Лебеди и жуки из дикого омута печали


 

«В сердце лебеди летели» - музыка из мультфильма «Анастасия», автор музыки - Дэвид Ньюман, поёт Лидия Олейникова





1. В сердце лебеди летели

Дни сшивали мне золотошвейки,
Выпуская рыжее наружу,
Гнулись иглы, но тянули шейки
И бросали ржавчину на душу.

На шитьё прилипла паутина,
В ней застыли дождичные блёстки.
Ворон-время в грустную картину
Клювом бил и радостно, и хлёстко.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . В сером небе плыли облака ли
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Или в сердце лебеди летели.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Всё едино, это кровь лакали
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Белых перьев острые метели.

Листья леса в тление осели,
В колыбели памяти о лете.
Долго ждать мне птичьих новоселий,
Долго жить под свистом снежной плети.

Скрипнул месяц на морозной взвеси,
Скоро он расколется от стужи.
Сколько пламя от осколка весит?
Мне глоток бы. До весны он нужен.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . В зимнем небе лебеди летели,
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Плачем лета землю облекали,
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . То во мне голодные метели
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Безвозвратно жизнь мою лакали.


1989. 2013. 2014



2. Песенные весы осени

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . "Не спеши, мой сентябрь золотой"
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Геннадий Ростовский

Положи на весы листопада платок
И ковры от зелёного лета:
Нам известен до боли осенний итог,
В нём терновник прощальных сонетов.

Птица воли тебе передаст непокой,
Неподъёмную ношу желаний,
Потаённую грусть неизвестно по ком
В череде непрерывных посланий.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Не спеши, мой сентябрь золотой,
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Улетать с журавлями в пустыню,
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Положи мне на сердце ладонь,
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Пусть она ещё долго не стынет.

К напряжённости жизни пристала тоска
И дробит непрерывность на части.
Мой душевный запас будет нервно лакать
Листопадная жажда несчастий.

Человеку понятен язык перемен
И глубокая суть превращений,
Но ему подавайте бессмертье взамен
В колесе бесконечных вращений.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Не спеши, мой сентябрь золотой,
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Укрываться заснеженным пледом.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Дай мне сделать теплыни глоток
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Из криницы мелькнувшего лета.

Только мысленно сможешь пройти перевал
За которым нет смертных оскалов,
Но и там суждено без конца горевать
Сколько б солнце тебя не ласкало.

Времена опадают и жгутся в кострах,
Рассыпая по памяти уголь.
Сколько можно испытывать горе и страх
В обречённости, загнанной в угол.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Не спеши, мой сентябрь золотой,
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Дай промолвить весеннюю шалость,
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Посвящённую нежно и ласково той,
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Для которой любовно дышал я.

Эта осень богата простудой души,
Описанием старых болезней.
Век живи, век учись и в потёмках глуши
Ты найдёшь, что для доли полезней.

Да искать и не нужно, бери и неси
Болью сердца любовь и отвагу,
И тебя призовёт жестом славы Мессир
К испытанию слов на бумаге.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Не спеши, мой сентябрь золотой,
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Завершать жизни сказочный ужин.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Есть ответ и до боли простой -
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Ты для нового счастья мне нужен.

2013



3. Песня о дождике и журавлях

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . «Рождение дождя из тишины,
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Предутренних молений и желаний...
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Деревьям, что дождём оглушены,
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Завидуют домашние герани…»
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Ольга Флярковская. «Дождь под утро».
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . https://www.chitalnya.ru/work/1137411/


В который раз призывно в небе кличет
Осенний дождь и вторит журавлям.
Далёкий путь к теплу не безразличен,
Но очень больно сердце обновлять.

Не новизны я жду, успокоений,
Они падут распластанным листком,
Прильнут к земле, обняв её колени,
Меня накроют ласковым платком.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Льются, льются дождики
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Не грибные, чай.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Бродят дни заложники
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . По но-чам.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Был кипрей сиреневым,
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Лето в небо лил,
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Но себя шагренево
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . О-го-лил.

И будет ночь владелицей угодий,
Где ляжет снег младенчески у ног.
Зима оденет лес по белой моде,
Надышит в стёкла инея венок.

Мы будем жить в избе у непогоды,
Плести корзины из прутков мечты,
Внимая звуку, что по крыше ходит
И гулко мнёт железные листы.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Вьются, вьются дымики
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Из печной трубы,
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . У сугробов домики
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . И стол-бы.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Торный путь, наезженный,
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Тянет сердце вдаль,
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . А в полях заснеженных
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Не ез-да.

Возможно, мы от холода устанем,
Но ожиданье выльется в апрель,
На душу ляжет пластырем проталин
Весна любви и станет мир добрей.

Давай наполним талым снегом бочки
Для омовений майских вечеров.
Смотри, клюёт весну листок из почки,
А новый воздух маленький чирок.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Много или мало ли
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Ветров наносных
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . По сугробам плавали
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . До вес-ны.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Покормите у́ окна
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Лето из горсти,
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Журавли вернутся к нам
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . По-гос-тить.


Песню Светланы Страусовой на эти слова можно прослушать здесь:
https://www.chitalnya.ru/work/1157743/

Песню Сазаныча (Александра Левашова) на эти слова можно прослушать здесь:
https://www.chitalnya.ru/work/1164774/

2014



4. Перекати-поле

Просила ночь – побудь со мной.
Да я и так живу не днями:
В июльский полдень на жаре
На сердце скверно и темно,
Но тени нет, брожу меж пнями,
Чтоб душу ярче пожалеть.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Перекати-поле
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Перекатом света
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Катится в подоле
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Времени и лета.

Твердила осень – я твоя
И охрой красила печали
Моих дряхлеющих листов,
Где я старательно ваял
Прожилки счастья для качаний,
А вышла ржавчина и стон.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Перекати-поле
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Выкатилось в зимы,
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Где былые боли
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Непереносимы.

Сказали сны – не уходи.
Я не уйду и не останусь.
Цветами в небыль перейду,
Где старый голос, господин,
Прижмётся шёпотами к стану
Другой весны в чужом саду.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Перекати-поле
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Катит по зарнице,
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Где растут на воле
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Васильки в пшенице.


Прослушать композицию Ольги Таранюк на эти слова можно здесь:
https://www.chitalnya.ru/work/1007904/

Песню Александра Левашова на эти слова можно прослушать здесь:
https://www.chitalnya.ru/work/1087993/

2014



5. Инеевый конь

К югу потянулись
Солнечные птицы,
Вслед за ними стаи облаков.
Сердце полоснули
Сны и небылицы,
Оживляя в памяти глагол.

Льётся побежалость
В цвет моих успений,
Жалобой по жёлобу обид,
Где слеза прижалась
На губастой пене
К образу опасности от бед.

Всё, что было милым,
То предстало горьким,
Задохнулось прелостью листов.
Что меня кормило
И хрустело коркой,
Отшумело в будущий росток.

Буду жить под снегом,
На опасной льдине
Разведу для шалости огонь,
И над белой негой
В зимней паутине
Заискрится инеевый конь.

2015



6. Осеннее или ещё раз о жуке

Стихло лето, в небо не пылит,
Не хватает солнца и тепла.
Превратились розы в ковыли,
Те - в заупокойные дела.

По рассветам в морось утекли
Сны и ночи, стороны и свет,
Вслед за ними пение и клик
Отрыдали в огненной листве.

Веет ветер осенью в лесах,
В охре скрылся дряблый изумруд,
Бьётся память ласточкой в часах,
Скоро все движения умрут.

Прочь бежит стремление к тебе,
Милый образ в лунных образах.
Мне идти в ковыльный дух степей
Гладить пухом внутренний азарт.

Бог и я занузданы тоской,
Вместе нам в усталости брести
К тем азам над умершей рекой,
Где двадцатый век в ознобе стих.

Мы всегда желаем быть вольны
В липкой глине всех метаморфоз,
И стоят над пропастью войны
Лебедь, щука, рак и старый воз.

Будет быль, воспрянут буруны,
И Харон поглотится волной,
Лопнет космос звуками струны
И сожмётся время над водой.

Канет в бездну раз и навсегда
Звук истомы чудного жука,
Сгинет в плазме счастье и беда,
С ними вся словесная шуга.

Быть всему, чего не миновать.
Есть исход и ты его держись,
Эта правда вовсе не нова –
Смерть лишь там, где споры сеет жизнь.

Кто познал невзгоды, тот поймёт,
То, что выше сердцем я сказал.
Льются листья, цветом – дикий мёд,
И успеньем падают в глаза.

По аллее плача ухожу
И плачу за каждый луч по дню.
Умирает мой олений жук.
Я его в себе похороню.


2016



7. Тща-ча-ча и тру-ру-ру. (Разлитые омуты дикой печали)

Задиристый ветер деревья качает,
Листвой осыпает заброшенный пруд.
В преддверии смерти я горд и отчаян,
Но силы терпения сникнут к утру.

В разлитые омуты дикой печали
Идёт в обречённости нега и труд.
Качели сомнений во мне обнищали,
Их оси от бедности паперти трут.

Старение помнит, звенело начало
Величием сказов и рокотом рун.
Казалось, то счастье на сердце бренчало
Полётной вибрацией солнечных струн.

Казалось, мы к Солнцу и Богу причалим,
Срывая цветы и огни на ветру…
Да осень пришла из могил со свечами
Предать наше время святому костру.

Как мало познал я, да многое чаю
У бездны безмолвий, где мысли умрут.
Меня в прошлой вечности птицы венчали
С невестой разлуки, мой недруг и друг.

На свадьбе злословий, в плену одичаний,
Где вихри с покоями жмутся к ядру,
Иду, спотыкаясь о глыбу молчаний,
И годы швыряю на эту игру.

Себя я теряю и вам завещаю
Катить до забвений сизифову грусть,
А если нет сил, то, навеки прощаясь,
Воскресну, чтоб снова нести этот груз.


2017





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 53
© 08.10.2017 Анатолий Болгов

Рубрика произведения: Поэзия -> Стихи, не вошедшие в рубрики
Оценки: отлично 1, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 5 авторов












1