Нераскрытая легенда экспедитора





( или спецкомандировка в логово диверсантов)


В небольшом городке Изяслав, совсем недавно освобождённом от фашистов, обосновалась кавалерийская бригада. В этой связи, комбриг Сологубовский одновременно являлся начальником гарнизона. Ему была подчинена военная комендатура и вновь создаваемые органы советской власти. Приходилось немало времени уделять органам внутренних дел и тесно сотрудничать с органами государственной безопасности. Стало системой получать ежесуточную справку о происшествиях и событиях в жизни городка.
Последняя сводка особенным ничем не отличалась от ежедневных, за малой мелочью: «Ночью на неохраняемом железнодорожном переезде проходящий литерный эшелон таранил полуторку и смертельно травмировал двоих человек – водителя и сопровождающего его экспедитора. Автомашина пересекала переезд в условиях тумана и сильного дождя.» Об этом рапортовал новый комендант военно-транспортной комендатуры.
Комбриг сообщение отложил с пометкой : « Нач. оперативного отдела. Разберитесь !»
Первым на своём столе эту сводку обнаружил майор Дедов - заместитель начальника оперативного отдела. А когда в кабинет заявился «шеф» - майор Ящук, Дедов доложил ему по сути и сразу предложил «взять быка за рога» : «Саша, давай сразу махнём на место происшествия, тем более в моём распоряжении трофейный «цундап»! Такой оборот взаимоотношений был нормальным – оба знали друг друга не первый год. Поэтому сразу выехали к тому злополучному переезду. По пути захватили с собой коменданта на станции. Как и предполагали оперативники, комендант хоть и молодой, но действовал грамотно и своевременно – выставил охранные посты на месте происшествия.
Моросил монотонный мелкий холодный дождь. Хотя осень началась непривычным теплом, но последнюю неделю дождём обложило всю округу. Пока офицеры достигли нужной точки, мокрый сухостой по пояс «освежил» оперативников. Ощущения не из приятных, вода умудрилась наполнить и сапоги, неприятно хлюпала …. Майор Ящук, перед осмотром машины, предложил Дедову и коменданту присесть, переобуться и отжать портянки. Так и сделали, от чего работать стало мало-мальски комфортно.
Итак, видавшую виды полуторку, разнесло так, что на откосе наклонно торчал разбитый кузов, а, внизу, в придорожном рву ниже насыпи, валялась опрокинутая кабина. От сильного удара оба пассажира вылетели из кабины и лежали в траве на откосе.
Как водится у людей конкретных дел, эмоции и впечатления от места аварии сразу отмели. Искали, анализировали, систематизировали. В результате собрали документы, удостоверяющие личности, командировочное удостоверение и накладные , документы на транспорт. Кроме обычных атрибутов вызвали интерес три вещи - комплект кварцев для радиостанции «Телефункен», запасные источники питания для раций ,и, замаскированные среди кирпичей в кузове , две цинковые упаковки патронов к немецкому автомату МР-40. За поясом «экспедитора» обнаружили снаряжённый патронами «Вальтер». Последние находки весьма настораживают. Ведь в машине ехали гражданские лица, которым надлежало получить на станции Ровно запасные части для Теофильского молокозавода.
Если отбросить запрещённое транспортирование оружия и боеприпасов в прифронтовой зоне, то остальное необходимо проверить. Числятся ли такие личности на упомянутом молокозаводе, действительно они следовали по заданию руководства завода и чей транспорт.
Когда подробный осмотр места происшествия закончился, майор Дедов уже подумывал о возвращении в штаб, о чём сказал своему начальнику: «Саша! Кажется большего мы из этой обстановки не выясним, будем свёртываться?»
На это майор Ящук бросил кратко: « Тёзка, не спеши, всё только начинается!» - и приказал бойцам из оцепления снять с трупов одежду и обувь. Дедову эта процедура показалась лишней. Ему это можно простить, ибо всю свою службу до войны он провёл в стрелковом полку. А Ящук, полтора десятка лет прослужил на границе. Отсюда и знание вопроса. В любом деле дойти до самой сути. И здесь самая малая мелочь поможет вытянуть истину. Куда мчались сломя голову два мужчины при оружии, причем здесь кварцы и «цинки» с патронами? Поэтому, прежде чем доложить комбригу Сологубовскому, надо здесь, на месте , собрать воедино все факты.
Итак, прощупывая каждую складку и шов снятой одежды, удалось обнаружить на «экспедиторе» нательное трикотажное бельё без всяких меток , но явно не советского производства. В остальном вся одежда и обувь оказалась ничем не примечательна. Но дотошное обследование телогрейки «экспедитора» кое-чем порадовало: из распоротого шва извлекли свёрнутую в трубочку бумагу. Похожая на вырванную из канцелярского журнала страница, с типографскими колонками готическим шрифтом, с другой - написанная от руки химическим карандашом, гласила : Буква «Т»и после неё 12 цифр, за ней буква «И» и также 12 цифр. Последние слова были таковы: « Лесная Брама». Далее поиски ничего не дали. Но предстояло решить этот ребус из промаслённой телогрейки…. Осмотрев трупы, Ящук ещё раз убедился, что мелочей не бывает - на подмышке у «экспедитора» была татуировка в виде двух молний ( кастовая метка эсэсовцев). Вот теперь кое-что ясно! Поручив комендантской команде доставить трупы в морг( а это был ледник в старой крепости) и найти фотографа, чтобы зафиксировать для следствия личности убитых.
Оперативники оседлали «Цундап» и помчались в штаб. С собой прихватили кварцы и батареи, две цинковые коробки с патронами и «Вальтер» и главное – ребус с непонятными буквами и цифрами. Хорошо черкнуть на сводке «Разобраться», на деле ушло полдня и пока докладывать было почти нечего. Комбриг увидел в окно озабоченные лица своих офицеров и посему не стал торопить их с докладом. А те оседлали телефон и радиста.
В конце-концов установили что запчасти завод получил месяц назад. Водитель заводской полуторки Закаблук самовольно покинул гараж и уехал несколько дней назад. Названный «экспедитор» на заводе не числится, а запчасти получал главный механик завода, который постоянно работает на восстановлении оборудования. По линии «смерш» запросили в Ровно, что известно о географическом значении слов «Лесная Брама». После консультаций с уцелевшими краеведами Ровно, пришло сообщение, что в одном из лесных массивов до войны существовал заброшенный хутор Лесная Брама. Сейчас эта местность малопосещаемая населением ещё не полностью обследована сапёрами, занимающихся разминированием. Уже смеркалось, когда оставался нерешённым злополучный ребус.
Случайность или провидение помогло офицерам, уже и не угадаешь. Но произошло совсем непредвиденное: устав от головоломки, офицеры решили малость перекусить и прямо на рабочем столе вспороли банку тушёнки намазали её на ломти черняшки. Машинально смотря на свою планшетку,жадно глотая еду, Ящук глянул на заправленную топографическую карту. Там весь Изяслав. Привычка фиксировать координаты, и постоянная практика и здесь пригодилась: он засёк широту, пересекающую наш штаб. Стоп! Ведь эти цифры я уже сегодня видел. Схватив тот «Ребус» , сверил цифры - совпали. Ну что – по логике теперь сверим долготу. Что и требовалось доказать - в Изяславе месторасположение штаба кавбригады. Сверка координат под буквой «Т» соответствовало Теофилю. Что там у нас дислоцируется ? Оказалось штаб отдельного погранполка НКВД.
Ну что , Саня, теперь можно смело шагать к Лукичу! Однако комбриг упредил обоих майоров, он сам вошёл в оперативный отдел : « Как успехи, ребята?» Ящук обстоятельно доложил детально проведенного расследования и , зная нрав комбрига, немедленно высказал свои предложения : «Не передавать дело в «Смерш» , а решить проблему своими силами». Алексей Лукич Сологубовский долго молча расхаживал по кабинет, потом сказал: « В этом есть смысл! Надо только людей подобрать надёжных!» Я уже знаю кого на задание послать - поедете вы оба , возьмёте пару отличных бойцов и хорошего шофёра! Так что решено - завтра день на подготовку, а послезавтра - вперёд!
С утра Ящуку и Дедову представили двоих бойцов из разведвзвода бригады и водителя. Собрав людей, офицеры начали обстоятельный разговор неподалеку от казармы седьмого полка. Там стоял навес со скамейками, похожий на курилку. Сбоку солнышко ласкало спины бойцов последним осенним теплом. Со стороны казалось, что военные мирно болтают на воздухе, будто у них нет других дел. Видимо так и подумал проходящий мимо начштабы бригады. В подтверждение этого начштаба подозвал майора Ящука и стал его отчитывать: « Вы, согласно приказу комбригады , обязаны готовить операцию, а вместо этого устроили посиделки!» Майор Ящук очень не любил начштаба и единожды уже обозвал начштаба дураком. Не повторяясь, он взял под козырёк и чётко произнёс: « Разрешите выполнять?» На что начштабу ничего не оставалось, как ответно приложить руку к козырьку фуражки….
Вернувшись под навес, он спокойно продолжил : « Вопрос к разведке - мне необходимы не только разведчики, но и спецы по минному делу, а также умелые водители, авто, трактора, мотоцикла.» На что поднялся щеголеватый ефрейтор с двумя орденами Славы: «Обижаете, товарищ майор! Нас послали для настоящей работы, кроме всего мы стреляем из любого оружия и метко бросаем ножи!» Садитесь, спасибо за информацию!-удовлетворённо ответил майор.
Дедов молча кивнул майору, обратив внимание майора на водителя. Ящук спросил у шофёра: «Сколько тебе лет, отец?» Да по виду, человеку было немало лет. Водитель поднялся и кратко доложил: «Шестьдесят два». Так отец, тебя прислали как самого лучшего водителя только для того, чтобы ты подготовил нам машину для серьёзного рейса. Так что отправляйся в гараж, возьмёшь полуторку с тентом. Отладь движок, чтобы работал как часики. Добро? Да, ещё вбросишь пару запасок в кузов и канистру бензина. И не забудь на ведущие колёса надеть цепи, чтобы мы в пути не буксовали. Хорошо? «Слушаюсь!»- ответил пожилой шофёр. Добро, вечером встретимся в гараже, принимать машину буду лично, закончил майор. К Дедову Ящук обратился как всегда: «Саша, займись с ребятами, ты знаешь как быть. Только для меня не забудь хорошо пристрелянную СВТ с оптикой, договорились?»
Одним словом, подготовка шла интенсивно. Дедов к вечеру успел многое: получил необходимое вооружение и боеприпасы, трехсуточный запас сухого пайка. По пути поругался с начальником ПФС. Тот начал возражать: « Вам положен сухпай на двое суток товарищ Дедов!» Много ты знаешь, командарм сухарей! Сказано на трое, значит так положено!» Долго бурчал обиженный капитан, но выдал паёк на трое суток. Также были выправлены необходимые бумаги - транзитный фронтовой пропуск на машину, персональные командировочные документы и пароли на пунктах прифронтовых комендатур по намеченному маршруту.
На следующий день, едва забрезжил утренний свет, команда собралась у машины. На серьёзную операцию уходили по серьёзному. Хорошо подогнанная обувь, ватные телогрейки, кубанки и плащ - накидки. На автоматах все металлические крепления и антабки были обёрнуты материей, чтобы не звенели при ходьбе. Гранатные сумки лежали вместе с гранатами в ящике. В другом ящике лежали запасные диски для автоматов. В чехле под тентом нашлось место для снайперской винтовки. Рядом был подсумок с тридцатью патронами. Оба офицера своей работой были довольны. Шутя, майор Ящук скомандовал : «Группа, к машине!» Дедов занял место рядом с водителем, за руль сел ефрейтор из разведки. А Ящук с другим бойцом разместились в кузове.
Когда машина миновала шлагбаум при выезде из гаража, утро ещё не наступило. Поэтому Ящук развернул планшетку при свете фонарика. Он уже знал предстоящий маршрут, но ещё раз просмотрел путь по карте, фиксируя просёлочные дороги, которые ведут на шлях до Ровно.
Прогулявшись по дорогам на карте курвиметром, Ящук понял что около сотни километров они преодолеют к концу дня, если не разразятся хляби небесные. Хотя утро началось солнечное и тёплое.
Машина резво глотала километр за километром. Иногда поглядывая окрестности через целлулоидные окна тента, пассажиры стали осматривать содержимое кузова. Рядовой Игнатьев , который занял место в кузове, усидеть спокойно не умел. Он осмотрел всё содержимое, после чего заметил : «Товарищ майор! А зря мы не взяли с собой Кузьмича! Человек бывалый и шофёр от бога. Вы посмотрите что он нам положил!»
Кроме штатного заказа в кузове оказались пехотные лопатки, топор, двухручная пила и большой вещмешок. Майор развязал вещмешок и обнаружил в нём два котелка, четыре кружки, четыре алюминиевых ложки. В одном котелке свёрток из пергаментной бумаги содержал спички, таблетки сухого спирта. В другом - половина «кирпича» плиточного чая, банка сгущёнки, небольшая грудка колотого сахара и в марле завёрнуты ржаные сухари. Действительно водитель оказался человеком опытным и заботливым. Не рассчитывая на авось, человек позаботился до мелочей , чтобы боевым друзьям по-настоящему помочь. И даже перестраховался. Вместо одной канистры с бензином , он уложил две. Кроме того в кузове оказалась большая фляга с надписью «Вода питьевая», две бухточки парашютной стропы, небольшая горка картофеля, а в крупном свёртке оказался ППД с двумя дисками. Где спроворил ручной пулемёт простой водитель, вот вопрос! « Ну, отец! Уважил . Не шофёр, а настоящий начхоз!» – улыбнулся Ящук.
Кто когда-либо ездил на полуторке, тот по звуку работающего мотора сразу поймёт, что начался затяжной подъём. Мотор натужно сигналил, как ему нелегко. Единственным преимуществом просёлка на подъёме было отсутствие луж. Слегка подсохшая после дождей земля даже стелила после авто небольшую пыль. День уже перевалил на вторую половину и мотор требовал передышки. Остановились на пригорке, откуда открывался кругозор. Радиатор недовольно фыркал паром, - это означает, что желательно долить холодной воды в радиатор и дать двигателю отдых.
Офицеры посоветовались и решили сделать привал. Сидевший за рулём ефрейтор Кулаков с ведёрком опустился в лощинку на разведку. Вскоре вернулся с полным ведром, повозился под сидением, выхватил тряпицу, которой прикрыл крышку радиатора, свинтил её и отпрянул, чтобы не обвариться паром. Дал пару свободу и только потом долил радиатор под завязку. После чего не поленился, откинул капот и несколькими вёдрами окатил двигатель машины.
Майор Дедов из кузова, как самого высокого места, в бинокль рассматривал местность и громко комментировал: « Сколько ехали, не встретили никого. Вот только сейчас в нашу сторону по шляху движется одинокая фигура какой-то старушенции. Думаю, надо пригласить на чаёк бабулю. И ей будет приятно, и нам польза – операция так и называется: опрос местного жителя!» И продолжил: «Как ты думаешь, Александр Николаевич?» Майор Ящук молча кивнул.
Игнатьев за это время спроворил очаг. Под свежевырубленой самодельной треногой уже резво полыхал костерок. В кипящий котелок боец уже бросил плиточного чая и отставил в сторонку. В другом котелке две таблетки горохового концентрата распаривались в добротное пюре. Пробуя на готовность, Игнатьев добавил банку свиной тушёнки. Аромат был такой, что все повернулись к костру. Как не повернуться – от запаха слюнки потекли.
Пока «гоношились» с едой, майор Ящук заметил, что старушка уже поравнялась с ними, и как показали реалии, хотела тихонько « прошмыгнуть» мимо. Ящук кивнул Кулакову: «Задержать и доставить!» Шустрый ефрейтор мигом оказался рядом с женщиной, угрожающе направил на неё ложку и грозно молвил: « Стоять, бабуля! Руки вверх! Предъяви аусвайс!» Глядя на улыбающегося грозного вояку, чьи глаза искрились добром и приветливостью, старушка не растерялась: «Сейчас , внучек, для порядку оглажу тебя своей палкою, чтобы почитал старость! Никакая я тебе ни бабуля, зовут меня Марта Васильевна Ковалёва!»
Кулаков сменил весёлость на иной тон, «Прости, мать! Наш командир просит Вас к своему «штабу»! И помог пожилой женщине взойти на пригорок. Когда они подошли к машине, офицеры увидели женщину немолодую, на вид ей , пожалуй, перевалило за семьдесят. Усталое и запылённое лицо не скрывало живых по-молодому глаз, а при разговоре было видно, что она – обладала белоснежными зубами без изъянов. И держалась статно, не горблясь. Голос у неё был приятный, грудной и речь была свойственна образованному человеку. Поздоровавшись, военные первым делом помогли женщине привести себя в порядок после дороги. Бойцы нацедили из радиатора ещё тёплую воду. Когда Марта Васильевна умылась и отказалась от поданного вафельного полотенца, а вынула из своей торбочки белый платок , утёрлась им , пригладила волосы, то военные усадили её на вынутое из кабины сидение. Женщина от горохового пюре отказалась, а на чай согласилась. Отказалась от галет, но с удовольствием размачивала в кружке ржаные сухари и запивала сладким чаем.
За трапезой майор Ящук успел разговорить женщину . Скупая на слова, она сообщила , что неподалёку отсюда она учительствовала много лет. Учила детей географии и ботанике. В оккупации никто в селе её не выдал немцам и она жила у сердобольной подруги-селянки как сестра. Теперь надеется, что вновь откроется сельская школа. Рассказывала, что занимается лечебными травами и пользует ими народ. Много исходила и хорошо знает местность..
С этого места Ящук направил разговор на ему нужное русло. И стал спрашивать Марту Васильевну о хуторе Лесная Брама. Женщина прекрасно образованная, тем более географ, попросила бумагу и карандаш, чтобы нарисовать карту –схему. Этого не понадобилось, офицеры развернули перед нею топографическую карту местности. Женщина моментально сориентировалась и указала на отдельно стоящую в лесу избу - вот это Лесная Брама. Потом указала на синеющий слева вдали лесной массив - а это и есть тот лес . Если попытаетесь туда поехать, знайте – там всё заминировано. Наши военные успели только выставить таблички «Осторожно, мины!»
Уже немало людей убедились, что это гиблое место, Его у нас так и назвали: «Гиблый гай». А ещё скажу Вам, что недавно видела в том лесу полицая Панаса Закаблука, который здесь хозяйничал при немцах. Я точно его видела, я никогда не ошибаюсь. Он как-то слез с машины на шляхе и ушёл в лес через минную зону. По тому, как он шёл, можно заключить, что он знает безопасную тропку. Выглядит он долговязым. Белокур, лицо всё в оспинах. Нос длинный с горбинкою. Ходит сутулится. Думаю , после этого ,вы его ни с кем не попутаете…
Долго рассуждать не пришлось, женщина заторопилась, чтобы дойти домой засветло. Женщину команде сам бог послал. Она даже не знала, как она нам помогла. В знак благодарности, не взирая на протесты женщины, военные загрузили женщину тушёнкой, брикетами каши, остатками сахару и банкой сгущёного молока. Прощаясь, женщина поклонилась военным, перекрестила их и сказала : « Храни Вас Господь, сынки!»
Ящук в это время сказал Дедову: « Саня ты обратил внимание на фамилию полицая. Похоже родня он убитому на переезде шоферу молокозавода. Того звали Петром Прокоповичем Закаблуком, Интересный фактик. Теперь нам бы заполучить этого Панаса, а?»
Вояки! Когда дали старушке умыться тёплой водой, радиатор залить не забыли? – Обижаете, товарищ майор, возразил Ящуку Игнатьев. Когда машина была готова , мельком офицеры обратили внимание на то, что стоянку даже и обнаружить невозможно. Разведчики навели такой порядок, что не осталось следов кострища, на его месте первозданно зеленела трава. Тренога оказалась в кузове.
Новые обстоятельства убедили , что в Ровно ехать не стоит. Этакая оказия – женщина указала на эту Лесную Браму, сообщила о полицая. Так что будем действовать автономно, тихо и аккуратно. А Ровенские спецы нагонят сюда хорошо мешающий делу контингент. Обсудили предстоящую стоянку, где поставить и замаскировать авто. Найти пути подхода к лесу и с утра начинать с божьей помощью. Так и порешили.
Объехали этот лесной массив для ознакомления, нашли место стоянки неподалеку от болота, которое краем захватило опушку леса. Как показала практика, немцы неохотно минируют болота, чтобы не попасть в трясину. Что ж, проверим! Пока не стемнело, осмотрели всю местность. От лесного массива заметных троп не было, людей останавливали эти таблички «Осторожно, мины!» Однако внимательным взглядом следопыта кое-что обнаружилось: наметилось скрытая полеглость ещё зелёной высокой травы. К вечеру опустился лёгкий туман, трава стала сизоватой. Ну , а там, где кто-то ходил в лесной массив, никак не скроешь. Та самая полеглость так явно проявлялась. Только надо внимательно посмотреть.. А на молодом березняке как-то непривычно выглядели надломленные ветки. В этом что-то есть….
Пока не успела ночная мгла скрыть местность, майор Ящук указал места наблюдений и проверил , как их оборудовали бойцы и Дедов, - сам умудрился , прощупывая болото срубленым берёзовым шестом, перебраться к опушке леса и вернуться. Как всегда, по пояс мокрый, не опасаясь простуды, стянул с себя обувь и галифе с нательным бельём, старательно отжал воду и оделся. Вскоре теплом тела согрелась и мокрая одежда, а укутавшись плащ-палаткой, можно продолжить ночное бдение. Команда условилась, что любое движение в лесу обозначать утиным кряканьем. Это не встревожит постороннего, ибо утки на болоте есть. Небо заволокли тучки, однако, лёжа на земле, на фоне неба можно было разглядеть ближние деревья леса.
Однако, когда , казалось бы, всё ясно, оба офицера знали, что многое может изменить случай. Так случилось в то пасмурное утро. Тщательно наблюдая за лесом, бойцы-разведчики, вопреки предупреждениям, всё внимание обратили на лес . На этот раз у них за спиною неожиданно выросла мужская фигура. Когда он миновал затаившегося Кулакова и тот заметил свой промах, поэтому решил самостоятельно досадный промах исправить. По приметам это и был Закаблук. Ефрейтор спокойным голосом произнёс: «Закаблук, не дёргайся, ты под прицелом!» Негромкая и уверенная команда была подобна внезапному грому. Чем руководствовался полицай нам уже не узнать, но он решительно бросился вперёд, в лес. Кулаков не торопился, спокойно примерился к броску финки, но тут произошло непоправимое: Закаблук намеренно наступил на мину. Кулаков упал в траву, чтобы избежать осколков. В это время сдетонировала и другая мина. Полицай таким образом свел счёты с жизнью. Тройной утиный крик означал общий сбор. Скрытно все собрались у полуторки.
Огорчённый ефрейтор доложил о случившемся. Сокрушался: « Я бы скрутил его легко! Кто знал, что он так сделает?» Так,- отставить стонать! С трупом разберёмся позже, а сейчас по местам и вести наблюдение. - У меня такое впечатление, что Закаблук на хуторе не один,- сказал майор Ящук . Пару –тройку часов наблюдения ничего не дало. Никакого движения, хотя два взрыва были слышны далеко. И наверняка были слышны в лесной сторожке.
Было принято решение продвигаться в лес со стороны болота по разведанному Ящуком броду. На этот раз со стороны было комично, что четыре военных, по пояс голые, перебредают болото, обвешанные вещами и оружием. Майор Дедов вдобавок нагрузился ручным пулемётом Дегтярёва. Мысленно осуждая ситуацию, майор Ящук считал, что вся группа являет собою отличную мишень. Если бы враг заметил их, то так бы и случилось – скосили их начисто. Но на этот раз не случилось. Переправа удалась. Оделись, подогнали амуницию и оружие и начали углубляться в сторону сторожки, присматриваясь к бугоркам, выискивая возможные растяжки. Нашли три штуки, успешно их обошли и на подходе к поляне, на которой стояла старая рубленая хата , разделились. С одной стороны Дедов с Игнатьевым, следуя друг за другом на дистанции в пару десятков шагов. С другой, Ящука, который приближался к двери, сзади страховал Кулаков.
Весь, как взведённая пружина, Игнатьев заметил, как перед ним поднялся квадрат задернённой земли. Мысль молнией – схрон. В подтверждение тому показалась голова и рука с пистолетом, направленным на Дедова. Машинально хряснул по голове прикладом ППШ и убедился, что добротно вырубил стрелка. Дедов ещё не успел осознать молниеносности событий, как боец выволок и скрутил «супостата». Ощупал, убедился, что не убил и нашёл из чего соорудить кляп. В дело пошёл обрубок кругляка из берёзы. В пару минут он примостил поверженного и замер над лазом с гранатой. Но Дедов отрицательно закивал. Боец понял и усилил внимание – а вдруг ещё кто появится?
В это время Ящук осмотрел дверь, которая открывалась наружу. Вырезанная ромбом дыра в двери позволила вставить руку. Ощупью нашёл бечёвку - точно растяжка. Выхватив финку, рассёк бечёвку. После чего( бережённого бог бережёт) обязал дверную ручку парашютной стропой( ай молодец, Кузьмич!) и жестом показал Кулакову - оба легли и потянули веревку. Дверь открылась , но взрыва не последовало. Кулаков уже собирался заглянуть в хату, но Ящук показал ему кулак. Не лезь мол! Позже боец понял почему. Майор снял с себя кубанку, натянул на ствол ППШ и сбоку стал выдвигать кубанку на уровне человеческого роста. Из темноты в ответ хлестанула автоматная очередь. Майор кивнул ефрейтору , указывая на гранату. Тот привычным движением вкатил в дверь одну за другой «лимонки». Два взрыва потрясли строение, но ничего не разрушили.
Игнатьев с майором Дедовым очень кстати «дежурили» у лаза в схрон. Оттуда, оглушённый и раненый осколками , был извлечён и второй стрелок. Видя такую картину, майор и ефрейтор скрылись в хате. Внутри , из подобия русской печи, из заслонки выглядывало дуло автомата. Ефрейтор включил фонарик, обшарил лучиком все углы помещения. Оно было без мебели и утвари. Печная заслонка служила лазом в схрон и одновременно амбразурой.
Исследуя устройство этого логова, группа обнаружила, что это был своего рода радиоцентр фашистов. Можно сказать законсервированный радиоцентр. Было обнаружено три портативных радиостанции, с незнакомой конструкци антеннами, шифровальные блокноты, большой запас продуктов и оружия. Кроме того, весь схрон был добротно заминирован и провода подходили к индуктору.
Много времени команда извлекала содержимое схрона на поверхность, раскладывая трофеи. Второму пленному оказали медпомощь в такой мере, чтобы доставить в Изяслав живыми. Скрученные и упакованные, они были под надзором Игнатьева. Ефрейтор Кулаков успел «смотаться» к месту, где подорвался Закаблук. Оттуда он вернулся с одной ценной бумажкой : Временное удостоверение на имя Закаблука Панаса Прокоповича, являющегося лесным объездчиком Ровенского лесхоза. Весьма вероятно, но не факт - Закаблуки - братья. Когда всё имущество было погружено в полуторку и пленные со спущенными портками были своим ходом транспортированы к машине, офицеры решили покончить со схроном. Наверх был извлечён индуктор, нашелся моток провода. Зачистив концы, всю минную сеть присоединили к индуктору. Несколько оборотов ручки индуктора, нажатая кнопка…. и мощный взрыв потряс окрестность. На месте Лесной Брамы образовалась большая впадина . Одновременно в лесу взорвалось несколько мин, включённых в общую сеть.
Обратный путь был лёгок. Операция удалась(частично), дорога бежала под уклон и машина радостно фырчала отдохнувшим мотором. Весь обратный путь прошёл без остановок. Во второй половине дня офицеры докладывали комбригу о выполнении задания. Отдельно офицеры высказали мнения, что далее работу с пленными должна вести «Смерш» , тем более возможна радиоигра.
Выслушав офицеров, комбриг Сологубовский спросил о пожеланиях. Офицеры убедили комбрига представить разведчиков Кулакова, Игнатьева и водителя Афанасьева к правительственным наградам. «Пишите представления!»- сказал Алексей Лукич. И добавил: « А Афанасьева за какие подвиги?» Майор Ящук только сказал : « Товарищ полковник! Этому шофёру цены нет, если бы ни он, ещё неизвестен исход нашей командировки.» Лады, пишите всех «За отвагу» - сказал полковник.
Спустя некоторое время майор Ящук отыскал водителя Афанасьева, поздоровался с ним за руку. Поблагодарил за всё, но не упустил и задал вопрос: «Кузьмич, сукин ты кот, откуда у тебя ППД с дисками.?» Шофёр простодушно изрёк : «Так из шанцевого ящика моей трёхтонки!»
« Ты не юли, непорядок, сдай сегодня же зампобою, понял?» Слушаюсь, товарищ майор! – ответил солдат. Майор обнял старого бойца и похлопал ладонью по плечу. Такая вот вышла спецкомандировка…..








Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 25
© 07.10.2017 Борис Ящук

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1