Поездка под Владимир. Лукоморье и старина.


Поездка под Владимир. Лукоморье и старина.
Поездка под Владимир. Лукоморье и старина.
Хроники одной московской школы середины 80-х. Автор – Батарин Владислав.

          Дело было ранней осенью 1983 года. Школа 557. Только что был организован наш 9-А, составленный на 65% из бывшего 8-В и на остальные проценты: из 8-х «А» и «В». Чтобы сильнее сплотить наш перемешанный класс, чтобы дух класса соответствовал названию комсомольской ячейки-«Монолит», наша «классная» Наталья Никитична (она же-географичка) решила организовать поход новоиспечённого класса в район старинного русского города Владимира, где у неё был дом в деревне. Было советское время, и было много учителей тогда, которых сильно заботили не только средние оценки за аналоги ЕГЭ, но и моральный дух внутри класса. При этом учителя жертвовали не только своим свободным временем, но и, порой за свой счет, старались, чтобы мероприятия и поездки такого рода не превышали совсем какой-то минимальный уровень затрат у учеников. В помощники «классная» позвала нашего физрука – Бергера, чтобы тот следил за мужской частью населения. Бергер не отказался! У своего соседа в деревне Никитична взяла ключ от его дома, чтобы максимально удобно разместить три десятка оглоедов.
Стартовали от школы, потом на электричке и пешком до небольшой деревни. Два дома – Никитичны и её соседа - стояли несколько на отшибе деревни в небольшой низине. Мужская часть класса стала размещаться в доме «классной», женская – у соседа. У Никитичны дом был побольше, поэтому решили организовывать там и трапезу. Орава девятиклассников расположилась в будущей мужской спальне и, галдя, решила, что их кто-то, видимо со стороны, накормит. Иному многих тогда и не учили. Девчонки растерялись, а мужики, кроме разогрева печки и колки дров не решались ни на какие другие действия. Помнится, что я, недолго думая, почти автоматически открыл банку сгущенки, порезал хлеб и начал есть, не претендуя при этом на всю банку. Но никого я не вдохновил, кроме физрука: никто больше не открыл что-либо ещё. Галдёж продолжался, к которому и я потом присоединился, но уже – сытым. С удивлением наблюдая за мной, Бергер произнёс: «Не пропадёшь. Если что: и жены тебе не надо». Мне это не очень понравилось: « Как так без жены то!». Зато понравилось моим бывшим подругам. Бергер это сказал без иронии – ему, как раз, все мои действия по перекусу понравились. С харизматичным физруком у всех отношения складывались по-разному: абсолютное большинство его любило, часть – ненавидела. Бергер не прощал плохого отношения к его предмету, подстав. К таким «штрафникам» он относился плохо, сильно придирался. Но тут – сами виноваты, тем более ситуацию всегда можно было поправить. Бергер был отходчив. Я любил Григория Ильича, и он очень хорошо ко мне относился. Все подколки ко мне, если и были, то в основном добрыми.
            Потом пришла Никитична, распределила роли, и ужин приготовился. Помню, Дима Д. пытался согреть консервную банку с голубцами в печке и угостить окружающих. Я тогда напомнил ему одну мою дачную историю, когда один наш сосед также пытался поужинать. В итоге банка взорвалась, и дверца печки резко раскрылась, отбив соседу причинное место. Причинные места всем было жаль, поэтому банку нагрели осторожно только на следующий день, когда уж совсем изголодали. Наевшись, девчонки потянулись к своему двору, а особо активные пацаны залезли на матрац на теплой печке и до ночи больше с печи не слезали. Судя по всему боялись, что кто-то займёт их клёвое место и вместо них там заночует. Но слезть один раз всё же пришлось: искры печи каким-то образом попали на матрац, и он задымился. «Печники» долго не хотели слезать с тёплого прикольного места и некоторое время лежали, дымя, вместе с подстилкой. Потом, скинув тлеющий матрац на улицу, сразу обратно залезли: свято место без присмотра пусто не бывает, а они могли его и потерять. Остальные потянулись укладываться во все углы хаты. Кроме нас – троих. Что потянуло меня с Андреем и с присоединившимся Сашком на прогулку – не знаю.
             Была тихая тёмная ночь. Полнолуния не было. Освещения в деревне - никакого. Домов было мало и они тоже были почти не освещены. Мы понялись на вершину деревни по полуразбитой дороге. Тёмные дома, и рядом - тёмный лес. И необычайно тихо. И красиво. Лукоморье и только. Как известно, это слово обозначает не только бухту у моря (луку у моря), но и «заповедное или загадочное место на краю мира». Куда-то подевались даже ночные птицы. Приятная прохлада и какой-то особенный провинциальный русских дух. Спокойно, но в то же время – волнительно. Видимо от избытка чувств мы неожиданно затянули русские народные песни, своим пением, я надеюсь, не испортив ощущения тихой красоты этой необычной местности. Особенно хорошо в тот тёплый осенний вечер шла песня: «Эх, мороз, мороз…». Пропев достаточно большой репертуар русских народных, мы уже тихо спустились обратно в низину. Но проходя мимо дома, где, надеюсь, ещё не спали наши одноклассницы, мы снова затянули «Мороза». То ли девушки уже крепко спали, то ли посчитали, что так шумно в деревне и должно быть по ночам, но в ответку нам не послышалось: «Тихо, уроды!», и никто, включая Никитичну, не выскочил наперерез со скалкой. Хотя, может быть, мы именно этого и ждали от «поклонников» нашего хорового пения. В мужском отделении ещё не спали и сильно галдели. Мы присоединились к этому галдежу, а потом вместе со всеми – ко сну.
На утро, наскоро позавтракав, поехали, точнее - пошли через лес на экскурсию к старой русской столице - городу Владимиру (просто так город не назовут: «Владеющий миром». И этот «МИР», которым владели Великие русские князья, явно не только русский или славянский). Успенский собор с живописью Рублева, загадочный Дмитровский храм с «антично-христианскими» барельефами, Боголюбово и храм на Нерли. Каждый патриот земли русской должен побывать там хоть раз! Или, скажем, «Золотые ворота» Владимира. Такого рода старые столичные сооружения сохранились только в русском Владимире и в Стамбуле-Константинополе – столице бывшей Византии Римской. В современном Киеве, несмотря на легенды, не нашли на 100% похожие артефакты. Спасибо Никитичне, что погнала нас просвещаться в сам город. Правда мы посетили и обошли только Успенский и Дмитровский храмы. В действующий Успенский мы зашли внутрь на службу. Многим нам, воспитанным в атеистическом обществе, не объясняли, как следует вести себя в храме, многие ребята не знали, что даже надо снимать шапки в храме. Здесь мы получили первый ликбез и от верующих (а кое-кто получил и по шапке за неснятую шапку), и от Бергера, который настойчиво и спокойно объяснял нерадивым комсомольцам, что надо уважать традиции верующих.
Много лет спустя я с семьёй снова приехал сюда. Побывал снова там, где был 15-летним. Увидел другими глазами многое то, что не осознал лет 25 назад. Но первый урок русской древней истории Владимира я ,как и многие мои одноклассники, получили именно тогда.
Недалеко от Владимира есть необычный православный храм Покрова на Нерли. Русский «Китеж». Долгие месяцы в году всё вокруг него заливается водой. И попасть к нему можно только на лодке. По одной легенде этот храм со сбитыми во времена Романовых (а не во времена большевиков, как многие думают!) фресками и рельефами был построен самим апостолом Андреем для Великой Матери – Богородицы, накрывшей своим Покровом Россию. Не буду спорить, но в любом случае, это место - святое и необычное. Это чувствуется.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 41
© 10.10.2017 Владислав Батарин

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 2 автора












1