Славка 5


Глава 5
Начало службы



- Хорошо! Спасибо стряпухе и деревянной ложке! Накормили досыта, - поблагодарил хозяйку нарком, вставая из-за стола и одевая фуражку.

Он тепло попрощался с ней, отдельно сказав спасибо за чай и варенье, дал наказ Славке усерднее делать то, что говорит ей тетя Нюра и отправился продолжать проверку.

- Теть Нюр, неужели это все правда, что он о тебе рассказывал? – поразилась Славка, - просто как сказку слушаешь.

- Когда сама участвуешь в событиях, это такой сказкой не кажется, особенно если тебя норовят убить, - пробурчала тетя Нюра, убирая со стола.

- И как ты так со всеми одна справилась? - спросила Славка с загоревшимися от любопытства глазами, помогая ей прибираться.

- Ого, вижу по духу ты боец, что бы ты там о себе не думала, - удовлетворенно констатировала Нюрка, - все то, что тебя так заинтересовало, это использование воздействия внутренней силы на глубинное темное восприятие человеком окружающего его мира.

- Чего? – открыла от удивления рот Славка.

- Хорошо, объясню по - проще. Это секретная методика влияния на людей силой жизни.

- Секретный прием?

- Да, это самое простое объяснение, какое только может быть, - насмешливо посмотрев на Славку, ответила хозяйка, - но тебе сейчас показать ничего не смогу. Со временем, возможно, ты узнаешь о нем больше, если не испугаешься. И кстати, он пропустил в рассказе один момент. После боя, я в течение трех часов пыталась вернуть его к жизни.

- Он, что был ранен?

- Нет, просто от моих криков его тело решило умереть, отказавшись жить.

- Да, уж…, - только и сумела сказать на это подавленная Славка, ощущая в душе какой - то холод, представляя, что могли чувствовать люди на палубе.

- А что это за секрет такой, про который Николай Семенович сказал, что о нем и сейчас говорить нельзя? - спросила она, немного, помолчав.

- Вижу тебе жутко любопытно. Да? Старый разведчик все интересничает. Ты только никому и никогда не рассказывай, что здесь услышала. Ладно? Во-первых, никто не поверит, а во-вторых, это опасно, можно неожиданно на тот свет отправиться, - при этих словах, хозяйка так пристально взглянула на Славку, что у той сразу же онемели руки и ноги, а по спине пробежал неприятный холодок.

- Не, не, не… Я могила, - заверила ее горячо Славка.

- С секретами же все просто, - продолжала, как ни в чем не бывало тетя Нюра, - их существует всего три категории.

Первая и главная категория – это тайна вечной или очень продолжительной жизни, как люди ее себе представляют и все, что с этим связано. Зачастую, из-за этих тайн происходят войны целых народов или зависят судьбы государств или даже всего мира.

Вторая категория – это большие государственные и политические тайны – то есть тайны больших денег, а точнее тайны власти и влияния на массы. От этих тоже часто происходят войны.

Ну а третья – это все остальные тайны, которые ни с существованием государства, ни тем более мира вплотную не связаны.

То о чем говорил нарком, как раз первая категория и есть, но думаю, ты об этом и сама догадалась.

- Так ведь это происходило еще при царском режиме?! – удивилась Славка, - какая же это сейчас, в стране победившего социализма, это тайна?

- Ну и бардак у тебя в голове, - удивленно покачала головой тетя Нюра.

- Люди, особенно те, кто достиг большой власти, чаще всего, к этому времени, очень хотят продлить свою жизнь или еще лучше, жить вечно и быть при этом абсолютно здоровым. И хотят этого любой ценой. И это не зависит ни от режима, ни от политических или религиозных убеждений.

А для того, что бы сделать эту жизнь очень продолжительной, им необходимо определенное секретное знание, рецепт или артефакт, имеющий такую силу. Ну, или на худой конец, эликсир.

По крайне мере так это представляют себе те, кто далек от пути.

И когда человек или группа людей, достигнув большой власти, решает себя обессмертить, она начинает искать того, кто найдет и принесет им это знание или артефакт. Сами они, как правило, очень занятые товарищи, ведь власть надо поддерживать.

Вначале, почти все из них делают ошибку, посылают на это дело своих надежных людей. Но любой, даже самый надежный человек без постоянного присмотра с их стороны становиться менее надежным. И потом, если речь идет о бессмертии, то он скорее сам себя обессмертит, чем потащит находку своему заказчику рискуя лишиться головы за возможность раскрытия тайны.

В результате, очередной властитель пытается найти и привлечь на это дело тех, кто в состоянии это сделать, то есть людей силы или можно сказать по другому - идущих по пути.

Эти не верят в чудодейственные эликсиры молодости или артефакты, и все, как один, утверждают, что для того, чтобы продлить жизнь и молодость, возможно даже на очень долгий срок, нужно найти свой путь и придерживаться его, посвятив этому всю свою жизнь.

- Вот сколько мне лет, как ты думаешь? – с интересом посмотрела она на Славку.

- Ну,… думаю…, лет пятьдесят пять, - ответила Славка, решив на всякий случай прибавить тете Нюре годков и в то же время, боясь, что ей окажется меньше.

- Не бойся! Не угадала! – засмеялась та, явно понимая, что у Славки в голове.

- А сколько же, - недоуменно спросила душа- девица.

- Семьдесят первый идет! – огорошила ее тетя Нюра.

- Не может быть!? – поразилась Славка.

- Вот то-то и оно, что может, коли правильно жизнь проживать.

- Так ты этот.. как его… Во! феномен! – выдала Славка.

- Если считать, что это слово означает то, что трудно постичь, то для тебя я точно феномен, - засмеялась тетя Нюра,

- А как же ты тогда в армии служишь, с твоими годами-то?

- А вот так и служу, - ответила хозяйка, но посмотрев на Славку, добавила тише, - тут такое дело, меня в полку нет.

- Как это нет? – не поняла Славка.

- А так! В списке личного состава в замначштаба по разведке числится Попов Георгий Алексеевич. Реальный молодой человек, на самом деле работающий на ИНО ГПУ и выполняющий в данный момент спецзадание, - ответила тетя Нюра, почему-то совсем тихо.

- А что такое это ИНО? - непроизвольно так же тихо спросила Славка.

- Иностранный отдел, - приложив палец к губам, шепотом произнесла тетя Нюра, а потом уже громче добавила, - мы, во Вторую Отечественную или как ее сейчас называют Первую Мировую, так часто делали. Женщин же в армию не зачисляли, вот мы и воевали под мужскими именами и воевали неплохо, только Георгиевских крестов нам не давали, не положено было.

- Хотя у меня, парочка все же есть, - лукаво улыбнулась она.

- Подожди, какую Вторую Отечественную? – насторожилась Славка.

- Ты смотри! Ничего не пропускает мимо ушей!- восхитилась хозяйка, - было такое дело, переименовали событие под новую власть.

- Но этого не может быть!! – протестующее воскликнула Славка, не желая верить, что та власть, которой она доверяет, может так поступить.

- Ты еще молода, что бы судить. Откуда тебе знать, что может быть, а что нет? – успокаивающе ответила тетя Нюра, что-то вспоминая.

- Да вот, посмотри сама, - сказала она, порывшись в своем сундуке и выложив на стол старые листы за тысяча девятьсот четырнадцатый год.

Один из них был список убитых и раненых во время той войны, второй, похвальный лист на ее имя, а третий, царский манифест, в котором Николай Второй призывал биться с врагом, «пока последний неприятельский воин не уйдет с земли Нашей». На всех было четко напечатано, что они изданы во время Второй Отечественной войны четырнадцатого года.

- Манифест был издан тогда, когда немцы вторглись в Люксембург. Вот и думай сама, что это за «Наша земля», - заметила на недоумевающий взгляд Славки тетя Нюра, - а немцы и евреи это было вероисповедание. Во всех материалах рекрутского присутствия это тогда писали.

- Ну, хорошо, - решила сменить тему Славка, поняв, что ей нечем крыть и что эта информация ни как не укладывалась у нее в голове, - а сколько же тогда лет деду? Я думала, что это ему семьдесят!

- Он-то, годков на пятнадцать-двадцать постарше будет. А сколько точно не скажу. Не знаю, - задумчиво произнесла хозяйка.

- Так вот, - продолжала она после небольшой паузы, - о наших баранах. Даже самые большие правители, приглашают тех, кто может помочь им в продлении жизни, то есть людей, постигающих тайны бытия.

Потому что те, не заинтересованы в присвоении или использовании артефактов, которые необходимы правителям.

Кроме того, многие из них при познании истин мира, сталкиваются с различными удивительными предметами, местами или необычными явлениями, много путешествуют и к тому же, обладают определенными способностями, недоступными обычному человеку.

И иногда, тем, кто ищет таких людей и хочет привлечь их к поиску, это удается. Но бывает это только в том случае, если поворот пути последних, совпадает с интересами жаждущих бессмертия. И вот то, что мы сейчас имеем, как раз такой случай.

- Ты хочешь сказать, что Николай Семенович тоже идет по пути?

- Нет,- рассмеялась тетя Нюра,- он опытный разведчик и просто хороший человек. А говорила я про себя.

- А разве эти люди не могут так же лишиться жизни, после того как принесут артефакт? - заинтересовалась Славка.

- Об этом мы с тобой поговорим как нибудь в следующий раз, а сейчас мне надо переодеться и прогуляться по важному делу, - закончила разговор тетя Нюра, выходя из комнаты.




На следующий день Славка пошла на службу уже по «настоящему».

Но вначале, она должна была показаться военному фельдшеру полка, получить от него справку о том, что полностью здорова, а после, доложиться дежурному по штабу и своим непосредственным командирам об окончании лечения. Поэтому зарядку, завтрак и утреннюю поверку она пропустила, позавтракав у тети Нюры.

- Так! Голову мы тебе вылечили, тело немного окрепло, кадык у тебя есть, женские дни прекращены, твой девичий запах целомудрия мы с помощью зелий временно убрали, так что сейчас почти не прикопаешься. Остается только надеяться, что и кончик у тебя отрастет, - с серьезным видом заявила Славке тетя Нюра, но увидев, что та пришла в ужас, залилась неудержимым смехом.

- Я пошутила! Не бойся! Можешь идти спокойно служить, - добавила она отсмеявшись.

От тети Нюры, Славка прямиком отправилась в медсанчасть. Постучав в дверь в темных сенях помещения, она вошла в кабинет.

Фельдшер оказался невысоким стеснительным человеком лет тридцати восьми, с большими «коровьими» темными глазами, за сильными линзами очков и кудрявой головой.

- Прекрасно! Вот и наш общий больной наконец-то появился! – воскликнул он голосом в нос, так, будто тот у него был заложен.

- Разрешите? – остановилась Славка в дверях.

- Что? Ах, да, да, проходите, пожалуйста, присаживайтесь вот сюда я Вас осмотрю, - спохватился он, поглядев на Славку и тут же, отведя взгляд.

- Извините. Смотрите, пожалуйста, на этот предмет, - попросил застенчиво фельдшер, говоря в нос. Он подошел к Славке с блестящим молоточком и поднял его к ее глазам.

Поводя им из стороны в сторону и внимательно глядя Славке в глаза, удовлетворительно хмыкнул и начал стучать ее по коленкам, попросив закинуть ногу на ногу.

- Нусс, Извините, но все просто замечательно, просто прекрасно. Анна Павловна, как всегда творит чудеса, - радостно заявил он.

После чего, быстро что-то написал на бланке неразборчивым почерком.

- Вот, отдайте это, пожалуйста, командиру батальона и передайте ему, что я более чем удовлетворен Вашим лечением. А так же, извините, передайте, пожалуйста, мое восхищение и Анне Павловне, - протянув справку, сказал он.

Командир Славкиного третьего батальона, оказался достаточно высоким худым мужчиной со слегка лысеющей головой, на которой располагалось узкое лицо с глазами на выкате, крючковатым носом и таким выражением, будто перед его носом постоянно держали что-то вонючее.

В прошлом, он явно был офицером, так как имел выправку и манеры военного царских времен.

Надменно посмотрев на Славку, он внимательно ознакомился со справкой и неожиданно улыбнулся.

- Вы, изволите быть протеже Анны Павловны, как я полагаю?! Ну что ж, милости просим в наш батальон. Надеюсь, Вы оправдаете ее доверие и станете лучшим солдатом в полку,- только и произнес он, отпуская ее дальше по инстанциям.

Немного позже, Славка познакомилась со своим взводным и старшиной батальона.

Взводный, был молодой бесшабашный на вид белобрысый круглоголовый парень, с ухватками опытного вояки. Он снисходительно посмотрел на Славку, дал ей несколько замечаний насчет внешнего вида, показал казарму и ее место отдыха в ней и быстро ушел.

Старшина же повел ее на склад, долго там копался где-то в его глубине и наконец, вышел, неся ей ее постельный принадлежности. Он был коренаст, невысок, уже в годах, с обвислыми бровями и усами, а так же большим носом дулей. Дав ей расписаться за белье, проинструктировал о бережном отношении к вещам, напомнив, что в армии огромная нехватка белья и обмундирования и опять исчез в глубине слада.

После того, как взводный показал ей в казарме ее тумбочку и кровать, а старшина выдал все что полагается, она отправилась на строевые занятия, проходившие на уже знакомом ей плацу.

Здесь в полном составе выстроился ее третий батальон, он же четвертая рота и он же первый взвод, в количестве примерно тридцати человек.

Дело в том, что совсем недавно, еще лет пять назад, количество постоянных служащих в армии начали сокращать, создавая сокращенные подразделения исключительно только ради заботы о военнослужащих, используя сэкономленные средства для увеличения им денежного пособия. Подразделения становились полными, только во время учебных сборов, на которые и призывали сокращенных из дому. Все это пояснил Славке взводный, пока показывал казарму.

На плацу сегодня командовал замкомпопол взвода или ползамка, как в армии их называли, командир, имеющий звание заместителя командира взвода по политической части. Он был среднего роста, чернявый и худой. Явно выходец из бывших вечных студентов и ярый приверженец нового строя.

Встретив Славку, он сразу же задал ей основные вопросы, проясняющие ее отношение к советской власти. То есть: является ли она комсомольцем, была ли в пионерской организации и каков социальный статус ее семьи.

После чего отправил в строй к таким же новобранцам, как и она.

С непривычки день оказался долгим, физически тяжелым и насыщенный событиями. А перед ужином, ее к себе вызвал помпопол полка - помощник командира по политической части.

- Красноармеец Борей по вашему приказанию явился, - отчеканила Славка, зайдя в его кабинет и отдавая честь.

- Не явился, а прибыл, прибыл, товарищ Борей. Являются только черти перед молебном, у социально чуждых нам элементов, - ничего хорошего не предвещавшим голосом сказал сидящий за столом помполит, не отрывая глаз от бумаги, которую держал в руках.

- Вижу, Вы выздоровели, - сказал он и пристально взглянул в глаза Славки, - да и замначштаба разведки доложила мне об этом. И она дала разрешение на то, что бы Вы несли службу полностью, без всяких скидок на восстановление после болезни.

Кроме того, при назначении Вас, красноармеец Борей, в эту часть, за Вами имелось воинская провинность. Это нарушение дисциплины и нарушение поведения красноармейца вне его части, выявленные по результатам проверки органами ГПУ НКВД городского комиссариата города Непочуй.

Ваше дело было передано в ОГПУ, но почему-то и на мой взгляд совершенно напрасно, вернулось с пометкой об отбытии Вами наказания в части. И если бы не благодарность наркома, объявленная Вам за несение службы, я бы настаивал на более суровом наказании. Вам понятно?

- Так точно товарищ помполит, - с закипающей обидой и появившимся откуда-то из глубины сердца страхом, ответила Славка.

- Ну, а раз понятно, то слушайте приказ. Исполняя решение ОГПУ при СНК CCCР и вчерашний приказ наркома, командование полка приняло решение назначить Вас ответственным за наше полковое свиноводческое хозяйство, с исполнением обязанностей в должности помощник свинаря, с нахождением в ночное время в помещениях хозчасти относящихся к соответствующему подразделению. Исполнение обязанностей производится без отрыва от занятий по военной и политической подготовке.

Он пристально и злорадно посмотрел на Славку, ожидая ее реакции на услышанное и увидев страх в ее глазах, радостно ухмыльнулся, продолжая чтение приказа.

- К исполнению приказа приступить завтра же, с пяти часов ноль-ноль минут. А пока можете идти, но учтите, я буду за вами присматривать и любое, даже небольшое нарушение дисциплины или устава, уже не сойдет Вам так легко с рук, как сошло сейчас. Нам в Красной армии чуждые элементы не нужны. Мы будем их вычищать и преграждать им путь, так же как преградили путь поповщине, кулакам, уголовникам и казакам. Вопросы есть?

- Никак нет, товарищ помполит.

- Пока свободны, - недобро сверкнув глазами из-под бровей, закончил помполит.

Славка отдала честь, повернулась и вышла, с наворачивающимися на глаза слезами, расстроенная и напуганная агрессивным поведением помполита, которому она по каким-то причинам не понравилась.

Отпросившись у командира взвода и объяснив ему ситуацию, при которой она никак не попадала на вечернюю поверку, после ужина, она пошла знакомиться со своими подопечными.

Придя в свинарник и осмотрев доверенное ей хозяйство, Славка была просто поражена открывшимся ей видом, на который она не обратила внимания, когда лежала здесь в полуобморочном состоянии.

Свиньи были тощими и ужасно грязными, их глаза горели недобрым огоньком постоянного голода. Навоза в загоне было по колено, загородки были поломаны и покрыты грязью, но не лопаты, не чего-нибудь подобного для уборки навоза, она здесь не нашла. Грязные пустые мешки из-под зерна и силоса валялись тут же в углу.

Свиньи, увидев человека, отбежали подальше и сгрудились в углу, недовольно похрюкивая. Только боров приветливо всхрапнул и потрусил к Славке, раздвигая своей тушей окружающих его подружек, после чего привалился к грозившей обрушиться загородке, подставив для чесания нужное место.

От непонимания того, что же ей делать в этой ужасной ситуации, а так же от переизбытка чувств, Славка, почесывая борову за ухом, разрыдалась и решила пойти к тете Нюре.

В избе пахло травами и еще сдобой, которую хозяйка только что вытащила из печи и в данный момент смазывала гусиным пером, окуная его в масло.

- А, новобранец. Ну, проходи, проходи. Вот ватрушками угощу, - приветствовала Славку раскрасневшаяся от печи тетя Нюра, - небось постоянно голодная, как и все новобранцы?

- А что это у тебя глаза на мокром месте, али служба не по нраву? - приглядевшись к душе-девице, спросила она.

Славка крепилась, как могла, но не выдержала и снова разревелась.

- Ну, пореви - пореви, сразу и полегчает, - мудро заметила хозяйка, ставя на стол кружку молока и тарелку со свежеиспеченными душистыми ватрушками, - да мою стряпню попробуй, пока не остыла.

Проревевшись, Славка все еще швыркая носом, принялась за ватрушки с молоком. Тетя Нюра, тем временем, продолжала заниматься выпечкой и вскоре на кухонном столе образовалась два медных таза, с горкой заполненных необычайно вкусной сдобой с начинкой, сделанной из фарша сушеных яблок и груш.

А на лавке, отдельно от ватрушек, стоял, источая свой аромат, накрытый расшитым полотенцем просто таки невероятных размеров мясной пирог.

- Завтра у нашего командира полка день рождения. Вот он и попросил меня, что ни будь из домашней выпечки приготовить, гостей у него всегда много бывает. Даже из соседних полков друзья и бывшие сослуживцы с женами приезжают, - пояснила тетя Нюра, поймав удивленно-заинтересованный взгляд Славки.

Закончив стряпать, она накрыла оба таза льняным куском ткани и подсела к гостье.

- Ну, а теперь давай, рассказывай про свои обиды.

Глаза Славки тут же вновь наполнились слезами и она подробно рассказала хозяйке и о своем страхе, что ее раскроют, и о занятиях на плацу по отработке строевого шага, от которого у нее до сих пор дрожали ноги и болели пятки, и о преодоление полосы препятствий, где она, под смех красноармейцев, никак не могла одолеть стенку, и о разговоре с помполитом, и конечно же о том наказание, которое ей назначило командование полка.

Тетя Нюра заливисто рассмеялась.

- Не принимай это на свой счет, я опять вспомнила себя в подобной ситуации, – отсмеявшись и обняв Славку, пояснила тетя Нюра, - насчет хрюшек не беспокойся, завтра с утра пораньше пойдем туда и я тебе все объясню и помогу организовать. А то, что тебя перевели жить в домик свинаря, так это прямо подарок судьбы, а точнее духа, не придется лишний раз опасаться, что тебя раскроют.

- Бренность мира узрев, горевать погоди!
Верь: недаром колотиться сердце в груди.
Не горюй о минувшем: что было, то сплыло.
Не горюй о грядущем: туман впереди…, - прочитала она четверостишие, от точности строк и смысла которого Славка просто опешила.

- Это великий поэт Омар Хаям. Очень близкий для нас по духу человек и мне его четверостишия по душе, - пояснила тетя Нюра, увидев замершую на секунду Славку.

- Ну, а теперь давай бегом в казарму и в пять утра я тебя жду у загона свиней.

В казарме было темно и до невозможности душно, стоял храп и постанывание спящих солдат, а так же, редкая перестрелка освобождающихся от газов желудков, усиливающая духоту своеобразными запахами и над всем этим резко доминировал дух портянок и нагуталиненных сапог.

- Да-а.., - подумала Славка, - хорошо, что мне здесь не придется больше ночевать. Да и сейчас, наверное, уснуть не смогу, дышать просто нечем.

Она быстро разделась и нырнула под байковое одеяло на влажные, от долгого лежания на складе простыни, думая о том, что придется долго ворочаться, пока удастся заснуть.

Но не успела опустить голову на сбитую в бесформенный комок в наволочке подушку, как ее уже будил дневальный, поднимая на работу в свинарник.





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 18
© 10.10.2017 Роман Троянов

Рубрика произведения: Проза -> Мистика
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 2 автора












1