На дне


Мне ночь как смерть, как жизненный экзамен,
В цепи событий ржавое звено,
В кромешной тьме я щупаю глазами,
Своей души затоптанное дно.

Где хруст костей похож на звуки храпа,
Кошмара тени ползают везде,
Глубокий след чужой, трёхпалой лапы
И капли крови в рваной борозде.

Весь этот мир и вычурен и сложен,
Проход туда, как взорванный пролом,
В нём падший ангел с почерневшей кожей,
Бьёт по смоле обугленным крылом.

Там древний дух неведомого рода
Лежит, придавлен тяжкою плитой,
И чьи-то слёзы с каменного свода
Дымятся в шрамах серной кислотой.

Подошвы колет грубая щебёнка,
Зовут пещер краснеющие рты
И тихий плач какого-то ребёнка,
Уставшего бояться темноты.

А жуть всё ощутимей и плотнее -
В ней всё на ощупь можно разобрать!
Вдруг... сверху - свет, и чем-то свежим веет.
И стали явью простынь и кровать.

Реальность ждёт насмешливо и сыто,
Здесь каждый третий - вежливый злодей,
Привычный шум уродливого быта
И пустота застёгнутых людей.

Здесь стол накрыт, и пахнет белым хлебом,
Но мы всегда ещё чего-то ждём,
А сверху давит каменное небо
В нём кто-то плачет  меленьким дождём.





Рейтинг работы: 29
Количество рецензий: 2
Количество сообщений: 22
Количество просмотров: 77
© 10.10.2017 петрович
Свидетельство о публикации: izba-2017-2082500

Рубрика произведения: Поэзия -> Лирика философская


Вера Коваленко       05.03.2018   17:44:38
Отзыв:   положительный
В кромешной тьме я щупаю глазами,
Своей души затоптанное дно.

Ух, как мощно и мрачно!!! Аж сначала растерялась от неожиданности...
В моем призрачном подвале души, далеком не только от посторонних глаз,
но также и от самой себя, не так жутковато. Впечатляет.
Но и возникает волна сопротивления мастерски представленным образам:

Нам снятся сны... Кошмары в них и бездны,
пласты веков, а может быть эпох.
Какие-то завалы и разъезды,
десятки разных суетных дорог...

Неужто это жизненный экзамен?
И судьи наши - тьмы ночной князья?
И блик событий прожитых так срамен,
что можно видеть в нем один изъян?

Не хочется смотреть в зеркал осколки.
В них вижу кривду, а не правды след.
У сна свои с душою кривотолки.
Мне ближе звёзды, их туманный свет.

Хотя и звёзды - лишь мираж, не боле.
Родное солнце во сто крат милей.
А лучше положусь на божью волю,
чтоб в вещий сон вглядеться веселей.


петрович       05.03.2018   18:17:48

Это редакторский глюк. Я и не заметил.
Вера Коваленко       05.03.2018   19:11:28

Это всё, что ты хотел мне сказать?
петрович       05.03.2018   19:24:19

Хотя и звёзды - лишь мираж, не боле.
Родное солнце во сто крат милей.
А лучше положусь на божью волю,
чтоб в вещий сон вглядеться веселей.

Последний катрен говорит о желании стабильности в родном уголке вселенной. Ну я то бродяга ))).
Вера Коваленко       05.03.2018   20:34:31

Можно быть бродягой то ли реально, то ли виртуально,
но обязательно за спиной должен быть свой надёжный
и стабильный родной уголок вселенной с камином
и письменным столом ( желательно и второй половиной).
Иначе можно превратиться вольно или невольно в перекати-поле.
Кроме того не забывай, что есть два начала в восприятии
мира, обстоятельств и людей - иньское и яньское .
петрович       05.03.2018   20:47:12

Как суетный вокзал высокая орбита,
На ней посадки ждут большие корабли.
В лучах зелёных Солнц живая Афродита,
Лелеющая жизнь наследница Земли.

Здесь на одной из Лун прекрасный город строят,
А на другой следы от высохших морей,
И тянет рудовоз огромный астероид,
Упругостью своих магнитных якорей.

И видно по нему, что путь его был долог,
В сплетении руин проплешины видны.
Межзвёздный пилигрим, былой Земли осколок,
Свидетельство легенд и ядерной войны.

Замёрзшая вода в чудовищном расколе,
Виднеется ядра коричневый окрас,
И видимо хранят кристаллы горькой соли
Всю память о Земле, и может быть о нас.

В безбрежной пустоте летят обломки роем
И мир в деканте Лир испуганно притих,
Но тянет рудовоз тяжёлый астероид.
Он может быть хранит, вот этот самый стих.
Вера Коваленко       05.03.2018   23:19:46

Что-то ты, пилигрим, забрёл в своих стихотворных размышлениях
так далеко и высоко, что я не всё принять и осознать могу.
Да, художник в тебе сидит капитальный! Дно и Высота
беспредельного пространства переплетены у тебя крепко...
Печально, но нравится.
петрович       05.03.2018   23:39:11

Чем выше взлетаешь - тем больнее падать. Чем глубже падаешь - тем больше сил для полёта.
Вера Коваленко       06.03.2018   08:25:04

Да, истина всегда бесстрастна и верна.
Она и логикой убийственной полна,
и в ней скрывается глубинных знаний суть,
и к разумению прямой и верный путь.

У высоты - свои задача и стезя.
С ней шутки плохо, знать заигрывать нельзя.
На пик взойти доступно избранным в пути.
Им жестче испытаний в дороге не найти.

А дно ... оно как бездна, омут, глубина.
Скрываются на дне и горечь, и вина.
Чтоб выбраться, должны мы волю приложить.
Всем смертным Настоящим дано Всевышним жить.
петрович       06.03.2018   08:59:07

Толпой заполнена долина
И над горой восход красив.
Всего три шага до вершины,
Я не с крестом, ведь я Сизиф.

Мне воздух сух, и в сердце пламень.
Прохлады в горле я хочу,
Но вновь с горы проклятый камень,
Что я в веках уже качу.

А под горой толпою люди.
И кто-то с пальмовым листом
В мошну монетами Иуде
За то, что этот шёл с крестом.

Две ноши рядом, крест и камень.
Он чист, а я несу грехи.
И воздух сух и в сердце пламень,
Которым пишутся стихи.
Вера Коваленко       06.03.2018   11:24:36

Когда вся жизнь - сизифов труд,
не встретишь радость поутру.
В упор не видишь ты лучи,
а посему душа молчит.

Молчат и птицы все в окрест.
Другое дело - чистый крест.
С ним трудно. Очень. Но он - Жизнь.
Покрепче ствол его держи.

Боль и коварна, и тупа.
С ней сложно, можно и упасть.
Но вспомни крест и силу в нем.
Тогда уйдёт всё зло с огнём.

А смерть... Она лишь просто сон.
Полёт туда, где тишь, озон.
Душа бессмертна и права.
Она важней, чем голова.
петрович       06.03.2018   11:45:15

Мне ночи с музой, как обычно мало,
Давно свеча воскОвая коптит,
И Ад в дверях беззвёздным покрывалом
Стоит, когда рассвет уже в пути.

И вдохновенье выверено кем-то,
До светлых полос в сумрачном окне,
А рифм скольженье бесконечной лентой,
До вязкой боли в согнутой спине.

Я в тишине, что ватною подушкой
Давила душу как из яблок фрэшь,
Несу к окну фаянсовую кружку,
Своих стихов и заполняю брешь,

В своей душе, горячим, крепким кофе,
И тает Ад под горьковатый блюз...
Простите, я в поэзии не профи.
Уж чем могу - тем с вами и делюсь.

Но стоит ли сейчас об этом всуе,
Расправив плечи в комнатном тепле,
Когда в углу сердито Муза дует,
На брызги кофе в перьях на крыле.

Что душа без разума - что разум без души. Одинаково беда.
Вера Коваленко       06.03.2018   12:18:39

Писать стихи в тиши - весьма похвально.
Анализ творчества... Он тоже нужен нам.
Процесс-то значимый, достойный, эпохальный!
А за окном - красавица-весна!

Она с улыбкой смотрит на потуги
желаний наших в музою дружить.
А мы, стихов восторженные слуги,
забыть хотим, что надо просто ЖИТЬ!


петрович       06.03.2018   12:25:40

У меня весной и не пахнет. - 16.
Вера Коваленко       06.03.2018   12:32:03

Теперь понятно. Поэтому пишутся такие холодные стихи...
петрович       06.03.2018   13:57:56

Ну почему холодные? Просто ироничные.
Вера Коваленко       06.03.2018   15:11:13

А по мне именно эти стихи - с мужским характером,
серьёзные, глубокие, размышляющие, без тени иронии
и с ограниченным количеством света и тепла,
одним словом - предвесенние.


петрович       06.03.2018   15:14:48

Это сырец. На страничке крайний вариант.
Вера Коваленко       06.03.2018   15:22:55

Уже читала и заметила изменения.
Я о стихах "На дне", об астероиде,
сизифом труде, кстати, классно написанных.
Они меня здорово зацепили...
По-моему, разговор у нас хороший состоялся.
Надеюсь, ты не обижаешься на мои возражения?
петрович       06.03.2018   15:38:28

Да боже упаси.
Виктор Смирнов       02.11.2017   13:53:39
Отзыв:   положительный
Есенинский Чёрный Человек нервно покуривает в сторонке...
Щщяз только приглажу, дыбом вставшую, нательную поросль и ринусь в эти строфы ещщё раз.
Ох, мощщно!
В Избранное - без разговоров.
петрович       02.11.2017   15:18:01

Гу-гу-гу.










1