Милка-медвежатница


Посвящаю пограничникам Кяхтинского Краснознамённого отряда призыва 1986 года.



Так случилось, что вопреки желанию попасть служить на флот, военком решил по-своему: быть тебе, парень,-пограничником. Если честно, то горевал, что не сбылась детская мечта…. Однако дальнейшая моя судьба, неоднократно подтверждала верность решения военного комиссара. Именно граница убедила в том, что здесь мужик обретает жизненный стержень и, по-настоящему, осознаёт себя гражданином и стражем рубежей государевых.
Если отбросить пафос и «высокий штиль», то жизнь потекла по другим канонам. Забрили нас, «вкинули» в плацкартный вагон и несколько суток везли на Восток. Дед сказывал, что раньше новобранцев везли в теплушках… Не, такого не было, но вёз нас поджарый капитан и усатый старшина, Оказалось, при этих «покупателях» жёстко пресекались гражданские вольности, типа бутылки и курева, когда захочется. Строго и доходчиво капитан объяснил, что для нас началась « эра» строгого режима. И точно, каждый шаг разгильдяев не избегал строгого глаза старшины-погранца. В вагоне успели обнюхаться, -были пацаны из Чебоксар, Пензы, Ростова, Загорска, Полтавы. Хлопцы были разные, не все нравились, но стало понятно, что придётся привыкать к службе и научиться сходиться с разными людьми.
В общем, привезли нас в городок Кяхту, в пограничный отряд. Встречал нас командир части полковник Городчиков. Запомнилось из речи командира, то , что теперь мы люди, которым Родина доверила нерушимость границ СССР и мирную жизнь нашего народа…
После родного городка на берегу моей любимой речки Хопёр, так неуютно показалось мне на степных просторах Забайкалья. Не знал я, что отряд наш охраняет границу на многие сотни километров и пролегает она через тайгу и горы,по мощным рекам и отвесным скалам, по степным лощинам и крутым сопкам.
Как водится, попали мы в «учёбку», где из нас делали настоящих пограничников. Потом , после присяги, нас определили по заставам. Вот мы и попали на свою. Мы - это Васька Шестаков из Ростова, Артём Вишняк – балаболка из Одессы, Гриша Стрижак из Полтавы, Захар Поспелов из Чебоксар и я , - хопёрский разгильдяй, Гошка Петров.
Кто бы мог подумать, что мы опять попали «в лапы» того же поджарого капитана и усатого старшины?! Первый оказался начальником , другой – старшиной заставы. Мы уже крепко струхнули : жизни теперь не дадут до самого дембеля. Но время показало, что нам судьба подарила самых лучших командиров.
Терпеливо и настойчиво нас знакомили с особенностями местности, обычаями местного населения, методам охрану госграницы. Тем более, что левый фланг заставы находился в весьма тяжёлых для службы условиях: очень пересечённый и сложный ландшафт, трудный маршрут дозорных групп и многое другое, что должен знать каждый пограничник. Оба наших наставникоа- командира, успели нас обучить отлично стрелять, натаскали в рукопашном бое, да так доходчиво, что ломило мышцы и ныли суставы. А ещё , до изнеможения «доставали» нас занятия по тренировке памяти и внимания. Мы порою недовольно «бурчали» , что нас так дотошно тренировали, но, как оказалось – всё пригодилось.
И вот настал день, когда мы вышли на свой первый наряд.. Впервые мы услышали этот святой приказ: « Выступить на охрану государственной границы Союза Советских Социалистических Республик!» Кто хоть раз услышал этот приказ, запомнит его на всю жизнь….
Нас в наряд заступило трое. Старшим наряда был младший сержант Исафинуров и два новобранца - я, Гошка и Захарка Поспелов. На пути береговую линию реки мы прошли через село. На противоположном берегу - земля не нашенская, хотя на лугах паслись такие же коровы, лошади другой страны. Даже непривычно, что ты идёшь по самому краешку своей Родины. Старший наряда не уставал указывать на приметные ориентиры, требовал повышенного внимания и не упускать даже мелочей. Затем, когда был пройден определённый этап дозорной тропы, Исафинуров требовал: « Доложите, что заметили?» И удручённо фиксировал - лопухнулись вы бойцы! Что вы заметили??? Ну, трещали сороки. Вроде и всё..
Поясняю, сказал младший сержант: на пути следования вы услышали не сорок, а соек, которых тоже что-то потревожило. А потревожила их местная девушка, собирающая малину в зарослях. Вы её могли бы и не заметить, но колеблющиеся верхушки кустов малинника надо было увидеть, усильте внимание! Вперёд!
Ну, как говорится, первый блин комом… После наряда последовал «подробный разбор полётов».
Наш старшой , хотя и рассказал о наших промашках, всё же похвалил нас. А старшина, узнав о встреченной девчушке , расхохотался и сказал: «Милка-медвежатница» - это наш резерв, ещё попомните… Заканчивая наш отчёт, старшина спросил: «Вопросы есть?» Не удержался, поднял руку и спросил: « Почему медвежатница, товарищ старшина?»
Рассказ старшины заставы был интересен и поучителен. Оказывается девчушка вместе с дедом , местным охотником, проживает на краю села. К их подворью вплотную подступает тайга, Она взбирается на сопки, перемежается с подлеском и кустарниками. Как и все селяне, дед с внучкой, кормятся из тайги. Когда наступила ягодная страда, особенно одарил людей обильный урожай малины.
Десятилетняя Милка с лукошком пропала в зарослях малинника, наполняла его ягодой и возвращалась к дедову коробу, высыпала в него ягоду и вновь углублялась в кустарники. Дед тоже времени не терял, собирал валежник для костерка и собирался устроить чаёк с «перекусоном», как он любил выражаться.
Однако, всё спутал нечеловеческий визг внучки. Дед, подхватив свою «тулку» , бросился на звук. Вскоре увидел смертельно перепуганную внучку, которая не сразу смогла рассказать, что случилось.
Едва успокоив внучку, дед Ерофей, наконец выяснил, что Милка, собирая ягоды, раздвинула кусты и …нос к носу столкнулась с медведем, который лакомился малиной. С перепугу девчушка завизжала и бросилась прочь. Она и не ведала, что зверь был не менее её испуган и «дёрнул» в другую сторону. Старый охотник вогнал в ствол патрон с «жаканом» и пошёл к месту события. Однако оружия не понадобилось – неподалёку от места событий, мишку прохватил жуткий понос и стресс убил зверюгу. Когда дед освежевал тушу, то многозначительно поведал: «Мишку свалил, как его учёные кличут, ну этот самый – ИНКВАРТ – от!» Дед имел в виду инфаркт. Расхваливая «подвиг» внучки, он рассказал об этом случае соседям. Молва прокатилась по селу и докатилась до заставы. Вот уже шесть лет на селе внучку стали звать не иначе, как «Милкой-медвежатницей».
За мою службу эту самую Милку приходилось встречать не раз и при разных обстоятельствах. По всем данным ей сейчас шестнадцать годков стукнуло. Разглядев её поближе, заключил, что девушка очень похожа на мою старшую сестру Лидию. Те же соломенные толстые косы, голубые глаза, вздёрнутый носик с веснушками и тонкая талия. Но, если моя сестра Лида уже слегка располнела, то эта девчонка была схожа с тростинкою. Летом в простеньком ситцевом платьишке, а зимой – укутанная в плотный платок, в тулупчике, в рукавицах. Рукавицы видимо спроворил дед Ерофей. Сшиты немудряще, но добротно - изнутри мех, сверху крепкий голубой верх , оттороченный белым мехом. Забавно скроенный большой палец развеселил меня – мой отец для меня мальца , тоже делал палец в виде конуса. Просто и незамысловато..
Однажды, находясь в наряде, мы заметили Милку на полянке среди цветов. Девчушка тихонько распевала песенки и плела себе венок из жарков. Примеряя его на голове, она распевала:
« Ах вы лапти мои, носки выстрочены,
Я хотела пофорсить – сопли выскочили!»
От такой песенки весь наряд схватился за животы от хохота. Чем смутили певунью, которая не растерялась и отбрила: « Заржали, бессовестные! А ещё служивые!» А ведь права была селяночка - на службе нельзя отвлекаться. Ещё один урок получили ненароком.
Второй урок эта девчонка преподнесла, как патриот нашей страны. Случилось это на одном участке нашего фланга, где у нас находился скрытый пункт наблюдения за сопредельной стороной. Там Милка выпасала своих коз в сопровождении лайки Дружка. С нею столкнулся незнакомец, который «плёл» ей сказочку о корове, которая перебрела речку. Где здесь брод, девочка, показать можешь?» Милка не растерялась и прикинувшись совсем дурочкой, простодушно вызвалась проводить незнакомца. Вывела его так мастерски, что мы успели услышать, как она громко подсказывала путь к броду в пяти шагах от нас. Когда мы выросли перед нарушителем, она успела громко произнести: «А дальше Вас эти дяденьки проводят!»
Как оказалось, добыча была значительная, так как за нарушителем приехали особисты из отряда.
А вскоре сам командир части приехал к нам на заставу и на сельском сходе вручил девчонке знак за отличие по охране границы и ценный подарок –«Командирские» часы. И нам по этому случаю тоже вручили аналогичные значки.
Теперь девушку на заставе стали называть ласково Людмилкою. И каждая встреча с нею сопровождалась улыбками и добрыми приветствиями. А девушка прямо на глазах превращалась в красавицу. У меня встреча с нею вызывала радость и смятение . Понял я только одно - запала в душу эта самая медвежатница. Похоже окончательно…
Совсем обычным делом на заставе был обычай помогать селу. Вот и мы с Захаром вызвались помочь людям – познакомились с дедом Ерофеем и на зиму напилили и накололи дров целую гору и старательно выложили их вдоль всех стен подворья. Несомненно, Мила оценила нашу помощь и уже с радостью и улыбкой встречала нас и частенько тайком угощала нас пирожками с ягодами или грибами…
Время службы пролетело незаметно. Настал день, когда мы прощались с родной заставой, с отрядом. Обменялись домашними адресами и поклялись отмечать наш праздник, встречаться , если возможно.
Вернувшись домой, устроился я работать в Хопёрский природный заповедник, работой был очень доволен, но чего-то недоставало…. Скопил деньжат, взял отпуск без содержания и рванул в Кяхту. Доложился новому командованию, рассказал о цели поездки и на попутке прикатил на родную заставу. Старшина наш ещё был при исполнении, обнимался и расспрашивал: « Решил на сверхсрочную?» Я улыбался: «Думаю на пожизненную, Петрович!» Если не откажут, - приехал просить руки Людмилки.
На что старшина отметил: «Вовремя, а то вьются тут всякие! Иди, не затягивай!»
И действительно, возле Милкиной калитки ошивались два «хухажёра». Не доходя до двора , я услышал раздражённый голос деда Ерофея: «Милка! Гони в шею эту бражку !» Узнав знакомый глас, пытался найти деда Ерофея. Но был несказанно поражен – голосом деда вещал сидящий на коньке избы ворон. Ну и дела!
Отворилась дверь в сени и на крылечке появилась Мила. Она крикнула: «Вася! Ко мне!» - птица слетела с крыши и уселась на плечо Милы.
Заметив меня, Мила бросилась к калитке и радостно воскликнула: «Гоша! А мы с дедом тебя недавно вспоминали, - а ты лёгок на помин! Заходи, гостем будешь, дед очень обрадуется.» Действительно, приём был тёплым и сердечным. Обедали, потом чаёвничали, долго беседовали, а когда я засобирался на заставу, категорически меня заставили остаться ночевать.
Нахальный Васька по-хозяйски расхаживал по избе, а когда садились за трапезу, то ворон умостился на Милкино плечо и она кормила птицу из собственных рук, насытившись, Васька вспорхнул на дедово плечо и теребя его волосы, ласково приговаривала: " Сиди смирно, деда, я тебя причешу!» Я смотрел на диковину и спросил – откуда это чудо. Мила рассказала, что вскорости после нашего увольнения, Мила нашла раненого воронёнка. Птица, видимо, побывала в зубах лисицы, была обессилела и прикорнула на уступе скалы. Мила принесла птицу домой выходила её и раны зажили. Она прижилась в доме и улетать не желала. А однажды, на ласковое обращение девушки, ворон неожиданно повторил: «Сейчас Мила тебя покормит!» Дед и внучка очень удивились способной птице и старательно учили её говорить. Так и вырос талантливый говорун, который ревниво охранял свою хозяйку и следовал за нею повсюду.
Гостил я у моих дорогих друзей несколько дней, помогая по хозяйству, не осмелясь приступить к главному. Но более тянуть не смог и за вечерним чаем, попросил я у деда руки его внучки. Люди простые не мудрствуют: « Дед Ерофей заключил - небось увезёшь Милку? Да что я говорю,конечно увезёшь!»
« Ну а ты, коза-егоза, пойдёшь за него?» Мила зарделась и доверчиво прильнула к моему плечу.
Вот так повенчала меня с моей суженой наша родная погранзастава. Много лет мы живём с Людмилкою на берегах реки Хопёр. Со временем привезли сюда дедушку Ерофея, которому в следующем году исполнится сто лет. Ещё бодренький, в хорошую погоду умудряется с удочкой посидеть на речке.. С нами неразлучен старец Васька, который по-прежнему умничает, взгромоздившись на высокой ветле рядом с нашим домом.
В этот май списался и созвонился с ребятами нашего призыва и пригласил их в гости к нам, чтобы отметить День пограничника и тридцатилетие нашего призыва. Как ни странно большинство откликнулось, а одессит Артёмка Вишняк, хотя и зрелый мужик, по телефону балаболил: «Где вы сохнете бельё? – У духовке на веровке, шоб не шопнули воровки…»
Уже по этому звонку я понял, что вскоре нагрянут дорогие гости….







Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 43
© 07.10.2017 Борис Ящук

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1