АСТАФЬЕВ


АСТАФЬЕВ
АСТАФЬЕВ

Когда от писательской сволочи,
Так жирно обсевшей Урал,
Астафьев, схватившись за поручни,
В рубцовские веси сбежал.
Когда у Кубены прославленной
Варил он уху из ершей
И к вечеру, всеми оставленный,
Писал повесть жизни своей.
Когда, как монах, в одиночестве
Он плакакал за Русь и страдал,
Без денег, без хлеба, без почестей,
Но всё же писал и писал. –
Еврейство, ничтожное в творчестве,
На весь на уральский хребет
Решало – комушеньки почести,
Комушеньки почестей нет...
Сорокины, кряжи отстаивая,
Себя издавали тогда,
А чтобы Рубцова, Астафьева –
Умри, ни за что, никогда!..
И нынче Зашихины, Быковы,
Сорочьи заветы храня,
Еврейства сиянья лжепиковые –
От русских хранят, от меня.
Еврея, далёкого, близкого,
Ничем не обижу, смолчу.
Я знаю поэта Багрицкого,
Сорокина – знать не хочу!
Еврейство нелитературное –
Не проза оно, не стихи.
Ах, времечко, мутное, шкурное!
Оно нам, увы, за грехи.
Уж как-нибудь, с Богом, мы вплавь его,
Авось не потонем в беде.
Помогут нам книги Астафьева.
Ковчеги в потопной воде.
(А книги гонителей где?)

4. 04. 2005 года,
вечер





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 12
© 06.10.2017 Борис Ефремов

Рубрика произведения: Поэзия -> Лирика гражданская
Оценки: отлично 1, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор












1