Акселератка




Она стала девственной Женщиной

Заводской профилакторий тем и хорош, что рано утром жена уезжала на работу, оставляя Тимофея в тишине уютного номера. Он долго валялся на широкой кровати, пряча голову от назойливого луча солнца, и думал о том, как пройдет по тихим коридорам санатория и окунется в прохладную воду бассейна. Пропускал завтрак и с удовольствием шел в бассейн, где плавал в бесконечном размышлении о смысле жизни.
Проплыв очередные двадцать метров и, ощущая привычную усталость в мышцах, Тимофей обхватывал пробковые поплавки дорожки и, медленно двигая ногами, лежал на спине, разглядывая капли воды на потолке бассейна.
Неожиданно послышались легкие шлепки босых ног и возбужденный радостный голос, затем в зале возникло необычное сиянье. В следующий миг Тимофей увидел девочку лет 13-14, которая одевала купальник. Он хотел привлечь внимание девочки, но было поздно, – её белые груди заколыхались перед глазами Тимофея, ослепляя своей бархатной белизной и яркими сосками. Преодолев смущение, он негромко кашлянул и шлепнул рукой по воде.
Девочка прижала руки к груди, и, словно извиняясь за свое неожиданное вторжение, повернулась к Тимофею спиной.
– Ой, простите, я вас не заметила – она торопливо одела купальник, и повернулась лицом к Тимофею. В упор разглядывая незнакомого мужчину, она стала спускаться по лесенке в бассейн – Вы давно здесь плаваете?
Тимофей разглядывал возмутительницу спокойствия. Девочка была необычной. Это, - совсем юное существо, - было высокого роста и наделено красивым телом взрослой девушки. Она заметила его взгляд, и ели заметно улыбнулась. Ей было не впервой ощущать на себе подобные восхищенно-вопросительные взгляды, но она никак не могла к ним привыкнуть.
Очнувшись от необычного впечатления, Тимофей отвел глаза и, стараясь выглядеть равнодушным и уставшим отдыхающим, буркнул, что-то неопределенное.
– Я плаваю каждый день во время завтрака – он поплыл к ней на встречу – а тебя вижу первый раз, ты новенькая?
– Мы с папой приехали сегодня – просто ответила девочка и поплыла, слегка заваливаясь на бок и смешно поднимая губы над водой. – На целый месяц – она помолчала и, уже отплыв несколько метров, добавила – сбежали от мамы.
Они плавали молча, стараясь не смотреть друг на друга, отдыхая в разных углах бассейна. Плеск воды и дыхание плавающих, нарушали гулкую тишину пространства, принося незримое возбуждение соучастия. Иногда их взгляды соприкасались, но никто не отводил глаза. Они спокойно разглядывали друг друга и вновь уплывали в противоположные стороны.
Вскоре девочка ушла, бросив короткое:
– Я пошла.
Тимофей еще некоторое время оставался в воде, думая о своем. Но его мысли невольно возвращались к удивительному существу, неожиданно возникшему в его судьбе и властно занявшему, пустовавшую до этой встречи, часть его души. Он вспомнил свою дочку, которой было 14. Она жила с мамой в другом городе и он скучал по ней, не находя ничего, что могло бы заглушить тоску по дочери.

***

Проходя мимо столовой, Тимофей выпил стакан кефира, и отправился в номер. Номера располагались парами в блоках, соединенные общей прихожей. Еще утром в соседнем номере была тишина. Открывая дверь, Тимофей услышал знакомый голос, напевающий какую-то мелодию.
– «Это утренняя незнакомка!» – он на мгновение замер, прислушиваясь к голосу. Девочка принимала душ. Тимофей осторожно приоткрыл дверь в общую душевую и увидел намыленную «физкультурницу». Она стояла в полный рост и старательно терла себя мочалкой. Подставив под струи воды своё стройное, совсем не загорелое тело, она через секунду открыла глаза и увидела смотрящего на неё Тимофея.
– Ой! – шепотом вскрикнула она, закрывшись руками – не надо смотреть.
– Как тебя зовут? – спокойно спросил Тимофей.
– Таня – просто ответила она и повернулась к нему спиной. – Пожалуйста, не смотрите.
– Так это вы с папой будете здесь жить? – не обращая внимания на её мольбу, спросил Тимофей.
– Да, папа привез меня на машине, а сам приедет вечером – она подставилась под струи воды и с укором посмотрела на Тимофея – мне холодно.
Тимофей медленно вышел, закрыв за собой дверь и, переодевшись, отправился принимать процедуры. Лениво бродя по кабинетам, он невольно вспоминал девочку, её широко открытые глаза, то, как она неуклюже плавала на левом боку, неумело подгребая под себя рукой. Не мог отделаться от навязчивого мелькания белых грудей и бедер, всплывавших каждый раз, когда девочка отдыхала от плавания, держась за лестницу бассейна.
Возле кабинета терапевта было людно. Вновь прибывшие получали рекомендации врача, встречали знакомых, подбирали себе соседей по номеру. Стоял приглушенный базарный говор. Неожиданно Тимофей скорее почувствовал, чем увидел, горящий взгляд темных, маслянистых глаз. Таня одарила Тимофея заговорщическим взглядом, и улыбнулась, закусив нижнюю губу.
Вечером приехали Танин папа и жена Тимофея, состоялось знакомство. Участники санаторного марафона остались довольны друг другом и выразили надежду на дружеское сотрудничество. Танин папа оказался знакомым Тимофея, живущим в соседнем доме.
– Вот и отлично – обрадовался он – доверяю вам присматривать за этим сорванцом, пока мы на работе. – Жена Тимофея восприняла просьбу с кислым сомнением и угрожающе посмотрела на мужа.
– Конечно, не волнуйтесь, мой муж – она сделала ударение на слове «муж» и взглянула на девушку – позаботится, чтобы девочку никто не обижал. – Она вымученно улыбнулась.
– Таня, ты в каком классе учишься? – спросила жена, глядя на Тимофея.
– В восьмом – смиренно ответила девочка – папа, я пойду. Она встала с кресла, демонстрируя свои длинные ноги, затянутые в спортивные штаны.
– Куда, доча, побудь с нами – было видно, что в этой семейной паре не дочка, а папа был под надзором. Просительный тон выдавал в нем типичного подкаблучника.
– На разведку, папа, я же тут первый раз – она краешком глаз скользнула по фигуре Тимофея и растаяла в коридорном пространстве.
– Ну вот, так всегда – извинительным тоном пожаловался папа, которого звали Валентин. Ему было около 45, это был полноватый, симпатичный брюнет, среднего роста приятной наружности. Извинившись, он быстро вышел и показался только поздно вечером. Было слышно, как Таня отчитывала папу за «болтание черти где» и что «еще раз, и она позвонит маме». В ответ были слышны жаркие заверения папы в верности маме.
Но проходили дни, а папины обещания в верности нарушались с упорным постоянством. Объяснения с дочкой становились все более жаркими, и однажды, подойдя в Тимофею, Валентин взмолился.
– Тимофей, ты тут все равно с женой, возьмите её куда-нибудь развлечь? Пожалуйста, ну ты сам понимаешь – он многозначительно поднял глаза к потолку – дышать не дает.
– Хорошо, Валентин, а чем её развлечь-то, что она любит?
– Купаться любит, а плавать толком не умеет – его вдруг осенило – слушай, поучи ее плавать, ну там в пинг-понг?.. А?
– Ладно, не переживай, сделаем – понимающе ответил Тимофей.
– Ну, вот и ладненько – потер ладони довольный сосед – Я на тебя надеюсь, Тим?

***

Таня и Тимофей плыли рядом, иногда касаясь друг друга. Они встречались теперь в бассейне каждое утро, и это была их маленькая тайна. Тайна, которая возбуждала своей прозрачной доступностью. Тане было приятно сознавать, что этот красивый, стройный мужчина, был рядом и в любой момент был готов исполнить её желания.
Вода от движения пловцов издавала урчащие звуки, которые проникали в подсознание, и превращались в неясные слова. Маленькие волны пересекаясь, рисовали замысловатые узоры и ласкали грудь. С момента их первой встречи жизнь изменила свое направление и наполнилась томительным ожиданием. Они словно двое путешественников двигались по неизвестному острову, готовые к чудесам и опасностям, шли рядом, тесно прижавшись друг к другу и готовые в любую минуту прийти на помощь. Для Тани открывался новый мир, в котором живут чувства и мечты, фантазии и реальность, и только от них двоих зависело, каким он станет. Они сами строили свой мир, и ни одна живая душа не имела туда доступа.
– «Вместе», «рядом» – какие сладостные слова, думала Таня, опираясь на руку Тимофея. Он учил её плавать и правильно дышать, нырять и двигаться под водой. Прикасаясь к ней, он без стеснения сильной рукой направлял ее тело, показывая приемы движения в воде. Таня пыталась найти в его глазах хотя бы тень смущения, но они были спокойны и приветливы. Он неумело шутил и подбадривал её, когда у нее что-то не получалось.
– Ну, топорик, давай попробуем брасом – рука Тимофея случайно касалась её груди, но это было так естественно, что не вызывало у Тани протеста – выдыхай в воду, только ртом, ну плыви, плыви, не смотри на меня – он бережно поддерживал её за бедра – голову в сторону, вот так.
– Я устала, давай отдохнем? – неожиданно перешла Таня на «ты», коснулась дна и стала двигаться в сторону лестницы. Короткие темные волосы спутались на щеке, с них стекали струйки воды. Она легко поднялась по ступенькам и села на краю бассейна, наблюдая, как Тимофей плавает недалеко от нее.
– Ты больше не будешь плавать? – спросил Тимофей.
– Неа, может пойдем попьем чаю? – Таня поднялась и, выжимая волосы, наклонила голову, с улыбкой разглядывая Тимофея.
– Сколько тебе лет? – неожиданно спросила она.
– Сто пятьдесят – медленно по слогам произнес он.
– Я серьезно – она улыбнулась и покачала головой.
– Это имеет значение?
Таня вдруг блеснула глазами и пошла к выходу, низко наклонив голову. Было видно, как она сжала губы в порыве нахлынувших чувств. Неосторожно ступая мокрыми ногами, потеряла равновесие и упала, не издав звука от боли. Берестов подбежал к лежащей девушке и помог подняться, бережно поддерживая за локоть и талию.
– Больно?.. – заглянул он ей в глаза.
Таня высвободила руку и молча пошла в раздевалку. Тимофей не стал окликать девушку, смотря ей вслед. Он понимал, что произошел всплеск невысказанных чувств, и он послужил причиной. Было ощущение, что сегодня они разговаривали на разных языках и не понимали друг друга. Таня вела себя нервно и агрессивно. Её глаза блестели незнакомым светом, голос срывался и переходил в высокие ноты.
Девочка вышла из раздевалки и, не глядя на Тимофея, торопливо пошла в сторону столовой. В этот день они больше не виделись. В огромном саду, окружавшем санаторий, было множество тропинок и уютных мест отдыха. Тимофей бродил в одиночестве, наслаждаясь свежим воздухом и шумом листьев. Недалеко от внешнего забора санатория было небольшое озеро, где в любое время дня и ночи можно было встретить таинственное племя рыбаков. Берестов вышел на берег озера и опустился на траву недалеко от группы рыбаков вполголоса обсуждавших свои успехи, прошлые и настоящие.


***

Несколько дней Берестов плавал в бассейне в одиночестве. Затем перестал ходить в бассейн и начал посещать завтраки, отыскивая глазами знакомый силуэт девочки. Он сидел за столом словно оцепенев, равнодушно скользя взглядом по залу столовой. А мысли его витали где-то далеко-далеко, не находя пристанища и покоя, путаясь и растекаясь в пространстве. Перед глазами всплывали фразы, взгляды, случайные прикосновения Таниной руки. Было ощущение, что она где-то рядом и через мгновение зазвучит её голос и радостный смех. Но видение таяло, и Тимофей вновь возвращался в реальность, с тоской разглядывая мелькание людей и суету событий.
Они виделись несколько раз, случайно столкнувшись при входе в номер, но в бассейн вместе не ходили. Таня проходила мимо, не поднимая глаз и не здороваясь. Она чувствовала себя виноватой, но не могла понять, в чем именно. И от этого ей становилось грустно и обидно. Мечты её сокровенного желания остались глубоко внутри, замерли, словно созревшие кисти винограда, сладкие и ароматные в ожидании того момента, когда кто-то попробует эту солнечную мякоть и восхитится её неповторимым вкусом.
Но пока ягоды не тронуты – мир не узнает их прелести...

***

Как-то незаметно пробежали дни, грустные и одинокие, настала пора прощаться с приветливым миром отдыха и раздумий. В ночь перед отъездом из санатория Тимофей был один, жена занятая своими делами, не приехала в санаторий и предоставила Берестову одному испытать неизбежные минуты расставания. Пасмурное утро заглядывало в окно желтыми листьями берез. Птицы притихли, зябко ежась в предутренней прохладе на мокрых ветках деревьев.
Тимофей лежал укутавшись в одеяло, прислушиваясь к своим чувствам и не находя опоры во времени. Не было желания шевелиться, и он оттягивал тот момент, когда нужно было расстаться с ночным теплом, обнимавшим его сильное тело. Он слышал, как звучали голоса, скрипнула дверь, Таня проводила папу. Наступила тишина, наполненная близким присутствием неясного желания.
– «Нужно подниматься» – обречённо подумал он и продолжал нежиться под одеялом. Он прислушивался к звукам, надеясь уловить присутствие движения жизни, но тишина была пустой и липкой.

Познание

Неожиданно комната наполнилась сияньем и теплом искренней радости. Берестов кожей почувствовал движение воздуха, словно кто-то легонько толкнул его в грудь. Знакомый аромат мокрых волос и сладкая горчинка девичьего пота не оставляли сомнения в происходящем, горящие глаза девочки пронзили его дремотное раздумье. Голая Таня стояла в проеме двери, закрывая груди дрожащими ладошками и, сквозь длинные ресницы зло смотрела на Тимофея.
– Ну, ты и гад... Берестов – она медленно вошла в комнату и приблизилась к кровати Тимофея. Колени её коснулись края постели, тело нависло над лицом Тимофея, раскачиваясь в плавном смятении, словно дерево на краю обрыва, продуваемое жарким ветром. Она пребывала в отчаянной решимости подростка, готовая к бегству и безумству действия. Доведя себя до истошного крика, она молчала, готовая выслушать и принять любой приговор Судьбы из рук того самого человека, который посмел – КАК ОН МОГ?! – лишить её осуществления самых страстных неведомых чувств, десятки раз пережитых в мечтах и сновидениях. Живот её дрожал, поедаемый судорогой страха и неведомого желанья.
– «Я сама пришла к тебе!» – кричали её глаза – «я принесла на костер твоей воли свою юную душу! Неужели и сейчас ты отвергнешь меня?..» Щеки и грудь Тани заливал румянец отчаянного смущения. Было видно, что она решилась на этот поступок, пройдя через мучительные боренья неизвестных, но ясно осязаемых чувств. Неизведанное манило и пугало её, притягивая и завораживая, не давая дышать.
Тимофей молча разглядывал чарующее колыханье существа, больше похожего на молодую тигрицу, вышедшую на свою первую охоту и в мрачном сомнении готовую броситься на свою первую жертву, чем на девочку, стремящуюся впервые познать Божественное предназначение Женщины. В его голове вихрем пронеслись мысли и сцены, одна причудливей другой. Впервые в жизни он не знал, как себя вести и что делать. Юная женщина с душой ребенка изливала на него всю силу своей буйной красоты, производя в его сознании разрушения и причиняя боль.
В нем боролись два человека – два начала, в смертельной схватке которых мог погибнуть весь мир Берестова – мир в котором жил мужчина, кормилец и защитник, отец и муж, друг и брат, мир создаваемый естественным ходом времени.


***

Тимофей рывком откинул одеяло и, приподнявшись, коснулся её руки. Таня бросилась в его объятья и, спрятав лицо, разрыдалась. Сдерживаемые чувства вырвались ручейками слез и обвили шею Тимофея, медленно распускаясь солеными узорами, на белой поляне подушки. Таня прижалась всем телом к Берестову, ища спасения от стыда и скрытой благодарности, руки все сильнее обвивали его плечи.
Она вдруг почувствовала, что рождение Женщины, началось задолго до того, как она оказалась здесь, в объятьях Тимофея. Таня отдалась Тимофею там, в райской тишине их случайного знакомства, когда впервые в жизни осталась наедине с мужчиной, в тот самый момент, когда он прикасался к ее душе простыми, ничего не значащими словами. Именно там, в прозрачной синеве, Тимофей посеял в её Душе первые зерна любви и страсти, лишил её девственности, сделал Женщиной, даже не подозревая о великом свершении в жизни юного создания.
Наплакавшись, Таня затихла и лежала, прижавшись к Тимофею, обняв его шею и плечи. Берестов осторожно, чтобы не напугать девочку, укрыл их одеялом.
– Зачем ты это делаешь? – с трудом выдавил он из себя и заглянул в заплаканное лицо Тани. Она вдруг неожиданно улыбнулась и, слегка отстранившись, посмотрела на Тимофея, как мать смотрит на малыша несмышленыша.
– У нас в классе уже все девчонки – она закрыла глаза.
– Для этого есть мальчики
– Они все разболтают
– И поэтому ты выбрала меня? – Берестов нежно дотронулся пальцами до её уха, и ласково помял. – А я-то думал...
– Что ты думал? – она повернула лицо Берестова к себе и сжала его губы в трубочку – признавайся! Тимофей закрыл глаза и прошептал – что ты в меня влюбилась – он покраснел и сразу побледнел, испугавшись собственных мыслей, которые помимо его воли стали словами.
Таня приподнялась на локтях, и приблизила свое лицо. Её глаза излучали нежность и радость, вопрос Тимофея развеселил её. Слезинки застыли на щеках, с любопытством наблюдая за беседой и не зная, что им делать дальше.
– Вначале так и было – Таня медленно потерлась носом о его шею.
Берестов замер, ожидая детской колкости. Почувствовал, как она отстранилась от него, и прохлада свободного пространства пробежала между их телами. Легкая тяжесть Таниной груди, скользнула по груди Берестова и окунулась в подмышку.
– А потом – она помедлила и, откинувшись на спину, прошептала – я в тебя влюбилась. Таня вдруг со всей ясностью ощутила реальность происходящего, замерла и напряглась. Она голая – ГОЛАЯ! – лежала рядом с мужчиной, дотрагивалась до его тела, открыто желала его ответных чувств. Решимость совершить поступок таяла и уменьшалась, как весенний снег под лучами солнца. Она почувствовала, что если вот прямо сейчас, не сделает ЭТОГО, у нее не хватит сил вновь преодолеть себя.
– Потом я полюбила – Таню оставили последние искорки решимости, она вдруг обмякла, сникла, осуждая себя и кляня последними словами. Руки безвольно скользнули вдоль её тела и замерли в оцепенении. Она перестала понимать себя, где она и что с ней, почему она голая лежит в постели с незнакомым, почти голым мужчиной... Её придавила неподъемная тяжесть безволия, лишая последней надежды на осуществление сокровенных желаний, обжигающих сиюминутной доступностью. Она лежала в луже туманных мыслей, наэлектризованная и беспомощная, и не могла пошевелиться, чувствуя, как холодные струи сомнения разъедают её душу.

***

Берестов почувствовал перемену в настроении Тани. Она тяжело дышала, прижав подбородок к груди. Её щеки побледнели, слезы высохли, оставив маленькие пылинки обиды и отчаяния.
Он дотронулся до её плеча.
– Что с тобой?
Таня вздрогнула и сжалась, потянулась к его руке.
– Ну, пожалуйста – ели слышно произнесла она.
Берестов повернулся к ней и обнял её за шею.
– Я даже не целовалась никогда – его прикосновение придало ей сил. Она повернулась к Тимофею лицом и, не веря в происходящее, положила руку на его возбужденное желание. В следующее мгновение обняла и прижалась к его губам.
– Поцелуй меня – прошептала она не отнимая губ.
Берестов прислонил губы к её щеке и стал гладить по волосам как обиженного ребёнка, стараясь успокоить и примирить с действительностью. Девушка, восприняв его ласки, как ответные, неумело поймала его губы и прижалась к ним своими губами.
– Поцелуй по-настоящему...
Берестов задохнулся от нахлынувшей волны сдерживаемых чувств, и стал целовать Таню. Вначале осторожно, краешком сухих от волнения губ, словно не веря в случившееся, в губы, шею, глаза, снова в губы. Его охватило опьяняющее чувство свободы, с которым он не в силах был бороться. Оно вдруг понесло его, словно щепку по стремнине, то, ударяя об острые камни и валуны, то, вознося в небо, сжимая душу от неистовой высоты и близости солнца.
Таня нежилась в его ласках и поцелуях, хватая воздух онемевшими губами, всхлипывая и задыхаясь от неведомых ранее чувств, водила плечами и выгибала спину. Она совершала движения, которых не знала, дышала, как не дышала никогда в своей короткой жизни, смотрела на мир, который вдруг изменился, открывая перед ней огромную страну по имени Любовь и даря радость обладания любимым человеком. И всё, что было вне их Любви – стало маленьким и серым, а волшебный Миг в объятиях любимого, вместил почти всю её жизнь. Он разрастался на глазах, превращаясь в океан, захватывая мысли и чувства, даря миру новую красоту Женщины, повторяя извечный великий Смысл её предназначения.
Таня познавала себя в ласках Любимого мужчины. Открывала в себе глубину моря и высоту неба, жар солнца и мудрость ночи, наслаждение полета и страсть падения. Её юная душа вдруг проснулась и огляделась вокруг, раскрываясь неповторимой красотой Женщины и познавая главную тайну смысла Жизни!

***

Тимофей укрыл её своим телом и, целуя, сползал вниз, как ледник с горы, тая от собственного движения и страсти. Таня широко раскинула ноги в ожидании чуда, наблюдая, как его губы плывут по нежным холмам и ложбинам, на мгновенье, замедляя свой путь, чтобы ощутить аромат расцветающей юности. Руки Тимофея путешествовали по прекрасной стране Любви, с каждым прикосновением открывая неизведанные тропинки, ведущие к вершине Познания.
Его губы достигли чудного оврага, с цветущим садом и замерли у входа в неизвестную пещеру, источавшую загадочный и неповторимый аромат, от которого кружилась голова. У входа в пещеру раскрылся цветок удивительной красоты, на лепестках его дрожали капли росы, в которых играло солнце и слепило глаза.
Тимофей замер у входа в пещеру, очарованный неповторимой красотой и ласкал взглядом радугу, истекавшую из манящей глубины. Не мог решиться нарушить гармонию распустившегося цветка.

Таня положила свою ладонь на голову Тимофея, даря согласие и прощение. Его губы ощутили прозрачную нежность росы и сладость лепестков. Он поцеловал её распустившийся цветок неотрывным поцелуем, и освободил свое желание.
Таня задрожала. Приближался таинственный миг, подаренный Творцом человеку, загадку которого не удалось раскрыть ни одному жившему мудрецу. Она глубоко и спокойно набрала полную грудь воздуха и замерла. Сердце стучало в горле, вознося гимн страсти бурным кипением крови.
Тимофей неожиданно лег на нее всем телом и прижался губами к соскам. Она выгнула спину и почувствовала его упругую силу у входа в пещеру!
– «Наконец, свершилось!» – из горла Тани вырвался незнакомый стон, и её пламенеющий разум затуманился, увлекая в алую пелену беспамятства. Всем телом она ощутила его дыхание и движения, направленные в глубину ее сердца...


14 марта 1996 года,Белоруссия.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 525
© 05.10.2017 Владимир Берестов

Метки: акселератка, неравная любовь, первая любовь, любовь с разницей в возрасте, девственница,
Рубрика произведения: Проза -> Эротика
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 3 автора










1