Каннибалы



КАННИБАЛЫ

(Запись интервью с Архканом Каннибалусом-III, голова Каннибальской Церкви, по случаю 100 летнего юбилея с её основания, взятое Зигмундом Пийтсом для медийной корпорации "See us US")

     Добрый день, Ваше Преосвященство. Позвольте мне начать наше интервью по случаю 100 летнего юбилея Вашей Церкви одной видеозаписью, которую я бы желал чтобы Вы прокомментировали.
     — Мистер Пийтс, можете спокойно пропустить титулы и называть меня просто Каннибалусом, эвентуально III-им. Или ещё Мастер Каннибалус, потому что master или mister, или немецкое Magister, как наверное знаете, родственно с древне-греческими мистериями, или с мистерией управления, и в таком случае достаточно почётное звание. Наша церковь возникает довольно поздно в человеческой истории, так что может себе позволить не претендовать на божественное вмешательство в человеческие дела и наши титулы просто дань уважения к занимаемой должности. Даже нужно сказать, что мы не освещаем, а "каннибаллотируем" свои высшие служители одной довольно демократической процедурой. Мы, разумеется, имеем свои символы и обряды, но они не базируются на беспочвенную веру, или, точнее, не только на веру, а и на разумную убеждённость в необходимости нашего движения, и в возвышенности духа, которую люди постигают с нашей помощью. Как одна атеистическая церковь мы не отнимаем право наших приверженцев исповедовать и другую более конкретную (т.е. более наивную) форму вероисповедания, потому что люди слабые духом и нуждаются в подкреплении и развеселении в трудных жизненных ситуациях, как и в приятном шоу в торжественных моментах. Прочее, я немного увлёкся, так что давайте посмотрим Ваш репортаж.
     — Хорошо, Каннибалус-III, но Вы мне напоминаете об одном начальном вопросе, который я должен был Вам задать. Как это так Вы одновременно и Церковь, и атеисты — потому что, ведь только что так выразились?
     — Хм, ясно, что Вы не из наших верующих, раз задаёте такой элементарный вопрос. Но в таком случае нужно начать издали своими объяснениями. Религия, или английское religion, идёт от глагола rely (on), т.е. рассчитываю (на что-то или кого-то), доверяюсь (кому-то), что, обратите внимание, вовсе не предполагает наличие какого-то Бога, или загробной "жизни", или перерождение идеи о человеке (его души). Ещё одна лингвистическая справка о латинском pater-е или священнике, как и о ритуальной чаше или patera-ой, которая на старо-греческом πατερασ, ведёт нас к далёкому санскриту, где это слово означало опору или балку, при чём оказывается, что оно представлено и среди некоторых народах на Балканах, где патерица означает так раз какая-та опора. Ну, мы даём одну более новую и созвучную 22-му веку опору, или так названный опиум, в котором народы нуждаются. У нас, как и у любой другой религии, имеется мораль, которая и является основным оправданием для существования других, классических религий. Но, согласитесь, что в наше время описывать как выглядит одна нематериальная Идея о Вселенной, которую принято называть Богом, вещь довольно наивная, правда?
     — М-да, хорошо говорите Мастер Каннибалус. Но-о, что-то мне кажется сомнительной эта религия с моралью каннибалов! Не является ли это, как оно было по латыни, а: contradictio in adjecto?
     — Ну, оно, contradictio, зависит от данного adjecto, или определения, ведь так? Понятие мораль вещь довольно эластичная и относительная, и если до того как её определили мы поставим некоторые (ничем не оправданные) ограничения, то у нас и будет противоречие, но не в определении, а в этих априорных ограничениях. Мы принимаем одно довольно охватывающее определение морали, как совокупность некоторых норм сожительства, таких, чтобы достичь достаточно хорошее объединение людей, как в пространстве, так и во времени! Человек стадное животное, и раз так, то хорошо то, что хорошо для общности, что её сплачивает и сохраняет, после того как он уходит с мира сего...
     — И хорошим Вы считаете съесть его, так? Чтобы сплотить общество, если правильно Вас понимаю.
     — Ну, Ваша ирония меня не удивляет, разумеется. Но разве уже больше чем 20 веков христиане не поедают своего Бога путём причастия, да и его крови пьют, как вампиры! Так что разница между ними и нами в том, что они притворяются что поедают одного выдуманного Существа, в то время как мы съедаем своих реальных родных. Но это просто проявление элементарного уважения к ним, желание впитать в себя что-то от уже ушедшего тела, чтобы сохранить хоть пылинку духа опочившего! Мы не убиваем ни своих родных и знакомых, ни своих противников, как, между прочем, любая, без исключения, классическая религия делала, да и ещё время от времени делает. Но ведь человек гость в этом мире и рано или поздно он уходит из него. И тогда что же делать с его телом, а? Дать его червям на съедение ли предпочитаете? Мы это не желаем и своим самым большим врагам! Сжечь труп, всё таки, более разумно, но тогда что остаётся в нас? Ну, разумеется, можете сказать, что оно, всё равно, ничего и не остаётся — если вы стоите на твёрдых материалистических позициях. Оно может быть и так, но это не нравится слабым человекам, не замечали ли? Они хотят чтобы был какой-то символ, что-то приятное, что-то не так грубо и безвозвратно потерянное. Мы все знаем, что с концом человеческой жизни уходит тело человека, но не и его мысленный образ в наших воспоминаниях, но почему бы не подкрепить эту нематериальную идею и некоторым материальным символом?
     — Да, разумеется, почему бы не сделать немного ... кровяной колбасы со своего отца? Бр-р!
     — Да почему бы и не сделать, господин Пийтс? Человеку, который ушёл с этого мира, уже всё равно, а мы ещё живём и хотим вкусить его. Потому что человеческое мясо вкусненькое, я вам скажу.
     — Ну, ясно, что Ваши "нормы сожительства" довольно разнятся от моих, так что нет смысла спорить, а и время показать Вам репортаж.

     И камера показывает разрезание трупа одного человеческого тела — старой женщины, которая положена на хирургическом столе, с каналами по сторонам для стекания крови. Работа выполняется роботом в изоляционном халате и перчатках. Он берёт сначала несколько проб и ставит их в какие-то приборы, предположительно для обнаружения носителей заразных инфекций, и после отсчёта их показаний приступает к опаливанию трупа спиртовой горелкой, со следующим вымыванием дезинфицирующими растворами и воздушной просушкой. Потом начинается расчленение, при котором отделяются нижние и верхние конечности, как и кисти и ступни последних, и отмываются от крови. Потом от конечностей отделяются кости и собирается филе в отдельности от верхних и нижних конечностей, которое ставится в прозрачные мешочки с металлическими этикетками с именем и личным номером человека, но без кожи, которая тоже отделяется в сторону. Потом остальная часть трупа очищается от потрохов, где органы прецизионно вырезаются, выбрасываются, если имеются, опухолевые образования, кишки и желудок старательно вымываются, и всё ставится опять в какие-то мешочки.
     Отдельно отрезается голова и внимательно очищается от мяса и хрящей, которые собираются в другой мешочек, куда добавляются и очищенные куски кожи и мяса со ступней и кистей, кожа с конечностей, как и некоторые другие "неаппетитные" кусочки. Рёбра разрезаются на куски для котлет и проходят аналогичную обработку, а печёнка, лёгкие и сердце кладутся в другие мешочки. Потом проводится трепанация черепной коробки, при которой вынимается мозг, к которому добавляется и костный мозг с позвоночника. Кости и череп собираются отдельно и отправляются куда-то, а небольшое количество свёрнутой крови добавляется в мешочек с потрохами. Наконец стол старательно вымывается и дезинфицируется, а пакеты отвозятся на тележке, эвентуально в морозильную камеру.

     — Ну, это процедура предподготовки тела усопшего для кулинарной обработки. Не вижу чего я могу здесь столько комментировать — подал голос Каннибалус-III.
     — И Вы смотрите с удовольствием как режут Вашу жену, к примеру, или Вашего отца, и у Вас слюни текут. Так что ли?
     — Меня всегда поражала способность людей опошлять и самые почитаемые идеалы и взгляды других! Так с этой точки зрения для Вас может быть и любовь, например, лишь своего рода "высмаркивание" особого вида "носа" мужчины, так что ли? Как и пример с червями, которым примерно 35% будущих покойников "предпочитают" доверить своё тело после смерти. Но только не и некоторым высшим млекопитающим (собакам, например), или, не дай Бог, другому человеческому существу. Разве Вы ещё не поняли, что мы не убиваем наших покойников, а только воспользуемся их телом после их смерти? Все религии, а то и все атеисты, устраивают после похорон какое-то пиршество для родных и знакомых. Только что они используют трупы других животных, а труп почившего могут выбросить и в море. Но если спросите себя, для чего этот пир после смерти, то должны быть в состоянии ответить себе, что он нужен, потому что сильным душевным сотрясениям нужно противопоставить хорошее материальное насыщение, которое призвано улучшить расстроенное состояние скорбящих и вернуть их к действительности. И если при этом налицо и некоторый мистицизм и символика, то это только предпочтительно. Да и кто сказал Вам что мы смотрим этот Ваш репортаж с нашими покойными родными? Или Вы, идя в магазин купить себе котлеты, непременно слушаете запись предсмертных хрипов животного или смотрите его расчленение на экране? Это внутренняя кухня, которая не тайна, но она выполняется роботами и не ущемляет чувства родных. В конечном итоге, для чего нам роботы, если не для того чтобы использовать их, когда нужно выполнить некоторую неприятную работу?
     — Ну да. С позиций Вашей "морали" вещи выдержаны, не могу отречь. Только что она сама мне не нравится.
     — Так, видите ли, у каждого свои вкусы и разные способности для разумной и реальной оценки жизни, да? Верно, что наши последователи составляют пока только 16%, в соответствии со статистикой, так что для большинства людей их вкусы выглядят странными. Но также странно для некоторых христиан хоронить своих мертвецов голыми, или для некоторых мусульман, чтобы мужчина не был обрезанным, или ещё, в прошлом, чтобы женщина вышла на улице без вуали, и прочее. Но люди становятся, мало помалу, всё более разумными и непредубеждёнными, так что я не удивился бы если при нашем следующем столетнем юбилее уже половина людей станут нашими последователями. Потому что наша религия самая терпимая и разумная, самая атрактивная и жизненная.
     — Так, так. Ужасно разумная вещь это обглодать кости своего отца. A propos, а что делаете с костями?
     — Ну-у, разные вещи. Некоторые несут их на себя как сувениры или амулеты, но это практикуется только самыми близкими родственниками и знакомыми, и для этой цели используют обычно пальцы рук — выпрямленный палец, если с мужчины, и согнутый в кружочек, если женский. Ну, если родных много, то некоторые получают и палец с ноги, иногда. Кости, как Вы увидели, собираются отдельно и очень старательно очищаются и от малюсеньких кусочков портящейся плоти, что оказывается очень удобно выполнять трудолюбивыми муравьями в специальных клетках, и потом дезинфицируются и лакируются. Обычно меньше чем за месяц это заканчивается и все кости внасыпную, как и заказанное число амулетов, высылаются прямому наследнику (так как они принадлежат ему), и он их рассылает другим родственникам и знакомым. Крупные кости с конечностей обычно замуровывают в основах жилища или дачи, его родного места и прочее, или наследник вставляет их в какой-то обелиск или надгробный памятник, с тем чтобы с покойника сохранилось что-то материальное. Некоторые используют и его череп — как ритуальную чашу при свадебных церемониях, или позвоночник — как штатив для декоративного абажура в своей комнате, и прочее. Некоторые кости дарятся местной церкви, в особенности если она ещё новая и нуждается в них для оформления своего интерьера. Рёбра часто выбрасываются, как прошедшие через термическую обработку, а несколько костей оставляют в одном мешочке и они собирать где-то пыль. В конечном итоге не известно нельзя ли будет через время по одной костяной клетке воскресить человека, если его наследники пожелают, и он не отрёк эту возможность в своём завещании (так как если его восстановят как грудной ребёнок, то он ничего не будет помнить, так что будет и не он, а если будет в возрасте своей смерти, то уже будет довольно старым и для чего ему мучиться ещё одну жизнь?). Во всяком случае возможности науки становятся всё более огромными, так что ничего не известно. Да-а, а из плоти приготавливаются соответственные ритуальные блюда, где сразу на похоронном пиршестве съедают обычно нижние конечности (в сущности, только мясо с одного бедра предостаточно для этой цели), а верхние — лишь через один лунный месяц.
     — Хм. А-а ... кровяную колбасу делаете ли, всё таки?
     — В принципе это одно лакомое блюдо и оно оставляется для самых близких его родственников, в узком круге и на 14-ом дне после его смерти, а из лица и других хрящей и кожи приготавливается ритуальный зельц, который вкушается на 7-ом дне. Кроме если он умер от заразной болезни, но тогда, или используется плоть с другого умершего, или, на крайний случай, можно заменить мясом из некоторых из других наших животных собратьев.
     — Как же так с другого умершего? Неужели Вы забиваете холодильные камеры человечьим мясом? И продаёте его?
     — Ну, разумеется, что держим мясо в холодильных камерах. А Вы как думаете, что иначе его можно есть через месяц? А то и позднее, потому что котлеты из рёбер кушают на третий и на шестой месяц, если ещё что-то останется. А о продаже не правильно говорить, потому что это своего рода вольное пожертвование, с тех из наших последователей, у которых нет много родных, или умерший завещал, к примеру, свою левую половину нашей церкви.
     — А мозг почему отделяете? А ... с извинением, половые органы?
     — Мозг остаётся для коллег по его работе, а если он уже пенсионер, что случается намного чаще, то для местного общества или клуба пенсионеров, а если ещё учится, то для учебного заведения — в соответствии со случаем. Ну, понятно, что один мозг на, скажем, 50-100 человек, ничего, но ведь это для нас просто символ, так что и одна крошечка хватит. И половые органы используются, но отчасти. В смысле, что если речь идёт о мужчине, то они отделяются и приготавливаются, и тогда удостоенной чести съесть его член оказывается супруга покойного, или его дочка, или мать, вообще женская часть близкой родни. Женские половые органы, сами понимаете, уходят к потрохам. Ну, это известная неравнопоставленность между двумя полами и многие критикуют нас по этому поводу, но что делать раз таковы кулинарные задатки женщины?
     — Впечатляюще, дорогие зрители, впечатляюще! Услышали ли хорошо? Кулинарные задатки женщины, и запечённый фаллос по каннибалски для невесты почившего. Пальчики себе облизать!
     — Но мистер Пийтс, не становитесь смешным! Да что такое ужасное Вы находите в том, что супруга почившего должна съесть его фаллос? А и кто сказал, что обязательно нужно? Это одна хорошая традиция, один символ, но никто не заставляет женщину силой, если она не желает. Фаллос символизирует мужскую потентность и плодородие ещё с глубокой древности. А говорят, что он был и ... вкусненьким, знаете ли. В особенности его яички, прошу прощения. Но это приятные обряды и символы. Ну, можно сказать и заблуждения, если будем стоять на твёрдых научных позициях, но мы не научные кулинаристы а каннибалисты, ведь так? Люди всё ещё нуждаются в символах и заблуждениях, но наши верующие принимают их своим разумом, как полезное и приятное жизненное шоу. И мы предлагаем им его. Потому что: что такое жизнь, если не одно приятное шоу? Или хотя бы должна быть этим, по нашему.
     — Раз упомянули слово шоу, то надоумили меня о втором репортаже. Одно довольно ... эротичное шоу, я бы сказал.

     И камера показывает внутренность круглого помещения украшенного костями, скелетами, черепами и другими ужасающими вещами, которое должно быть зал одной каннибальской церкви. Напротив входа выделяется меньшее круглое помещение соприкасающееся с основным кругом с его внешней стороны, которое освещено в розовато-красном свете и связывается с центральной частью овальным входом увенчанным ярко жёлтым неоновым эллипсом. Это алтарь церкви и с обеих сторон входа к нему стоят стоят два скелета, где правый, если смотреть с алтаря, мужской, потому что у него примерно полуметровый неоновый фаллос, светящийся в пульсирующем насыщенно-красном свете, а слева женский скелет, у которого тоже светящиеся фиолетовые овальные срамные губы размером около одной пяди в высоте, которые мигают в синхроне с фаллосом. По стенам центрального зала находятся скрещенные кости вплоть до сферического потолка, где изображены разные ритуальные сцены из жизни каннибалистов, а слева и справа у входа находятся ниши с пирамидами из черепов. Сидячие места внутри примерно на 200 человек и они заняты разными людьми в официальной, но и будничной одежде, имеются и стоячие, и все смотрят на алтарь, где, во вогнутой круглой нише стоит один священник Каннибальской Церкви и двое молодых людей — мужчина и женщина. Они в строго официальных одеждах, что предполагает некоторый обряд — наверное сочетание браком.
     У священника красная ряса с чёрными кантами и вышитыми на ней позолоченными черепами и костями, а точно спереди спускается что-то вроде передника, длиною до земли, с двумя большими скрещенными костями и черепом над ними. На его голове находится круглое кольцо, а на шее висит большая ложка, которые тоже позолочены или золотые. Он бормочет что-то монотонным и певучим голосом и через некоторое время поднимает немного свою плащеницу с черепом и покрывает ею женщину с его левой стороны, которая уже присела на колени и довольно приблизилась к мужчине. Не видно точно что делает она, но её голова где-то на уровне паха мужчины, а на его лице появляется блаженная улыбка. Священник описывает ложкой в руке один круг и ударяет легонько женщину по голове под покрывалом. Потом она поднимается и встаёт, и теперь мужчина приседает на колени и ему тоже покрывают голову. Его поза аналогичная той женщине до него, и теперь она улыбается счастливо. После очередного благословения ложкой покрывало опять поднимается и мужчина выпрямляется. Потом оба целуются на виду у всех и меняются кольцами, чем обряд оканчивается.

     — Та-ак, Мастер Каннибалус-III. Смогли бы Вы мне ответить, в самом ли деле невеста — потому что это сочетание браком, да, — делает с мужчиной то, что я, а положительно и наши зрители себе подумали, но что я нахожу неудобным произнести, или ... просто пришивает ему некоторую оторвавшуюся пуговицу костюма? Потому что, если бы это была пуговица, то тогда что делал он, так как у невесты не было пуговиц спереди на её платье?
     — Ну, ну, ну! Много шума, да из за ничего, как сказал было Шекспир 6-7 веков раньше. Ну, разумеется, что невеста запечатлевает ритуальный поцелуй на фаллосе мужчины, как и он потом, на её соответствующем места. Или Вы не слыхали, что это её место называется как раз срамные губы, и, следовательно, предназначено именно для поцелуев?
     — Да, слышать — слыхал, но мне не кажется очень прилично делать такие вещи в одной церкви. Или в Вашей Церкве можно и сексуальные оргии устраивать? Скажите, отец.
     — Но, мистер Пийтс, Вы опять налагаете мне Вашу, ничем не обоснованную, мораль! А ведь поцелуй старый и престарый символ любви и уважения к ближнему. Неужели пресловутый Христос не целовал своих учеников, а и народа, когда желал показать свою любовь? И неужели учение Христа не является одним учением о любви? Этот символ известен и множеству млекопитающих (хотя некоторые в основном кусаются, но это нежно и имеет тот же смысл). Да и пташечки целуются целыми днями, ежели им нечего другого делать. Или Вы скажете: да, оно так, но существуют разные поцелуи и не как раз половых органов. А почему не как раз этих органов, раз сочетание браком имеет целью именно использование этих органов для постижения счастливого сожительства пары, как и для продления рода? Зачем нужно прятать то, что каждый делает, и думать, что таким образом мы более культурные? Или Вы считаете, что и в 22-ом веке люди всё ещё должны прятать свои головы в песок, как страусы, чтобы избежать ущемления их чувств, не смотря на то что они их ничуть не ущемляют когда находятся под влиянием страстей? Но всё таки, обратите внимание, что мы не показываем именно это, а прикрываем его покрывалом священника (также как когда человек, прошу прощения, сморкается, то он использует салфетку или платочек). Кроме если молодожёны пожелают не прикрываться, что случается, примерно, один раз из десяти. А о каких сексуальных оргий и эротике Вы мне говорите я, Бога ради, не понимаю! Оргии в наших церквях не имеют место, потому что секс это вещь, которую люди делают в уединении, а эротика, если думали по этому вопросу, просто один эрзац или заместитель секса, который выгоден определённым бизнес средам. Но поцелуй, нужно подчеркнуть, не оргия, а выражение и символ любви. Мы съедаем своих родных из любви и уважения к ним, также как и целуем половые органы чтобы засвидетельствовать свои чувства к человеку. Но ни при наших похоронных пиршествах мы объедаемся, ни при церемонии сочетания отдаёмся оргиям. Опять повторяю, это символы и мы настаиваем на них. Так Вы, неужели, думаете, что если у данного народа на гербе изображён орёл, то в этой стране полно орлами и самолёты обходят её стороной? Или тогда, если это лев, что львы там священные животные и прогуливаются свободно по улицам? И так далее.
     — Хорошо, Мастер Каннибалус. Я задаю Вам точно такие вопросы, какие большинство из наших зрителей хотели бы поставить, потому что, ведь так, такова цель нашего интервью?
     — Ну и я отвечаю Вам точно так, как ответил бы им и всем интересующимся нашими обрядами. Так что давайте продолжать.
     — Та-ак. А что скажете о гомосексуальных браках? Заключаете ли такие, и имеются ли при их процедуре некоторые особенности?
     — На корректный вопрос — корректный ответ: в принципе различий нет. Основная разница между гетеросексуальной любви и гомосексуальной, как и платонической, ещё братской, сыновней и прочее, в том, что при разнице в полах она связывается прямо с продлением рода, т.е. использование полов целенаправленно. Но эта целенаправленность, которая даёт результат в один случай из, скажем, тысячи, пренебрежимо мала, чтобы обращать на неё особое внимание в одном перенаселённом мире как теперешний. Только что как бы и мала ни была эта разница, то она сводится в основном к более сильной, именно потому что более абстрактной, любви при гомосексе (также и при платонической любви), так что мы даже относимся с бòльшим уважением к ней, хотя это не отражается на обряд. Единственно что пара должна сама определить кто с какой стороны алтаря встанет — со стороны фаллоса, или вагины.
     — Да, понимаю. Но среди населения всё ещё бытует понимание, что гомосексуальность, в сущности, одна болезнь, хотя и безвредная для общества; во всяком случае более безвредная некоторой эпидемии гриппа. Согласны ли Вы этим взглядом, или считаете, что они, так сказать, лучшие, раз их любовь, по Вашему, более сильная?
     — Оно "по моему" не значит, что я открыл Америку, потому что это понимание, которое заступает большинство из психологов, а и вообще из думающих людей. А насчёт болезни — ну, так оно и любовь вид болезни, не находите ли? Это не нормальное состояние организма и оно, обычно, не длится долго, но эта одна приятная болезнь, и, как правило, не социально опасная (не затрагивает других личностей, вне данного круга, или "треугольника"). Мы принимаем и ценим эту "болезнь", так как делают люди уже тысячелетия.
     — Хорошо, Мастер Каннибалус. Давайте теперь посмотреть на третий репортаж, который тоже прозвучит довольно шокирующе для большинства из зрителей.

     Показана та же самая церковь, но на этот раз перед алтарем поставлено одно сооружение, которое представляет собой огромный ... фаллос, слегка наклонённый вниз, длиною около метра с чем-то, внутри полый и с внутренним диаметром сантиметров 40. Перед фаллосом находится небольшой узенький бассейн в овальной форме заполненный водой. Сверху, с задней стороны члена, имеется широкое отверстие, а он сам, по всему видно, надуваемый, потому что слегка шатается. К алтарю приближается молодая пара, где женщина встаёт с женской стороны и несёт на руках маленького ребёнка, который сразу оглашает церковь сильным плачем, когда она начинает его распеленать, а мужчина встаёт с мужской стороны. Священник стоит за макетом фаллоса и принимая раздетого уже ребёнка из рук женщины поднимает его и ставит в углубление, которое должно имитировать тестисы. Потом под звуками какой-то музыки он запихивает его в отверстие члена, головой вниз и с протянутыми ручками, и подталкивает его проползти через него. Ребёнок отпирается и ревёт, но его мать уходит к передней стороне и приглашает его прийти к ней. Наверное и сам фаллос изнутри скользкий, и поскольку наклонённый и слегка шатается, то маленькое создание покатывается по нём и выскакивает как раз в ванночку с водой, где его мать принимает, подсушивает и заворачивает в пелёнки. Священник описывает один круг золотой ложкой перед ребёнком и слегка постукивает его по головке ею, что сопровождается аккомпанементом колокольного звона. Подобным образом он благословляет и супругов и обряд оканчивается.

     — Ну-у, — проговаривает Каннибалус-III — это наш эквивалент крещения, как уже поняли. И поскольку мне ясно, что опять будете меня спрашивать о фаллосе, то могу и объяснить Вам. Видите ли, человек, всё равно, порождается путём засева из мужского члена в женское влагалище, так что это совершенно естественный символ, и он с удовольствием принимается нашими верующими. Ну, верно, что ребёнок обычно плачет, но это потому что ему впервые, а иначе это своего рода каток, какие они очень любят. Внутри течёт слабая струйка тёпленькой водички, что делает его скользким, он слегка покачивается облегчая продвижение ребёнка, а в бассейнчике находится вода с телесной температурой, так что нет ничего действительно неприятного для него. И нужно Вам сказать, что наши прихожане достаточно воспитанные и никому не приходит в голову насмехаться или освистывать пару, когда проводим крещение усыновлённого ребёнка при гомосексуальном браке. Символ хороший и обряд — приятный. А имея в виду, что последующее угощение в семейном кругу не связано с консумацией человеческого мяса, не вижу причин чтобы его не восприняли и другие люди — как Вы, например.
     — Ну да, здесь нет ничего каннибальского. Но тогда: почему Ваша Церковь приняла его? Вообще, у Вас всякая смесь понятий, которые объединяются, как будто, только тем, что все они шокирующие для одного морального гражданина, в классическом смысле. Или, иначе говоря, Вы могли бы назвать себя ещё и "фаллосианцами", или что-то в этом роде. Поясните, пожалуйста, эти вопросы.
     — С большим удовольствием, потому что это вид рекламы для нас, ведь так? Вы правильно заметили, что мы используем самые разные представления, только что акцентируете на их шокирующий эффект. Но мистер Пийтс, шокирование или шоу это просто маркетинговый элемент! На фоне такого множества религии, в особенности в одной многонациональной стране как Американские Штаты, мы были вынуждены чем-то отличиться, не так ли? Только что, обратите внимание, мы не начинаем нигде с нуля, а используем то, что зарыто в сознании людей с глубокой древности. Mensare humanum est, говорим мы, потому что человек не может жить без материальной (как и духовной, до которой очень скоро доберусь) пищи, а латинская mensa родственная с ихней missa или церковной мессой, которую французы называют messe (а и другие народы), или наше mess, что значит столовая или блюдо, или группа людей, толпа, толкотня. С этого корня идёт и русское "мясо", оттуда и месить, а у турок имеется одно хорошее словечко — meze или mezelik — известное и в других балканских странах, что как раз кусок или закуска (мясцо) между двумя рюмками какого-то питья. Но в основе этих слов арамейское m′shiha, или древне-еврейское mashiah (что и известное еврейское имя — Машиах), что значит мессия или пророк, т.е. человек, который ходит среди масс и раздаёт духовную пищу. Так что и дух и тело нуждаются всё в какой-то пище.
     — Теперь давайте перейдём к другому корню — продолжил он — к латинскому caro, что значит мясо (оттуда и мясное каре по ресторанам), только что у итальянцев cara уже означает дорогая, любимая (cara mia или caro mio), что, нельзя не согласиться, чисто каннибальский взгляд, т.е. любимая она наш вкусный "кусок мяса", ведь так? Или карнавалы. Не знаю известно ли Вам, но карнавалы появились где-то в 16-ом веке в Испании и на средневековом латинском они назывались сначала carnelevarium, что разбивалось на carne и levare, где глагол levo (оттуда levare) значить уменьшаю, где на итальянском слово становится carnevale, а vale для нас (англоговорящих) значит прощальное слово. Иными словами, карнавал означал: "скажем прощай мясу", так как делался перед какими-то длинными постами. И как люди говорили ему прощай, а? Ну, наедаясь и напиваясь как поросята, с извинением. Ну, хватит насчёт пищи и каннибализма.
     — А что касается секса, то от него никогда не удавалось нам убежать, да? Кроме как на "том" свете. Да и нет смысла убегать, раз уже пришли на этот свет. Ужасы и шоки один хороший психологический приём для избежания или свыкания с неприятными моментами в жизни. Мы разбрасываем везде кости и черепа из наших церквей, но разве это что-то более различное от древней фразы Memento Mori или "Помни о смерти"? А разве драконы и другие украшения по фризам католических храмов, как и праздник Halloween, что-то сильно отличающееся? А разве пожилые люди не ходят на похороны своих родных прежде всего чтобы привыкнуть к скорби (как и чтобы пойти хотя бы на чужие похороны, раз не могут наблюдать свои)? Красивое и страшное всегда сожительствовали себе очень близко в нашей жизни и мы не можем отказаться от этих человеческих слабостей. Люди идут к нам потому что мы их шокируем, но остаются потому что им нравимся! Но не так ли всегда с чувствами у людей, и с любовью, как самое ценное из них? Мы каннибалисты, но мы не из "плохих" каннибалов, а очень весёлые и жизнерадостные люди. Так что: пожалуйте к нам!
     — Спасибо, но не думаю, что Вы меня убедили. Съесть своего отца, когда придёт его время покинуть этот мир, всё таки, не одно из моих представлений о радостях жизни.
     — Мистер Пийтс, Вы вообще не делаете исключения из правила. Большинство людей идут к нам не для того чтобы съесть своих родных, а ... чтобы заставить своих родных съесть их, с иллюзорной надеждой, что таким образом они останутся подольше в душах и сердцах этих людей! Ну хорошо, раз люди так уж и хотят, то почему бы их и не съесть? А потом и нас съедят, и наших детей, и так далее. Это одно превращение материи, ведь так? Это один научный взгляд, отсутствующий в других религиях, и потому число наших сторонников непрерывно возрастает.
     — Последний вопрос, потому что уже пора кончать: почему взамен креста или полумесяца Вы используете круг как символ каннибализма?
     — Круг наш основной символ не потому что он имеет что-то общее с каннибализмом, а потому что он символ, вообще, церкви или господства! При нашей church этого очень ясно не заметить, но при немецкой Kirche уже видно, что церковь идёт с латинского слова circa, что значит вокруг или приблизительно, откуда и цирк, и циркуль (у русских), а и куча других круглых вещей. В латинский это слово пришло со старо-греческого κυριoσ-а, что значит главный, основной, откуда κυριαρχoσ это хозяин, мастер. А круг символ господства и власти, так как он самая хорошая и симметричная, или божественная, фигура, потому что держит всё и всех вокруг себя, вокруг своего центра. При этом положении наш выбор вполне естественный, и, если хотите, описать рукой круг проще чем крест, к примеру.
     — Ну, спасибо Вам за интервью Архкан Каннибалус-III, от моего имени и от имени наших зрителей.
     — И я благодарю Вам, мистер Пийтс — и он поднялся с кресла, что позволило черепу со скрещенными костями на его рясе выступить вперёд, и описал золотой ложкой один круг в направлении обратном часовой стрелке, стукнув ею в конце репортёра по голове проговаривая: "Give gusto to the people!"↑*. В момент удара ложкой прозвучал приятный колокольный звон выходящий, наверное, из спрятанного в ней воспроизводящего устройства, и усиливаемый вмонтированным в её вогнутой внутренней части акустическим резонатором, что придало торжественный финал интервью.

     [ * Фразу нужно перевести как "Доставляй удовольствие людям!". Латинское gusto означает пробую, вкушаю, проглатываю, но используется как синоним хорошего наслаждения или кайфа, и известно как жаргон и в болгарском (густо), откуда идёт и славянское густой /гъст — как обильно проросшее пшеницей поле (коли не густо то не хорошо, да?). ]

     02.2001








Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 54
© 11.10.2017 Христо Мирский

Метки: социальная фантастика, утопические рассказы, религия, каннибалы,
Рубрика произведения: Проза -> Фантастика
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор












1