Клубок


Наташа украдкой вздохнула. Ну, в самом-то деле, сколько можно?!.. Третий час подряд три весьма пожилые дамы в темных одеждах со смешными остроконечными капюшонами придирчиво выбирали нитки! По мнению молоденькой продавщицы – очень придирчиво! В их возрасте бабушки вяжут только носки из грубой шерсти домашнего прядения; а эти с упорством археологов исследовали содержимое каждой полки, пробоволи на ощупь каждый моток… До закрытия магазина «Клубок» оставалось пятнадцать минут, а покупательницы все еще не определились с выбором!
Наташа с тоской посмотрела в окно. Летний вечер был чудо как хорош… Сегодня Антон назначил ей встречу у часов на площади; его голос в телефонной трубке был взволнованным и загадочным одновременно… Наташа догадывалась, что же скажет ей сегодня вечером любимый, и на губах ее играла легкая полуулыбка…
За окном прохожие спешили по своим делам; молодые мамаши же, наоборот, неторопливо катили коляски с младенцами… Через дорогу, как раз напротив магазина «Клубок», стояло серое здание типового родильного дома. «Давно ли эти молодые женщины покинули стены этого ужасного места?» - подумалось вдруг Наташе. «Там столько боли, страданий… И, похоже, они уже все это забыли! И улыбаются своим малышам, как ни в чем не бывало!»
- Барышня, мы определились с выбором! – скрипучий старушечий голос прервал Наташины размышления.
«Слава Богу! Наконец-то!» - обрадованно подумала девушка. Сейчас она отпустит странных покупательниц, закроет магазин и поспешит на встречу с Антошей…
Она повернулась к старухам. Одна из них держала сморщенной рукой большой моток невероятно пестрых и крепких ниток.
- Может, вам предложить это же качество, но в более спокойных тонах? – проявила профессионализм Наташа.
- Нет-нет, милая, спасибо! Мы совершенно не зря так долго раздражали вас своим присутствием! Мы нашли именно тот вариант, который нас устроит в данном конкретном случае! – и все три старушки важно закивали головами .
***
В тот момент, когда за странными старухами закрылась дверь магазина «Клубок», в роддоме напротив появился на свет мальчик. Он закричал громко и требовательно. Его мама в изнеможении прикрыла глаза, услышав от акушерки:
- Ну, молодец, Лазарева! Богатыря родила! Как назовешь?
- Кириллом… - слабым голосом ответила роженица.
***
… Кирюшка и его лучший друг Серега ехали в троллейбусе с тренировки по боксу. Они весело болтали, смеялись, вспоминая смешного увальня Федьку из 25-й школы, которому все никак не удается хотя бы разик отжаться от пола! Вот слабак, хотя и здоровенный такой!
На сиденьях задней площадки троллейбуса плечом к плечу сидели три старушки в темных одеждах. Одна из них держала в руках большой моток пестрых крепких ниток; две другие тянули нить, придирчиво ее разглядывая и пробуя на прочность… Время от времени старушки поглядывали на Кирюшу, многозначительно подмигивая друг другу.
***
… Абитуриенту Кириллу Лазареву оставалось сдать последний экзамен – математику. Предмет он знал хорошо; позади сданные на «отлично» два других экзамена. Подготовку к математике Кирилл счел делом ненужным, и предпочел три дня просто бродить по красивым улицам города. Каково же было его отчаяние, когда в экзаменационном билете ему попался вопрос, ответа на который Кирилл, как оказалось, дать не мог! Для зачисления в военное летное училище ему просто необходима была «пятерка» по математике, а тут… На лбу парня выступила испарина… Все, провалился! Не поступил! Что он скажет маме?!

***
… В переполненный троллейбус на очередной остановке с трудом вскарабкался старичок с тростью. Напрасно он пытался нашарить усталым взглядом свободное местечко – час «пик», все занято! И никому нет дела до его больной спины и дрожащих ног!
Кирюша, увидев дедушку, торопливо поднялся.
- Садитесь, пожалуйста! – звонко сказал он, потянув деда за рукав.
- Спасибо, сынок! – старичок тяжело опустился на сиденье.
А на задней площадке троллейбуса старушка в темном длинном плаще слегка дернула яркую нить из мотка, что лежал на коленях у подруги…
***
… В закипевшем мозгу абитуриента Лазарева вдруг молнией сверкнуло решение задачи – той самой, которую еще секунду назад он сам признал для себя неразрешимой… Все, он – курсант!!!
***
… Тренировки по боксу пришлось прекратить – Кирюша не успевал по математике; а она была одним из профилирующих предметов при поступлении в военное училище. Мальчик мечтал стать военным летчиком! Вместо бокса пришлось заниматься с репетитором. Мария Францевна, лучший математик города, сразу оценила возможности нового ученика, и стала заниматься с ним по усиленной программе. Вместо положенного часа мальчик проводил в ее квартире и три, а то и все четыре часа. Возвращаться домой приходилось поздно.
…Зимними вечерами темнеет рано. Сойдя с троллейбуса, Кирюша свернул в арку между двумя домами. Еще вчера здесь ярко горел фонарь. Но кто-то разбил его, и подворотня выглядела весьма зловеще. Кирюша включил карманный фонарик, который на всякий случай носил с собой, и постарался пересечь темное пространство побыстрее…
- Пусти, негодяй! Убери руки!!! Помогите!!! – отчаянный девичий голос распорол тишину сумрака. Луч фонарика выхватил троих крепких подростков, ровесников Кирюши. Один из них цепко держал за руки хрупкую светловолосую девушку, двое других торопливо сдирали с нее пальто, попутно шаря в его карманах…
Отшвырнув прочь фонарик, Кирюша, не раздумывая,бросился на помощь девчонке…
***
… Курсант высшего летного училища Лазарев уже больше не волновался перед прыжком с парашютом. Это ведь не первый раз! В первый раз – да, было страшно. Но даже тогда чувство полета – свободного полета в воздухе – опьянило его, и он понял, что бояться неба не будет больше никогда! Ведь что может быть лучше этого единения с небом!
- Третий – пошел! – голос инструктора подтолкнул Кирилла к действиям. Прыжок! Свист рассекаемого собственным телом воздуха! Восторг от свободного полета!..
***
… Занятия боксом не прошли даром. Хулиганы позорно бежали. Обидно – один удар Кирюша все же пропустил, нос, кажется, разбили до крови… Светловолосая девочка испуганно смотрела на своего избавителя, протягивая ему белый кружевной носовой платочек.
- У тебя кровь! – дрожащим голоском сказала она. – На, вытри!
- Ты далеко живешь? Пойдем, я тебя провожу!
- Недалеко! Вот в этом дворе! Я возвращалась из консерватории – я там учусь – а тут эти придурки… Ох, если бы не ты!
- Да ладно, пустяки! Пойдем!
И ребята зашагали из арки.
***
…Кирилл дернул кольцо парашюта. В чем дело? Еще одна попытка. Снова – ничего. Огромного купола над головой нет, тает золотое время, когда еще можно… «Только без паники!» - приказал себе курсант Лазарев. «Двадцать секунд в запасе есть! На двадцать первой попробую еще раз!» И он прикрыл предательски увлажнившиеся глаза…
***
… Несмотря на прохладный осенний вечер, на ярко освещенной лавочке у подъезда, где жила Таня (так звали спасенную Кирюшей девочку) сидели три старушки в темных длинных плащах с капюшонами. Кирюша бросил в их сторону быстрый взгляд. На коленях у одной из них лежал большой яркий клубок. Две другие бабульки лениво тянули нитку… «Где-то я их уже видел… Но где?!» - подумал Кирюша. На миг что-то вспыхнуло в памяти – и снова пропало… Он встряхнул головой: чего только не придет в голову после внезапной потасовки!
- Спасибо! Как тебя зовут, мой рыцарь? – спросила Таня.
- Кириллом…
- Спасибо, Кирилл! Ты – настоящий мужчина! – и Таня поцеловала Кирюшу в щеку. Быстро развернулась и скрылась в парадной…
- Пустяки! – крикнул ей вслед мальчик… Проходя мимо старушек, он не заметил, как крайняя из них, что сидела ближе к подъезду Тани, чуть сильнее потянула нить из пестрого клубка…
***
«Двадцать один!» - одними губами произнес курсант Лазарев и дернул кольцо парашюта. Яркий голубой купол, с шумом раскрывшись над головой юноши, привычно рванул сильное тело вверх… По спине Кирилла пробежали мурашки, и он счастливо рассмеялся…
***
Карьера отличника боевой и политической подготовки Кирилла Лазарева стремительно неслась вгору. Звезды на погонах меняли величину и количество. Заслуги перед Родиной были велики. Прекрасная семья, дети и внуки души не чаяли в своем муже, отце и дедушке. Сослуживцы считали за честь каждую минуту, проведенную в обществе генерала Лазарева. «Слуга царю, отец солдатам» - таким его знали в родном полку и в Министерстве.
…Солнечным весенним днем Кирилл Георгиевич Лазарев, поблагодарив жену за прекрасный завтрак, отправился, как всегда, на службу. Генерал никогда не пользовался услугами личного шофера – предпочитал водить сам. Рулевое колесо автомобиля, как и штурвал истребителя, седовласый ас держал уверенно. Езда доставляла ему огромное удовольствие,
Из динамиков звучала классическая музыка – по радио передавали 1-й Концерт для фортепиано Чайковского. Оживленный перекресток. Крайний правый ряд, скоро поворот… Красный… Желтый… Зеленый… Кирилл Георгиевич мягко тронулся с места. И, не успев поверить своим глазам, резко вывернул руль влево… Последнее, что успел заметить опытный летчик, было искаженное ужасом лицо водителя «Мазды» слева от себя. «Кажется, я его не сильно…» - успел подумать генерал, и тьма поглотила его сознание.
***
В сквере неподалеку по аллее прогуливались три пожилых женщины в длинных темных плащах. Двое из них держали под руки третью, в руках которой был большой моток пестрых ярких ниток… В какой-то момент нетвердая нога дамы посредине попала в ямку на асфальте и подвернулась. Клубок упал на дорожку, кончик нити пожилая женщина крепко сжала в кулаке; одна из подружек, пытаясь поддержать старушку, наступила на моток ниток… Пестрая нить из мотка, лежащего на земле, натянулась до предела, готовая вот-вот разорваться… Слабые руки подруг вряд ли бы выдержали вес сухого тела пожилой дамы, но вдруг какая-то неведомая сила подхватила старую женщину, уверенно и надежно усадила ее на лавочку рядом. Старушка бережно прижала к груди пестрый клубок…
***
… А на пешеходном переходе истерически рыдала молодая мамаша в сапожках на высоченной тонюсенькой «шпильке», судорожно сжав ручонку двухлетнего сынишки. С изящной переносицы слетели брэндовые большие солнцезащитные очки. Здоровенный меховой капюшон сполз ей на плечи, открыв, в конце концов, происходящее вокруг. В другой руке она держала «айфон», так и не закончив содержательную беседу с подругой… Из проклятий водителей, несущихся в ее адрес со всех сторон, бедняжка поняла, что вышла на переход на красный сигнал светофора… Увидев машину ГИБДД, что с мигалками и воющей сиреной приближалась к месту аварии, девушка подхватила малыша на руки и поспешно ретировалась. Цена спасения собственной никчемной жизни ее, похоже, интересовала мало… Ровно через минуту она уже трещала в трубку:
- Представляешь, Ленусь, меня с малым чуть на «зебре» не сшибли насмерть! Совсем уже стыд потеряли! Покупают права за кусок колбасы…
***
… В окно палаты реанимационного отделения заглянуло солнце. На функциональной кровати лежал пожилой мужчина. Жизнь , слабо теплящаяся в его могучем теле, поддерживалась множеством очень умных аппаратов. Глаза мужчины были закрыты. Здесь, на Земле, он еще был. Но не весь. Какая-то часть большой его души вознеслась над этой койкой, больничным зданием, городом. Воспарила высоко-высоко. Пронеслась над родильным домом, где 56 лет назад он родился. Над школой, где он провел счастливые десять лет детства. Над военным училищем, где он постигал азы летного дела.
Мелькнули где-то внизу страны, где доводилось ему исполнять долг воина.
Вот и родной дом. Вот плачущая жена спускается по лестнице вниз, к автомобилю, который повезет ее в больницу к нему, так ее любившему. Любившему?! Нет!!! Горячо любящему!
Частичка души – выше, выше!!! Вот летит в самолете дочь с зятем и внуками. Лица их напряжены и печальны… Ну, что же вы так?!
И ты, сынок, спешишь к военному госпиталю… Как к лицу тебе китель капитана! Не грусти, малыш! Помнишь: «Все выше, и выше, и выше!..»
О! А вот и они! Кажется, в древности их как-то звали… Грымзы… Нет, это грубо… Мымры… Нет, нет, это из «Служебного романа»… Мойры!!!! Вот как!!! Богини судьбы, плетущие нить судьбы каждого человека… Кажется, на этот раз у старушек что-то случилось… Надо бы им помочь… И частичка большой души генерала Лазарева профессионально спикировала на аллею, где вот-вот могла разыграться драма падения на асфальт старого, немощного тела…

***
В палату вошли двое врачей. Один бегло оглядел мониторы и датчики умных приборов. Другой склонился над пациентом. Синхронно вздохнув, доктора переглянулись. Все ясно без слов! А жаль… Такой могучий организм…
Они собрались было выйти из палаты, в последний раз окинув больного полными сочувствия взглядами. Как вдруг веки мужчины затрепетали, и он открыл глаза! «Никто больше не пострадал?!» - тихо спросил пациент, пристально глядя на людей в белых халатах. Медики покачали отрицательно головами. Удивлению врачей не было границ, когда мужчина голосом, набиравшем твердость, вдруг сказал: «Ну, теперь я точно не умру!»
***
- Что-то голова закружилась! – пожаловалась товаркам старушка, кряхтя и охая, подняв с земли клубок пестрых ниток. Отряхнув его, она бережно прижала его к груди и улыбнулась молодо и задорно…





Рейтинг работы: 5
Количество отзывов: 2
Количество просмотров: 27
© 10.10.2017 Ольга Меликян

Рубрика произведения: Проза -> Мистика
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор


Роман Троянов       11.10.2017   16:38:50
Отзыв:   положительный
Хороший рассказ и поучительный!
Спасибо за удовольствие!
С уважением Роман Троянов
Ольга Меликян       11.10.2017   22:14:00

Спасибо, Роман! В жизни-то так и есть: бумеранг и нити Судьбы...










1