мчался к оркестру, чтобы присоединиться к репетициям.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 44
© 11.10.2017 Ольга Сысуева

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1