Семь мужчин одной женщины. Эпилог


Перед семейным склепом на кладбище «Сент-Женевьев-де-Буа» стояла семейная пара и три их дочери. На двух надгробьях, располо­женных с самого края, были надписи «Агнес Жувене (урожденная Вилон) 21 января 1922 г. – 21 декабря 2000г.», и «Бертран Жувене (Борис Живягин) 12 марта 1919 г. – 16 августа 1999г.».
Самая бойкая из сестер вырвалась из рук матери и побежала, что-то напевая, в сторону часовни.
– Агнес! Вернись сейчас же! – окрикнул ее отец.
Девочка повернулась и, скрестив руки на груди, деловито прокричала:
– Папá, надо зажечь бабушке свечку!
– О боже, откуда она это узнала? – тихо пробормотал отец.
– Жюльет, присмотри за сестрой, – ласково попросила мать старшую дочь и погладила ее по голове.
– Да, мама, – девочка степенно, по-взрослому, пошла за младшей сестрой.
– Катрин, ты можешь уже положить цветы на надгробие, – мать посмотрела на среднюю дочь, которая продолжала крепко сжимать два маленьких букетика.
Повернувшись к мужу, Васса сказала:
– На Пасху Агнес видела в храме, как ставят свечки за упокой души.
– Мне кажется, это плохая идея – приходить сюда с детьми без охраны, – заметил Александр, оглядываясь по сторонам.
– Успокойся, все будет в порядке.
Улыбнувшись, он обнял жену и спросил, показывая глазами на могилу своей матери:
– Как думаешь, что больше всего повлияло на наши отношения? Ее жизнь или ее смерть?
«Скорее всего, ее блокнот», – подумала Васса, а вслух произнесла:
– И то и другое.
– Только после смерти родителей ты понимаешь, что стал по-настоящему взрослым, – задумчиво произнес глава семейства.
– Не могу с тобой согласиться. Я слишком рано их потеряла, – ответила Васса и тоскливо посмотрела на могилу Агнес.
Постояв еще немного у склепа, вся семья двинулась в сторону часовни.
– Алекс, ты можешь спустя столько лет ответить мне честно?
– Спрашивай, – настороженно ответил он.
– Сколько раз ты летал в Москву до того, как Агнес вышла из больницы после операции?
– Ну... я был в Москве по делам пару раз, а почему ты спрашива­ешь? – нахмурился он.
– Мне сказали, что ты установил за мной слежку сразу после оглашения завещания отца, а это было почти за год до нашей встречи. А Серж недавно рассказал, что ты просил его шпионить за мной, когда я была с Агнес в Женеве. Ты ничего не хочешь мне рассказать?
– После оглашения завещания отца мне на стол легла папка с твоими фотографиями и личными данными. На первом листе я увидел заключение психолога выведенное красным карандашом. Оно было иро­ничным и кратким: «Таких – не бывает!» Это меня заинтересовало, и я вылетел в Москву, – ответил Алекс с нарочито серьезным видом.
Васса пристально посмотрела на мужа и улыбнулась:
– Ты ведь только что все это сочинил?
– Да, – довольно ответил он.
– А когда ты понял, что мы не кровные родственники? – не отставала она.
– Когда понял, что влюбился с первого взгляда. Ты шла по улице с пакетом продуктов к своему дому. Твои волосы развевались на ветру, на лице была наивная детская улыбка. Тогда я и подумал, что меня не мо­жет так жестоко наказать судьба, ты не могла быть моей сестрой, и был сделан анализ крови. Даже не спрашивай, откуда я взял твой образец.
– Ты ведь опять сочиняешь?! – воскликнула она и шутливо толкнула его в бок.
– Грешен, признаюсь, – улыбнулся он и поднял руки, показывая, что сдается.
– Как ты чувствуешь, мы изменились за десять лет?
– Конечно, изменились. Дети изменили нас. С ними заново начинаешь познавать мир, – задумчиво ответил он и обнял жену.
Она окликнула детей, и девочки подбежали к родителям. Все вместе они неторопливо направились к выходу. Дойдя до часовни, мужчина пристально посмотрел в глаза жены и спросил:
– Василек, а что за блокнот ты часто прячешь в своем сейфе?
– Блокнот? – нервно переспросила она. – Это твоя мама оставила мне несколько рецептов блюд, которые ты любишь.
– Правда? Значит, это над рецептами ты так часто смеешься и плачешь?
– Ну, хорошо, хорошо, я скажу, – рассмеялась Васса. – Ты ведь не отстанешь. Там ее воспоминания. Она пи­сала их последние три месяца.
– Правда? – снова нарочито удивленно спросил он. – А я ненароком подумал, что там подробная инструкция, как управлять мною, вести себя в обществе, воспитывать детей и поддерживать огонь между нами, – и, не сводя глаз с жены, добавил уже серьезным тоном: – Потому что, будучи неопытной девушкой, ты подозрительно быстро адаптировалась в новой жизни и стала прямо-таки светской львицей.
От услышанных слов алый румянец залил щеки Вассы. Насладившись этим зрелищем, он опять рассмеялся и сказал:
– Я шучу, просто давно ты не краснела! А ты же знаешь, как я это люблю!
– Алекс! Я думала, ты серьезно, а ты опять шутишь. Ну не на кладбище же! – воскликнула Васса, а про себя подумала: «Наверное, он еще десять лет назад нашел блокнот и прочитал, не мог же он просто так догадаться. Да и не в его правилах быть в неведении».
– Кто первый доберется до машины, тот получит от меня подарок! – воскликнул Александр и захлопал в ладоши, подгоняя девочек.
Девочки наперегонки побежали к стоянке перед кладбищем, а Васса крикнула мужу:
– Я зайду ненадолго в часовню! Подождите меня в машине!
Александр посмотрел вслед быстро уходящей жене, и перед глазами промелькнул день смерти матери. Это был последний день его прежней жизни. Иногда он вспоминал об этой жизни, но без тоски и сожаления. Единственное о чем он жалел, что родители так и не уви­дели своих внучек.

Октябрь 2010 г.

http://idavydova.ru/
https://www.facebook.com/inessa.davydoff
https://twitter.com/Dinessa1
https://ok.ru/group53106623119470






Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 23
© 05.10.2017 Инесса Давыдова

Метки: драма, любовь, жизненный путь, опыт, семь грехов,
Рубрика произведения: Проза -> Роман
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 2 автора












1