Пока не видит солнце. Глава 13 закл.


Погружение
Сон еще не покинул ее окончательно, а Клара уже поняла, что изменилась. Обостренные чувства улавливали едва различимые звуки и запахи, но это было еще не все: любой аромат Клара могла расчленить на десятки компонентов. Гибискусы, сотни разновидностей пахучих орхидей, саговые и кокосовые пальмы, лианы, какао, агатисы – эти растения легко угадывались не только по запаху, но и по расстоянию от хижины. Она задышала глубоко, размеренно, смакуя необычное ощущение. Громкий щебет птиц наполнял пространство замысловатыми музыкальными фразами. Отрывистое и редкое гуканье птицы-носорога подхватывали забияки-попугаи и передавали эстафету краснобрюхому пестрому голубю.
Клара открыла глаза и огляделась. Юрия в хижине не было. На металлическом блюде тлели маленькие угольки. Мягкие солнечные лучи нежно согревали кожу. Вставать совсем не хотелось. Клара потянулась и сладко зевнула. Приятная нега наполняла все тело. Клара отодвинула москитную сетку: перед ней предстала раскидистая пальма окруженная ковром из белых орхидей. Наблюдая за ласкающим взгляд пейзажем, она потеряла счет времени и опомнилась лишь тогда, когда солнце закатилось за горизонт. Нехотя она поднялась с матраса, натянула футболку, джинсы и собрала волосы в пучок.
Опустившаяся на остров ночь наполнила все вокруг чарующей магией. Клара без страха вышла из хижины и долго смотрела на луну. Та висела над островом большим серебряным диском, освещая макушки деревьев.
Где-то вдали послышался голос Юрия; с ним был кто-то еще. Клара замерла и прислушалась. Женщина? Спустившись по ступеням, она пошла на голос, который вывел ее к побережью. Они заметили ее первыми. Из пальмовой тени в лунный свет вышел Уваров и протянул ей руку.
– Не бойся, – сказал он и улыбнулся.
За спиной Уварова стояла хрупкая полуобнаженная женщина из местного племени. Ее единственным одеянием была набедренная повязка из потертой зеленой ткани. На руках и босых ногах красовались коралловые браслеты, которые позвякивали при каждом движении. В руке она держала резной деревянный посох, инкрустированный ракушками и зубами крокодила. Ее волосы, сбитые в толстые тяжелые колтуны, удерживал обруч с круглым сияющим медальоном, грудь чуть прикрывали ряды коралловых бус.
– Это Бу, она из местного племени.
Клара с любопытством рассматривала островитянку и подметила, что Бу находилась в постоянном движении, словно исполняла непрерывный ритуальный танец. В ее глазах читался страх.
– Чего она боится?
Ее вопрос удивил Юрия и тот спросил:
– Как ты догадалась?
– Почувствовала. Почему она прячется?
– Она боится не тебя, а Кочевницу, – пояснил Юрий, – она видит ее тень, которая непрерывно следует за тобой.
Переминаясь с ноги на ногу, Бу с тревогой взглянула на Уварова и сунула ему в руку кисет из холщовой ткани. Тот поблагодарил кивком и сунул кисет в карман шорт. Островитянка бросила на Клару прощальный взгляд, мелкими шажками побежала к берегу, запрыгнула в каноэ и оттолкнулась веслом от мелководья.
Ни слова не говоря, Уваров повернулся и пошел в хижину, Клара осталась на берегу, глядя, как исчезает в темноте силуэт островитянки. В песке послышался шорох; она пошла на звук и увидела вереницу маленьких зеленых черепашек, которые дружно вышагивали из гнезда к воде, оставляя за собой неглубокие следы. Их вид произвел на Клару необычайно волнующее впечатление, и она еще долго наблюдала за их походом строем.
Вернувшись в хижину, она застала Юрия сидящим на ступеньках с охапкой бело-розовых орхидей. Запах цветов наполнял пространство нежным и насыщенным ароматом. Прижавшись к возлюбленному, Клара восторжено поведала:
– Я видела, как маленькие черепашки совершали свой первый заход в воду! Это было впечатляюще!
Он отделил один локон ее длинных каштановых волос и обмотал вокруг обломанного цветка орхидеи. Остальные цветы поставил в ведро с дождевой водой. Затем обнял ее и спросил:
– Как ты себя чувствуешь?
Клара рассказала о своих ощущениях и обострившихся чувствах. Глаза ее при этом сверкали как два уголька, а умиротворенная улыбка не сходила с лица. Уваров слушал и улыбался, пока она не спросила:
– Что тебе дала Бу?
Настроение Юрия тут же переменилось: между бровями залегла глубокая складка, взгляд потускнел и сделался жестким, от чего его лицо снова превратилось в лицо Уварова-следователя.
– Это для меня. Бу сказала, что твоя энергия к полуночи наберет наибольшую силу, я уже не смогу с ней справляться. Сбор трав и кореньев позволит мне продержаться еще несколько часов.
– Может, тебе уехать? – встревоженно предложила Клара.
– И оставить тебя здесь одну? – от удивления его брови взметнулись вверх.
– Я больше не боюсь, – заверила его Клара.
– Дело не в этом. Мы оба ждали этой встречи три месяца, – он взял ее руку и поцеловал. – Хочу быть с тобой каждую минуту.
Позже они гуляли вокруг озера. Клара так осмелела, что перестала реагировать на живность и вздрагивать при каждом шорохе. Перед ней открылась истинная красота острова. Розовая дымка поднималась от воды и расползалась по земле. Плодовые деревья, кустарники и цветы создавали причудливый разноцветный тропический ковер, который накрывал землю. Клара вышла в центр поляны, окруженной пальмами, подняла руки и подставила лицо лунным лучам.
– Я все думаю о Кочевнице и духе Луны, – вполголоса произнес Уваров.
Клара спиной почувствовала жар его тела.
– Если все пройдет без заминки, завтра они воссоединятся.
– История любви длиною в три тысячи лет, – произнесла Клара, не сводя взгляда с лунного диска.
– В те времена правил царь Соломон. Возможно, она была свидетельницей возведения главной святыни иудаизма – Иерусалимского храма.
– В Египте тогда еще правили фараоны...
– А может, она жила в Вавилоне, во времена правления царя Навуходоносора? – усмехнулся Уваров. – Завтра тебе представится возможность спросить у нее самой.
Клара вздрогнула и погрустнела. После этого они больше не говорили о переходе – слишком болезненной для них была эта тема.
Влюбленные долго гуляли по прибрежной линии острова. Тяжесть принятого решения давила на сознание, тем самым отягощая последние часы перед солнечным затмением. Клара наблюдала за Юрием, молча бредущим по мокрому песку, и подмечала, что за время разлуки его тело стало жилистым, мышцы окрепли. Ей было трудно поверить, что самочувствие любимого, так пышущего жизнью и здоровьем, может ухудшиться. Кларе хотелось, чтобы процесс перехода прошел без накладок – им и так нелегко на это отважиться. Если попытка сорвется по вине его или ее недомогания, Клара не была уверена, что решиться на повторную попытку. Поэтому она настояла на том, чтобы они разделились до момента погружения. Уваров вернулся в хижину, чтобы немного поспать, а Клара продолжила прогулку вокруг острова.
Рассвет она встретила на берегу, глядя на океанские просторы. Мысли судорожно крутились вокруг упущенных возможностей. Сколько раз ей выпадал шанс начать собственную карьеру, но Аркадий каждый раз находил в ее задумке какой-нибудь изъян и давил аргументами, пока Клара не отказывалась от своей идеи. Так было бы и с открытием цветочного магазина, если бы не Лиля; поэтому Клара долго не раздумывала, когда переоформляла документы на подругу. На душе было тоскливо еще и от мысли, как мало красивых мест она повидала на земле. Осталась нереализованной мечта посетить романтическую Венецию, величественный Берлин, почтенный и представительный Лондон. Как много она еще не сделала и как много не увидит...
Вдалеке проплывали парусные лодки и быстроходные катера. Клара сидела на шероховатом стволе пальмы, склонив голову на прижатые к груди колени. Взгляд ее ощупывал бесконечный горизонт. Ей не было скучно, ничто больше не раздражало. Но вот вдалеке показался катер в сопровождении трех каноэ. На одном из них плыла Бу. Вид у нее был грозный и сосредоточенный. Почувствовав неладное, Клара со всех ног бросилась к хижине, но, как ни старалась, все равно добежала последней. Юрий лежал почти без дыхания. Она хотела нащупать пульс, но Бу бесцеремонно посохом отогнала ее от возлюбленного и указала на дверь. Кларе ничего не оставалось, как выйти из хижины и наблюдать за исцелением со стороны.
Островитяне вынесли Уварова на террасу и обложили какими-то листьями. Бу обмазала его пахучим средством, по запаху напоминающим эвкалиптовый экстракт, и напоила отваром из кисета. Затем она затянула заунывную песню, периодически выкрикивая грозные призывы и указывая посохом в сторону Клары. Ничего хорошего Кларе это не сулило, поэтому она все дальше и дальше отходила к пальмовой роще. В конце концов Бу прочертила посохом круг вокруг дома, запретив Кларе за него заходить.
Через несколько минут Уваров открыл глаза и приподнялся на локтях. Островитяне радостно заулюлюкали. Бу бросилась к спасенному и громко запричитала. Между ними произошла короткая перепалка и в итоге островитяне убежали так же быстро, как и появились.
Уваров огляделся по сторонам, ища глазами возлюбленную. Затем с осторожность поднялся и подошел к Кларе, которая с растерянным видом все еще стояла перед очерченным кругом.
– Нам пора.
Накатило волнение, Клара прочистила горло и спросила:
– О чем вы спорили с Бу?
– Она помогла мне получить последние ответы.
Больше Уваров ничего не сказал, хотя Клара настойчиво просила не оставлять ее в неведении. Они собрали вещи и направились на побережье, где их ждал катер. Перед тем, как выйти из мангровой чащи на берег, Уваров остановился и притянул ее к себе.
– Что бы ни случилось, доверься мне. Я люблю тебя, ты – моя жизнь. Я не причиню тебе боль.
Его слова больше напугали, чем успокоили. Когда они подошли к катеру, Клара дрожала от страха так, что зуб на зуб не попадал. Юрий бросил сумку на дно катера и протянул ей руку, Клара села на корму и вцепилась в поручень.
Она не могла поверить, что сейчас, вместо того чтобы дарить любовь и заботу единственной дочери и наслаждаться жизнью с возлюбленным, направляется к месту собственной гибели, чтобы выпустить из себя неведомую Кочевницу. А что их с Юрием ждет после этого, никто не знает. Увидятся ли они снова? Выживут ли? С Уваровым свои сомнения она больше не обсуждала: его реакция на ее страхи была однозначной. В отличие от возлюбленной, он точно знал, что оттягивать до второго затмения нельзя – нужно использовать первый же выпавший шанс, чтобы выполнить свое предназначение.
Забурчал мотор, и катер быстро помчался к месту погружения. Клара смотрела на скривленные ветром стволы пальм и думала, что они наклонились так низко к воде, чтобы попрощаться с ней. Она тоже мысленно прощалась: со своей жизнью, с прошлым, каким бы оно ни было, а главное – с единственным человечком, оставшимся после нее, ее кровинкой и лучшей частью. Слезы одна за другой хлынули из глаз и потекли по щекам.
Почувствовав ее тоску, Уваров обнял Клару за плечи.
– Посмотри на меня.
Она послушно подняла на него заплаканные глаза и громко всхлипнула.
– Все будет хорошо. Ты задолжала Кочевнице. Ты просто отдашь долг – поможешь ей вернуться.
Клара уткнулась в его плечо, закрыла глаза и вспомнила о Тамаре, ее дневнике и тяжелой судьбе. В отличие от нее, Кларе есть, что вспомнить добрым словом: в ее жизни было много хорошего, ее окружали любящие родители, бабушки, дедушки, одноклассники, подруги и друзья. Она точно знает, что вспоминать ее будут, причем вспоминать будут хорошо.

☼☼☼
Место погружения долго искать не пришлось. На поверхности воды наблюдалось необычное явление – круг диаметром в двадцать метров вопреки океанскому течению, двигался по часовой стрелке. На границе круга поднимался небольшой водяной бортик, от которого шел пар. Заметив это явление, двое островитян начали махать руками и кричать что есть силы. Уваров постарался их успокоить, но на их испуганных лицах читалось только одно желание – подальше убраться от этого места.
Уваров взглянул на часы.
– Пора. Через три минуты нужно быть на месте. И помни: держись рядом и все будет хорошо. Я люблю тебя.
Она кивнула. Вид у нее был такой растерянный, что Уваров решил подкрепить свои слова поцелуем. Затем он попрощался с островитянами, дал им последние инструкции и бросил напряженный взгляд на водяной круг.
Клара и Юрий надели ласты и закрепили на головах маски с трубками. Он напомнил ей, как прыгать с лодки, и первым шагнул в воду, но не стал погружаться, а держался на поверхности, ожидая ее. Клара посмотрела на небо в последний раз: полуденное солнце светило беззаботно, словно не знало, что через несколько минут померкнет. По телу новой волной прокатился леденящий страх. Клара запаниковала и никак не могла сделать последний шаг. Руки ее так дрожали, что она сжала их в кулаки, растерянно глядя на вращающийся перед ней круг. Туманная дымка, исходящая от воды, доползла до лодки, и островитяне в два голоса закричали и замахали руками. Клара еще раз прошептала слова прощания, адресованные дочери, сделала широкий шаг и погрузилась в воду.
Не дав ей опомниться, Уваров схватил ее за запястье и потащил на дно. Они сели в нужной позе и обмотали вокруг бедер веревки, привязанные к камням. Уваров показал пальцем вверх, и через толщу прозрачной воды Клара увидела, как солнечный диск начал постепенно закрываться тенью. Тень шла сверху вниз и, как только она накрыла половину солнечного диска, вода внутри круга начала двигаться быстрее. Клару сносило течением, грузило уже не помогало. Затмение было похоже на столкновение дня и ночи: только что свет пронизывал все вокруг, но прошло несколько минут – и на землю опустилась тьма. Течение стало столь сильным, что оставаться в одной позе было невозможно. Тогда Уваров развязал веревку, притянул Клару к себе, сжал за плечи и со всей силы толкнул вверх – навстречу водовороту.
Все произошло так быстро, что осознать и тем более отреагировать она не успела. Прорезая водную толщу, она видела, как луна закрыла солнце, оставив вокруг светила огненную кайму, похожую на золотое обручальное кольцо. Зрелище было потрясающим, оно завораживало и притягивало взгляд, словно магнит. В следующее мгновенье Клара очутилась в кромешной тьме и не успела испугаться, как услышала стук каблучков. К ней подбежала молодая девушка с черными распущенными волосами. На ней было длинное национальное платье и узкие, облегающие ногу, рыжие сапожки. В ушах со звоном колыхались серьги в виде треугольника с бахромой из серебра, голову стягивала диадема, которую венчал все тот же треугольник – видимо, отличительный знак ее племени. Девушка была ослепительно красива и взволнованна: на ее лице алел румянец, а в глазах теплились отчаянная надежда и предвкушение встречи с любимым.
Она схватила Клару за руку и потащила за собой.
– Кто ты? – на бегу спросила ее Клара.
– Ты знаешь, кто, – игриво отозвалась красавица.
– Тея... – прошептала Клара и улыбнулась.
Благодаря присутствию Теи кромешная тьма больше не пугала. Мало того: Клара почувствовала, как внутри нее закипает энергия, дающая ей силы преодолеть переход.
Впереди послышался шум, Клара испугалась и выдернула руку из ладошки спутницы.
– Не бойся, это мой возлюбленный! – воскликнула Тея и засмеялась. – Он спешит мне навстречу, чтобы перехватить меня на рубеже солнечного света. Мы должны добежать, пока нас не видит Солнце.
Клара побежала следом за ней и тут же спохватилась:
– А я зачем бегу?
– Без тебя я не смогу добежать, – ответила Тея и ободряюще улыбнулась.
Сопротивляться было бесполезно: ее красота и жизнерадостность так обезоруживали, что Клара невольно подчинилась.
– За что тебя наказали? – спросила она, настигая Тею.
– За любовь! – воскликнула та и тут же добавила: – Но истинная любовь – вечна. Ее невозможно разрушить, она пройдет сквозь все преграды и века.
Шум нарастал. Клара понимала, что они уже близко, но в этот момент их спины озарил первый солнечный луч. Тея испуганно оглянулась назад, улыбка мгновенно сошла с лица. Клара поняла, что времени у них совсем не осталось. Решение далось ей легко – она даже не думала о себе в этот момент. Единственное, чего она хотела, – чтобы Тея успела добежать, и было уже не важно, кто эта девушка и почему оказалась в заточеии в этой темноте.
– Тея! – воскликнула Клара. – Беги впереди меня, не сворачивай и не оглядывайся! Я прикрою тебя от Солнца!
Тея кивнула, и краем глаза Клара увидела, как на ее белом как фарфор лице блестят слезы. Она бежала позади, прикрывая девушке спину, а тем временем солнечные лучи уже пробились сквозь тень луны и обжигали открытые участки кожи. По обе стороны от них все заполыхало. Огонь освещал все вокруг ослепительным светом, и вот-вот должен был добраться до Теи. Видимо, та тоже почувствовала жар и отчаянно закричала:
– Нет! Спасайся, ты погибнешь!
Но Клара ее не слушала: она понимала, что действовать нужно решительно и быстро.
– Быстрее! – подталкивала она Тею. – Беги быстрее! Ты сможешь! Не думай! Просто беги!
Огонь пожирал ее тело, Клара чувствовала мучительную боль и на бегу беспомощно наблюдала, как пламя перекидывается с ее одежды на ноги и грудь. Впереди виднелся черный круг, вокруг которого полыхали серебристые лучи, напоминающие северное сияние – это был рубеж, к которому стремилась Тея. Оставалось совсем немного, но Тея выбилась из сил: по ее лицу катился пот, она перешла с бега на шаг. Дыхание сбилось, стало прерывистым. Казалось, она вот-вот рухнет без чувств. Из последних сил Клара толкнула девушку в спину.
– Беги!
Толчок сделал свое дело: Тея ускорилась. Клара со страхом бросила взгляд на свои полыхающие руки и в последний раз взглянула на Тею. Девушка в пылающей одежде все же добежала до рубежа и на последней секунде прыгнула в радужное сияние. Когда ослепительный свет добрался до черного круга, Теи там уже не было. Клара облегченно вздохнула и улыбнулась – она успела! Безграничный и всеобъемлющий свет наполнил пространство вокруг. Клара счастливо прошептала: «Пока не видит Солнце» и исчезла.

☼☼☼
Очнулась Клара в зимнем саду, лежа в гамаке. Юрий тянулся к ее губам, но в их идиллию вторглась настойчивая трель мобильного телефона.
– Уваров, – грозно произнес он, отвечая на звонок.
Выслушав собеседника, он тяжело вздохнул и спросил:
– Можешь забрать меня? Я не дома. Адрес сейчас скину.
Закончив разговор, он повернулся к Кларе.
– Убийство. Коваленко сейчас за мной заедет. Мы можем прерваться ненадолго?
Клара огляделась вокруг. Она не понимала, как очутилась в гамаке в зимнем саду и, словно заученную фразу, растерянно произнесла:
– Конечно. До утра коттедж в нашем распоряжении.
– Здорово, – улыбнулся Юрий и с неохотой засобирался.
Было понятно, что он не хочет уходить и при первой же возможности отказался бы от вызова. Но после недолгих раздумий все же надел пиджак и отправил смс с адресом. Затем залпом осушил бокал вина и быстро покинул оранжерею. Клара вскочила на ноги и побежала за ним в холл. Уваров надевал пальто и, взглянув на растерянный вид Клары, улыбнулся, притянул ее к себе и страстно поцеловал в губы.
– Я тебе говорил, что ты красивая?
Вопреки своему желанию, Клара ответила «нет», хотя в глубине души знала, что это не так. Ей вообще казалось, что она испытывает дежавю. Сейчас он скажет: «Значит, еще скажу».
– Значит, еще скажу, – подтвердил ее прогноз Юрий.
Выйдя из коттеджа, они пошли к воротам. Из соседнего дома послышался лай собаки. Клара растерянно оглядывалась по сторонам, четко понимая, что она когда-то уже проживала эту ситуацию.
– Я постараюсь приехать как можно скорее, – Уваров вынул из кармана пальто пачку сигарет и закурил.
Комок подкатил к горлу, и Клара чуть не заплакала. Она вдруг осознала, что если сейчас его не остановит, то больше никогда не увидит.
– Эй, ты чего? – удивился Юрий и твердо добавил: – Я приеду.
– Не хочу последнюю ночь провести в одиночестве, – ответила она и прижалась к нему всем телом.
– Да я быстро! – беспечно ответил он и выдохнул струю дыма. – Ты не успеешь загрустить.
В переулке припарковалась машина Коваленко. Уваров чмокнул Клару в шею, вышел за ворота и приветственно помахал другу.
– Не уезжай, Юра, прошу тебя, – запричитала Клара, – у меня такое чувство, что мы больше не увидимся.
Предостережение Клары заставило его замедлить шаг, а затем остановиться. Он повернулся к ней и замер в ожидании. На его лице промелькнуло сомнение. Процесс расследования был непредсказуем, и Уваров знал, что может задержаться, а то и вовсе не успеть к ее отъезду. Только сейчас он понял, что она права – если он не вернется хотя бы к утру, то они больше не увидятся.
– Нужно использовать шанс, пока он есть! – запричитала Клара в отчаянии. Она чувствовала, что должна его остановить. – Жизнь так коротка! У нас нет даже времени задуматься, чего же мы хотим на самом деле! Мы как белки в колесе – крутимся в своих делах и пробегаем мимо своей судьбы, а потом сетуем на то, что несчастливы.
Коваленко приоткрыл дверь и нетерпеливо крикнул напарнику:
– Юрон! Ты едешь или как?
Уваров медленно повернул голову в сторону друга и сказал:
– Слушай, возьми кого-нибудь другого, мне тут дельце одно нужно закончить.
– Да что за бред! Юрон! Какое дельце с замужней бабой? Мало тебе проблем? У нас работа! Поехали!
Слово «работа» напомнило Уварову о долге, он сомкнул челюсть, открыл дверь и хотел сесть в машину, но Клара что есть силы закричала:
– Нет! Юра, не уезжай!
Ситуация была двоякой: с одной стороны, ему действительно хотелось остаться, с другой – такая настойчивость в женщинах ему претила, а присутствие друга только усугубляло ситуацию, поэтому он решительно сел в машину и жестом дал знак ехать. Машина отъехала от коттеджа и на первом повороте свернула направо.
Клара осталась стоять посреди плохо освещенного переулка. От обиды на глаза навернулись слезы. И тут внутренний голос дал ей команду: «Беги!» В этот момент она не думала о нелепости происходящего – ноги несли ее сами. Отбросив все сомнения и гордость, она упрямо бежала за машиной.
Взглянув в зеркало заднего вида, Коваленко воскликнул:
– Ты глянь, Юрон! Эта чеканутая баба за машиной бежит!
Уваров посмотрел в боковое зеркало и увидел Клару. Она бежала что есть силы, волосы растрепались, подол блузки выбился из джинсов и развевался, словно парус на ветру. От ее отчаянного вида сердце кольнуло, и Уваров чуть не выпрыгнул из машины прямо на ходу. Коваленко еле успел затормозить.
– Да едрить тебя, Юрон! С ума сошел?
Коваленко выглянул из машины и увидел, как его друг бежит навстречу Кларе.
– Да ну тебя! – раздраженно бросил он, нажал на газ и рванул с места.
На пустой, плохо освещенной дороге, прильнув друг к другу, стояла влюбленная пара. Он осыпал ее лицо страстными поцелуями, осушая покрытые влажными полосками щеки, а она еще несколько минут по инерции приговаривала: «Не уезжай, прошу тебя». Их силуэты освещала полная луна, щедро наполняя энергией любви и благодарности. Где-то вдалеке на фоне серебристых лунных лучей мелькнула девичья фигура, послышался звонкий и беззаботный смех. Клара замерла и прислушалась: где-то она его уже слышала... Вот только где?

☼☼☼
По тропинке, проложенной сотни лет назад племенем фика-фика на одном из маленьких островков близ вулканического острова Нью-Джорджия, шли отец и сын. Пятилетний босоногий мальчуган еле поспевал за широким шагом отца. Больше всего мальчишке сейчас хотелось поиграть с приятелем Джеем, который приехал к его матери с соседнего острова изучать русский язык, но отец сказал, что пришло время делать воздушного змея, чтобы начать рыбачить вместе со взрослыми.
– Пап, почему нельзя использовать пластикового змея и нейлоновую нить? – недоумевал смышленый мальчуган.
– А что ты будешь делать, если однажды пластика под рукой не окажется? – спокойно отвечал ему отец. – Мы живем на острове, где испокон веков воздушного змея делали своими руками. Старейшины племени научили меня, а я научу тебя: как находить хорошие листья для змея, как запускать змея над волнами, чтобы он летел подобно божественной птице Фрегат и дарил нам много рыбы.
Отец остановился у рощицы и начал ощупывать листья.
– А из чего будет приманка? – полюбопытствовал сын, деловито складывая руки на груди.
Мальчик всегда так делал, когда серьезно размышлял – подражал позе отца.
– Из паутины, – ответил отец. – Сейчас я покажу тебе паука, сети которого позволяют сделать прочную приманку. Слушай меня внимательно: когда-нибудь ты будешь учить этому своих детей, чтобы на вашем столе всегда была свежая рыба.
– А почему мы не взяли Джея?
– Потому что это путешествие по традиции совершают отец и сын. Это таинство. Джея научит его отец.
Спустя несколько часов, когда солнце уже клонилось к горизонту, они вышли из тропической чащи уставшие, но счастливые. Сын нес воздушного змея, которого только что сам смастерил и опробовал под чутким руководством отца. Мальчик побежал к хижине, торопливо поднялся по ступенькам, взглядом отыскал мать и бросился к ней на шею.
– Мама, смотри: я сделал своего первого змея, и завтра папа возьмет меня на рыбалку!
Мать поцеловала малыша в щеку и спросила у подоспевшего отца:
– Юра, не маловат ли он для рыбалки?
– Чем раньше научится – тем лучше.
Мальчуган выбежал из хижины и со всех ног помчался к своему другу, чей силуэт виднелся на берегу озера. Рядом с ним сидела сводная сестра Полина. Когда малыш убежал, его родители слились в поцелуе. Юрий пробежался руками по груди и животу жены, хотел спуститься ниже, но она засмеялась и откинула его руку.
– Все на месте? Ничего не растеряла, пока меня не было? – шутливо поинтересовался он.
– Смени пластинку, – хихикнула Клара. На лице сияла нежная и счастливая улыбка.
– Что решила Полина?
– Поживет с нами до зимы, а в апреле поедет к отцу в Москву – будет готовиться к поступлению в институт.
– Что вообще слышно в мире? – спросил Уваров, зацепившись взглядом за ноутбук, стоящий на столе.
В его голосе не было особого энтузиазма, с каждым днем в их хижине техники, привезенной много лет назад с материка становилось все меньше и меньше. Точнее сказать, техника ломалась, чинить ее на Соломоновых островах было некому, а покупать новую супругам даже в голову не приходило.
– А не все ли равно, – безмятежно отозвалась Клара. – Главное, чтобы завтра не было шторма.

Июнь 2014г.
г. Москва

http://idavydova.ru/
https://www.facebook.com/inessa.davydoff
https://twitter.com/Dinessa1
https://ok.ru/group53106623119470





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 27
© 08.10.2017 Инесса Давыдова

Метки: мистика, кочевница, луна, перерождение, затмение,
Рубрика произведения: Проза -> Мистика
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 2 автора












1